home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



ОСТАВЬ СЕБЕ КУСОЧЕК ЛЮБОВНИКА. 

В нашу редакцию пришло письмо от нашей читательницы москвички Галины М. Девушка рассказывала о своей коллекции. Необычность предметов собирания заинтересовала нас, мы связались с Галиной М., и она согласилась побеседовать с корреспондентом.

Мы пришли по указанному адресу и были встречены хозяйкой, востроносой голубоглазой брюнеткой. Она провела нас в квартиру, и, устроившись на диванчике, сказала, что готова. Мы тоже были готовы и включили диктофон.

Корр.: Галина, расскажите о вашем увлечении.

Г.М.: Сначала я лучше вам это покажу.

Она порывисто встала и раздвинула дверцы одного из отделения стенки. Перед нашими глазами возникли ряды разноцветных фаллоимитаторов. Искусственные органы были выстроены по размерам, и эта картина чем-то напоминала популярный в шестидесятые годы набор слоников.

Корр.: Сколько же их тут?

Г.М.: Тридцать семь. И все они принадлежали реальным людям. – Галина взяла один из дидло, ядовито-синего цвета, и села с ним в кресло. – Это, можно сказать, овеществленная память о моих мужчинах.

С каждым связаны какие-либо воспоминания. Приятные, и не очень. И когда я беру его в руки, то сразу вспоминаю мужчину, которому он принадлежит. Есть у меня любимые экземпляры, есть такие, которые я брала в руки один только раз, слишком уж омерзительны были их хозяева…

Корр.: А используете ли вы их, если можно так выразиться, по назначению?

Г.М.: Конечно. Я трогаю его и как бы ощущаю ауру мужчины-хозяина. Словно он уже рядом со мной, он готов заняться со мной любовью. Да, так и происходит.

Корр.: А не заменяет ли ваша коллекция живых мужчин?

Г.М.: М-м-м… Большей частью.

Каждый экспонат становится своего рода частью идеального мужчины. Мужчины, знающего меня вдоль и поперек. Но, вы знаете, в реальности идеал невозможен. А тут… Около двадцати идеальных любовников.

Почему двадцати? Остальные мне неприятны, я уже говорила.

Корр.: Почему же они тоже занимают место?

Г.М.: Память. Иногда бывает такое настроение, хочется чего-нибудь разбить, покорежить. Нелюбимцы у меня для этого. Их можно попинать, потоптать, побросать об стенку. Они прочные, резиновые, цельнолитые, им ничего не сделается, а мне легче…

Корр.: Вы сами их делаете?

Г.М.: Да, обязательно. Я же их «мама». Мне предлагали их делать в заводских условиях, но я наотрез отказалась. Во-первых, это вещь все-таки интимная, а во-вторых, мне приятно пользоваться результатом своего труда. Да и делаю я их с любовью. Как же без этого?

Корр.: А как появился первый экспонат?

Г.М.: Я была тогда студенткой МАРХИ, правда, меня выгнали после второго курса, но это неважно. А на первом, у меня был друг. И однажды, ради хохмы, я обмазала его член гипсом. Получилась форма. Я сделала слепок, тоже гипсовый, и подарила ему. Парень был в восторге.

Он-то и предложил мне делать их из резины. Технология простая, все можно сделать дома. И понеслось.

Корр.: А где берутся модели для слепков?

Г.М.: Когда где. Некоторые с работы, я секретарь в российско-голландской фирме. Другие на улице пристают. По-разному…

Корр.: И вы всех привечаете?

Г.М.: Нет. Далеко не всех. Только тех, кто согласится снять слепок.

Шучу, конечно… Хотя… За последние года два отказавших не было. Льстит это мужику, что ли?..

Но, с другой стороны, как только я новый экземпляр сделаю, его настоящий обладатель перестает меня интересовать. Сами подумайте, зачем он мне нужен, если у меня уже есть все, что мне от него надо?

Корр.: А вы не хотели бы выйти замуж, растить детей?

Г.М.: Я не думала как-то об этом. Мне и так хорошо.

На этом и закончилась наша беседа.


БЛИЗНЕЦЫ.  | Занимательная сексопатология | Рекорд не для ханжей.