home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



XV

Уходите отсюда немедленно

На смену ночи, полной событий, пришел жаркий, солнечный день. Изнуренные охотники держали генеральный совет. Они решили оставить поиски убежавших лошадей. Ведь нельзя знать, что с ними произошло. Может быть, в степи сожрали их хищные динго, а может быть, лошади сами вернулись в лагерь.

В последнем случае можно было ожидать помощи со стороны друзей, которые, вероятно, сразу же бросятся на поиски пропавших товарищей.

– И так, и сяк рассчитывать мы можем только на себя, – говорил боцман. – Лучше всего давай съедим сейчас последнюю банку консервов, а потом перед выходом в путь вздремнем немного, чтобы набраться сил для дальнейшего похода.

– Думаю, что надо последовать вашему совету, – согласился Томек. – Разложим одежду на солнце, чтобы она высохла пока мы будем спать. Я ужасно устал...

Они легли в тени, отбрасываемой большой скалой. Проснулись еще до полудня. Несмотря на то, что солнце жгло немилосердно, они приготовились в путь. Боцман связал оба седла арканом и взял их себе на плечи, Томек нес оружие. Не смущаясь тяжестью груза, они быстро вышли из ущелья в открытую степь. Не колеблясь ни минуты, пошли вдоль цепи холмов на юг.


Томек в стране кенгуру

Несколько часов наши путники шли без всякого отдыха. В пути они не встретили ни одного следа своих лошадей или следов каких-либо диких животных. Насколько хватал глаз впереди лежала пожелтевшая степь, а на безоблачном небе солнце совершало свой путь на запад. Томек и боцман, голодные, чувствовали большую усталость. Они с трудом волочили ноги, спотыкались или проваливались в кротовые норы, так что, наконец, боцман не выдержал, бросил седла на землю и, усевшись на них, просипел:

– Надо отдохнуть! С меня седьмой пот сходит от этой жары.

– Наши, пожалуй, еще не начали нас искать, – озабоченно сказал Томек, садясь рядом с боцманом. – Я порезал ноги об острую траву, а здесь ничего – только степь и степь.

– У меня живот подвело от голода, потому и сил не хватает, – ответил боцман. – Кроме того, милое солнышко снова слишком горячо пригревает.

– А далеко еще нам идти?

– По моему расчету, мы находимся на расстоянии полутора дней марша от лагеря. Но натощак мы так скоро не дойдем.

– Где теперь могут быть наши лошади?

– А кто их знает! Ливень смыл всякие следы. Никакие жалобы нам не помогут. До заката солнца отдохнем, а ночью тронемся в дальнейший путь. Южный Крест будет нам путеводной звездой.

– Как это хорошо, что вы знаете астрономию, – обрадовался Томек. – По крайней мере, мы не заблудимся. Я сам ни за что не нашел бы дорогу в лагерь.


Томек в стране кенгуру

Боцман стал объяснять ему правила нахождения направления ночью по звездам, а по солнцу – днем. Только лишь перед самым закатом солнца они тронулись в путь. Добрый боцман с тяжелым вздохом снова взял седла на плечи. Он тревожно наблюдал за признаками усталости на лице мальчика. До лагеря было еще далеко. Сумеют ли они пройти этот путь прежде, чем Томек полностью лишится сил?

Они продолжали идти на юг вдоль цепи каменных холмов. Время от времени боцман взбирался на возвышенное место в надежде увидеть отблески костра, пылающего на какой-либо стоянке туземцев. Однако все было напрасно. Темную ночь освещали только звезды, блестевшие на небе. Два раза они слышали вблизи вой динго, но теперь боцман и Томек слушали его с чувством облегчения. Сознание того, что в этой пустыне, кроме них, есть еще живые существа, придавало им бодрости.

– Если здесь динго не дохнут с голоду, то и мы найдем еду, – говорил боцман.

– Надо только взобраться днем на высокий холм и хорошенько осмотреться вокруг. Может, нам удастся подстрелить кенгуру? Хоть и волокнистое это жаркое, но все же лучше, чем ничего.

– Жаркое из кенгуру очень хорошо, потому что... его нельзя сразу съесть, – добавил Томек.

Беседуя так, они шли всю ночь. Утром боцман убедился, что Томек уже совсем выбился из сил. Необходимо было немедленно добыть пищу. Боцман стал искать удобную точку для наблюдения. Вскоре он заметил вершину высокого холма. Они сразу же направились туда. Как только они очутились на вершине, Томек радостно вскричал:

– Мы спасены! Там туземная деревня! – воскликнул он.

– Ну что ж, как-то мы добрались до порта, – обрадовался боцман. – Здесь мы, наверное, найдем пищу и отдохнем. Поставим паруса и айда полным ходом.

Надежда удовлетворить голод прибавила им сил. Бодрым шагом они шли к небольшой котловине, в которой стояло сколько шалашей. Внутри круга из нескольких десятков хижин горел костер. Они были уже вблизи лагеря, как вдруг Томек остановился, говоря:

– Мы чуть-чуть не совершили глупости!

– Это почему же? – удивился боцман.

– Сейчас все объясню. Нам нельзя сразу войти в деревню австралийцев, если мы не хотим их обидеть.

– Что же нам делать? – спросил боцман, глядя на Томека.

– Вы бы знали об этом, если бы были с нами, когда мы посетили племя «людей-кенгуру». Бентли тогда нам рассказал об обычаях туземцев. Нам надо остановиться перед деревней и ждать приглашения.

– Слушай, браток, ты в этом уверен?

– Да, да! Я все хорошо помню.

– Бентли тоже так делал? – продолжал спрашивать боцман, потому что знал веселый характер Томека и подозревал, что он хочет разыграть его.

– Конечно! Он тогда сказал, что нельзя нарушать обычаи туземцев, если хотим дружить с ними.

Это убедило боцмана. Он вспомнил, что Томек сумел войти в доверие к туземцам, которые сначала отказались от участия в охоте на кенгуру. Чувствуя, что ему не хватает дипломатических способностей, он решил поручить это дело Томеку.

– Говори с ними, брат, сам, а я буду смотреть, чтобы они нам чего-нибудь не подстроили, – решил он.

– Хорошо, но что им сказать?

– Скажи, что у нас сбежали лошади. Попроси продуктов и скажи, что мы хотим отдохнуть у них в деревне.

– Мы сядем здесь и подождем, пока кто-нибудь к нам подойдет, – предложил Томек, усаживаясь на землю, недалеко от деревни.

Прошло несколько минут. Боцман Новицкий небрежно положил винтовку на колени. Искоса он поглядывал на шалаши туземцев. Он сразу же убедился, что множество глаз рассматривает их. Вскоре из деревни вышла женщина, неся горящую ветку. Она бросила ее рядом с охотниками и вернулась обратно.

– Что это значит, браток? – спросил боцман.

– Не знаю, Бентли ничего не говорил о горящих ветках.

– Гм! Может быть, это значит приглашение развести костер? – задумался моряк. – Давай попытаемся! Возьми эту австралийскую спичку, а я наберу немного хвороста.

Боцман, не выпуская из рук винтовки, наломал немного веток. Вскоре они сидели у горящего костра. Теперь женщина принесла им жестяное ведро с водой, которое поставила на половине пути между деревней и охотниками. Томек немедленно принес ведро. Боцман поставил ведро рядом с собой, говоря:

– Ага, огонь и вода уже есть. Интересно, чем они нас угостят.

Женщина опять вышла из круга шалашей. На этот раз она подала путешественникам два круглых предмета на большом листе. Были это большие яйца, почти круглые с обеих сторон, с шероховатой зернистого строения, желтовато-белой скорлупой.

– Ставлю бутылку рома, если это не яйца страуса эму, – догадался боцман. – Бентли говорил, что они годятся в еду. Пожалуй, сварим их вкрутую!

– Да, можно их сварить в ведре, – ответил Томек.

Часть воды боцман отлил в манерки, потом положил яйца в ведро, которое поставил на камень посреди костра. Тем временем женщина опять принесла два листа, а на них, как на тарелках, лежали полоски вяленого мяса кенгуру и съедобные корни растений.

Друзья по-братски разделили между собой одно яйцо эму, съели немного твердого, вяленого мяса, а на десерт стали жевать коренья. Когда они наелись, к ним подошел пожилой австралиец. Томек пытался начать разговор, но понять туземца было чрезвычайно трудно. Он знал очень мало английских слов, поэтому беседа, дополняемая жестами, длилась долго, пока в глазах туземца появились признаки того, что он понял Томека. Он с любопытством посмотрел фотографию убитого тигра и Томека сидящего на слоне, внимательно выслушал рассказ о бегстве лошадей во время бури. В заключение Томек попросил обеспечить их питанием и разрешить отдохнуть в деревне.

Туземец отошел к кучке мужчин, вооруженных копьями, бумерангами и толстыми палицами. Резким голосом он повторил им слова Томека, после чего среди туземцев воцарилась глубокая тишина. Спустя некоторое время старик вернулся к охотникам. Остановился рядом с ними и сказал:

– Белые люди – плохие люди. Даже лошади предпочли уйти к динго, чем оставаться с ними. Мы тоже не хотим вас видеть здесь. Идите отсюда немедленно!

Сказав это, старик сразу же ушел в деревню.

– И что же теперь делать? – грустно сказал Томек. – Он, конечно, меня не понял.

– Понял, не понял, один черт, – ответил боцман. – Мы им не понравились, и они не хотят нас знать.

– Мне не надо было говорить о бегстве лошадей, – жалобным тоном сказал Томек. – Ведь если бы не динго, лошади бы не ушли от нас. По-видимому, я плохо вел переговоры.

– Не унывай, браток! И так ничем не поможешь. Они просто не любят белых людей.

– Что же теперь делать?

Боцман украдкой бросил взгляд на деревню австралийцев. Несколько мужчин с оружием в руках выжидательно смотрели на них. Зловещее молчание не сулило ничего хорошего.

– Что делать? – повторил боцман. – Берем барахло и двигаемся в дальнейший путь. «Непрошеный гость хуже татарина». Ты только посмотри, как они к нам присматриваются. Но это неплохие люди. Накормили нас и только после этого выгнали. Бери в сумку остатки завтрака, я погашу огонь. Чем скорее мы отсюда уйдем, тем будет лучше!

Не выпуская из рук винтовки, боцман тщательно затоптал костер, после чего стал копаться в своих карманах. В конце концов добыл оттуда перочинный нож. Держа его перед собой, он несколько раз открывал и закрывал лезвия. Он делал это медленно, чтобы туземцы хорошо присмотрелись к его движениям.

– Что вы делаете? – спросил Томек, удивленный его поведением.

– Надо им что-нибудь оставить на память, – пояснил боцман. – Пусть, по крайней мере, знают, как с этим обходиться.

Боцман завернул ножик в лист и положил в стоящее на земле ведро. Не мешкая больше, он водрузил седла на плечи, и они ушли. Вскоре они снова очутились в степи.

После сытного завтрака путешествие показалось намного легче. От ночного дождя земля стала мягче, сожженная солнцем трава стала зеленеть. Боцман Новицкий приостановился. Он внимательно смотрел на пройденный путь. Ему показалось, что на некотором расстоянии за ними следует несколько черных фигур. Он ускорил шаги и с беспокойством стал думать о приближающейся ночи.

После полудня они сделали привал на небольшом холме, откуда удобнее было наблюдать за окружающей территорией. Боцман обладал прекрасным зрением. Скоро он увидел среди высокой травы несколько притаившихся людей. Не желая тревожить мальчика, боцман до сих пор ничего не говорил о том, что за ними следят туземцы. Теперь он решил, что необходимо подготовить Томека к возможной опасности.

– Послушай-ка, браток, черт его знает, что это такое, но мне кажется, что несколько туземцев следит за нами, – сказал он.

– Вы в этом уверены? – встревожился Томек.

– Я их вижу так же, как тебя. Я нарочно остановился на этом холмике, чтобы высмотреть их в степи.

– Что мы сделаем, если они нападут на нас?

– Днем нам ничего не грозит. У нас ружья и мы себя не дадим в обиду. Хуже будет ночью. Надо нам покумекать, что сделать.

Томек почувствовал, как мурашки пробежали по спине. Он вспомнил рассказы Бентли о нападениях туземцев на экспедицию Стерта и работников телеграфа. Он сразу же сказал об этом боцману.

– Это бабьи сказки, браток, – ответил моряк, силясь сохранить спокойствие. – Мы им ничего плохого не сделали, и у них не может быть к нам претензий.

– Почему же их присутствие тревожит вас? – спросил Томек.

Чтобы выиграть время, боцман закурил трубку. Он совсем не был уверен в том, что туземцы на них не нападут. Он боялся этого из-за Томека. Мальчик смотрел на него тревожно.

– Гм, братец ты мой! Лучше всегда предполагать худшее, – наконец пробурчал он.

– Я тоже так считаю, но не могу понять, чего вы хотите? Сначала вы сказали, что туземцы следят за нами и надо подумать, что нам делать ночью, потом опять утверждаете, что они на нас не нападут.

– Видишь, браток, я не знаю чего они от нас хотят? Неужели они следят за нами только из любопытства?

– Мне пришла в голову замечательная идея! – оживленно воскликнул Томек.

– Что за идея?

– Надо выстрелить в воздух, чтобы напугать их.

– Хороший совет лучше сотни монет, – похвалил Томека боцман.

Недолго думая, он вскинул винтовку и выстрелил. Черные фигуры молниеносно спрятались в траве.

– Давайте еще выстрелим вместе, – предложил Томек.

Звук их выстрелов разнесся по широкой степи, как вдруг вдали, словно эхо, послышались ответные выстрелы.

– Вы слышали, боцман? Может быт, это наши стреляют? Бежим в том направлении! – воскликнул Томек.

– Подожди, браток, сейчас мы убедимся в этом, – быстро ответил боцман. – Дадим еще один залп!

Вдалеке снова послышались звуки выстрелов.

– Это наши! Это наши! – кричал обрадованный Томек.

– Спасательный круг за бортом! Грудь вперед, голову вверх! И в путь! Идем им навстречу!

– Время от времени мы будем стрелять, чтобы показать нашим правильное направление! – добавил Томек.

Они забыли об усталости. Бодрым шагом шли на юг. Время от времени они стреляли и слушали, как в ответ все ближе и ближе раздавались выстрелы их друзей. Вскоре они увидели верховых, едущих галопом. Один из них значительно опередил всю группу и летел как ветер.

– Что это за великолепный всадник несется к нам? – удивленно спросил Томек.

– А кто же другой, если это не твой отец или Смуга? – ответил боцман.

Это был Смуга. Он на месте осадил покрытого пеной коня, соскочил на землю и крикнул:

– Куда это вас занесло?

Боцман сбросил седла с плеч, уселся на них и, не говоря ни слова, стал набивать табаком трубку. Томек, видя его смущение, ответил:

– Мы хотели устроить маленькую охоту на эму.

– Ах, теперь я все понимаю, – начал весело Смуга. – С этой целью вы, очевидно, применили древнюю охотничью хитрость северо-американских индейцев.

– О какой хитрости вы говорите? – неуверенно спросил Томек.

– Чтобы незаметно подойти к бизонам, индейцы надевают на себя шкуры животных. А вы, как я вижу, решили охотиться на эму, притворяясь лошадьми. По-видимому, поэтому боцман Новицкий оседлал себя! Ну и как удалась охота?

– Буря помешала нам поймать четырех эму, – печально ответил Томек. – Жаль, что мы ничего не знали об этой индейской хитрости! Боцман нес седла, потому что динго разогнали наших коней. Боцман убил одного из них.

– Кого убил, коня? – удивился Смуга.

– Не коня, а динго, который бежал за лошадьми, – пояснил Томек. – Потом пошел ужасный дождь и мы чуть не утонули в ущелье.

В это время подъехали остальные товарищи Смуги. Это были матросы с «Аллигатора». Они радостно приветствовали Томека и боцмана. Когда они спешились, Смуга спросил у мальчика:

– Что же было дальше?

– Мы шли по степи очень голодные и измученные. По дороге встретили деревню туземцев. Они дали нам поесть, но не пустили отдохнуть. Потом их воины следили за нами. Мы боялись их, и стали стрелять в воздух. Тогда услышали ваши выстрелы.

– Отличились вы прекрасно, ничего не скажешь, – упрекнул их Смуга. – Посмотрите-ка на себя в зеркало! Ваши лица настолько удивили туземцев, что они шли за вами, по-видимому, из любопытства.

Незадачливые охотники взглянули друг на друга и покатились со смеху. Они были измазаны грязью, а на лице боцмана, кроме того, топорщилась трехдневная щетина.

– А где Вильмовский? – не очень уверенно спросил боцман.

– Вильмовский и Бентли ищут вас на востоке, – успокоил его Смуга, и сейчас же приказал одному из матросов выстрелить несколькими дымовыми ракетами. Вскоре вдали они увидели ответную полоску дыма.

– Они заметили наш сигнал! – заявил Смуга. – Можем возвращаться домой. Наши товарищи приедут туда вслед за нами.

Боцман и Томек уселись на запасных лошадей. Все немедленно тронулись в путь.

– Откуда вы знали, что мы лишились лошадей? – спросил Томек, подъезжая к Смуге.

– Сегодня ночью ваши лошади вернулись в лагерь. Мы сразу же узнали твоего пони. Мы послали гонца к Ват-Сунгу с вопросом, почему пони бродит по степи. Только тогда мы узнали, что вы четыре дня тому назад выехали на охоту. Ват-Сунг не беспокоился о вас, потому что был уверен, что вы присоединились к нам. Мы опасались, не случилось ли с вами несчастье во время песчаной бури, которая вынудила нас приостановить охоту. Мы разделились на две группы и начали поиски.

– Скажите, папа сильно сердится на меня? – тревожно спросил Томек.

– Нет, ведь мы знали, что ты находишься под опекой боцмана Новицкого. Мы только боялись, не случилось ли с вами несчастье. Песчаные бури в Австралии приносят множество бед и часто бывают причиной несчастных случаев. Горячий ветер, несший из глубины континента тучи песка, встретился с воздушным течением, которое шло с юга. Это вызвало бурю и сильный ливень.

– Благодаря этому, мы могли прополоскать горла, в которых было сухо, как в печи, – вмешался боцман. – Да, да, никто меня не убедит в том, что в Австралии нет развлечений и разного рода сюрпризов.

– Счастье сопутствовало вам, – добавил Смуга. – Песчаные бури часто продолжаются несколько дней и довольно редко кончаются благополучно, как эта последняя.


XIV Песчаная буря | Томек в стране кенгуру | XVI Охота в окрестностях фермы Аллана