home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 3

Они снова бежали по улицам в обратном направлении, почти обезумевшие от отчаяния, изможденные, потерявшие надежду. Они уже не мечтали о спасении, хотели, чтобы этот кошмарный сон наконец кончился. Им грезилось невозможное: обычное теплое солнечное июньское утро, сулившее какие-то надежды. Но они бежали, а вокруг по-прежнему полыхали пожарища, валялись обгоревшие изуродованные трупы, корчились в предсмертных муках раненые. Казалось, что этому кошмару не будет конца.

Ступени, ведущие на станцию метро, были завалены мусором, а круглые металлические перила были липкими от крови. Внизу оказалось не так много народу, как представлял себе Калвер. Он понял, что, добравшись до станции, люди спустились вниз, в вестибюль, а оттуда – в туннели. Всем хотелось уйти как можно дальше от этого безумия, которое царило наверху. Тем не менее в полутемном вестибюле вокруг касс, автоматов и нескольких пустых киосков толпились еще люди.

– Нам может понадобиться фонарь, – сказал Дили, сохранивший самообладание. – Собственно, фонарь понадобится вам. Я все равно ничего не вижу, и жжение в глазах сводит меня с ума.

Он помолчал немного, собираясь с мыслями, затем сказал:

– Нам необходимо попасть в восточный туннель.

– Тогда нам надо было войти через другой вход.

– Это не имеет значения. Все равно дополнительные входы используются только при чрезвычайных обстоятельствах.

– При чрезвычайных обстоятельствах? Вы что, смеетесь?

Дили покачал головой.

– Вы меня не совсем правильно поняли. Я имею в виду, что на станциях и в туннелях сейчас слишком много народу, поэтому нам нелегко будет воспользоваться дополнительным входом в убежище. Но теперь у нас нет выбора. Мы просто должны постараться сделать это как можно незаметнее.

– Вы имеете в виду, что это убежище для избранных?

– Да, это правительственное убежище. Оно не рассчитано на всех.

– Ага, наконец-то я все понял.

– Правительство должно быть предусмотрительным и заранее позаботиться о своей безопасности. И мы тоже. – Голос Дили прозвучал жестко. – Благодаря мне у вас появился шанс выжить. Ваше право решать: воспользуетесь вы им или нет.

– Без меня вам туда не добраться.

– Да, это так. Но все равно, последнее слово за вами.

Калвер молчал, а Дили, затаив дыхание, ждал ответа. В какой-то момент ему показалось, что Калвер ушел, и сердце его сжалось от страха. И тут Калвер заговорил:

– Я сомневаюсь, что кому-нибудь удастся выжить после того, что случилось. Но я отведу вас в ваше убежище. Мне только хотелось бы знать, какое вы имеете к этому отношение. Вы работаете в правительстве?

– Да, но сейчас это не так уже важно. Нам нужно поскорее попасть в восточный туннель.

– На той стороне вестибюля есть несколько дверей. Я, правда, в темноте с трудом различаю их. Но, по-видимому, одна из них ведет в комнату дежурного по станции. Я думаю, там мы сможем раздобыть фонарь или какую-нибудь лампу.

– Здесь совсем нет света?

– Почти нет. Только дневной. Вернее то, что от него осталось.

– В туннелях должно быть аварийное освещение. Но фонарь в любом случае может нам понадобиться.

– Вы правы, – сказал Калвер и взял Дили за руку.

Они вновь пробирались сквозь толпу, над которой носились крики раненых и покалеченных. Неожиданно кто-то ухватил Калвера за ногу, моля о помощи. Дили, почувствовав, что его спутник замешкался, быстро потянул его в сторону, не дав ему остановиться. На какое-то время они как бы поменялись ролями: Дили тянул за собой Калвера, стараясь отвлечь его от всего, что могло бы им помешать. Он сказал:

– Я до сих пор не знаю вашего имени.

– Калвер.

– Мистер Калвер, я прошу вас, давайте сосредоточимся и определим, что должны делать. Первое – достать фонарь, второе – попасть в восточный туннель, третье – добраться до входа в убежище. Если мы хотим выжить, никто и ничто не должно отвлекать нас.

Калвер понимал, что Дили прав. Но он никак не мог отрешиться от своих сомнений: стоит ли вообще выживать? Что осталось там, наверху? Сметена ли с лица земли большая часть северного полушария или удары были сконцентрированы на самых больших городах и стратегических военных объектах? Сейчас никто не мог ответить на эти вопросы, и он старался выбросить их из головы. Он старался, но мысли эти возвращались вновь и вновь. Калвер пытался убедить себя, что сможет спастись, если будет думать только о сиюминутном: прежде всего им надо добыть фонарь.

Неожиданно все вокруг снова содрогнулось от взрыва. Они остановились. Крики и вопли толпы усилились. Это была еще одна волна страха.

– Неужели снова бомба? – спросил Калвер. Дили покачал головой.

– Вряд ли. Взрыв произошел где-то совсем рядом. Возможно, разрыв газопровода.

Они добрались наконец до двери дежурного по станции. Калвер подергал ручку. Дверь была заперта.

– Черт, этого следовало ожидать, – в сердцах выкрикнул он.

Разбежавшись, он ударил по двери ногой, еще раз и еще, пока ему не удалось выломать ее. Калвер вошел в помещение. Следом за ним Дили, держа руку на его плече. Из темноты раздался встревоженный голос:

– Что вам здесь нужно? Это собственность лондонского транспортного управления. Посторонним сюда входить не разрешается.

Калвер не удивился бессмысленности этих слов. Чего можно было ожидать от этого обезумевшего мира.

– Не беспокойтесь. Нам просто нужен фонарь, – сказал он человеку, забившемуся в угол этой небольшой комнатки.

– Я не могу дать вам фонарь... – строго произнес он, но голос его прервался. – Что происходит там, наверху? Все уже кончено?

– Произошло самое худшее, – сказал Калвер. – Но это еще не конец. Где мы можем взять фонарь?

– Справа от двери, на полке.

Калверу так и не удалось разглядеть человека в углу, и он направил на него фонарь. Тот прикрыл глаза от яркого света. Он выглядел ужасно беззащитным в этой своей конуре. Даже Дили не выдержал:

– Я бы посоветовал вам пройти в туннель. Там все же безопаснее, чем здесь.

– Нет, нет, мне и здесь хорошо, – испуганно проговорил человек. – Я никуда отсюда не уйду.

– Ну, это вам решать. Вы дежурный по станции?

– Нет. Мистер Франклин погиб. Он пытался сдержать толпу. Здесь была такая ужасная паника. Они давили друг друга. А он пытался удержать их, навести какой-то порядок. Но они затоптали его. Мы не смогли его спасти. Это была безумная толпа, – прошептал он с неподдельным ужасом.

– Успокойтесь. Толпа давно схлынула. Большинство людей ушло в туннели. И ядерная атака тоже кончилась.

– Атака? Значит, это действительно случилось? Они это сделали? Они сбросили бомбу?

– Да, и, я думаю, не одну.

Калвер решил сейчас не уточнять, сколько именно бомб сброшено на город. Он видел эти пять чудовищных грибов и расскажет об этом Дили, только позже, когда они останутся одни и будут наконец в безопасности. Если это, конечно, когда-нибудь произойдет.

– Значит, это конец? Мы все погибнем? – с ужасающим равнодушием спросил человек, так и не сдвинувшись с места, будто его приковали цепями в дальнем углу комнаты дежурного.

– Нет, отчего же. Если все будут находиться в укрытии в течение двух – четырех недель, у многих будет шанс на спасение. Именно в это время радиация наиболее опасна. А власти возьмут ситуацию под контроль значительно раньше.

Дили был до смешного рассудителен, и Калвер даже чуть не расхохотался.

– Мы уходим. И вам тоже надо выбираться из вашего угла. Это не самое надежное место.

– Он прав, – подтвердил Дили. – Вы будете в большей безопасности в туннеле.

Но из темного угла комнаты не донеслось ни звука. Калвер еще раз направил луч света на человека в углу, но тот оставался недвижим. Тогда он выключил фонарь, чтобы впустую не подсаживать аккумулятор, и тронул Дили за плечо.

– Мы зря теряем время. Этот человек никуда не пойдет отсюда. Дили и сам не мог понять, что заставило его так долго уговаривать этого человека покинуть не слишком надежное убежище. Ведь он сам все время убеждал Калвера ни на что не обращать внимания, даже когда они оказывались свидетелями ситуаций гораздо более страшных и трагических, как в случае с девушкой, друг которой погиб под машиной.

– Да, вы правы, нам надо идти, – сказал он.

Они поспешили к эскалаторам. Их было три, но ни один не работа... Калвер обратил внимание, что люди, заполнившие вестибюль, были совершенно растерянны. Они уже никуда не спешили. Движения их были неуверенными, а взгляды бессмысленными. Это зрелище произвело на Калвера угнетающее впечатление, он не удержался и рассказал Дили о том, что происходит вокруг.

– Мы ничем не можем им помочь? – прошептал он.

– Боюсь, что нет. Я уже не слишком надеюсь, что нам удастся помочь самим себе.

Калвер снова попытался сосредоточиться на главной цели. Надо добраться до ступеней эскалатора. Не обращай внимания на сидящую на полу старуху с окровавленной головой. Забудь о ребенке, прижимающемся к мертвой или потерявшей сознание матери и тянущем к ней руки, усыпанные осколками стекла. Не смотри на скорчившегося у стены мужчину, харкающего черной кровью. Поможешь одному, и тебе придется помочь другому. Всем все равно не поможешь. Думай о себе. И об этом Алексе Дили, которого ты спас, и, похоже, не зря. Он знает то, что известно лишь избранным.

Под этот аккомпанемент Калверу довольно быстро удалось добраться до эскалатора. Эскалаторы тоже были забиты людьми. Они лежали, сидели, стояли, тяжело опираясь на перила. Мало кто был в состоянии двигаться. Это была довольно страшная картина: неподвижная лента эскалатора, неподвижно застывшие на ней люди. Думали ли они, что едут вниз, или им уже все было безразлично – этого Калвер не знал. Он только предупредил Дили:

– По ступеням надо идти осторожно. Они забиты людьми, и нам придется пробираться между ними. Держитесь крепче за мою руку и старайтесь ни на шаг не отставать.

Они начали медленно двигаться вниз. Калвер старался не спешить, чтобы не слишком потревожить людей и чтобы Дили поспевал за ним. Если кто-нибудь из них упадет, подняться они уже не смогут. Люди на эскалаторе вели себя на удивление спокойно и даже дружелюбно. Многие, замечая, что Дили слепой, пытались посторониться. Они преодолели уже половину эскалатора, когда на нижней платформе началась какая-то паника. Люди кинулись назад к эскалаторам и, расталкивая и давя тех, кто стоял на ступенях, поспешно карабкались вверх. При этом они кричали что-то, но ни Калвер, ни Дили не могли понять. Новая волна паники захлестнула всех. Только что в тупом безразличии замершие на ступенях, они повскакали со своих мест и тоже ринулись наверх. На смену доброжелательности или равнодушию пришла агрессивность. Люди расталкивали друг друга, набрасывались с кулаками на тех, кто стоял у них на пути, безжалостно топтали ногами раненых, которые не могли сдвинуться с места.

– Что случилось? – растерянно спросил Дили, почувствовав напор встречного людского потока, отшвырнувшего их в сторону. – Что случилось, Калвер?! – В его голосе послышались панические нотки.

– Не знаю, но думаю, что ничего хорошего. Все рвутся наверх. Значит, что-то произошло внизу. Нам не преодолеть этот встречный поток.

– Но мы должны пробраться в туннель.

Он дернул Калвера за рукав и повторил:

– Мы должны попасть в восточный туннель.

Это прозвучало как приказ.

– Я слышал это сто раз. Попробуйте объяснить это им. Скажите, чтобы они нам не мешали.

Калвер расхохотался. В этот момент кто-то сильно ударил его кулаком в грудь, пробиваясь наверх. Калвер пошатнулся, чуть не упал и с трудом подавил в себе желание тоже ударить кого-нибудь. Но вместо этого он лишь крепче сжал руку Дили и, стараясь перекричать шум, проговорил:

– Вниз ведет только один путь, и он таит большие опасности.

– Возможно, это и так. Но я думаю, что наверху не менее опасно.

– Мне кажется, что самый верный способ попасть вниз – съехать по панели, разделяющей эскалаторы. Дили неуверенно произнес:

– Я, наверное, не смогу.

– Я вам помогу. Сделаем так: я буду держаться за перила, а вы – за меня. Только старайтесь тормозить ногами.

Однако из этой затеи ничего хорошего не получилось. Калвер не смог удержать Дили. Его руки соскользнули с перил, и они со стремительно возрастающей скоростью понеслись вниз, кувыркаясь через голову, потеряв друг друга из вида. Каждый летел навстречу неведомой опасности, бессильный что-либо понять или изменить. Это был полет в неизвестность.

К счастью, приземление оказалось довольно удачным – они упали на груду тел, лежащих у подножия эскалаторов, врезавшись с огромной скоростью в копошащееся месиво рук, ног, голов. Но зато обошлось без серьезных повреждений. Придя в себя, Калвер с удивлением обнаружил, что не выпустил из рук фонарь. Он вынул его из массивного кожаного футляра и щелкнул выключателем – фонарь был цел. В следующую секунду он вспомнил о Дили.

– Дили, Господи Боже мой, где же вы? – прокричал он. Из груды тел прямо под ним торчала рука. Ему показалось, что это рука его спутника, и он резко дернул ее на себя, позвав еще раз: – Дили!

– Я здесь, здесь, помогите мне.

Калвер отпустил чью-то руку, так как голос Дили раздался с другой стороны. С помощью фонаря он наконец нашел Дили и помог ему выбраться из этого жуткого завала.

– Как вы? – спросил он.

– Не знаю, – ответил Дили. – Главное, понять, можем ли мы двигаться. Сейчас только это имеет значение. Мы должны во что бы то ни стало найти восточный туннель.

– Он там. – Калвер махнул рукой в сторону, будто Дили мог это видеть. – Западный уровнем ниже.

Люди бежали им навстречу. Их становилось все больше и больше. Какой-то мужчина с разбегу чуть не выбил фонарь из рук Калвера. Калвер схватил его за рукав и притянул к себе.

– Почему люди бегут из туннелей? Это же самое безопасное место. Что там происходит?

Мужчина попытался вырваться, но Калвер держал его мертвой хваткой. Толпа давила на них со всех сторон. Однако Калвер прокричал:

– Я не выпущу вас, пока вы не объясните, что там случилось.

Мужчина невнятно забормотал:

– Что-то... что-то есть в туннелях. Я сам не видел... Но люди говорят, что на них там кто-то напал. Они вышли оттуда все в крови. Пожалуйста, отпустите меня.

– Кто на них напал?

– Я не знаю, – в отчаянии прокричал мужчина. – Отпустите меня, мне страшно.

Он вырвался наконец и мгновенно исчез в толпе. Калвер повернулся к Дили.

– Вы слышали, что он сказал?

– Это массовая истерия. В таких экстремальных обстоятельствах это вполне объяснимо. Многие все еще находятся в шоковом состоянии.

– Да, но он сказал, что все они были в крови.

– Мне кажется, а вы это несомненно видели, что мало кому удалось избежать ран в этой катастрофе. В конце концов, может быть, кто-то в темноте наступил на крысу и она его укусила. Человек, естественно, испугался, и страх его передался окружающим.

Калверу это показалось не слишком убедительным, но Дили категорически не желал возвращаться наверх, где все было насыщено радиоактивными частицами.

– Наверное, нам придется преодолеть немало трудностей. Мы должны быть готовы ко всяким неожиданностям.

– Я сделаю все, чтобы помочь вам, – с готовностью откликнулся Дили.

– Хорошо. Крепко держитесь за меня, придвиньтесь вплотную, будто мы единое целое. Я буду пробиваться, а вы помогайте мне своим весом. Давите сзади, ни на что не обращая внимания.

Калвер прикрыл лицо руками, выставил вперед фонарь, и они с Дили стали прокладывать себе путь в движущейся навстречу толпе. Идти было так же тяжело, как плыть против течения. Выбрались они, совершенно обессиленные и взмокшие от пота. Здесь тоже толпились люди. Их было не очень много, не сумевших сделать выбор: их одинаково пугало то, что случилось в туннеле, и та неминуемая опасность, которая ждала наверху. Они неуверенно топтались на свободном пятачке у края платформы. Здесь же лежали раненые и мертвые. Откуда они и как сюда попали? Калвер старался об этом не думать. Он оглянулся назад на эскалаторы, на плотную массу движущихся тел, представил себе, что может произойти, если кто-то, хотя бы один человек, упадет, и на миг испытал облегчение от того, что они выбрались из этой мясорубки.

Он огляделся по сторонам, пытаясь сориентироваться, куда им дальше идти, и увидел, что паника началась в другой стороне, в том туннеле, который был на уровень ниже восточного. Обезумевшая толпа с криками бежала оттуда к эскалаторам, сливаясь с основной массой.

Внутри у него все похолодело от страха. Неизвестность пугала. Он хотел знать, что происходит в туннелях.

– Мы не должны останавливаться. Пошли к восточному туннелю. Дили стоял, прислонившись спиной к гладкой, выложенной желтым кафелем стене. Он еле держался на ногах. Его плотная фигура клонилась вперед. Калвер постарался выбросить из головы все тревожные мысли и, обхватив Дили за плечи, подвел его к входу в туннель. Поезда на путях не было.

– Как вы думаете, Дили, обесточена ли сеть? – тревожно спросил Калвер.

– Думаю, что да. Вы ведь сказали, что горит только аварийное освещение. А это значит, что основная линия отключена. Поезда на станции есть?

– Нет.

– Возможно, они стоят в туннелях. Я думаю, что, вероятнее всего, все обесточено.

– Вы думаете, – раздраженно сказал Калвер, – а я все же предлагаю идти между рельсами и соблюдать максимальную осторожность.

– Хорошо. Ведите меня к входу в туннель, к левому, восточному. Мы пойдем вдоль линии.

Калвер в последний раз попытался остановить его.

– Я все же не уверен, что мы поступаем правильно. Люди, бегущие из туннелей, чем-то смертельно напуганы.

– И все-таки нам придется пройти через это. У нас нет выбора.

– Я еще не сказал вам, что люди бежали и с другой платформы, с той, что ниже этой. Значит, в западном туннеле произошло то же самое. Как вы это объясните?

– Я не собираюсь объяснять что-либо, у нас просто нет выбора: мы должны найти убежище, – упрямо повторил Дили.

– Мы можем остаться здесь, – попытался возразить Калвер. – Здесь достаточно глубоко, чтобы чувствовать себя в безопасности.

– Нет, это не совсем так. Туннели негерметичны. Радиация проникает сюда сквозь отверстия для коммуникаций, вентиляционные шахты, сквозь щели между панелями перекрытий.

– Вы всегда были таким пессимистом?

– Извините, но изображать оптимизм в таких обстоятельствах глупо. Если мы хотим выжить, нужно исходить из наихудших вариантов сложившейся ситуации.

“У этого парня железная логика, – подумал Калвер. – Его не переспоришь”.

– Ладно. Как далеко от входа в туннель ваше убежище?

– Восемьсот – девятьсот ярдов. Я думаю, что мы довольно скоро туда доберемся.

– Ну хорошо. Тогда вперед.

Калвер в последний раз с сомнением и опаской взглянул в сторону круглого проема арки, ведущего в темный туннель. Подойдя к краю платформы, он посветил фонарем в темноту.

– Похоже, там ничего нет.

– Ну разумеется, – стараясь успокоить его, сказал Дили. – Даже если там что-то и было, то эти обезумевшие толпы народа распугали бы что угодно... или кого угодно.

– Ну что ж, будем надеяться, что вы правы.

Дили потер руками веки.

– Как ваши глаза? – спросил Калвер.

– Ужасно болят. Но все же не так, как раньше. И жжение немного уменьшилось.

Калвер направил луч света прямо ему в лицо.

– Вы что-нибудь видите?

Дили моргнул несколько раз подряд.

– Нет. Но боль почему-то усилилась. Вы направили на меня свет?

– Прямо в зрачки. И они сузились!

Калвер подумал, что это сообщение обрадует Дили.

– Да? – с сомнением переспросил тот. – Вряд ли это имеет какое-то значение.

– Я вижу, вы будете верны своему пессимизму при любых обстоятельствах. Держитесь за мое плечо правой рукой, а левым плечом прижимайтесь к стене. Мы спускаемся вниз.

Воздух в туннеле был прохладный и влажный. Слабые огни аварийного освещения уходили в темноту. В их тусклом свете Калвер едва видел идущего рядом Дили. У Калвера было такое ощущение, что они погружаются в какую-то зловещую пустоту, которая сама по себе таила угрозу. Возможно, ощущение это усиливала неестественная тишина, царившая в туннеле. После какофонии безумных звуков, которые сопровождали его от первого всхлипа сирены до последних криков на платформе метро, тишина эта пугала. Нервы были напряжены до предела. Ему казалось, что он чувствует чье-то невидимое присутствие совсем рядом, чьи-то глаза, наблюдающие за каждым его движением, чьи-то уши, прислушивающиеся к его шагам. Наверное, это действительно нервы.

Туннель слегка изгибался. Цепочка тусклых огней аварийного освещения исчезла за поворотом. Не видно уже было и света с платформы за спиной. Они оказались в полной изоляции – в темноте, в тишине, лишь их шаги отдавались гулким эхом под арочным сводом туннеля.

Калвер заметил в стене справа какие-то проемы. Он посветил туда фонарем.

– Я вижу еще один туннель.

Голос его прозвучал неестественно громко.

– Это, наверное, западный. Посветите еще раз направо. Мне не хотелось бы, чтобы мы пропустили убежище.

Калвер почувствовал, что Дили навалился на него всем своим телом, и понял, что тот близок к обмороку. Наверное, помимо всего прочего, он обессилел от жуткой боли в глазах. А сделанное Калвером предположение, что он ослеп неокончательно, видно, не слишком подбодрило его. Калвер опять подумал, кто же на самом деле этот Дили и откуда ему известно о спецубежище, и что это вообще значит – работает на правительство. Быть может, он...

Его мысль прервал какой-то странный шум, раздавшийся в темноте, прямо перед ними. Он никак не мог понять, что напоминает ему этот звук. Но почему-то похолодел от страха.

– Почему вы остановились? – спросил Дили и крепко, до боли сжал руку Калвера.

Видно, тревога Калвера передалась ему.

– Мне показалось... Я что-то слышу, какой-то странный звук.

– А вы что-нибудь видите?

Калвер осветил туннель фонарем.

– Нет, ничего.

– Тогда пошли быстрее.

И, несмотря на безумную усталость, они ускорили шаг. Нервы были на пределе, и внезапное ужасное предчувствие овладело обоими. Хотя казалось, что могло быть страшнее того, что им уже довелось пережить. Калвер лихорадочно искал дверь в убежище. Ему казалось, что если он сейчас же не найдет эту дверь, то сойдет с ума. В стене было полно проемов, но заветной двери он все еще не видел, хотя она должна быть где-то совсем рядом. Они прошли не больше восьмисот ярдов, а казалось, что восемь миль. Господи, помоги поскорее найти эту дверь!

Калвер упал, споткнувшись обо что-то, лежащее поперек линии.

– Калвер, – в страхе закричал оставшийся без своего поводыря Дили.

Он спотыкаясь пошел вперед, вытянув руки и напряженно вглядываясь в темноту невидящими глазами. Пройдя всего несколько шагов, он тоже споткнулся и упал. Его руки коснулись металла. Дили быстро отдернул их, хотя уже понял, что линия обесточена. Шаря руками в темноте, он нащупал что-то мягкое, влажное, круглое. Голова? Лицо? Он решил, что это Калвер. И закричал тревожно и радостно одновременно:

– Калвер, это вы? У вас все в порядке?

Но это был не Калвер. Он услышал его голос у себя за спиной.

– Не двигайтесь, Дили, и ничего не трогайте!

Но было уже поздно. Пальцы Дили, как бы не подчиняясь ему, ощупали чье-то лицо: лоб... нос... глаза... Но глаз не было. Его пальцы провалились в глубокие липкие впадины. Он с трудом вытащил их, в ужасе отпрянув назад. Руки коснулись чего-то теплого, скользкого, что вызывало отвращение даже на ощупь. Дили почему-то решил, что это внутренности человека.

– Не двигайтесь, Дили! – снова услышал он голос Калвера. Спазм перехватил горло, и Дили не мог выговорить ни слова. Калвер, стараясь не шевелиться, включил фонарь и осторожно переводил луч света с места на место. Кругом лежали люди, он не мог разобрать, живы они или нет, но все равно это была ужасающая картина. Вокруг каждого человека копошились какие-то черные существа, пожирая их. Эти черные дьяволы, спасаясь от луча света, припадали к земле или поспешно убегали в тень.

– Нет, этого не может быть, – громко простонал Калвер.

– Калвер, пожалуйста, скажите мне, что происходит, – отозвался Дили дрожащим голосом.

– Прошу вас, не двигайтесь, – еще раз сказал Калвер. Сам он медленно, медленно начал подниматься. Луч света выхватил из темноты щетинистую изогнутую спину. Застигнутое врасплох существо застыло на миг, потом поспешно скрылось. Калвер встал на ноги, держа фонарь перед собой. Луч фонаря упал на человеческую ногу, затем осветил тело, и Калвер увидел злые желтые глаза животного, сидящего на голой груди человека, и окровавленную морду с огромными резцами, вырывающими из глубокой раны куски еще живой плоти. Крыса прекратила есть и как загипнотизированная смотрела на человека с фонарем. Калвер окликнул Дили, стараясь говорить как можно тише, но не смог сдержать дрожь в голосе:

– Двигайтесь в мою сторону. Только медленно. Как можно медленнее и осторожнее.

Когда Дили приблизился, Калвер притянул его к себе, они осторожно присели, стараясь избегать резких движений, и прислонились спинами к стене туннеля.

– Что это? – прошептал Дили.

Калвер прерывисто вздохнул.

– Крысы, – сказал он, – но я таких сроду не видел. Таких больших, – уточнил он.

А про себя подумал, что следовало бы сказать: громадных, колоссальных.

– Они черные?

– Здесь все черное.

– О Господи, только не это, только не сейчас, – взмолился Дили. Калвер не очень хорошо понял, что Дили имел в виду. И попытался угадать это по выражению его лица, однако в темноте он почти не видел Дили. А выпускать из пучка света эти мерзкие твари он не хотел, да и взгляда не мог отвести от обгрызенных, изуродованных трупов. Теперь он уже не сомневался, что все люди мертвы. Быть может, некоторые еще не успели остыть, но живых среди них не было – это факт. Внезапно его осенила страшная догадка.

– Послушайте, Дили. Что вы хотите сказать? Несколько лет назад писали о черных крысах-убийцах. Вы думаете, что это они? Но ведь тогда сообщили, что их уничтожили.

– Я же их не вижу. Поэтому точно ничего сказать не могу. И вообще, сейчас не время развивать эту тему.

– Да, разумеется, вы правы. Но что вы предлагаете – прогнать их?

– Вы еще не нашли вход в убежище? Он должен быть где-то рядом. Калвер медленно отвел фонарь в сторону. Луч скользнул по разодранным человеческим телам, по гигантским, неторопливо жующим крысам. Его тошнило от запаха крови. Он никогда не думал, что у крови такой сильный запах.

Он замер от ужаса, увидев, что одна крыса медленно подкрадывается к ним, волоча по земле свое длинное тело. Ее задние лапы были согнуты и напряжены, будто она готовится к прыжку. Он направил на нее луч света, который отразился в ее желтых алчных глазах. Она остановилась, отвернулась от света и попятилась на несколько шагов назад. А потом неторопливо развернулась и равнодушно удалилась прочь.

– Вы еще не нашли дверь? – настойчиво переспросил Дили.

– Нет еще, я отвлекся.

– Так ищите, ищите, – потребовал Дили.

Калвер чуть не ударил слепого. Хорошо ему командовать. Если бы он увидел хоть часть той страшной картины, которая предстала перед взором Калвера здесь, в этом проклятом туннеле, он бы, наверное, сразу же сошел с ума. Калвера от ужаса колотила дрожь, и фонарь буквально плясал у него в руке. В этом дрожащем свете казалось, что трупы и крысы тоже пляшут. Никогда в жизни он не видел ничего более страшного. Даже в самом кошмарном сне. Он медленно освещал лучом стену, возле которой они с Дили сидели. Это была правая сторона восточного туннеля. И если Дили не ошибается, то дверь должна быть где-то здесь. Чем дальше скользил луч фонаря, тем сильнее его охватывал страх, леденящий ужас при мысли о том, что обступившая их темнота кишит этими беспощадными кровожадными тварями. Ему казалось, что свет – единственное их с Дили оружие и спасение от этих чудовищ. В темноте они окажутся такими же беззащитными, как и эти несчастные люди. В глубине души он понимал, что это не так. Скорее всего, крысы не нападали на них только потому, что уже насытились или при желании могли вдосталь наесться без особых усилий.

Но если эти твари почувствуют малейшую опасность, то им с Дили уже ничто не поможет. Он весь облился холодным потом от страха.

– О Господи, где же это проклятое убежище? – выкрикнул он. Луч медленно двигался вдоль стены, и неожиданно Калвер увидел человека, стоящего в одном из проходов, разделяющих два туннеля. Калвер присмотрелся: это была девушка. Она стояла неподвижно, словно статуя. Ее немигающий взгляд был устремлен прямо перед собой. На ней была разорванная, грязная одежда, волосы всклокочены. Казалось, что она не дышит. Но она, несомненно, была жива.

– Дили, – тихо сказал Калвер, – на другой стороне рельсов стоит девушка. Похоже, она в шоке.

Он увидел, как черная тень подползла к ногам девушки. Крыса вздернула острую морду и задвигала носом, принюхиваясь. Калвер спугнул ее лучом света.

– Вы бы лучше нашли дверь. Это для нас сейчас гораздо важнее. Дили не очень удачно пошутил, но Калвер невесело усмехнулся.

– Вы – воплощенное милосердие, Дили, – язвительно сказал он.

– Мы сможем ей помочь, только если найдем убежище, – невозмутимо ответил Дили.

– Но она вот-вот упадет в обморок, и крысы тотчас набросятся на нее. Тогда ей уже ничего не поможет.

– Мы и так ничего не можем для нее сделать.

– Но мы все же попытаемся, – упрямо возразил Калвер. Он начал медленно и осторожно подниматься, стараясь не производить никакого шума. Дили, пытаясь удержать, схватил его за рукав, но Калвер оттолкнул его и направился к девушке.

– Замрите, Дили. Замрите и не дышите, – прошептал он. – Все будет в порядке: у них еще не наступило время десерта.

Это был черный юмор, и ему самому сделалось тошно.

Пройдя какое-то расстояние, он вдруг почувствовал себя в безопасности. Скопища крыс остались позади, и он уже не мог своим бесцеремонным вторжением нарушить их дьявольский пир. Хотя, по правде сказать, ему было бы гораздо спокойнее, окажись он сейчас за несколько сот миль отсюда, наверху, где смертоносная радиация не имела ни цвета, ни запаха, ни этих желтых глаз, ни когтистых лап, ни острых клыков, ни отвратительной черной щетины.

Калвер перешел через рельсы и медленно двинулся назад. Луч фонаря не выхватил из тьмы ни одной твари, и, подумав, что здесь крыс нет, Калвер зашагал быстрее. Подойдя к девушке, он осветил ее лучом фонаря, но она даже не пошевелилась, лишь прикрыла глаза от света. Он приблизился к ней почти вплотную и заглянул в лицо.

– Вы ранены? – спросил он. И, не получив ответа, повысил голос: – Вы меня слышите, вы ранены?

Едва заметная искорка сознания промелькнула в ее глазах, но все равно она никак не реагировала на его слова.

– Калвер, – раздался дрожащий шепот Дили с другой стороны туннеля. – Я слышу шорох, они приближаются ко мне. Спасите меня, пожалуйста.

В его голосе звучали мольба и отчаяние. В груди у Калвера защемило от жалости. Если бы бедняга Дили видел, как они плотоядно заглатывают живую плоть, как грызут и обгладывают хрупкие кости, если бы он видел их окровавленные морды!

Отбросив всякую предосторожность, Калвер стал судорожно водить лучом по противоположной стороне, но луч по-прежнему выхватывал пустые проемы. Этой проклятой двери нигде не было видно. В отчаянии он подумал, что Дили что-то перепутал или вообще все выдумал. Но тут, прямо напротив, высветилась железная дверь. Никакой таблички на ней не было. Но, наверное, это была та самая дверь.

– Дили, – заорал Калвер, не в силах сдержать радость. – Дили, я нашел ее! Она примерно в тридцати ярдах от вас, справа. Сможете добраться до нее сами?

Он увидел, как Дили встал и, прижавшись к стене, ощупывая ее руками, пошел к двери. Калвер повернулся к девушке. Глаза ее по-прежнему широко раскрыты, а взгляд остекленевший. Лицо было в крови, хотя кровоточащих ран он не заметил. Вообще-то она была хорошенькой, а ее спутанные длинные волосы наверняка хорошо смотрелись в лучах солнца. Но сейчас она выглядела ужасно. Да и какое это имело значение. Калвер осторожно тронул ее за плечо. Девушка заорала так, что он чуть не оглох от оглушительного эха, разнесшего ее голос по всему туннелю. При этом она оттолкнула его с такой силой, что он стукнулся затылком о колонну. От сильного удара у него потемнело в глазах. Когда через мгновение он открыл глаза, девушка исчезла. Он стал искать ее, лихорадочно освещая фонарем все вокруг. И нашел. Хуже быть не могло: она барахталась прямо в гуще наполовину съеденных тел. Испуганные ее падением черные твари отскочили в стороны, и Калвер наконец увидел, сколько их.

Сотни. Господи, больше. Намного больше! Неисчислимое множество!

– Дили, скорее. Постарайтесь идти быстрее.

Девушка пыталась подняться, но он с удивлением понял, что ее больше пугает свет фонаря, чем окружившие ее чудовища. А он чувствовал, что они вот-вот набросятся на нее, и свет их уже не остановит.


Глава 2 | Вторжение | Глава 4