home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 45

Пит вышел из дома с тремя стаканами «Кровавой Мэри». Шерри и Джеф сидели, уставившись на радиоприемник. Пит ничего не сказал. Он шел осторожно, боясь споткнуться и опрокинуть стаканы, но еще больше он опасался, что с него свалятся плавки.

Он услышал женский голос, прорывающийся сквозь шум ветра, но не сумел разобрать слов.

Шерри и Джеф разом оторвались от приемника и повернулись к Питу.

– Ты все пропустил, – сказал Джеф.

– Были новости?

– Да, приятель. И наша новость была основной.

Пит протянул поднос Шерри. Она сказала: «Спасибо» – и взяла стакан. Он поставил поднос на стол, подтянул плавки, взял один из стаканов, подошел к своему креслу и сел.

– Ну и что происходит?

– Похоже, друг Шерри пока в порядке, – сказал Джеф. – Он должен выжить.

– Это хорошо.

Шерри кивнула, ее глаза блестели.

– А двое других пока мертвы.

– Не смешно, – сказал Пит.

– Да, я знаю. – Джеф взял свой стакан и сделал глоток. – М-м-м, какая же классная вещь.

– А что с Тоби? – спросил Пит.

– О нем ничего не сказали, – ответила Шерри. – Похоже, они ничего не знают. Да и откуда они могут знать? Я ведь единственная, кто... – Она нахмурилась. – На самом деле, Джим, кажется, знает, как его зовут. – Она сделала большой глоток «Кровавой Мэри». – Но, может быть, он еще не в состоянии говорить.

– Джим знает его фамилию? – спросил Джеф, подняв брови.

– Я думаю, да.

– А как его фамилия, я забыл?

– Пытаешься перехитрить меня, Джефри?

– Moi?

– Я не скажу.

– Я бы тебе сказал.

– Но я-то уже знаю, – заметила Шерри.

– Если бы я знал, а ты не знала, я бы тебе сказал. Это точно. А ты. Пит?

– Конечно.

Джеф сделал пару глотков и наклонился поближе к Шерри:

– Хочешь что-нибудь узнать, чего ты не знаешь? Спрашивай, я расскажу.

Шерри посмотрела ему в глаза и спросила:

– У тебя есть подруга?

– Конечно.

– А как ее зовут?

– Мэри Джейн Тетчер.

Пит никогда не слышал о Мэри Джейн Тетчер. Он решил, что Джеф ее выдумал. Чтобы хоть что-то ответить.

– Теперь моя очередь спрашивать, – сказал Джеф. – Как зовут Тоби?

– Тоби?

– Тоби, а дальше?

– Брось, – сказал Пит.

– Я хочу знать.

– А я не хочу, чтобы ты знал, – сказала Шерри.

– Почему?

– Хватит, Джеф, оставь ее в покое.

– Если бы ты знал его имя, – объяснила Шерри, – ты бы наверняка попытался его найти.

– И башку оторвать.

– Да, – сказал Пит. – Я бы тоже хотел поучаствовать.

– Это не игра, ребята.

– Мы знаем, – сказал Пит. – Посмотри, что он с тобой сделал.

– Вам хочется отомстить за меня, да?

– Да, – сказал Пит.

– Естественно.

– Я и сама бы не прочь, – сказала Шерри.

– Мы сами все сделаем, – предложил Пит.

– Нет. Что, если с вами случится то же, что с Джимом... или еще похуже. Из-за меня уже погибли два человека. Пока.

И это то, что я знаю. Может, сейчас уже больше. Я не хочу чтобы вы попали в этот список.

– Да мы его по стенке размажем, – сказал Джеф.

– У вас не будет такой возможности. А вот что мне действительно нужно сделать... Наверное, мне надо позвонить в полицию и все им рассказать. Сказать им его фамилию.

– А как его фамилия, я забыл? – спросил Джеф.

– Очень смешно.

– Не очень, – сказал Пит.

– Если ты позвонишь в полицию, – сказал Джеф, – они приедут и увезут тебя в больницу. Тебе это надо?

– Не очень.

– А еще знаешь, что? Они узнают, что мы тут пили. И нас с Питом съедят с говном.

– О Боже, – пробормотал Пит. – Если мои предки узнают...

– Они точно узнают. Им придется платить залог, чтобы забрать тебя из тюрьмы. Потому что нас всех посадят.

– Никто никого не посадит, – сказала Шерри. – И никто не узнает, что мы пили. Я могу позвонить попозже.

– Хорошая мысль, – сказал Пит.

– Я ее тоже поддерживаю, – сказал Джеф. – Давайте подождем до завтра.

– Боюсь, до завтра нам ждать нельзя, – сказала Шерри. – Но пару часиков – это вполне. Может, чего-нибудь перекусим и немного поспим? Часа два здорового сна – и мы все будем трезвые.

– Ты хочешь сказать, что мы будем спать вместе? – встрепенулся Джеф.

– Прекрати, – сказал Пит.

– Успокойся, старик. Я же шучу. – Джеф улыбнулся Шерри. – Это просто пьяный треп.

– Я знаю, что это такое. Не беспокойся.

– На самом деле я не такой плохой. Ты убедишься, когда узнаешь меня поближе.

– Вы отличные ребята. Вы оба. Мне действительно повезло, что я вас встретила, таких классных парней.

– Спасибо, – сказал Пит. Ему было приятно, что она их похвалила. И в то же время ему было стыдно.

Если бы она знала, о чем они говорили и думали, она бы уже не считала их классными.

Но она не знает. И слава Богу.

– Ну, что у нас на завтрак? – спросил Джеф.

Пит посмотрел на Шерри.

– Ты чего хочешь?

– Да все равно. Только ты особенно не возись. Может, сандвичи или...

– Может, тосты с сыром? – предложил Пит.

– Во, классно.

– Да, – сказал Джеф. – Я бы тоже не отказался.

– Может, пойдешь мне поможешь?

– Может, я лучше останусь здесь, чтобы составить Шерри компанию?

– Может, все-таки не останешься?

– Я подожду, – сказала Шерри. – А ты помоги ему, хорошо? А это будет нечестно, чтобы Пит все делал, а ты просто сидел и болтал.

– Ну ладно... если ты хочешь.

– Тебе ничего не нужно из дома? – спросил Пит у Шерри.

– Нет, спасибо.

– Может, еще «Кровавой Мэри»? – предложил Джеф.

– Только эту начала.

– Может, еще стаканчик в другую руку? Для симметрии?

– Нет, спасибо.

– Ладно. Только не уходи никуда.

– Постараюсь.

– Мы через пару минут вернемся, – сказал Пит. – Если что, кричи.

– Хорошо, буду кричать.

Пит поставил свой стакан на стол:

– Ладно, увидимся.

Он пошел в дом. Джеф двинулся следом.

Когда они вошли в кухню, Джеф сказал:

– Она поспит и позвонит в полицию, братишка.

– Она должна позвонить. – Пит достал из шкафа сковороду и поставил ее на плиту. – Вообще-то, наверное, ей надо было туда позвонить уже давно.

– Это хреново. Нужно ей помешать.

– Мы ей мешать не будем.

Пит открыл холодильник.

– Они ее заберут!

– Я тоже не хочу, чтобы она уходила, но...

– Когда полицейские ее увидят, они сразу же вызовут «скорую». И всё. Мы больше уже никогда ее не увидим.

Пит отошел от холодильника с пачкой масла и куском сыра в руках и закрыл дверцу ногой.

– Если она не позвонит в полицию, – сказал он, – этот урод Тоби может прикончить ее семью.

– Все будет нормально. Она же их предупредила, правильно? Сказала им, чтобы смывались.

– Она только оставила сообщение. – Пит положил сыр и масло на стол. – Никто не знает, когда они придут домой и его послушают. Может, они никогда его не послушают.

– Послушают. Как же они не послушают?

– Не знаю, – сказал Пит, – но тут нельзя быть уверенным на сто процентов. Вдруг они забудут проверить автоответчик или...

– По-моему, ты слишком уж беспокоишься.

– Я считаю, что Шерри должна делать все, что считает нужным. Даже звонить в полицию, понимаешь? А что, если мы ей помешаем, а Тоби доберется до ее семьи? И люди погибнут по нашей вине.

– Все с ними будет в порядке.

– Да, конечно. Если Тоби не изрежет их на куски, как ту женщину. Достань тарелки, – сказал он, кивая на шкаф.

– Блин, у меня руки чешутся до него добраться, – сказал Джеф, открывая шкаф. – Три?

– Ага.

Джеф протянул руку к полке с посудой.

– Если мы сами поймаем этого урода, Шерри не нужно будет звонить в полицию – и она может остаться с нами, понимаешь? На всю ночь.

– Она не хочет нас впутывать в это дело.

– Мы уже впутались в это дело! И по уши в нем завязли! Ты влюбился в нее, и я тоже сижу весь в мыле. Это и называется впутаться. Разве нет?!

– Да, – сказал Пит.

– Ну вот.

Пит вытащил из ящика нож.

– Принеси мне тарелки, ага? Я пока сыр порежу, а ты достань хлеб.

Джеф подошел к столу, поставил на него тарелки и спросил:

– Где хлеб?

Пит указал на хлебницу ножом и разрезал пластиковую обертку на куске сыра.

– Надо что-то придумать, – сказал Джеф. – Иначе через два часа все кончится.

– Что ты предлагаешь?

– Надо как-то ее заставить сказать нам фамилию Тоби.

Тогда мы найдем его и укокошим.

Пит посмотрел на Джефа.

– Укокошим?

– Укокошим, к чертям собачьим. Понимаешь?

– Понимаю.

– Тебе что-то не нравится?

– Почему мне должно не нравиться? Я же почти каждый день занимаюсь такими вещами.

– Я говорю серьезно.

– Ты говоришь об убийстве.

Ага. – Глаза у Джефа блестели. – Об убийстве подонка, который так обошелся с Шерри. Тебе что-то в этом не нравится?

– Вот так прямо взять и убить?

Да называй, как тебе больше нравится. Убить, замочить, укокошить. Да. Именно так. Ты же сам говорил, что тебе бы хотелось его прибить. Или ты так говорил, риторически?

– Нет. Не риторически.

– Так давай это сделаем.

– Но я не уверен насчет убийства.

– Да он же чуть не убил Шерри. Ты же сам видел, что он с ней сделал. И он ее изнасиловал. Да за это его убить мало. А ты не хочешь...

– Я хочу, чтобы он был наказан. Очень хочу.

– А как ты считаешь, он будет наказан, если его загребут в полицию? Его убьют только в том случае, если он окажет вооруженное сопротивление при аресте или что-нибудь в этом роде. И ты это знаешь. Скорее всего на нем и царапины не останется, когда они его схватят. И если схватят.

Пит пробурчал что-то нечленораздельное, отвернулся, сорвал с сыра остатки обертки, положил кусок на одну из тарелок и принялся его резать.

– Не намажешь хлеб маслом?

– Конечно. – Джеф выдвинул ящик и достал нож. – Итак, продолжим. Допустим, копы хватают Тоби, так? Если вообще хватают. И дальше что?

– Суд, – сказал Пит.

– Правильно. Через год или два. А до суда он будет сидеть в тюрьме, если нам повезет. А Шерри все это время будет дергаться и волноваться. И еще. Ты представляешь, как на нее набросятся репортеры?! Будут крутиться вокруг, как шакалы. А потом будет суд, и ей надо будет давать показания против этого урода. И все это время ее скорее всего будут показывать по телевизору, и все узнают о том, что с ней делал этот Тоби. Они всю ее жизнь разорвут на куски. Понимаешь? Она – жертва, а таких на судах истязают. И ради чего? Ты понимаешь, о чем я?

– Это Лос-Анджелес, – сказал Пит. – Суд его оправдает, и он выйдет на свободу.

– Можешь в этом не сомневаться. Они его выпустят, и он будет жить себе поживать, играть в гольф и кушать пирожные... а может, ему захочется немного повеселиться, и он убьет Шерри просто ради развлечения.

– Но с другой стороны, – сказал Пит, – скорее всего его признают виновным.

– Может быть. Но не факт.

– Ладно. Пусть будет «может быть».

– И он сядет. Какое счастье.

– Он убил этих людей при отягчающих обстоятельствах, – заметил Пит. – Его могут приговорить к смертной казни.

– И приведут приговор в исполнение лет этак через пятнадцать. Если вообще когда-нибудь. А Шерри придется со всем этим жить.

Пит усмехнулся и покачал головой.

– Тебе нужно стать адвокатом.

– Никак не получится. Я буду убийцей.

Пит рассмеялся.

– Ну, конечно.

– Убийцей подонков.

– Это тебе не кино, знаешь ли.

– Это жизнь. Послушай меня. Ты будешь писатьо моих похождениях. Будешь моим Росуэллом.

– Босуэллом[6].

– Точно! И начнем мы с того, как мы стерли Тоби-Засранца с лица Земли.

– Ты просто больной. Но как бы там ни было, для начала нам надо хотя бы его найти.

– Вот и я про то же.


Глава 44 | Дорога в ночь | Глава 46