home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Тачка пиписек.

Не знаю, как другие обитатели Единого Эротического пространства, а мы, люди творческие, на Новый год отрываемся по полной программе. К творческим людям я, конечно, причисляю и себя, даром что ли эротической журналистикой занимаюсь, даже преподавать ее заставляют, а в полную программу входят неизменный тазик с салатом «оливье», бухло и здоровый свальный трах. Есть, конечно, и всякие дополнения, но они вещи непостоянные и, поэтому, вызывают меньше положительных эмоций, нежели три вышеперечисленные позиции. Но бывают и исключения. Приятные даже.

Кошачий год мы, с моей подругой Светкой, решили встречать у моего знакомого художника. Знаком он и постоянным читателям «Ещё». Ольгерт Текучая, гремящий в богемной Москве устроитель эротических презентаций.

Резонно подозревая, что мужики – сволочи и ни о ком, кроме себя не думают, мы захватили пару шампанского московского разлива. Начинать, по-моему, надо именно с него, а водкой уж кончать. М-да… Кончить водкой?! Оригинально. Интересно, после какой пьянки мужик на это способен?

Потрясения для моей подруги начались после того момента, как мы, поднявшись по крутой, истертой веками лестнице, нажали на кнопку звонка. Внутри немедленно раздался истошный женский вопль, плавно перешедший в эротические повизгивания.

– Там что, уже кого-то имеют? – С ужасом спросила Света.

Не успела я ответить, как дверь широко распахнулась и на пороге возник сам хозяин мастерской, Ольгерт Текучая. Его наряд заслуживает отдельного описания. Он, очевидно, взял на себя роль интеллигентного и очень сексуального Деда Мороза. Костюм его состоял из искусственной бороды и плавок, сшитых из двух детских слюнявчиков. Помимо этого Ольгерт был обвешан немыслимым количеством галстуков, всех оттенков красного, а между ними высовывались головки нескольких десятков фаллоимитаторов.

– О, девочки, заходите!

Светка, подозрительно косясь на искусственные пенисы, протиснулась мимо Ольгерта, стараясь не задеть интимные дивайсы. Сбросив дубленки на ворох другой верхней одежды, мы прошли в саму студию.

Там стояло еще одно потрясение – трехметровая ёлка. Стоит ли упоминать, что за игрушки на ней висели? Но поражало не это. Концы всех веток и веточек оканчивались членами! Зелеными, под цвет хвои. Самый большой венчал это произведение эротического искусства.

Веселье, как оказалось, было уже в самом разгаре. Голые представители богемы, среди которых мелькали знакомые по различным журналам лица, водили вокруг фаллической елки хороводы. Впрочем, это действо больше напоминало смесь жмурок и салок. Мужская часть общества, вооруженная, как и хозяин торжества, некоторым количеством лишних органов, отлавливала представительниц прекрасного пола. Пока поймавший вставлял один из своих членов в рот жертве и жал на грушу, другие занимались с ней всякими нестандартными видами секса. Типа, под мышку, между бедер или грудей.

Дамы же, объединившись в стайки, занимались тем же самым. Они наседали на понравившегося субъекта и впихивали ему в рот резиновые пиписьки. Мужики, впрочем, не особо отбивались и с видимым удовольствием припадали к оным органам.

Несколько господ, как мне показалось, гомофобов, кучковались в сторонке, не принимая участия в общем веселье. Но потом, приглядевшись к ним внимательнее, я поняла, что ошиблась, ибо они тоже припадали к гениталиям, и не только искусственным.

– Эй! Новенькие! – Заметил нас кто-то.

– Штрафной! Штрафной! – Возбужденно заголосили почти все присутствующие. Те, кто не голосил, или уже назюзюкались в стельку, или были слишком заняты колебательными движениями.

Ко мне подскочил огромный мужик, похожий на Маркса и Энгельса вместе взятых, и нежно вставил мне в рот свой пенис. Один из четырех. Но, к счастью, пока не настоящий. Он надавил на грушу, и я едва не захлебнулась чистейшей водкой. Светку постигла та же участь.

– Позвольте представиться, философ макро – мокро – и сухокосмист Иммануил Кац. – Сказал мужик и вновь сжал грушу в своей лапе.

Так, мои благие намерения обойтись одними игристыми винами разлетелись в прах. А праздник продолжался.

Я пыталась не позволить напоить себя до бесчувствия, но в какой-то момент поняла, что меня уже кто-то имеет. И это еще до обращения Президента!

– В новом году! – пообещала я куда-то назад, и сорвалась с гениталии. Оглянувшись, я увидела моего нового знакомого философа, который, не замедлив воспользоваться моментом, состроил мне зверскую рожу.

Наконец, отзвенели свое Куранты, пригодившееся шампанское было успешно выпито и тут хозяин студии, Ольгерт Текучая, призвал собравшихся уделить ему немного внимания.

– Сегодня, в этот первые минуты нового 1999-го года, я хочу, с вашей помощью, друзья, установить рекорд, который должен войти в книгу рекордов Гиннеса! – Провозгласил художник. – Рекорд должен называться «Максимальное число совокупляющихся с одним предметом». Представитель этой досточтимой книги присутствует среди нас! Поприветствуем!

(Несколько жидких хлопков и один звук принудительно опорожняемого желудка.)

– Предмет, с которым должно производиться совокупление – перед вами. – И Ольгерт шикарным жестом взмахнул галстуками в сторону фаллической елки. – Итак, девушки, кто желает войти в историю, дерзайте!

И тут меня удивила Светка. Она первой умудрилась подбежать к елке и завладеть одним из пенисов, которым кончалась ветка. Вслед за ней последовали и другие гостьи, причем все это кто-то снимал на видеокамеру.

В историю мне не хотелось, но помочь другу поставить мировой рекорд, подумала я, – моя святая обязанность. И я тоже ввела в себя один из елочных членов. Он оказался на удивление шершавым и холодным.

– Одиннадцать! – Провозгласил Текучая. – О, нет! Двенадцать! Четырнадцать!! Я тоже присоединюсь к этой самой необычной оргии! Семнадцать!!!

И Ольгерт засунул себе в анус один из членов.

– Рекорд зафиксирован. – Сообщил полураздетый представитель Гиннеса.

– Ура!!! – Раздался многоголосый хор и девушки попытались спрыгнуть с елки. Но не тут-то было. Елочные пенисы словно присосались к внутренностям и не желали вылезать. Откуда-то появилась пила и нас, несчастных, пришлось отпиливать с насиженных мест.

Ненавижу советы пьяных мужиков по поводу наилучшего способа извлечения присосавшегося всей поверхностью фаллоса из твоей вагины!

Вскоре, впрочем, на полу выросла горка из семнадцати отпиленных членов. Хуже всех пришлось самому Ольгерту и трем его друзьям голубой ориентации.

Но когда последний пенис оказался благополучно извлечен, неунывающий Текучая с ходу предложил новую акцию. Похороны членов.

Гости оделись, захватив с собой согревающее, и вывалили на улицу. Вскоре появился Текучая с охапкой пенисов, и Кац, с тачкой. Члены были аккуратно водружены на тачку и кавалькада двинулась по арбатским переулкам, пугая видом тачки с торчащими из нее хуями радостных новогодних прохожих.


ТОЛЬКО БЕЗ ПОХАБСТВА! | Занимательная сексопатология | Подарок птичкам.