home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



XV. «Я УБЬЮ ЛЮБОГО БЕЛОГО…»

Военные действия карательной экспедиции генерала Коннора нарушили обычное течение жизни индейцев с Великих равнин. Не имея возможности схватить индейцев, ловко ускользающих на своих легких, быстрых мустангах, белые решили заморить голодом и своего противника, и его лошадей и начали поджигать сухую траву прерий. С южного берега реки Платт пошла распространяться лавина пожаров, ветер гнал их на юг. Пожары погасли сами собой, подойдя к границе с Техасом, уничтожив траву на громадных площадях, спугнув и уничтожив зверей и птиц. Однако индейцам больших бед огонь не причинил, они попросту переправились на северный берег Платт.

Ввиду исчезновения дичи и корма для мустангов совет старейшин вахпекутов постановил откочевать в окрестности реки Паудер74, там находились любимые охотничьи угодья дакотов. Дакоты долго боролись за эту местность у реки с кангитока, в конце концов они их оттуда вытеснили. С тех пор эти охотничьи территории, где не бывали белые, перешли в полное их владение.

Места на реке Паудер отличались своеобразным очарованием. Окружающие их монотонные Великие равнины переходили здесь в более холмистое, перерезанное долинами предгорье, тянущееся до подножья гор Биг Хорн. С гор текли серебристые ручьи с холодной, чистейшей водой, вокруг них буйно цвела растительность. Склоны гор были покрыты хвойными лесами, в заросших лесом долинах росли хлопковые деревья, вербы и тополя. Вдоль ручьев хватало рощ с дикой вишней и черешней, подлесок и зеленые луга на пологих склонах изобиловали малиной, земляникой, смородиной. Но самое большое богатство этого красивого зеленого края составляло великое множество всяческого зверья. На обширных лугах, на сочной, питательной траве паслись стада бизонов, антилоп и лосей. В лесной чаще царили медведи, полно там было зайцев, курочек и самых разных птиц. Благодаря всему этому долина реки Паудер представляла собой естественный заповедник охотничье-промысловых животных.

Вахпекуты с тем большей радостью устремились в тот благодатный край, что он был любимым местом охоты для тетон дакотов75, а с ними приходилось считаться и белым завоевателям, так они были сильны. Вахпекуты намеревались соединиться с какой-нибудь их группой, отдавая себе отчет, что правительство Соединенных Штатов не оставит их в покое после неудачной карательной экспедиции генерала Коннора. Правда, вахпекуты благодаря умелым маневрам Желтого Камня и быстроте своих мустангов удачно вырвались из окружения, многократно нападали сами на передовые отряды экспедиции, но противостоять регулярной армии белых они, конечно, не могли. Понимая это, они и решили соединиться со своими братьями тетонами.

Пространствовав немало дней, вахпекуты, наконец, добрались до реки Паудер и стали лагерем у небольшого ручейка в тени деревьев. И людям, и лошадям требовалась передышка после мучительного бегства из охваченных войной мест. Мужчины ежедневно устраивали небольшие охотничьи вылазки, женщины предались хозяйственным делам, дети же собирали плоды с диких плодовых деревьев, играли, как в старые добрые времена. Так прошло дней десять.

Как-то утром Желтый Камень, Ва ку'та и Длинное Копье покинули лагерь с намерением поохотиться на некрупную дичь. Они направились в сторону виднеющихся вдали поросших лесом возвышенностей, надеясь выследить там оленей. Трое охотников шли по берегу ручья, текущего из долины между поросших лесом холмов. Ветер доносил до них живительный сосновый запах. Вдруг Желтый Камень остановился, поднял голову, втягивая носом воздух.

— Я чую дым, там в долине горят костры, -тихо проговорил он.

— Желтый Камень прав, я тоже чую дымный чад, это горит много костров, — подтвердил Длинное Копье. — Кто-то раскинул в долине лагерь…

Ва ку'та тем временем исследовал землю вокруг. Опустившись на корточки, он обратился к остальным:

— Вижу следы копыт, здесь проехали всадники!

Желтый Камень и Длинное Копье подошли к юноше, вместе внимательно осмотрели отпечатавшиеся в земле следы копыт.

— Это следы индейских мустангов, — помолчав, определил Длинное Копье. — Всадников было несколько, они ехали один за другим.

— Следы несильно отпечатались, лошади не были навьючены, везли только всадников, — добавил Желтый Камень.

— Наверно, это разведчики тех, кто стоит лагерем в долине, — предположил Длинное Копье. — Костров много, значит лагерь большой, раз они не соблюдают осторожность.

— Нам надо установить, кто эти люди, — произнес Желтый Камень. -Попробуем подобраться к лагерю…

Укрывшись в траве, они незаметно стали продвигаться в сторону долины, но не успели они одолеть и полпути, как позади раздался конский топот.

— Хо! Разведчики, видно, обнаружили наши следы и теперь следуют за нами, — прошептал Желтый Камень. — Пешком нам от них не уйти!

— Если б нам добежать до леса… — начал было Длинное Копье, выхватывая из кобуры на поясе револьвер.

— Тихо! — прервал его внимательно прислушивающийся к чему-то Желтый Камень.

Совсем близко послышались крики всадников, можно было даже различить отдельные слова. Желтый Камень бросил взгляд на Длинное Копье, тот согласно кивнул головой.

— Это дакоты, давайте покажемся им прежде, чем они на нас нападут, — прошептал Желтый Камень.

Он встал, вслед за ним поднялись из травы Длинное Копье и Ва ку'та.

Разведчики были уже совсем близко, один из них шел пешком, всматриваясь в следы, остальные с луками наготове ехали за ним верхом. Они немедленно заметили тройку поднявшихся с земли чужаков.

— Не стреляйте! Мы вахпекуты санти дакоты! — обратился к ним Желтый Камень, поднимая руку в приветственном жесте.

Разведчики молниеносно окружили вахпекутов, внимательно их осматривая.

— Вахпекуты дакоты! — повторил Желтый Камень, скрестив руки на груди.

Тот из разведчиков, у которого сзади на голове были воткнуты в волосы два орлиных пера, а в уши вдеты серьги в виде колечек, с которых свисали длинные цепочки, украшенные стекляшками, подъехал еще ближе и спросил:

— Говоришь, вы вахпекуты дакоты?76 А как тебя зовут?

— Меня зовут Желтый Камень, а это Длинное Копье и Ва ку'та, мой сын, — ответил Желтый Камень.

— Хо! Желтый Камень! — воскликнул разведчик. — Имя моего брата известно оглала77 тетон дакоты. Приветствую вас в стране тетонов!

С этими словами он спрыгнул с мустанга, товарищи же его спрятали луки в колчаны и тоже спешились.

— Значит, мои братья принадлежат к оглала? — задал вопрос Желтый Камень.

— Да, мы оглала из лагеря вождя Красное Облако, — ответил разведчик. — Мое имя — Боятся Даже Его Лошадей. Что здесь делают мои братья?

— Мы отправлялись на охоту, — пояснил Желтый Камень. — Мы принадлежим к лагерю вождя Та-Тунка-Скаха, а лагерь наш расположен на востоке у ручья.

— Значит, мои братья оставили край на Миннесоте? — допытывался Боятся Даже Его Лошадей.

— Мой сын, позже погибший в бою за форт Риджли, первым выстрелил в белых, что и стало сигналом для начала восстания, — с гордостью ответил Желтый Камень. — Ничего хорошего от белых нам ждать не приходилось. После неудачи восстания нам удалось уйти на запад и избежать погони. Мы охотились к югу от реки Платт, зимой встретили наших братьев шайенов, уцелевших после резни на Сэнд Крик. Тогда мы выкопали военный топор, чтобы отомстить за гнусные деяния белых. Мы добыли немало скальпов, но потом пришел генерал Коннор со своими солдатами. Белым не удалось окружить нас, тогда они подожгли прерию, чтобы уничтожить траву и зверей, а нас уморить голодом. Вот мы и переправились на северный берег Платт, чтобы соединиться с нашими братьями тетонами.

— Братья вахпекуты поступили совершенно правильно, — произнес Боятся Даже Его Лошадей. -Вождь Красное Облако и все отдала с радостью встретят братьев вахпекутов в своем лагере. А теперь пойдемте вместе с нами в лагерь, он здесь недалеко в долине.

Разведчики оглала и охотники вахпекуты вместе направились к входу в долину и вскоре уже подошли к охраняющим лагерь часовым, а затем к большому, охраняемому подростками табуну мустангов. Не успели они подойти к типи, как по лагерю с быстротой молнии разошлась весть о встрече вахпекутов. Отовсюду раздались приветствия. Боятся Даже Его Лошадей ввел вахпекутов в типи вождя.

Красное Облако созвал совет старейшин, чтобы выслушать рассказ вахпекута. Желтый Камень изложил ход восстания в Миннесоте, затем рассказал о вооруженных стычках с армией генерала Сибли и удачном бегстве на Великие равнины. Говорил он о беглецах-шайенах, о кровавом мщении, за которым последовала карательная экспедиция генерала Коннора. В самом конце поведал о намерении вахпекутов присоединиться к тетонам.

Когда Желтый Камень умолк, заговорил Красное Облако:

— Оглала тоже выкопали военный топор, услышав о бойне на Сэнд Крик. Вместе с северными шайенами и арапахо мы убивали белых везде, где могли до них добраться. Трусливый койот генерал Коннор вторгся на наши земли, построил форт на реке Паудер и назвал его своим именем78. Оглала не закопают военный топор, пока не уничтожат его. Наши братья вахпекуты поступили мудро, придя на охотничьи земли дакотов. Нам нужно объединиться в борьбе с происками белых. Присоединяйтесь к нам, оглала с радостью приветствуют братьев вахпекутов в своем лагере. Что ответит на то мои брат Желтый Камень?

— От имени вахпекутов я благодарю совет старейшин оглала за желание принять нас в свой лагерь, — ответствовал Желтый Камень. — Оглала не закопали военного топора, мы тоже находимся в состоянии войны с белыми. Вместе мы будем сильнее.

— Хорошо говорит наш брат Желтый Камень, — одобрил Боятся Даже Его Лошадей. — Вместе нам легче справиться с белыми. Следует ждать новой войны, хотя после неудачной экспедиции генерала Коннора белые снова стали много говорить о мире.

— Мы как раз находимся в дороге в форт Ларами, куда белые пригласили все группы тетонов на большой мирный совет, — объяснил Красное Облако. — Белые хотят получить наше согласие на строительство новой дороги на наших охотничьих землях.

— Зачем им новая дорога? — изумился Длинное Копье. — У них

же есть уже одна, что называется Орегонской.

— Белые нашли в Монтане золото, по которому они так сходят с ума, — вставил Боятся Даже Его Лошадей. — Старая Орегонская дорога идет вдоль Северной Платт и реки Свитуотер, а белым хочется построить более короткую дорогу в Монтану. Новая дорога, в двух днях на запад от форта Ларами, пойдет от Орегонской дороги прямо на север и потянется по восточной стороне гор Биг Хорн вплоть до долины реки Йеллоустоун. Это очень удобная дорога в Монтану, но она будет пересекать наши лучшие охотничьи территории.

— А белые уже пробуют передвигаться по новой дороге? — спросил Желтый Камень.

— Они пробуют уже несколько зим, хотя мы нападаем на всех белых, оказавшихся на наших землях, — ответил Красное Облако. — Сначала мы схватили двоих белых, они шли с запада и добрались до наших охотничьих угодий. Мы отобрали у них лошадей, оружие, одежду и выгнали голых прочь. Мы были уверены, что они и так сгинут, ведь наступала зима79. Вскоре после этого на наши земли вторгся, теперь уже с востока, торговый обоз. Мы преградили им дорогу и заставили повернуть восвояси. И с тех пор белые, не обращая внимания на наши протесты, все пробуют пересечь наш край. А теперь Великий Отец из Вашингтона созывает всех тетонов в форт Ларами, чтобы выбить из нас согласие на строительство новой дороги и фортов вдоль нее.

— А что думают по этому поводу другие группы тетонов? — спросил Желтый Камень.

— Они по-разному думают, но оглала все равно не уступят! — ответил Красное Облако. — Наши братья вахпекуты пойдут вместе с нами в форт Ларами, поддержат нас на совете.


Совет старейшин вахпекутов единогласно постановил присоединиться к лагерю вождя Красное Облако. Оглала были самой многочисленной группой тетонов, а их мудрый, отважный вождь Красное Облако имел в своем оперении несколько десятков почетных отличий.

Спустя несколько дней оглала вместе с вахпекутами приближались к форту Ларами, расположенному на берегу Северной Платт. Оглала были хорошо знакомы с фортом, они часто приходили сюда, чтобы обменять шкуры на нужные им товары. Когда в 1834 году «Американ фер компани» построила форт Ларами в качестве своего торгового пункта на Великих равнинах, немалое количество тетонов перешло со своих прежних охотничьих территорий в Южной Дакоте на новые в западной Небраске и восточном Вайоминге, чтобы быть поближе к вновь образованной торговой точке. Индейцы превратились в клиентов торговцев и трапперов, которым, за исключением получения согласия на охоту на индейских территориях и шкур, Ничего больше не было нужно. Трапперы и торговцы жили мирно рядом с индейцами, перенимали их образ жизни, манеру одеваться, женились на индианках, более того, частенько принимали участие в межплеменных междоусобицах на стороне своих друзей.

По-другому обстояло дело с обозами белых переселенцев. Те не считались с правами индейцев, относились к ним как к надоедливым дикарям, беспокоили и спугивали зверей. Это они принудили индейцев к резким выступлениям, к защите своих охотничьих земель. Конфликты переселенцев с индейцами принимали все более острый и глубокий характер. Именно в целях обеспечения переселенцам свободного продвижения по Орегонской дороге правительство Соединенных Штатов в 1849 году выкупило форт Ларами у «Американ фер компани» и превратило его в военный пост. С тех пор в форте располагался воинский гарнизон.

Оглала и вахпекуты без опаски приближались к форту, огороженному четырехугольным высоким палисадом, над которым возвышались башенки с бойницами. Они прекрасно знали, что встретят там белых солдат, однако то обстоятельство, что они находились в состоянии войны с правительством Соединенных Штатов, для них вовсе не означало, что они не могут поддерживать контактов со своими противниками.

То, как понимали войну индейцы, все еще не совпадало с пониманием войны белыми. Для индейцев с Великих равнин война была наилучшим путем к тому, чтобы отличиться, прославиться, заслужить авторитет и богатство. Показать свою храбрость значило больше, чем убить противника. И хотя беспощадность, жестокость белых часто толкали индейцев к кровавому отмщению, тем не менее им было нелегко полностью изменить свой взгляд на войну.

На расстоянии нескольких выстрелов из лука расположили оглала и вахпекуты свой лагерь, неподалеку находились лагеря других тетонов. Были там миньконью, небольшая группа хункпапов, брюле, которым предводительствовал мирно расположенный Пестрый Хвост80, черноногие, сан арке и другие.

Посланная Бюро по делам индейцев правительственная комиссия уполномоченных прибыла в июне в форт Ларами вместе с обозом из фургонов, везущих подарки для приглашенных на совет тетонов. Уполномоченные стремились показать готовность понять индейцев и примириться с ними. После безуспешной попытки усмирения дакотов и шайенов, предпринятой карательной экспедицией генерала Коннора, правительство решило снискать расположенность индейцев к своим начинаниям мирным путем.

Только что закончилась гражданская война между северными и южными штатами. Добровольческие отряды на Великих равнинах стали заменяться регулярной армией. Генерал-майор Уильям Текумзе Шерман был назначен главнокомандующим военного округа Миссисипи, годом позже он был переименован в округ Миссури и занимал громадные равнинные территории, простираясь от канадской границы до Техаса и от реки Миссури до Скалистых гор. Прежде всего генерал Шерман должен был обеспечить безопасность переселенцев на путях сообщений: дорогах Санта-Фе, Орегонской, Смоки Хилл и только что сооруженной дороге Боузмана. Небезопасным было и паровое судоходство по реке Миссури, а ведь по ней можно было доплыть даже до форта Бентон в Монтане. Требовала охраны и телеграфная линия, дошедшая уже до форта Ларами, необходимо было охранять недавно начатое строительство трансконтинентальной линии железной дороги.

Самым неотложным делом было строительство дороги Боузмана, поэтому генерал Шерман предпринял инспекционную поездку в Небраску, чтобы ускорить отправление военной экспедиции, целью которой было устройство новых фортов на дороге Боузмана и обеспечение их гарнизонами. Руководил этой экспедицией полковник Генри Б. Каррингтон. Экспедиция вышла из форта Керни в Небраске 19 мая 1866 года.

В то время, когда экспедиция Каррингтона покидала форт Керни, дакоты уже собирались на мирный совет в форте Ларами. Переговоры между уполномоченными и вождями тетонов начались в июне. С редким для белых терпением уполномоченные выслушали жалобы и претензии вождей, понемногу склоняя их на свою сторону, в чем им помогал молодой брюле Пестрый Хвост. Тот, убежденный в бесцельности сопротивления, старался склонить своих братьев к мирному решению вопроса о строительстве новой дороги и фортов. Мнения вождей расходились, единомыслия среди них не наблюдалось.

Решительным противником согласия был горячий, мудрый, проницательный вождь оглала, Красное Облако. Он каким-то чутьем понимал, что если открыть долину реки Паудер для переселенцев, они хлынут сюда широким потоком. Животные будут скоро истреблены, а дакотам перед лицом голодной смерти придется перенять образ жизни белых людей, к чему они были абсолютно не готовы.

Решительно поддерживали вождя Красное Облако Боятся Даже Его Лошадей и Желтый Камень, при виде белых солдат рука последнего то и дело помимо его воли хваталась за рукоять ножа. Поскольку все трое пользовались большим авторитетом у остальных вождей, переговоры все тянулись и тянулись. Настало шестнадцатое июня. В этот день уполномоченные выступили с описанием выгод, какие получили бы индейцы, согласившись на строительство дороги и фортов. Говорили также о создании большой резервации для дакотов, которая уже навсегда стала бы им принадлежать. Неожиданно в форте началось какое-то оживление. Оказалось, что в форт Ларами прибыла экспедиция полковника Каррингтона.

Экспедиция была весьма многочисленна, в ее состав входило семьсот солдат из второго батальона восемнадцатого пехотного полка, а также громадный табор из двухсот двадцати шести тяжело груженных всяким добром фургонов, которые тянули мулы. Несколько почтовых экипажей везли семьи офицеров, женщин и детей. За экспедицией шло тысячеголовое стадо коров. Экспедиция вошла в форт под звуки музыки оркестра, состоящего из двадцати пяти человек.

Поначалу расположенные в лагерях вокруг форта индейцы устрашились, завидя армию белых солдат, но уже вскоре страх сменился возмущением. Солдаты заявляли, что они направляются строить форты на новой дороге.

Солдатский говор, крики команд, скрип колес, рев скота — все это изумило и обеспокоило вождей, да и уполномоченные были немало смущены преждевременным прибытием экспедиции Каррингтона.

Узнав, зачем прибыли солдаты, Ва ку'та сейчас же помчался известить своего отца, который вместе с Красным Облаком и Боятся Даже Его Лошадей, а также другими вождями заседал с уполномоченными. Услышав неожиданную весть, Красное Облако сорвался с места и, возмущенный до глубины души, воскликнул:

— Великий Отец из Вашингтона посылает нам подарки и хочет построить новую дорогу, а тем временем белый вождь уже идет с солдатами, чтобы украсть эту дорогу, прежде, чем индейцы успели ответить: да или нет!

Среди вождей поднялся большой шум. Уполномоченные пробовали как-то смягчить то неудобное положение, в каком они оказались. Их пытался поддержать мирно настроенный Пестрый Хвост, стараясь убедить вождей в необходимости сохранения мира, но и его усилия ничему не помогли. Красное Облако и его правая рука Боятся Даже Его Лошадей решительно заявили, что любая попытка строительства новых фортов и размещения солдат на север от форта Рено немедленно вызовет новую вспышку войны.

Уполномоченные хотели было приступить к раздаче подарков, однако Красное Облако отказался что-либо принять. Разгневанный двуличием белых, он поднялся и громко объявил:

— Я убью любого белого человека, если он пересечет ручей Безумной Женщины81.

Высказавшись, он гордо покинул совещание, вместе с ним вышли Боятся Даже Его Лошадей и Желтый Камень. Их примеру последовало несколько верховных вождей. В тот же день оглала и миньконью свернули свои лагеря и направились на запад.

В форте Ларами остались Пестрый Хвост и кое-кто из вождей помельче, они и подписали мирный договор. Но это не могло уже остановить развязывание кровавой войны, разгоревшейся вскоре в долине реки Паудер.


XIV. ИСТОРИЯ ПОВТОРЯЕТСЯ | Последняя битва дакотов | XVI. ВОЖДЬ КРАСНОЕ ОБЛАКО