home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



* * *

Следующая сотня метров показалась нам сущим адом. Сердце отчаянно колотилось в груди, подобно раненой птице, все конечности онемели. Вдобавок ко всему на правой ноге протерся носок, и кожа стала раздражающе тереться о внутреннюю поверхность ботинка.

Вит сгорбился еще больше, хотя рюкзаки наши стали весить значительно меньше – мы выкинули спальники, оставив только два. «Если что, ими можно накрываться как одеялами», – резонно заметил Вит, и я не мог с ним не согласиться.

Редкий лес закончился, и мы вновь оказались на выжженном солнцем горном гребне, пологими волнами спускающемся вниз. Спекшаяся черствая земля местами разрушилась, превратившись попросту в твердые комья. Пестревшие зеленью деревья начинали расти метрах в сорока от края обрыва, но мы не стали сворачивать в тень. Глупо делать лишний крюк. Дорог каждый шаг, и мы не можем позволить себе бродить в лесной чаще, наслаждаясь тенечком.

Идти стало немного легче, дорога круто пошла вниз. Первое время мне даже стало казаться, что мы сможем спуститься к морю. Однако, спустившись вниз, стало ясно, что от кромки обрыва до воды еще пять-шесть метров, а гребень вновь резко поднимался вверх.

Сухой воздух сушил горло, я жадно разевал рот, пытаясь поглубже вдохнуть, но боль в легких заставляла долго и судорожно кашлять, выплевывая горячие комочки спекшейся пыли.

Сознание меркло и вспыхивало снова, будто заброшенный в океане маяк. Яростно вгрызающееся в мой пустой желудок чувство голода куда-то исчезло. С самого утра (холодные остатки собачатины только раздразнили аппетит) его величество Голод был ненасытным злым гоблином, все мысли только и вертелись вокруг еды, а живот намертво прилип к позвоночнику.

Однако после нескольких часов ходьбы место его величества робко попыталась занять принцесса Усталость. Она вступала в свои права все уверенней, отталкивая Голод в сторону. Некоторое время они отчаянно состязались, и она выиграла. По дороге мы наткнулись на кизиловое дерево, и его плоды на некоторое время утолили голод.

Сейчас же балом правила Священная Королева Жажда, обставив принцессу и его величество. Все они были похожи на три лошади на ипподроме, каждая из которых готова отдать свою жизнь (точнее, мою жизнь) ради блестящей победы. Кому достанутся лавры победителя?

Я с удивлением для себя сделал вывод, что никогда бы не мог подумать, что такое простое чувство, как жажда, может принести поистине демонические мучения. Ну, может быть, в той жизни я пару раз и испытал нечто подобное, хотя на самом деле это было сродни всего лишь легкой сухости во рту. Теперь же я ощущал себя высохшим, давно заброшенным колодцем, внутри которого черти ворошат угли, раздувая свое адское пламя.

ЖАЖДА. ПИТЬ.

У самого подножья возвышенности Вит остановился. Слева проходила небольшая расщелина, по краям которой колыхались на ветру легкие, как паутина, пожелтевшие стебли травы. Вит сбросил вещи. Из горла вырвался утробный звук.

– Я… Я не смогу забраться на этот холм. – Голос Вита был похож на скрип вилки по дну сковородки. На щеке влажно блестела свежая ссадина.

«Терять кровь в нынешней ситуации – слишком большая роскошь», – гадко ухмыляясь, произнес во мне знакомый мерзкий голос.

«Правда, есть выход. Выход есть всегда. Помнишь, твой отец в детстве подсунул тебе книжку „Похитители бриллиантов“? Да, конечно, ты помнишь, потому что один из самых шокирующих твое детское воображение моментов ты запомнил на всю жизнь. Это когда у заблудившихся в пустыне путешественников закончилась вода. Но была лошадь. Вспомни, как они решили проблему с жаждой. Всего-навсего маленький надрез на артерии и шип от растения, чтобы заткнуть отверстие и чтобы запаса хватило хоть на какое-то время…»

Тело трясло как в лихорадке, нога раздулась до размера бревна, глаза начали слезиться. Вит. Да, действительно. Почему бы и нет? Он все равно не жилец.

Глядя на подсыхающую царапину на лбу Виталия, я едва ли чувствовал, как моя рука, словно я был в полудреме, потянулась к ножнам. Язык с трудом обвел губы в глубоких трещинах.

Да-да, всего-навсего маленький разрез. Немного свежей живительной влаги спасет нас. Может, не всех. Но пить очень уж хочется.

Скорчившееся передо мной существо в умирающей оболочке Виталия начало превращаться в размытое серое пятно.

Время остановилось.

Я расстегнул ножны.


* * * | Дикий пляж | Поселок Апрелевка. Время 15:27