home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 28

Состояние электростанции объяснило им многое: от нее остался всего-навсего почерневший остов. Ее мудреные машины были теперь всего лишь обугленным, бесполезным хламом. Люди отвели глаза от темных холмиков на полу, бесформенных фигур, которые когда-то гуляли, болтали и были похожи на них.

– Что ж, теперь мы, по крайней мере, знаем, – сказал Дили, и в его словах была горечь поражения. – Они действительно сражались с крысами именно здесь. Пули, какой-то взрыв, словом, цепная реакция, выжгли все. И тщательное планирование, и вся наиновейшая технология уничтожены простым зверем. В конце концов, они узнали, кто был их истинным врагом.

Дили прислонился к стене. На мгновение показалось, что он вот-вот рухнет. Но он справился с собой, хотя все еще не мог глядеть на своих спутников.

– Так, значит, вот почему не было никакой связи: просто все было выбито из строя, – покачал головой Эллисон.

– Да, и связь и оборудование – все! Даже двери открыть было невозможно, – сказал Фэрбенк. – Ту, первую, на которую мы наткнулись, можно было открыть вручную изнутри. Вторая была приоткрыта, потому что в ней застряли двое, пытавшихся выбраться наружу. Но рот остальные двери, видно, закупорило намертво. Господи, да они же все оказались в западне в этой своей крепости!

– Видимо, у всех этих дверей не было электронного контроля, – предположила Кэт.

– Боюсь, что он был, – отозвался Дили, все еще не поднимая глаз. – Неужели вы сами не видите? Ведь это был объект особой секретности, самое недоступное место в стране. А вход и выход должны были иметь централизованный контроль.

Эллисон разволновался еще больше.

– Здесь должны быть другие двери, которые можно было отжать Руками. Кто-нибудь из людей, собравшихся здесь, внизу, должен был выбраться. Не могли же они все тут погибнуть!

– Выбраться куда? В эту радиацию снаружи? – Я все-таки не понимаю, почему до сих пор работает освещение, – сказала Кэт.

– Свет здесь был самым важным условием. Поэтому освещение защищено разными дублирующими устройствами. Представьте-ка себе все это в полной темноте.

Они даже не попытались этого делать.

– В штаб-квартире было четыре генератора, – продолжал Дили. – Предполагалось, что каждый из них должен подстраховывать другие, если те не сработают. Если откажет первый, то автоматически включается второй, если вдруг забарахлит и второй, его подстрахует третий.

И так далее, вплоть до четвертого. Непохоже, чтобы все они отказали одновременно.

Фэрбенк потуже закрепил свой топорик за ремнем.

– Я больше не верю ни в какие эти “непохоже”. По-моему, мы здесь просто понапрасну тратим время. Давайте двигаться дальше и вообще выбираться отсюда. – И он посмотрел в глаза Калверу.

– Ты все здесь знаешь, Дили, – сказал летчик. – Скажи четко, как в самом деле нам выбраться отсюда.

– Здесь могут быть и другие разблокированные двери, как и говорил Эллисон. Если же они заперты, придется возвращаться назад. Тем же путем, которым пришли.

Кэт содрогнулась: она не испытывала никакого желания отступать по тем же самым страшным коридорам.

– Давайте, не теряя времени, все осмотрим, – сказал Фэрбенк. – Что-то мне здесь не по себе.

Они двинулись дальше. Внезапно зловоние стало почти невыносимым. Кэт просто зашатало от ядовитых газов, так что Калверу пришлось протянуть руку и поддержать ее. Сам он тоже с трудом подавлял отвращение. А Фэрбенк, зажав нос и рот замусоленным платком, уже звал их к себе. Он нашел какой-то широкий ход, откуда доносилось уже знакомое им треньканье.

– Взгляните-ка сюда! – крикнул он, заглянув в отверстие. В его голосе слышались и страх и возбуждение. – Это же черт знает что такое!

Все подошли к нему. Калвер вел за собой слегка упиравшуюся Кэт. Около отверстия его чуть не стошнило от зловония, так что ему пришлось быстро зажать рот рукой. Остальные испытывали то же самое. Калвер заглянул внутрь без всякого энтузиазма – он вовсе не рвался стать очевидцем новых кошмаров.

Потолок в генераторной был высоким, и это позволяло разместить там четыре громоздких агрегата и самую большую цистерну для дизельного масла, которую когда-либо видел Калвер. Верх цистерны уходил прямо в потолок. Высоко под потолком тянулись трубы, проводка и узкие боковые мостики. Стены были неоштукатуренные, их однообразие нарушала только система труб и вмонтированные прямо в кирпич измерительные приборы. Освещение здесь было тусклым, индивидуальные источники света у агрегатов не работали. Внутри было до невозможности жарко, и эта жара только усиливала зловоние.

Калвер всмотрелся в пол генераторной. Ужас охватил его, глаза расширились, рот приоткрылся, спина онемела от напряжения. Вся огромная площадь пола представляла собой океан окоченевших, черных, щетинистых тел.

Кэт отшатнулась, оступилась, упала, но тут же вскочила на ноги и бросилась бежать.

– Они же дохлые! – крикнул Калвер. Девушка остановилась, потом все еще испуганная, вернулась к четверым мужчинам. Это было жуткое и отталкивающее зрелище. И до странного жалостное, хотя это и была куча трупов смертельных врагов. Крысы лежали, навалившись друг на друга, сотни на сотнях. У одних были открыты пасти, и в них тускло поблескивали острые желтые зубы, у других в полуоткрытых, остекленевших глазах застыла злоба. Казалось, эти застывшие взгляды настороженно и злобно следили за незванно явившимися сюда людьми. Еще больше крыс успели взобраться на стропила и даже на трубы, идущие под потолком. Можно было подумать, что они замерли там, готовясь к прыжку вниз. Но и эти тоже были бездыханны, только вид у них остался угрожающим.

– Дьявол, что же это случилось с ними? – сказал Эллисон чуть дыша.

Но все были слишком ошеломлены, чтобы поддержать разговор. Калвер медленно пошел по генераторной, пока не добрался до самого края этой огромной груды безжизненных тел. Одна из крыс пристально смотрела остекленевшими глазами. Казалось, она ухмыляется. Ее судорожно скрюченные когтистые лапы были всего в нескольких дюймах от Калвера.

Преодолевая отвращение, Калвер встал на колени и склонился над трупом. И снова он увидел засохшую кровь на морде крысы. Калвер поднялся, быстро взглянул на подавленных друзей. А рядом с ним уже стоял Дили.

– Ничего не понимаю, – сказал летчик.

– А я, по-моему, понимаю, – ответил старик.

Калвер вопросительно взглянул на него.

– Они были больны, – сказал Дили. – Эта кровь шла из них самих. Они погибли от какой-то болезни. Возможно, от какого-то особого вида чумы. К счастью, она убила их всех. – Он наклонился и ткнул ближайшую крысу кончиком ствола пистолета.

– Какой же это вид чумы? – Калвера явно что-то встревожило.

– Невозможно точно определить. Впрочем, рискну высказать предположение.

– Что ж, рискни.

– Вероятно, это сибирская язва. – Он новыми тычками перевернул крысиную тушу на спину и что-то негромко промычал. – Нет, никаких пятен. И никакого намека на вздутие брюшной полости. Так что рискну предположить еще разок. Готов держать пари, что это легочная чума.

Калвер резко отступил назад.

Дили выпрямился, но на его лице не отразилось и тени беспокойства. Он все еще сутулился, вторжение крыс в его священную цитадель, в этот уцелевший оплот его авторитета напрочь выбил почву у него из-под ног. Будто он наконец понял, насколько хрупким и в конечном счете уязвимым был этот авторитет. Разрушение Лондона не поколебало его веру, а вот гибель обладателей высшей власти, его повелителей, которые должны были управлять из этого суррогата правительственного дома, совершенно доконала его. Для Дили это означало утрату его собственного могущества.

– Я думал, что только люди могут болеть легочной чумой, – сказал Калвер, медленно отходя.

– Нет, – утомленно покачал головой Дили, – животные тоже могут. Они заражаются ею от собственных блох, переносящих заразу.

– Значит, и мы... – Калвер не стал заканчивать свой вопрос.

– Да, у нас есть еще одна причина убраться отсюда немедленно, – сказал Дили, кивнув.

– Ублюдки! – вдруг завопил Эллисон, стоявший в дверях.

Он поднял свой автомат на уровень груди и стал выпускать очередь за очередью по груде тел, покрытых омертвевшей шерстью. Кирпичные стены зала отразили треск разрывов. Черные тела подпрыгивали в воздух, словно живые. Калвер и Дили мигом отскочили в сторону, а Кэт, бросив на пол пистолет, заткнула руками уши. Не в состоянии больше сдерживать ярость, Фэрбенк присоединил к автомату Эллисона голос своего маленького ручного пулемета.

Калвер дал им выплеснуть гнев и ненависть. Темные тела тварей дергались, подпрыгивали, их плоть разрывалась на куски под неистовством пуль. Маленькие лапы отлетали в стороны, головы взрывались. Хвост одной из крыс, длиной в пару футов, извивался в воздухе, похожий на подброшенную змею. У Эллисона кончились патроны раньше, чем у Фэрбенка. Он с отвращением швырнул автомат на землю, Фэрбенк тоже прекратил огонь. Странная ледяная усмешка застыла на его лице. Внезапно наступившая тишина оказалась столь же пугающей, как и предшествовавший ей грохот.

Калвер побрел к Эллисону и Фэрбенку, а Дили стоял и мотал головой, словно вытряхивая из нее раскаты выстрелов.

– Если вы закончили, то давайте... – начал было летчик, но тут пронзительно закричала Кэт:

– Они шевелятся! Они еще живы!

Она показывала куда-то за его спину. Калвер, завертевшись, стал обшаривать взглядом громоздящиеся на полу тела.

Он не заметил никакого движения.

А потом заметил.

Края этого темного океана задвигались, черные фигуры медленно отделились от общей массы и стали красться вперед, неспешно, болезненно... И решительно. Желтые глазки поблескивали. Из безжалостных пастей вырывалось шипение.

Дили начал отступать. Кэт перешла на другую сторону коридора.

Подыхающих крыс вызвал к жизни оглушительный грохот выстрелов, других – пули, задевшие их тела. Ближайшая из крыс уже добралась до края этой груды, перелезла через трупы и соскользнула на пол. Ее длинная, остроносая голова моталась из стороны в сторону, зубы были оскалены и перепачканы кровью. Следом за ней скользнули вниз еще несколько крыс.

Калвер поднял пулемет и короткой очередью рассек первую тварь надвое. Остальные продолжали приближаться. Они двигались толчками скользя по растекшейся крови своих сородичей. Калвер снова начал стрелять, расшвыривая в стороны ползущих тварей. К нему подключился Фэрбенк со своим пулеметом. Некоторое время они выпускали очередь за очередью по движущимся телам.

Потом остановились, присмотрелись.

Некоторые из крыс все еще двигались вперед.

– Что же заставляет их идти? – закричал механик. Ответ Калвера был спокоен и беспощаден.

– Ненависть. Они ненавидят нас так же сильно, как мы их. А может быть, даже больше. Ведь это именно им, а не нам все время приходилось прятаться. Слава Богу, что у них мало сил.

– Давай лучше поблагодарим Бога, когда выберемся отсюда, а? Эти твари, может, и подыхают, но все еще собираются наброситься на нас.

Они еще раз прошили пулеметными очередями колышущуюся массу тел и выскочили в коридор.

– Я не намерен тратить даром время на поиски дверей, которые к тому же, возможно, не открываются, – сказал Калвер. – Так что давайте просто двинемся назад тем же путем, каким и пришли. Согласны?

Все утвердительно кивнули. Летчик взял Кэт за запястье.

– Они не смогут догнать нас, – убеждающе сказал он ей. – Они издыхают, слабеют, так что мы легко сумеем оторваться от них. Кэт благодарно прижалась к нему.

Пятеро скитальцев пустились в обратное путешествие по лабиринтам коридоров. Первым шел Дили. Он словно бы нес ответственность за то, чтобы как можно скорее увеличить расстояние между ними и пораженными чумой крысами. Снова и снова перед ними представали страшные картины расправы с людьми омерзительных тварей, но сознание их как бы выключилось во имя сохранения. Несмотря на быструю ходьбу, они не чувствовали усталости – силы придавал бурлящий в крови адреналин. Они старались не думать о смертельной болезни, с которой только что соприкоснулись. Военный отдел они миновали, не сдержавшись ни на секунду, почти безразличные к ее ужасам. Крысы-мутанты слабели, становились все более беспомощными, но люди еще ощущали смертельную угрозу, исходящую от них. Они жаждали снова вдохнуть чистого, свежего воздуха, жаждали очистить легкие от запаха смерти, они спешили увидеть открытое небо, почувствовать легкий ветерок на лицах. Они торопились, переходя на бег всякий раз, когда им встречались участки коридора, не загроможденные человеческими останками.

В конце концов они добрались до зоны дегазации, поспешно прошли ее и оказались в огромном ангаре для машин.

– Фонари! – кричал Калвер, останавливая их. – Нам понадобятся фонари!

– И я знаю, где их найти. – Фэрбенк бросился вперед, огибая странного вида танки и автомобили, держа курс на стеклянную будочку в конце гаража.

– А знаешь, некоторые из здешних обитателей могли бы спастись, если бы не впали в панику, – сказал Калвер, наблюдая за Фэрбенком.

– Как же? – спросил Дили.

– Да внутри этих машин. Они могли бы запереться там и переждать, пока крысы уйдут.

– А потом удирать через туннели?

– Возможно, – пожал плечами Калвер.

– Но ведь мы уже говорили об этом: тогда воздух был полон радиации. Особенно если крысы напали в самом начале.

– Ну, это всего лишь предположение. А Фэрбенк уже возвращался с двумя сверхмощными фонарями типа тех, которые были в комплексе Кингсвея.

– Держи, – сказал он, вручая один из фонарей Калверу. – Я их еще раньше приметил. Видно, они держали их под рукой на всякий случай.

Маленькая группа двинулась к широкой двери и вышла в коридор. Коридор, в свою очередь, вел к наружным дверям. Калвер вспомнил, какой приступ тошноты каждый из них испытал, когда они обнаружили обезглавленный труп, все еще цепляющийся за зеленую металлическую дверь.

Теперь это зрелище почти не тронуло их. Калвер дал Фэрбенку пройти первым, при этом оба они включили фонари. Сам он вышел в темный бетонный коридор последним. Вышел и задержал руку на двери.

– Закрыть или нет? – спросил он остальных. – Если закрыть, то обратно в убежище нам уже не вернуться.

– А если не закрыть, – сказал Эллисон, – все крысы, оставшиеся в живых, могут кинуться вслед за нами.

Кэт вздрогнула.

– Ладно. При любых обстоятельствах я не собираюсь возвращаться на эту бойню.

Калвер взглянул на Дили и Фэрбенка. Дили слегка кивнул головой, механик сказал:

– Закрывай это дерьмо.

Калвер закрыл дверь.

Фонари ярко осветили коридор. Вода на полу отразила лучи света. Колод ударил их, как невидимая волна. Испарина тут же превратилась в ледяные капли. В убежище кондиционеры поддерживали довольно ровную температуру, во внешних туннелях перепад был значительным. Все задрожали. Конечно, убраться подальше от ужасов, на которые они насмотрелись в убежище, уже само по себе было счастьем. Но ледяной мрак, окутавший их, рождал ощущение зловещей угрозы. Тревожное молчание нарушил Дили:

– Давайте не будем разыскивать ту лестницу, по которой мы спустились сюда. Поднимемся наверх через первый же выход, на который наткнемся.

– Надеюсь, голосовать не будем, – сказал Фэрбенк и первым двинулся вниз по коридору. Шел он быстро и вскоре оказался далеко впереди остальных.

– Не уходи слишком далеко! – крикнул Калвер. – Давай уж держаться вместе.

– Не волнуйся, я остановлюсь у первой же лестницы, – гулко донесся ответ.

Кэт держалась рядом с Калвером, стараясь не вспоминать об ужасах этого дня и не размышлять о том, что может принести его остаток. Они устало плелись по промозглому коридору, шлепая по воде. Плеск воды многократно повторялся эхом, и это усиливало напряжение. Они слышали звуки сочащихся откуда-то ручейков, прошли над водостоком, обнаруженным ими еще на пути в убежище. Эллисон стал отставать. Дышать ему становилось труднее, каждый шаг отдавался под ребрами так, будто его кололи ножом. Ему просто необходим был отдых, но он и думать не хотел об этом. Конечно, – он был уверен, – самое худшее позади. Но пока они не выбрались из этого сырого и мрачного подземелья – о каком отдыхе может быть речь. Вот доберутся до следующего уровня, тогда можно сделать небольшую остановку. Эллисон прибавил шаг.

Дили замыкал цепочку. Он то и дело оглядывался, всматривался в тьму позади, словно ожидая, что дверь убежища вот-вот распахнется настежь и из нее вырвутся полчища пронзительно визжащих крыс. От нервного возбуждения в его воображении возникали все новые и новые фантастические видения. Ему чудилось, что трупы в убежище начинают шевелиться, двигаться, подбирать свои разрозненные части. Части соединялись в причудливые формы, мало напоминавшие человеческие. Трупы поднимались, многие были без голов. Они, спотыкаясь, брели через комплекс, невидяще натыкались друг на друга, но упрямо карабкались к выходам. Сгнившая плоть кусками отваливалась от них, а они, шатаясь, все шли и шли по темным коридорам подземного бункера, разыскивая тех, кто еще был жив, стремясь отомстить выжившим за свою смерть...

Дили громко застонал и, встряхивая руками, попытался избавиться от этих навязчивых видений. Никогда прежде он не подумал бы, что можно видеть кошмары наяву. Но для сна все это выглядело слишком уж живо, да и глаза у него были открыты. Впрочем, реальность порой превосходит самые ужасные кошмары из снов.

Где-то впереди послышался звук шагов. Кто-то бежал им навстречу. Блеснул ослепительный свет фонаря, и все оцепенели, как испуганные кролики в свете приближающихся автомобильных фар. Фэрбенк, ушедший было вперед, едва не врезался в Калвера. Механик тяжело дышал, прислонись к стене. Луч фонаря он направил назад, туда, откуда только что прибежал. От быстрого бега он задохнулся и ловил ртом воздух.

– Они впереди нас, – наконец с трудом выговорил он. – Я слышал, как они верещат, снуют взад-вперед. Они и над нами тоже. Прислушайтесь!

Они прислушались. Скользящие звуки. Царапанье. Визг. Движение по коридору впереди них. А потом они различили слабый, едва слышимый шум над головами. С каждой минутой звуки становились все громче, усиливаемые акустикой коридоров.

– Назад! – приказал Калвер, подталкивая оцепеневшую Кэт.

– Куда назад? – закричал Эллисон. – Мы же не сумеем попасть в убежище! Мы – в ловушке!

Калвер и Фэрбенк, держась плечом к плечу в узком коридоре, навели свои пулеметы и фонари на пространство туннеля впереди, ожидая появления первых мишеней. И они не заставили себя ждать.

Крысы появились из темноты, как раз у той черты, куда доходили лучи фонарей. Визжащая плотная масса черных зверей спешила на яркий свет. В лучах фонарей злобно светились глаза тварей. Крысы стремительно надвигались и в мгновение ока заполнили коридор.

Калвер и Фэрбенк открыли огонь одновременно. Крысы, хрипло визжа, заметались. От пуль они взлетали в воздух, извиваясь, шлепались вниз, падали на спины собратьев, которые и сами уже дергались в смертельной агонии. Однако их места занимали все новые и новые твари. Несмотря на непрекращающийся огонь, они надвигались все ближе. Теперь они уже не пытались бежать в мощном натиске – они ползли. Тела их по-змеиному стелились по полу, подталкиваемые мощными задними лапами. Калвер на мгновение прекратил огонь и крикнул оставшимся позади двум мужчинам и девушке:

– Я сказал вам: идите назад!

Те медленно попятились, не в силах отвести глаз от того, что творилось впереди Калвера и Фэрбенка. Наступление крыс на какой-то момент приостановилось, и мужчины дали отдых своему оружию. Окровавленные твари извивались на полу не более чем в пятидесяти ярдах от них.

– Стив! – Кэт была почти сломлена. – Нам некуда идти! Все это безнадежно!

– Ищите водосток, – сказал Калвер. – Он должен быть где-то за нами недалеко. Быстрее!

Крысы опять бросились вперед, и оба мужчины снова открыли огонь. Пули рикошетом отлетали от стен, высекая из них поток искр. Узкий коридор превратился в бедлам из вспышек и прыгающих крыс.

– Дайте нам один из фонарей! – в панике завопил Эллисон. Калвер без промедления передал через плечо свой фонарь. Эллисон схватил его и заковылял прочь, направляя луч света на лужи и грязь под ногами. Стрельба прекратилась, и вся группа начала отступление.

– Вон они! Снова идут, – предупредил Фэрбенк. Крысы были непреклонны в своей атаке. Они перепрыгивали через тела раненых сородичей и, не останавливаясь, следовали по пятам людей. Людей спасло только то, что коридор был узок – иначе крысы окружили бы их. Калвера и Фэрбенка волновало сейчас только одно: сколько еще патронов у них осталось?

– Он здесь, я нашел его! – закричал Эллисон.

Крысы все еще теснились в ослепительном свете фонарей, зажатые шершавыми стенами. Они не отступали, но и не шли вперед. Калвер попросил Фэрбенка, чтобы тот посветил фонарем на уровне пола. Оба они задохнулись от ужаса. Луч высветил море колышущихся сгорбленных спин: эти черные твари заполнили весь туннель – черная река заворачивала даже за поворот.

– Ох, черт возьми, посвети мне, Стив, – сказал Фэрбенк с едва скрытым страхом.

– Калвер, мы не можем открыть его. Что-то заело! Летчик обернулся. Эллисон и Дили изо всех сил пытались открыть крышку водостока. Кэт светила им фонарем. Калвер протянул руку за топором, заткнутым за пояс Фэрбенка, и почти шепотом, боясь, что любой громкий звук может подвигнуть тварей на атаку, сказал:

– Как только они двинутся, сразу же открывай огонь. Фэрбенк даже не взглянул на него. Он просто утвердительно промычал, считая подобный совет абсолютно лишним. А Калвер уже опустился на колени рядом с Дили. Пулемет он передал Эллисону.

– Помоги Фэрбенку, – сказал он и стал ощупывать края водостока. Потом все так же тихо спросил Дили: – Канализация глубоко?

– Понятия не имею, – так же тихо ответил Дили. – Думаю, под нами идут каналы, ведущие в большие реки, но насколько глубоко они Расположены, я не знаю. Не знаю даже, можно ли будет ими воспользоваться.

Калвер пригнулся почти вплотную к крышке и прислушался. Было слышно, как под люком по водостоку журчит вода. Однако решить наверняка, бежит ли она в общий поток, он не мог. Калвер топором соскоблил грязь с крышки и вставил топор в щель между решеткой и окружающим ее бетоном.

– Они снова перешли в атаку! – со злобой прошептал Фэрбенк. – На этот раз движутся медленно, просто ползут. Эти ублюдки подкрадываются к нам!

Калвер пропихнул лезвие в щель как можно дальше.

– Дили, – прошипел он, – просунь пальцы с этой стороны водостока. Потянешь, когда я дам сигнал.

– Поторопитесь! – с безумной интонацией прошептал Эллисон.

Фонарь в руках Кэт трясся, как обезумевший.

– Так, давай! – И Калвер всем своим весом навалился на топор, Дили натужно потянул вверх. Томительные секунды и... ничего не произошло. Потом Калвер почувствовал, как что-то стало сдвигаться. С хлопающим звуком крышка водостока приподнялась, и в образовавшуюся щель хлынула вода с пола. Вскоре крышка стала подниматься легче. Калвер ухватился за ее край и потянул. Крышка звонко лязгнула о стену коридора. Этот звук словно стал сигналом для крыс. Казалось, все силы сорвались с невидимой цепи.

Калвер вырвал фонарь у Кэт и посветил им в открывшийся колодец. Водосток был диаметром примерно в пару квадратных футов – вполне достаточно для того, чтобы пролезть в него. Футах в десяти внизу Калвер разглядел медленно текущую воду.

Ему пришлось кричать, чтобы в этой какофонии, среди треска пуль и хриплого визга крыс, его можно было расслышать. Но все равно остальные могли лишь догадываться, что он хотел сказать. Калвер притянул к себе Дили.

– Здесь нет ступенек! Тебе придется прыгать вниз, в воду – там не должно быть слишком глубоко! Помоги Кэт, когда она будет спрыгивать!

Повторять не пришлось. Дили ужасала необходимость прыгать в черную неведомую яму, но еще больше ужасала мысль, что его сожрут заживо. Он спустил ноги в колодец, потом, упираясь локтями о края люка, протиснул в отверстие свой солидный живот. Свободного пространства внутри колодца не было, но Дили все же удалось почти полностью протиснуться внутрь. Вдохнув поглубже, он соскользнул вниз, зацепившись за края колодца пальцами. Потом он закрыл глаза и спрыгнул.

Животом и подбородком он слегка проехался по неровной кирпичной кладке, само же падение, казалось, длилось целую вечность. Он отчаянно вскрикнул, когда его ноги вошли в холодную воду, но крик тут же оборвался, когда он коснулся скользкого дна канала.

Дили стоял на четвереньках. Вокруг шумела, журчала вода. Она доходила ему всего лишь до плеч! Сверху Калвер светил фонарем.

– Все нормально! – крикнул Дили наверх, почти смеясь от облегчения. – Здесь мелко! Мы сумеем пробраться!

Сверху что-то крикнули, и вот уже другое тело заслонило свет.

Вставая на ноги, Дили разглядел, что потолок канала был сводчатым и верхняя точка свода находилась не более чем в четырех футах над полом. Сам же он сейчас стоял внутри дренажной шахты. Это ее прикрывала крышка в полу туннеля.

В люке показались ноги Кэт. Щебень и брызги воды попали Дили в лицо, когда он поднял голову к люку. Кэт спрыгнула. Вытянув руки вверх, Дили принял на них ее вес и постарался нежно опустить девушку на пол.

А наверху один из пулеметов вдруг замолчал.

Калвер с тревогой взглянул вдоль коридора и увидел, что Фэрбенк отбросил свой “ингрэм” в сторону.

– Все! – прокричал механик. – Пусто!

– Давай сюда! – крикнул ему летчик, засовывая топорик за ремень. – Дили, держи фонарь! И Бога ради, не оброни его!

Калвер отпустил фонарь и с облегчением увидел, что руки Дили надежно поймали его.

Эллисон, не прекращая стрелять, отступил вместе с Фэрбенком. Фэрбенк опустился на одно колено рядом с Калвером и наклонился к нему вплотную.

– Мы больше не сумеем сдержать их! – сказал он. – Еще одна атака – и все!

– Дайте мне фонарь!

Фонарь, не сводя его луча с крыс, передали Калверу. Пулеметные очереди становились все реже: крысы продвигались перебежками, и Эллисон не хотел даром расходовать пули.

– Сначала спрыгнет Эллисон, потом – ты, – сказал Калвер механику, понижая голос в интервалах между пулеметными очередями. – Задержись внутри водостока и подопри меня, когда я буду спускаться. Хочу поплотнее закрыть эту крышку.

– Вряд ли это будет легко.

– А что теперь легко?

Фэрбенк что-то проворчал и встал рядом с Калвером. Калвер протянул руку через плечо Эллисона и забрал у него пулемет.

– Давай лезь в дыру!

Эллисон никак не мог отвести взгляд от нагромождения темных обмякших тел и от отряда живых крыс, осторожно крадущихся вперед.

– Слушайте, они все понимают. Они знают, что могут разделаться с нами. Взгляните на них! Они готовятся к решающей атаке!

Это было правдой. Калвер чувствовал то же самое. Ощетинившиеся,колышущиеся движения этих сбившихся в кучу тел нарастали до лихорадочной точки. Инстинкт ли, хитрость, а быть может, просто одержимость – словом, нечто – подсказало этим тварям, что противник стал более уязвимым.

– Лезь в водосток, – спокойно повторил Калвер, и Эллисон отбыл.

Летчик смотрел прямо на крыс, держа пулемет в одной руке и фонарь в другой.

– Эллисон спустился? – тихо окликнул он через плечо Фэрбенка.

– Почти, – ответил тот.

– Ты следующий.

– Ладно, только сначала давай помогу тебе подойти к люку. Давай, вот с этой стороны тебе будет полегче.

Его руки потянулись вперед и обвели Калвера вокруг отверстия. Похлопав Калвера по плечу, Фэрбенк протиснулся в водосток.

– Не задерживайся, – сказал он, исчезая в колодце. – Я буду ждать.

Фэрбенк исчез, и Калвер остался один. Один, если не считать подкрадывающихся к нему чудовищ.

Он осторожно присел, держа пулемет и фонарь на уровне груди, потом постарался незаметно спустить ноги в колодец. Наступает самое мудреное, подумал он.

Крысы почуяли, что добыча может ускользнуть. Их визг перешел в пронзительное верещание, и они ринулись вперед. Калвер нажал на спусковой крючок, понимая, что ему нипочем не сдержать этот натиск. Пули глухо шлепались о несущиеся по коридору тела, отбрасывая их назад, разрывая на куски. А крысы все-таки шли и шли, мерно шлепая по воде, шли сплошной черной массой.

Калвер оттолкнулся от края колодца и одними локтями, удерживаясь на весу, опустил корпус в дыру.

При этом он не прекращал стрелять, а крысы не прекращали идти вперед, расшвыривая в стороны убитых собратьев, небрежно отпихивая раненых. Неистовая ярость стремительно несла их вперед.

Ноги Калвера, висящие над каналом, выписывали в воздухе вензеля, пока чьи-то крепкие руки не схватили его лодыжки, дав этим опору ногам. Калвер веером выпустил последнюю очередь. Потом бросил вниз фонарь и вцепился в крышку водостока. Не отпуская ее, он нырнул вниз.

Опора под его ногами тоже опустилась, давая ему в этом тесном пространстве место для маневра. Калвер замер, согнувшись прямо под решеткой, чувствуя, что она опустилась не совсем на свое место.

– Держи пулемет! – крикнул он вниз, опуская оружие как можно ниже.

Кто-то, вероятно, Фэрбенк, принял пулемет из его рук. Сам водосток был ярко освещен фонарем. Калвер чуть-чуть приподнял крышку, но тут же быстро вытащил пальцы из щели: их кончиков слегка коснулось что-то острое. Тыльной стороной ладоней он снова попытался сдвинуть крышку. Она стала значительно тяжелее: на ней уже толпились крысы. Калвер слышал их визг всего в нескольких дюймах от своего лица. Длинные когти сквозь узкие щели решетки впивались в ладони, но он, не обращая внимания на боль, изо всех сил старался приподнять и установить крышку точно на место. Плечи Фэрбенка ходили ходуном под его тяжестью, но коренастый механик надежно держал груз, помогая Калверу всем, чем мог.

И крышка закрылась с твердым надежным стуком. Крысы неистово скреблись об нее. Их пронзительный визг дошел до крещендо. Калвер не видел их, но ощущал на своем лице их жаркое зловонное дыхание. Обессиленный, он медленно осел вниз, и Фэрбенк, поняв, что все в порядке, мягко опустил его. Еще чьи-то руки поддержали Калвера, и он не без удовольствия ощутил вокруг себя струящуюся воду.

Он отдохнул, привалившись затылком к скользкой кирпичной стене канала. Коричневая вода огибала его колени. Закрыв глаза, летчик глубоко вдыхал спертый, отдававший мочой воздух. Остальные устроились рядом примерно в таких же позах. Все были слишком измотаны, чтобы беспокоиться еще и о гигиене. Они прислушивались к царапанью, к тщетному поскребыванию над головами, стараясь восстановить дыхание. Да и хладнокровие тоже. Отчаянный визг разъяренных тварей заставлял их все время вздрагивать.

Немного погодя Дили вслух сказал то, о чем каждый, вероятно, думал про себя.

– Они могут найти и другие пути в канализацию. Калвер открыл глаза и с облегчением увидел, что оброненный им фонарь спасен. Фэрбенк держал пулемет над водой. Лицо было похоже на маску. Само оно было в грязи, и на черном фоне резким контрастом сверкали крупные белки глаз. Кэт опустила голову на колени, ее распущенные грязные волосы рассыпались вокруг. Калверу ужасно хотелось протянуть руку и нежно коснуться девушки, но сейчас он не мог себе этого позволить.

Эллисон и Дили сжимали фонари. Дили к тому же не выпускал из рук браунинг. Но вид у этой пары был еще тот. Вряд ли у них вообще были силы.

– Отдай-ка мне пистолет, – протянул руку Калвер. Дили едва смог пошевелиться, чтобы передать браунинг. Правда, здесь было довольно тесно.

– Он намок, когда я упал в воду, – сказал старик. – Он был у меня в кармане.

Калвер взял пистолет, моля Бога, чтобы оружие еще могло стрелять.

– Эллисон, фонарь.

Механик без возражений передал фонарь летчику.

– Есть какие-нибудь соображения, куда нам теперь идти? – спросил Калвер у Дили. Звук его голоса вызвал у тварей над их головами новый приступ неистовства.

– Никаких. Я вообще плохо представляю себе систему канализационной сети. А сейчас совершенно не ориентируюсь. – Дили бросил нервный взгляд на решетку вверху.

– Тогда мы пойдем туда. – Калвер указал браунингом налево. – Вода течет в том направлении, так что этот путь куда-нибудь да должен привести. – Он встал, пригибаясь из-за низкого потолка, и перелез через других. – Я пойду первым. Кэт, держись рядом со мной. Фэрбенк – ты замыкающий.

Остальные, уставшие до безумия, тоже кое-как поднялись. Ноги у всех ныли, и все же никому и в голову не пришло отказаться от предложения Калвера. Они устало брели за летчиком по этому омерзительному потоку, зловонный дух которого был все же куда менее неприятен, чем прочие ароматы этого дня. Идти было трудно: ток воды сбивал шаг, а необходимость все время сгибаться добавляла нагрузку на ноги. И все-таки какое они испытали облегчение, когда за их спинами стал утихать, а потом и совсем исчез крысиный визг.

Они шлепали вперед по воде, бегущей в этот туннель из других, менее крупных водостоков, устья которых открывались то с одной, то с другой стороны. Сводчатые стены, поросшие лишайником, были скользкими, и к ним невозможно было прикоснуться без омерзения. Во многих местах каменная кладка обваливалась, и там зияли проломы. А вскоре до их ушей донесся новый звук. Калвер сделал предостерегающий знак, все остановились и прислушались.

– Да нет, это просто где-то течет вода, – сказал Дили. – Здесь, впереди, должно быть, главная канализация.

– И выход наружу, – добавил Эллисон.

– Да, он должен быть здесь.

Они ускорили шаг. Вскоре бурлящий шум превратился в умеренный рев. Спотыкаясь, они продолжали идти вперед, не обращая внимания на какие-то комья, видимо, скопления нечистот, то и дело ударявшие их по ногам. Они постоянно оскальзывались на гладком полу, скрытом водой, но тотчас же вскакивали, не останавливаясь даже для того, чтобы восстановить дыхание или потереть ушибленные колени. Наконец они добрались до более просторного, видимо, центрального канала и вошли в него.

Он был футов в двенадцать шириной, с высоким сводчатым потолком. От стен – с обеих сторон – отходили своеобразные мощеные тротуары, достаточно широкие, чтобы по ним можно было идти. Этот канал был гораздо мощнее, и он нес с собой какие-то обломки, камни, вспениваясь вокруг более тяжелых преград.

Они выбрались на ближайший к ним тротуар, и каждый вздохнул с облегчением. Казалось, у всех даже прибавилось сил, когда они убедились, что попали в главный коллектор, – в свете фонаря было видно, что в него впадают другие коллекторы и водостоки.

– Нам повезло, – сказал Дили, почти не разжимая рта, через нос. – Этот туннель наверняка был совершенно затоплен, когда буйствовал ливень.

– Я что-то не вижу никаких лестниц, – заметил Фэрбенк, тщательно посветив фонарем в одну, потом и в другую сторону. Калвер подсветил ему вторым фонарем.

– Подальше должны быть какие-нибудь. Возможно, впереди есть плотина на случай мощного затопления... – Дили показал вдаль, – так что в той стороне мы можем отыскать и выход наружу.

Калвер почувствовал, как чья-то рука скользнула вокруг его торса, и посмотрел вниз. На него пристально глядела Кэт.

– Ну, теперь мы в безопасности? – спросила она умоляюще. Солгать Калвер не смог.

– Пока еще нет. Но уже скоро, скоро. – Он на мгновение привлек Кэт к груди и поцеловал ее волосы. – Смотрите в оба! – сказал он, обращаясь ко всем. Потом он снова двинулся вперед. Остальные гуськом шли вплотную за ним.

Бурный поток напомнил Калверу о затопленном туннеле метро, и мысли его переметнулись дальше, к той отчаянной гонке, ради спасения от радиоактивных осадков, к путешествию по железнодорожному пути, где они впервые наткнулись на крыс-мутантов. И к тому, как он впервые увидел перепуганную, замершую девушку, которая оказалась Кэт. Он вспомнил о бесконечных, полных невзгод днях, проведенных в убежище Кингсвея, о той, самой первой вылазке в разрушенный мир наверху. Умирающие, молящие о помощи люди. Бешеные собаки. Брайс... Он вспомнил и о том, как, вернувшись, они сражались с наводнением, вспомнил о мятеже в самом убежище. А потом это вторжение крыс, затопление биржи, страшные усилия для бегства оттуда, вспомнил и о докторе Клер Рейнольдс.

Было так странно, что и этот день, и тот, что был накануне, остались в памяти как какое-то безумное, расплывшееся нагромождение событий, беспорядочное и бессмысленное. Сумасшедшая путаница видений и зловонных запахов, перемешанных со смертью.

И лишь одно объединяло, пронизывало все это, не считая долгих недель ожидания, проведенных в убежище: с того момента, как была сброшена первая бомба, он бежал, бежал, бежал. И даже сейчас он не останавливался и уже начинал задумываться, а сможет ли он вообще когда-либо остановиться. Ведь там, снаружи, в этом новом мире, будет еще больше опасностей и с ними придется встретиться лицом к лицу. Там, вероятно, сейчас царят только насекомые да звери-помощники. Возможно, там даже не осталось мест, где могли бы отдохнуть люди.

– Эй, ты кое-что пропустил! Вон там. – Фэрбенк направил луч своего фонаря на противоположный тротуар.

Калвер нацелил туда же свой фонарь и увидел какой-то ход, а за ним – коридор. Ему даже удалось различить каменные ступеньки, ведущие куда-то вглубь.

– Как думаешь, куда это может вести? – спросил он Дили.

– Откуда я знаю? Но это не канал и не водоотвод. Калвер пристально посмотрел вниз, в пенящуюся, покрытую какими-то пятнами воду у края тротуара.

– Не стоит рисковать, – сказал он. – Надо идти, как и шли.

– Не очень-то далеко мы уйдем, – взволнованно сказала Кэт. – Посмотри, там поперек канала какой-то мост.

Задумавшись, Калвер просмотрел не только ход, но и небольшой мостик, соединявший тротуары впереди.

Сооружение это было железное, в ширину довольно узкое, с единственным тонким поручнем.

– По логике, этот мост должен быть совсем близко к тому коридору, – заключил Эллисон. – Чувствую, что по нему мы выберемся отсюда.

Калвер первым вступил на мостик, с каждым новым шагом проверяя его надежность. Мост весь заржавел, но был достаточно прочен! Правда, поручень его как-то сомнительно раскачивался. Они перешли мост и по противоположному тротуару вернулись назад, к тому самому ходу. Он вел в коридор, высокий – футов в восемь высотой – и достаточно широкий. По крайней мере двое мужчин плечом к плечу вполне могли спокойно прогуляться по нему. В свете двух фонарей можно было легко разглядеть в конце коридора искрящуюся мокрым камнем лестницу.

И она вела вверх!

– Это выход наружу! – вцепилась Кэт в руку Калвера. – Это он! Фэрбенк ликующе закричал, и даже Дили сумел улыбнуться.

– Какого еще дьявола мы дожидаемся? – крикнул Эллисон. Калверу пришлось попридержать его, чтобы он не ринулся вперед.

– Здесь целая система канализации, водоотводов и разных труб – и все это вокруг нас. О коридорах вроде этого я уже не говорю. Крысы сейчас могут быть где угодно: вверху, позади, впереди нас! Это же их территория. Так что давайте-ка вести себя поспокойнее и не дергаться.

Калвер подошел к лестнице и посветил фонарем вверх. Прямо над собой он увидел дверной проем. Калвер начал подниматься. Он шел медленно, преодолевая ступеньку за ступенькой, не позволял себе перепрыгивать даже через одну. Остальные, помня о его предостережении, все же нетерпеливо толпились за его спиной.

Летчик добрался до верха лестницы. Дверца была старой и трухлявой. Кто-то когда-то пытался укрепить ее, обив листом железа. Теперь она насквозь проржавела. Дверь была примерно на два фута. Калвер направил луч фонаря в щель и увидел еще один коридор. Как и в первом, пол его был весь в грязных лужах, а стены – из старой крошащейся кирпичной кладки. Казалось, что коридор тянется довольно далеко.

Калвер толкнул металлический лист, и дверца, словно протестуя заскрипела, потом, царапая каменный пол, сдвинулась, но всего на несколько дюймов. Опасаясь, что и на этот раз дверцу держит чей-нибудь труп, Калвер все же проскользнул в щель. Никакого полусъеденного трупа не было, и дверь никто не подпирал. Калвер сделал знак остальным.

По очереди, друг за другом, все пробрались наверх. Здесь царил промозглый холод. Калвер внимательно осмотрел дверь и обнаружил, видимо, давным-давно отодвинутую заржавевшую задвижку.

– Интересно, что это за дверь? – спросил он в раздумье.

– Вход для ассенизаторов и инспекторов, – объяснил Дили. – А коридор, возможно, ведет к выходу на набережную или где-то поблизости.

– А я думал, что они пользуются люками, – сказал Фэрбенк.

– Нет. Им же приходилось таскать с собой разное оборудование для ремонта и все такое. Как и большим рабочим бригадам.

– А почему же дверь осталась незапертой? – спросил Калвер.

– Да, видно, просто по небрежности. Ты же видел, что она из-за сырости вся перекосилась. Вряд ли кто-нибудь вообще считал необходимым запирать ее. Канализацию ведь обычно не очень-то часто посещают посторонние, ты не находишь?

– Нахожу, – согласился Калвер. – Но, видишь ли, я бы все-таки чувствовал себя в большей безопасности, если бы нам удалось ее закрыть. Ты не забыл, кто за нами гонится?

Калвер нажал плечом на дверь. Фэрбенк сверху помог ему всем своим весом. Дверь с явной неохотой закрылась, и звук захлопнувшейся двери немедленно вернуло эхо из дальнего конца коридора. Калвер с удовольствием задвинул ржавую задвижку.

Они вновь пошли по какому-то бесконечному коридору. Только теперь шаги их были не так торопливы. Нет, страх еще не покинул их, – правда, он уже не был таким пронзительным, как недавно, – но просто усталость наконец сжала их тисками, а адреналин, видно, весь вышел.

Еще одна дверь молча приветствовала их в дальнем конце коридора. Она была заперта. Увесистый пинок Калвера распахнул ее. И они оказались в просторной комнате с несколькими дверьми вдоль стен.

– А, а... Теперь я, кажется, понимаю... – сказал Дили. Все взглянули на него с любопытством.

– Мы попали в один из отсеков старого бомбоубежища времен второй мировой войны. Это, видимо, второй уровень, как раз под тем отсеком, в который мы вошли вначале. Я ошибся насчет этого коридора. Он не для ассенизаторов. Это запасной выход – для тех, кто, попав в Убежище, оказался бы в западне. В этом районе полно подземных убежищ вроде этого. Если принять во внимание, сколько лет наз...

– Смотрите! – Холодный голос Фэрбенка заставил всех вздрогнуть.

Механик обводил фонарем пол. Сначала им показалось, что пол усеян просто какими-то обломками, хламом, беспечно брошенным здесь предыдущими временными жильцами. Но когда они пригляделись получше, колотивший их всех озноб усилился.

Первое, что им удалось опознать, была оторванная рука с единственным уцелевшим на ней пальцем. Потом они увидели остатки головы. Одна из пустых глазниц была как бы выедена, рассверлена, расширена так, будто через нее что-то хотели вытащить наружу. Поблизости валялся отвратительный кусок полусгнившего мяса, который когда-то, возможно, был бедром. Части человеческих тел были разбросаны по всему полу. Белые кости отражали свет фонарей. Кое-где возвышались высохшие и сморщившиеся комья мяса – подобные страшным утесам в этой пустыне праха.

И сразу же всех вновь охватил страх, только на этот раз он был неизмеримо сильнее: все они ослабли, были вымотаны до предела, близки к истерике. Калвер едва успел подхватить оседавшую на пол Кэт. Она не потеряла сознание полностью, но была близка к этому.

Эллисон начал отступать назад, к двери, через которую они только что вошли, но слова Калвера заставили его остановиться.

– Нет! – Голос летчика был твердым, почти гневным. – Мы идем дальше. Мы пока еще не наткнулись ни на одну крысу по дороге в это старое убежище. Так что, я считаю, этот путь наверх самый безопасный. И ничто не заставит меня вернуться в канализацию!

Эти слова эхом отскочили от пустых стен, как бы передразнивая Калвера. Но он продолжил не менее решительно:

– Нам надо пройти через все это, в другой конец комнаты. Там есть дверь. А если повезет, то и лестница позади нее. Просто смотрите прямо перед собой и не останавливайтесь, что бы ни случилось.

Калвер двинулся вперед, поддерживая Кэт. Голова девушки спряталась у него на груди. Рука Калвера, обнимавшая плечо Кэт, твердо сжимала браунинг. Его дуло смотрело вперед, готовое в любой момент вступить в действие. В другой руке летчик держал фонарь: луч его был направлен прямо на дальнюю дверь. Кто-то позади Калвера оступился. Резко обернувшись, он увидел Дили, стоявшего на одном колене. А чей-то череп, затылок которого был смят, подобно разбитому яйцу, медленно откатывался в сторону.

– Вставай и иди дальше, – скомандовал Калвер сдавленным голосом. – Не останавливайся, что бы ни случилось, – повторил он. Но они все-таки остановились. Как один. Когда услышали плач ребенка.


Глава 27 | Вторжение | Глава 29