home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



39

Я очнулась, что само по себе уже было приятным сюрпризом. Я моргала на люстру, висящую под потолком. Я была жива, и я не была в подземелье. Приятная новость.

Почему меня должно удивлять, что я жива? Я провела пальцами по грубой узловатой ткани кушетки, на которой я лежала. Над кушеткой висела картина. Речной пейзаж с баржами, мулами, людьми. Кто-то подошел ко мне и наклонился – длинные песочные волосы, квадратная челюсть, красивое лицо. Не так нечеловечески прекрасен, как казалось мне раньше, но все еще красив. Чтобы танцевать в стриптизе, красота, я думаю, необходима.

– Роберт?

Мой голос отозвался хриплым карканьем.

Он присел возле меня:

– Я боялся, что вы не очнетесь до рассвета. Вы сильно ранены?

– Где… – Я прочистила горло, и это чуть помогло. – Где я?

– В кабинете Жан-Клода в «Запретном плоде».

– Как я сюда попала?

– Вас привезла Николаос. Она сказала: «Вот шлюха твоего хозяина».

Я видела, как шевельнулось его горло, когда он проглотил слюну. Это мне что-то напомнило, но я не могла вспомнить что.

– Вы знаете, что сделал Жан-Клод? – спросила я.

Роберт кивнул.

– Мой мастер дважды вас отметил. Когда я говорю с вами, я говорю с ним.

Он имел в виду фигурально или буквально? Честно говоря, мне не хотелось этого знать.

– Как вы себя чувствуете? – спросил он.

В самом тоне его вопроса заключалось предположение, что не очень хорошо. Горло болело. Я подняла руку и коснулась его. Засохшая кровь. У меня на шее.

Я закрыла глаза, но это не очень помогло. У меня из горла вырвался тихий звук, похожий на всхлип. В мозгу горел образ Филиппа. Текущая из его горла кровь, разорванное розовое мясо. Я затрясла головой и постаралась дышать глубоко и медленно. Не помогло.

– Ванная, – сказала я.

Роберт показал мне, где это. Я вошла, встала на холодный пол на колени, и меня стало рвать в унитаз, пока не осталось ничего, кроме желчи. Тогда я подошла к умывальнику и плеснула холодной водой в рот и на лицо. Потом посмотрела на себя в зеркало. Глаза у меня стали из карих черными, кожа приобрела болезненный оттенок. Я выглядела безобразно, а чувствовала себя еще хуже.

А самое худшее было у меня на шее. Не заживающий укус Филиппа, но следы клыков. Крошечные, исчезающие следы клыков. Николаос меня… заразила. Чтобы показать, что может делать что хочет с людьми-слугами Жан-Клода. Она показала, какая она крутая. О да. По-настоящему крутая.

Филипп мертв. Мертв. Могу ли я произнести это вслух? Я решила попробовать.

– Филипп мертв, – сказала я своему отражению.

Я смяла бумажное полотенце и засунула его в мусорный бак. Мало. Я завопила «А-а-а!», я стала лягать бак, пока он не покатился по полу, рассыпая содержимое.

В дверях появился Роберт:

– У вас тут все в порядке?

– А разве на то похоже? – заорала я в ответ.

Он остановился в дверях:

– Я могу чем-нибудь помочь?

– Ты даже не смог не дать им забрать Филиппа!

Он вздрогнул, как от пощечины.

– Я сделал все, что мог.

– Ну и что ты смог? – завопила я как сумасшедшая. Я упала на колени, и злость перехватила мне горло и полилась слезами из глаз. – Пошел вон!

Он колебался:

– Вы уверены, что вам ничего…

– Вон отсюда!

Он закрыл за собой дверь. А я сидела на полу, качалась, плакала и кричала. Когда в сердце у меня стало так же пусто, как в желудке, меня охватила тупая свинцовая усталость.

Николаос убила Филиппа и укусила меня, чтобы показать, как она сильна. Можно ручаться, что она думала, будто напугала меня до смерти. И в этом она была права. Но я свои часы бодрствования всю жизнь проводила, уничтожая то, чего боюсь. Тысячелетний вампир – трудная задача, но девушке в этой жизни необходимо иметь цель.


предыдущая глава | Запретный плод | cледующая глава