home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



3.

Чтобы не отвлекаться на созерцание Лады, Игорь Сергеевич поручил провести второе занятие с «неподдающимися» Вите, а сам уединился с начальником оперчасти боле не существующей колонии. Игнат Федорович оказался собеседником приятным, но Дарофеев постоянно чувствовал в нем некую скованность, словно Лакшин не может позволить себе полностью доверять своему визави. Об этом говорили и чуть более продолжительные, нежели обычно, паузы между вопросами Пономаря и ответами майора. Мозг оперативника работал превосходно и то, что Игнат Федорович тщательно продумывает каждое слово, мог заметить только очень наблюдательный человек.

Сперва целитель просветил Лакшина на счет его способностей, объяснил, что практически в каждом дремлет биоэнергетик, но у некоторых этот сон крайне крепок, а другим достаточно лишь минимального толчка, чтобы скрытые способности пробудились. Майор чрезвычайно быстро смог проделать упражнения, которые ему показал Игорь Сергеевич. Оперативник схватывал все на лету, и не прошло и пары часов, как Лакшин освоил весь тот материал, который Пономарь вчера вдалбливал «неподдающимся».

Забежав немного вперед, целитель показал несколько достаточно сложных для новичка состояний. Игнат Федорович, как и положено блестящему ученику, не с первого раза, но смог войти в них. Постепенно контакт между целителем и майором наладился и вскоре Дарофеев понял, что настало время расспросить об Основателе Космэтики.

– Я приметил его сразу. – Медленно, словно вспоминая, говорил Лакшин. – И редкая статья, незаконная врачебная деятельность, и максимальный срок, все говорило, что этот человек кому-то крепко насолил. И взгляд у него был другой. Я сразу понял, такие, как он не ломаются. Из них можно веревки вить, но когда скрутит его до какого-то предела – он и взорвется. А контингент у нас сами знаете какой… Им только дай увидеть слабину – живьем съедят. А этот Грибоконь, на первый взгляд, одна сплошная слабина.

И решил я его, что говорится, пригреть. Таких всегда надо контролировать, а лучший контроль – это дать почувствовать поддержку.

Но я не учел одного… Того, что он профессиональный… – Игнат Федорович щелкнул пальцами, пытаясь подобрать наиболее подходящее слово.

– Экстрасенс? – Подсказал Дарофеев.

– Нет. – Лакшин приподнял брови и покачал головой. – Маг. Это трудно принять материалисту, но он оказался именно магом.

И ему удалось набрать команду таких же, как и он сам. Причем, ведь это я сам ему посоветовал! Но кто ж мог знать, кого он пригласит для своей поддержки?!

А дальше все накатило так стремительно, что я перестал контролировать ситуацию. Представляете, я, я! начал его бояться! И все те годы, что он сидел, мне приходилось балансировать над пропастью.

Хотя… С другой стороны, это было самое спокойное время. Блатных не было ни видно, ни слышно… Притеснения исчезли. Лагерь словно стал пионерским. Образцово-показательным…

– Постойте, но как ему это удалось?

– Элементарно. – Лакшин одновременно поморщился и усмехнулся. – За любую провинность – смерть. Знаете, это действует. И еще тотальный контроль надо всем. Хочет зычок грев, – сознательно оговорился Игнат Федорович, наблюдая за реакцией целителя и, поняв, что тому неизвестен этот сленг, тут же поправился, – простите, осужденный нелегальную передачу, получить, он вынужден бежать к Грибоконю или его Апостолам. А те или разрешают, или нет. Сам-то Грибоконь разрешал всегда, и мзду не брал, а вот Апостолы частенько лютовали…

– Дядя Игорь! – вдруг послышался встревоженный телепатический голос Вити.

– Что случилось?

– Мы вошли в групповую медитацию, и нашли еще одного. Но его сейчас убьют!

Не тратя времени, Игорь Сергеевич сразу присоединился к кругу медитирующих, и увидел, как несколько космэтистов в «благодати», выламывают дверь квартиры. Но это оказалась не просто квартира, а настоящий наркоманский притон. Несколько человек, парней и девушек, слабо реагируя на окружающее, лежали, сидели в разных комнатах и на кухне. Казалось, никто из них не слышал ударов, от которых трещала и готова была уже развалиться входная дверь.

Удивительно, но все наркоманы оказались «неподдающимися», но только один парень из них подходил для целей Дарофеева.

– И что с остальными делать? – спросил сам себя целитель.

– Их точно убьют! – В голос кричал Витя и Пономарь чувствовал, что в этот момент на него направлены мысленные взоры всех, кто медитировал вместе с пареньком.

– Помогите мне! – Игорь Сергеевич принял решение, но для его воплощения могли потребоваться силы всех «неподдающихся».

Целитель переместил свое тело в ту квартиру. Не имея времени собирать всех наркоманов в одну кучу, чтобы физически касаться их, Пономарь обхватил своим полем все помещения, где кайфовали наркоманы и, напрягшись, перенес и людей, и обстановку, и даже стены в ближайший лесок. Там он оставил наркоманов в относительной безопасности, и, захватив с собой одного, нужного, скакнул с ним обратно в Москву.

Вид материализовавшегося из воздуха Игоря Сергеевича заставил Лакшина немного податься назад.

– Подсобите. – Попросил Дарофеев.

Вдвоем они завалили тело наркомана на кровать. Парень блаженно улыбался и, как шепнул Игорю Сергеевичу Витя, считал все происходящее с ним некой галлюцинацией.

– Все. – Отрубил целитель. – Я спать. Витя, подлатай этого деятеля…

И Пономарь, обессилев, повалился прямо на пол.


предыдущая глава | Последняя битва Пономаря | cледующая глава