home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 29

Бренда сидела на полу в гостиной и уминала свой скромный завтрак из тоста и молока. Она щелкнула телевизионным пультом, чтобы вырубить звук.

– Пап, – спросила она, – а Шерри знает про мойку машин?

Отец сидел в своем любимом кресле. Он оторвал глаза от книги.

– Не знаю, знает она или нет. По-моему, я ей об этом не говорил. – Он взял со столика свою кружку с кофе и сделал глоток. – На всякий случай ты ей позвони.

– А телефоны уже работают?

– Ой, я и забыл, что они не работали. Давай проверим. – Отец поставил кружку на столик, протянул руку, взял телефон и поднес ее к уху. – Гудок вроде есть.

– Хорошо.

– Может, ты прямо сейчас ей позвонишь?

Бренда взглянула на красные циферки электронных часов на панели телевизора.

8:22.

– Я лучше потом позвоню, попозже. Прямо перед уходом. А то вдруг я ее разбужу... она же меня убьет.

Бренда выключила телевизор. Потом допила молоко, встала и взяла со столика свою тарелку, перемазанную вареньем. На тарелке лежали раскрошенные корочки от тоста.

– Хочешь корочку? – спросила она у папы.

– Она вся обслюнявлена?

– Так только вкуснее.

Отец рассмеялся.

– Я их отрезаю. Я никогда их не откусываю. Мог бы и обратить внимание, кстати.

– Делать мне больше нечего.

– Ну, так ты будешь корочку или нет?

– Лучше я воздержусь. Мы с мамой, когда тебя отвезем, наверное, где-нибудь остановимся и нормально позавтракаем.

– Ладно. Мы когда выезжаем, без десяти?

– Можем и без десяти.

Бренда кивнула и вышла из комнаты со стаканом и тарелкой в руках. Она забежала на кухню, поставила посуду в раковину, залила ее водой и пошла назад к лестнице.

Мама как раз спускалась вниз.

– Доброе утро, солнышко, – сказала она.

– Приветики.

Бренда отступила назад, к входной двери, чтобы пропустить маму. Она ненавидела, когда люди толпятся на лестнице.

Мама была в своем любимом пушистом розовом халате и шлепанцах.

– Мы выезжаем без десяти девять, – сообщила ей Бренда.

– Отлично, – сказала мама.

– Ты успеешь собраться?

– Я постараюсь. Хотя будет сложно...

– Я не хочу опаздывать.

Из гостиной послышался голос отца:

– Ты хоть раз из-за нас опоздала?

– Все когда-то случается в первый раз! – отозвалась Бренда.

Мама сошла с последней ступеньки.

– Путь свободен, – сказала она.

Бренда усмехнулась:

– Очень смешно.

Когда мама уже повернула в сторону кухни, Бренда вспомнила о Шерри.

– Эй, мам, а Шерри знает про мойку машин?

– По-моему, нет. Если ты ей об этом не говорила.

– Наверное, я ей позвоню.

– Лучше ее не будить.

– Я позвоню перед самым уходом.

– Надо было сказать ей об этом, когда она приезжала к нам в воскресенье.

– Но тогда мы еще точно не знали, когда все будет. Мы только во вторник узнали.

– Ну, позвони тогда. Может, она и заедет помыть машину.

– Видит Бог, – крикнул отец из гостиной, – ее джипу явно не помешает помыться.

– Пять баллов, папа, – крикнула Бренда в ответ. – Услышать такое от человека, который моет свою машину один раз в год. – Поднимаясь по лестнице, она добавила: – Эй, не забудьте: без десяти девять.

Она пошла в ванную наверху. Умылась, почистила зубы, помазала дезодорантом под мышками.

Потом она побежала к себе в комнату, сняла пижаму, швырнула ее на кровать, подошла к шкафу и вытащила оттуда бикини. Надев купальник, она выдвинула другой ящик и принялась копаться в стопке аккуратно сложенных футболок.

Она выбрала свою любимую – розовую, с поросенком на груди. Эту футболку ей подарила Шерри. На Рождество. Несколько лет назад. Бренда так часто ее носила, что она давно стала белесой, а поросенок почти что выцвел и превратился в этакий бледный призрак. Когда-нибудь он исчезнет совсем.

Ну и ладно, подумала Бренда. Мы все равно знаем, что ты здесь есть.

Она натянула футболку через голову. Она была мягкой и не слишком большой. Материал был таким тонким, что местами просто просвечивал. На правом плече была дырочка.

Бренда взглянула в зеркало и улыбнулась призраку поросенка.

Потом она принялась искать свои джинсовые шорты и нашла их под кучей одежды на письменном столе. Они были свободными и полинявшими, но совершенно не рваными. У нее была пара по-настоящему классных шорт – даже не шорт, а обрезанных джинсов, драных и заплатанных. Но их Бренда уже не носила. Она в них не влезала.

На ноги она решила надеть пару старых белых кроссовок без носков.

Потом она снова вернулась к зеркалу и принялась расчесывать волосы. Впрочем, расчесывать – это сильно сказано. До недавнего времени она носила длинные и прямые волосы, но ей так понравилась короткая мальчишеская стрижка Шерри, что месяц назад она тоже подстриглась.

Возни стало гораздо меньше.

Да и мальчишеский вид ей ужасно нравился.

Единственный недостаток – с такой стрижкой она выглядела моложе.

Очень грустно, когда тебе уже шестнадцать, а все тебя принимают за тринадцатилетнюю малявку.

Но это их проблема, подумала она.

Отложила расческу и взглянула на часы на столике возле кровати.

8:40.

Ей не хотелось звонить Шерри до девяти, но, с другой стороны, ей совсем не хотелось опаздывать на мойку машин.

Бренда присела на краешек кровати и взяла телефон. Все в порядке, гудок был.

Она набрала номер сестры. После трех гудков послышался электронный щелчок, и включился автоответчик.

– Привет. Я сейчас не могу взять трубку. Но если вы мне оставите ваше имя и номер телефона, я вам обязательно перезвоню. Говорите после сигнала.

Через мгновение раздался резкий гудок.

– Привет, Шер. Это я, Бренда. Ты дома? Еще не проснулась? Йу-хуу! Пора вставать и сиять, аки красно солнышко! – Она замолчала и немного подождала в надежде, что Шерри поднимет трубку. Но Шерри, похоже, спала как сурок. – Ладно. Я звоню просто, чтобы сказать, что сегодня возле школы мы моем машины – сегодня, и только сегодня! Мы хотим собрать денег на новый компьютер для класса. Дело стоящее. В общем, мы будем драить машины на школьной стоянке с девяти до пяти, и я очень надеюсь, что ты приедешь, когда оклемаешься после вчерашней пьянки или что там у тебя было. Пока.

Она повесила трубку.

Схватила свою сумочку, вышла из комнаты и потопала вниз. Внизу не было никого. Она надела темные очки, перекинула сумку через плечо, прислонилась спиной к входной двери и стала ждать.

Вскоре на лестнице появился отец.

– Ты будешь звонить Шерри? – спросил он.

– Уже позвонила. И оставила сообщение на автоответчике.

Отец нахмурился:

– Она не взяла трубку?

– Подумай, папа: стала бы я оставлять сообщение на автоответчике, если бы она взяла трубку?

Он выразительно посмотрел на нее.

– Кто тебя знает.

Она пожала плечами.

– Странно, что она не взяла трубку, – добавил он.

– Может, она была в туалете.

– Что случилось? – спросила мама сверху.

– Шерри не берет трубку, – ответил отец.

– М-м-м. Как-то я с трудом себе представляю, чтобы Шерри так рано ушла в воскресенье, – заметила мама.

Бренда улыбнулась:

– Ну мало ли. Может, она вообще ночевала не дома. Может быть, этой ночью она развлекалась с каким-нибудь парнем.

– Очень сильно в этом сомневаюсь, – сказала мама, спускаясь по лестнице.

– Вообще-то я тоже, – согласилась Бренда. – Шерри у нас еще девственница. Есть Дева Мария, а есть Дева Шерри.

– Может быть, хватит, – скривился отец.

– Ну это же правда. Она у нас девственница. – И я очень надеюсь, что и ты тоже девственница, юная леди, – сказала мама.

– Мне только шестнадцать. Мне еще рано. Да, папа?

– Нам обязательно это сейчас обсуждать? – спросил он, слегка хмурясь.

Мама сошла вниз в прихожую и сказала:

– В любом случае, даже если она с кем-нибудь развлекалась, это ее личное дело.

– Она же гуляет с этим парнем, – сказала Бренда.

– С каким еще парнем? – удивился отец.

– А ты разве не знаешь?

– Мне никто никогда ничего не рассказывает. Я обо всем узнаю последним.

– Я не думаю, что у нее это серьезно, – сказала мама.

– Ты тоже знала?

– Ну, Шерри что-то о нем говорила. Но так, пару раз и вскользь.

– А кто он?

– По-моему, он торгует старыми книгами или что-то такое, – сказала мама.

– С фургона, – добавила Бренда.

– Что?!

Он разъезжает по книжным ярмаркам и всяким таким делам.

– А почему я до сих пор об этом не слышал?

– Может, ты просто не слушал? – предположила мама.

– Ты никогда никого не слушаешь, папа.

– Это только так кажется, потому что я в совершенстве владею искусством игнорировать всякий бред.

– Мы уже можем идти? – спросила Бренда. – Я не хочу опаздывать.

Она открыла дверь.

– Нет, погоди. Расскажите мне поподробнее об этом парне.

Мама спросила у Бренды, пропустив слова отца мимо ушей:

– А ты не берешь с собой полотенце или еще что-нибудь, солнышко?

– Не-а.

– Ты же промокнешь, – заметил отец.

– Вот поэтому я и надела купальник.

– Вот поэтому тебе может понадобиться полотенце.

– Ничего, я так высохну, – сказала Бренда и вышла на улицу.

– А солнцезащитный крем?

– Взяла.

По дороге к машине мама спросила:

– У тебя есть монетка позвонить домой, если что?..

– Есть.

– А деньги на завтрак?

– Есть.

– А есть такое, чего у тебя нет? - спросил отец, который замешкался, запирая дверь, и теперь догнал их и у машины.

Бренда усмехнулась.

– Давай подумаем, папа. У меня нет кольца на пупке, татуировок на заднице, наркотической зависимости, уголовного дела и венерического заболевания.

– За что мы тебе безмерно благодарны, – заключил отец, – спасибо большое.

– Да не за что.

Бренда отошла в сторону, чтобы не мешать отцу, пока он будет открывать дверцу машины.

– Может, мама сядет спереди? – спросил он. – Тебе все равно выходить через пять минут.

– Конечно. Запросто.

– Я могу и сзади, – сказала мама.

Бренда развела руки в стороны и помотала головой.

– Да нет, все в порядке. Садись спереди.

Они залезли в машину. Отец снял с руля блокировку, пристегнул ремень безопасности, включил двигатель и сказал:

– Ну так что этот парень? Кто-нибудь мне про него расскажет? Почему Шерри держит его в тайне?

– Она не держит его в тайне от нас, - сказала Бренда.

– Тогда почему же она ни разу не привела его в гости?

– Говорю тебе, Эл, мне кажется, что у нее это несерьезно.

– И давно это продолжается?

– Месяца два, наверное.

– Помнишь те книги Чарлза Уилфорда, которые она подарила тебе на день рождения? – спросила Бренда. – Ну, так она их купила у него. На книжной ярмарке. Там-то они, кстати, и познакомились.

– Когда она покупала мне книги?

– Ага.

– И мне никто об этом не сказал?

– Мы тебе сейчас говорим, папочка.

– Как его зовут? Сколько ему лет? Надеюсь, он не женат?

Мама пожала плечами.

– Ты не знаешь?!

По-моему, она говорила, как его зовут, но...

– Дуэйн, – сказала Бренда. – Но я не знаю, сколько ему лет и так далее.

– А как его фамилия?

– Я не знаю, – сказала Бренда.

– Я тоже, – сказала мама.

– Он хоть белый?

– Не знаю.

– Я тоже, – сказала мама.

– Такое имя, Дуэйн...

– Господи, папа...

– Ну... потому что мне странно, чего она держит его в секрете. Она явно что-то скрывает.

– Ничего она не скрывает, дорогой.

Бренда прыснула.

– Скорее всего она сама прячется. От твоих нудных расспросов.

– Ничего я не нудный.

– Ну да, конечно.

– Она собиралась зайти к нам завтра, – сказала мама. – Может, я ей позвоню и скажу, чтобы она привела с собой Дуэйна?

– Замечательная идея, – сказал отец. – Превосходная идея. Я хочу познакомиться с этим парнем.

– Может быть, ей не захочется его приводить, – сказала Бренда. – У него что-то странное с кожей. Какая-то сыпь. По всему телу, правда. Гнойная, выглядит отвратительно. Если хотите знать правду, то она потому и держит его в секрете. Из-за этой кошмарной сыпи.

Мама обернулась и сердито взглянула на Бренду.

– Но уже то хорошо, – добавила Бренда, – что она пока еще с ним не спала. Эта сыпь очень заразная. Она даже к нему прикоснуться не может, чтобы не подхватить эту дрянь.

– Надеюсь, ты все сочиняешь, юная леди, – сказала мама.

– Не-а. У него сыпь. И все, между прочим, из-за того, что он вечно возится с этими старыми книгами. А в последнее время ему совсем уже поплохело. Он даже не может носить одежду. Целыми днями дома сидит, с голой задницей и весь в гнойниках. А Шерри сидит у него, чтобы ему не было одиноко. Только ей приходится все время стоять в углу, чтобы не подхватить заразу. И чтобы слизь на нее не попала. Он когда ходит... за ним остается такой липкий след, как от слизняка. А когда он садится...

Достаточно, Бренда, – сказал отец. – Мы с мамой еще собираемся завтракать.

– Ой, точно. Прошу прощения.

– Но на самом деле, с Дуэйном все в порядке? – спросила мама.

– Откуда я знаю? Я его никогда не видела. И Шерри мне про него почти ничего не рассказывала. Но я не думаю, что она в него влюблена. И я на сто процентов уверена, что до постели у них еще не дошло. Мне почему-то кажется, что она никогда не займется такими вещами, если не влюбится в человека.

– Ну, я очень на это надеюсь, – сказала мама.

– А еще я знаю, что она очень боится заразиться СПИДом.

– Надеюсь, ты тоже боишься, юная леди.

– Я всегда спрашиваю у парня медицинскую справку, прежде чем позволяю ему мне впендюрить.

– Бренда! - возмутилась мама.

Бренда засмеялась.

– Ты просто артистка, – сказал отец.

– Стараюсь.

– Иногда ты слишком стараешься, – сказала мама.

– Не-а.

– А у тебя, случайно, нет никакого тайного дружка? – спросил отец.

– У меня?

– Ага, у тебя.

– Ке-а. По крайней мере я про него ничего не знаю. Если вдруг у меня есть тайный дружок, то для меня это тоже тайна. И я очень надеюсь, что я с ним не знакома, потому что, если честно, все мои знакомые парни либо уроды, либо дебилы.

– Моя дочь, сразу видно, – с гордостью проговорил отец.

– И ты, кстати, не исключение.

Он истерически рассмеялся.


Глава 28 | Дорога в ночь | Глава 30