home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 5

Калвер почувствовал легкое прикосновение нежной руки к своему разгоряченному лбу.

– Все в порядке. Не беспокойтесь.

Голос был такой же нежный, как и прикосновение руки.

– Не беспокойтесь. У вас большая рана на ноге. Мы сейчас ею занимаемся.

Калвер попытался рассмотреть склонившееся над ним лицо женщины, но увидел лишь ее глаза, спокойно и ласково смотревшие на него, однако в глубине их билась тревога. Это не укрылось от Калвера. Женщина обрабатывала рану у него на бедре. Работала она тоже спокойно, профессионально.

– Вам повезло, – сказала она. – Артерия не задета. Но рана ужасна. Как это случилось?

– Вы уверены, что артерия не задета?

Она улыбнулась.

– О да, если бы это было не так, мы с вами были бы залиты кровью с ног до головы. Она била бы струёй. И вы чувствовали бы себя гораздо хуже, чем сейчас. Так что рана плохая, но не очень опасная. А все же, кто это сделал?

Он прикрыл глаза и содрогнулся, вспомнив только что пережитое.

– Я думаю, вы мне не поверите.

Женщина устало посмотрела на него.

– После сегодняшнего дня, после всего этого безумия я готова поверить во что угодно.

Калвер помолчал немного, прежде чем рассказать ей о том, что с ними произошло в туннеле.

– В туннелях полно крыс. Тучи, полчища, миллионы. Но я никогда в жизни не видел таких.

Она посмотрела на него испуганно.

– Они такие огромные. Больше кошек, а некоторые размером с собаку. Они буквально пожирали людей, которые спасались в туннелях.

– И на вас они тоже напали?

– Да, – с трудом проговорил он. – В это трудно поверить... Я не знаю, как я здесь очутился.

– Наши сотрудники слышали, что кто-то стучит в аварийную дверь. А вообще вы буквально свалились нам на голову.

Калвер огляделся по сторонам.

– Кто вы? И куда я попал?

Она немного подумала, прежде чем ответить.

– Официально это называется центральная телефонная станция Кингсвея. На самом же деле, только это, разумеется, известно лишь определенному кругу людей, – это правительственное убежище, специально оборудованное на случай ядерной войны. Вы сейчас находитесь в нашем лазарете.

Калвер разглядел еще несколько двухъярусных кроватей. Комната была небольшая, с серыми стенами и серым потолком, посреди которого торчала не прикрытая плафоном электрическая лампочка. Около одной из кроватей суетились несколько человек.

Женщина проследила за его взглядом.

– Там лежит девушка, которая была вместе с вами. Ее пытаются вывести из состояния шока. Но осмотр показал, что серьезных повреждений у нее нет, лишь небольшие порезы и царапины. Огонь ее почти не задел, только волосы слегка обгорели. Должно быть, вы прикрыли ее своим телом.

– Огонь?

– Вы ничего не помните? Наши сотрудники сказали, что в течение нескольких секунд весь туннель был объят пламенем, в котором вы, несомненно, погибли бы, если бы дверь в убежище в последний момент не отворилась. Это и спасло вас. А вам лично еще повезло, что вы были в кожаном пиджаке. Поэтому ожоги на спине не слишком тяжелые...

– Где Дили? – всполошился Калвер.

– Зато руки и шея сзади обожжены довольно сильно. Но ничего страшного. С этим мы справимся.

– Он погиб? – в отчаянии вскрикнул Калвер и подскочил на кровати.

Мягкая рука женщины легла ему на грудь и заставила его лечь.

– Он не погиб. Он здесь, разговаривает с офицером.

– С каким офицером?

– По гражданской обороне. Дили настоял, чтобы сначала мы помогли вам и девушке.

– Но вы хоть знаете, что он ослеп?

– Да, да, конечно. Но не исключено, что это кратковременная слепота. Все зависит от того, как долго он смотрел на вспышку. Я правильно поняла, это случилось именно так?

– Да, но продолжалось всего пару секунд, не более.

– Тогда я надеюсь, что все будет в порядке. Хотя для него это безусловно будет мучительное ожидание.

Она продолжала обрабатывать его рану, а он вдруг впервые осознал, что лежит совершенно голый. Но для нее это, по-видимому, не имело никакого значения: она была озабочена только его состоянием. И чтобы как-то успокоить и его, и себя, все время разговаривала с ним.

– Раз это крысиный укус, надо как следует продезинфицировать рану и сделать укол против столбняка. А как вы себя чувствуете?

– Не мешало бы лучше. Скажите, кто вы?

– Доктор Клер Рейнольдс. На сегодня у нас было назначено совещание, в котором должен был участвовать и Алекс Дили.

Калвера удивило это сообщение.

– Вы тоже работаете на правительство?

В ответ она сдержанно улыбнулась.

– Меня вызвали сюда, когда ситуация стала критической. И все же до последнего момента казалось, что это обычная предосторожность. Никто не предполагал, что это произойдет. Никто.

Она повернулась к маленькому столику, взяла небольшую салфетку и обмакнула ее в какую-то жидкость. Калвер наблюдал за ней. Она была довольно моложава и миловидна, но ее портило строгое выражение лица и чересчур короткая стрижка. Волосы были красивые, цвета осенней листвы, с редкими седыми прядями. Конечно, выражение лица и бледность были вполне объяснимы в таких обстоятельствах. Может быть, еще каких-нибудь несколько часов назад она выглядела совсем иначе и была вполне привлекательной женщиной.

Она снова повернулась к нему, держа наготове салфетку.

– Сейчас будет больно. Потерпите немного, – предупредила она и приложила салфетку к ране.

– О черт, – взвыл Калвер и вцепился руками в спинку кровати.

– Вы не слишком терпеливы, – улыбнулась она. – После всего, что вам пришлось пережить, разве это так страшно? Сейчас все пройдет. Зато зашивать рану не придется – вполне достаточно дезинфицирующей салфетки. Мы должны предотвратить заражение. У вас множество более мелких ран и царапин. Сейчас мы ими займемся. А потом я введу вам снотворное, чтобы вы как следует поспали.

– Нет, нет, я не хочу спать.

– Вам это необходимо, – мягко возразила она. – Нужно восстанавливать нервную систему. Постарайтесь забыть обо всем, что было. Думайте лишь о том, как вам повезло. Да, кстати, как вас зовут?

– Стив Калвер.

– Очень приятно, мистер Калвер. Сейчас вам нужно отдохнуть. У нас еще будет время пообщаться.

– Нет, доктор, я все равно не усну, – возбужденно проговорил Калвер. – Лучше объясните мне, что случилось. Почему они не смогли предотвратить эту катастрофу?

Она задумалась, и голос ее утратил нотки профессиональной назидательности и уверенности.

– Не знаю, – сказала она. – Это трудно объяснить. Возможно, причина в том, что миром правят низменные инстинкты.

Она перевязала его рану, сделала укол против столбняка и ввела ему полный шприц диазепама.

Проснувшись, он увидел другое женское лицо, склоненное над ним, и другие глаза внимательно разглядывали его. Он сразу узнал девушку из туннеля, хотя сейчас она выглядела совсем иначе, чем в тот момент, когда он заметил ее впервые. Правда, лицо ее, обрамленное длинными светлыми волосами, все еще хранило следы недавно пережитого кошмара. Прежде всего, ее состояние выдавали широко раскрытые глаза. Она схватила Калвера за плечо.

– Где я? – спросила она шепотом. – Пожалуйста, объясните мне, что происходит.

Калвер хотел встать, но голова закружилась, и он чуть не упал. Рука девушки еще сильнее сдавила его плечо, вонзившись в него ногтями.

– Успокойтесь, – попросил он тоже шепотом. – Подождите минуту. Сейчас я приду в себя и все объясню.

Калвер прислонился спиной к стене. Он чувствовал, что чем яснее становится голова, тем острее делаются воспоминания. Ужасные картины одна за другой проплывали перед его мысленным взором. Это было страшнее самого кошмарного сна, но им пришлось пережить все это наяву. Всплывали мельчайшие омерзительные, отвратительные, жуткие подробности. У него похолодело в желудке, и ему вновь сделалось страшно. Но, взглянув на девушку, он взял себя в руки – ее надо было успокоить. Он осторожно погладил ее по щеке.

– Вы сейчас в полной безопасности, – сказал он и ощутил порыв необъяснимой нежности.

Ему захотелось обнять девушку, прижать к своей груди, сказать, что все это было дурным сном и что это больше никогда не повторится. Но он не мог так сказать, потому что знал, что это неправда. Они лишь в самом начале пути, и Бог знает что ждет их впереди. Поэтому он сказал лишь то, что в настоящий момент соответствовало действительности и могло хоть как-то успокоить:

– Вы оказались в правительственном убежище. Мы наткнулись на вас в туннеле, как раз неподалеку от аварийного входа. Он заметил, что судорога пробежала по ее телу.

– Я помню, – сказала она, словно очнувшись. – Теперь я все вспомнила. Когда завыли сирены, еще никто не верил, что это в самом деле произойдет, но все же началась паника. Люди кинулись в метро. Мы тоже побежали. Нам удалось добраться до туннеля сквозь весь этот кошмар, и мы радовались, что оказались в безопасности.

Она снова вздрогнула, будто ее ударило током. И голосом, срывающимся на шепот, проговорила:

– И вдруг эти крысы...

Она хотела еще что-то сказать, но лишь беззвучно шевелила губами, и в ее расширенных зрачках метался страх.

Калвер притянул ее к себе. Она прижалась к его груди и разрыдалась. И тут он почувствовал, что его собственная эмоциональная защита, этот самодельный щит, которым он пытался отгородиться от всего мира, оказался тонким, как лист бумаги. От ее всхлипов он разорвался в клочья. Между ними возникла какая-то невероятная близость. Калвер был уверен, что и она это тоже чувствует. Это было отчаянное слияние душ, переживших вместе нечеловеческие испытания. Обнимая девушку, Калвер пытался преодолеть не только свое, но и ее отчаяние. Постепенно девушка затихла, хотя все еще продолжала дрожать. Она немного отстранилась и посмотрела на него с интересом и благодарностью.

– Это вы... вы помогли мне?

Он почувствовал, что спазм снова перехватил ее горло.

– Это вы вытащили меня оттуда, когда эти чудовища... О Господи... – всхлипнула она. – Кто они?

– Крысы, – ответил он, стараясь говорить как можно спокойнее. – Должно быть, они жили в туннелях метро много лет.

– Но они такие огромные! Таких крыс не бывает.

– Я думаю, что это крысы-мутанты, о которых много говорили и писали несколько лет назад. Тогда же вскоре сообщили, что их уничтожили, но, похоже, нас обманули. Хотя несомненно их следовало истребить сразу же, не дав им расплодиться.

– Но как они выжили? Чем питались? И как можно было не замечать этих чудовищ?

Голос ее задрожал, и Калвер почувствовал, что она снова теряет контроль над собой.

– Не терзайте себя этими вопросами. Может быть, когда-нибудь это все выяснится, – поспешил он успокоить ее. – Главное, что мы сейчас в безопасности. Что бы там ни происходило наверху или в туннелях – здесь нам ничто не угрожает.

Тень страдания омрачила ее и без того печальное лицо. У Калвера защемило сердце от жалости.

– Как вы думаете, наверху хоть что-нибудь уцелело? – спросила она. Он не знал, что ответить. Ему самому не хотелось думать об этом. Хотелось забыть все, иначе просто не выдержать. Тем более что предсказать их будущее не взялся бы никто. Надо выбросить из головы все страшные мысли о сгоревших детях, об обезображенных, разорванных на куски, пытавшихся в панике спастись людях, о разрушенном, превращенном в руины, в пустыню, запорошенную смертоносным пеплом, городе. О бедных искалеченных, ничего не понимающих, молящих о помощи детях... детях!

Он услышал свой голос, неистовый, переполненный мукой, слов было не разобрать. Это напоминало стон раненого зверя.

Теперь настала очередь девушки утешать его.


Глава 4 | Вторжение | * * *