home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Долой оковы на сексе!

На днях в Москве, в одном из Арбатских переулков, прошла акция, оставшаяся практически без внимания прессы, за исключением вашего покорного слуги.

Группа художников – Григорий Шаганян, Ольгерт Текучая и Игнат Рыбкин, возмущенные преследованием изданий эротической направленности, провели своеобразное действо протеста.

Меня встретили около ресторана «Прага», провели дворами, и я оказался в мастерской Ольгерта Текучая. Там толпился народ, громыхал магнитофон, по стенам на полках, вперемешку с глиняными и пластилиновыми фигурками, стояли водочные бутылки. Кто хотел – подходил и прикладывался: стаканов не было принципиально.

Но основное внимание привлекали две бесформенные гипсовые глыбы. Одна стояла посреди помещения, и в нее были вделаны массивные железные кольца, другая лежала на столе. Когда-то белые, они были разрисованы разнообразными эротическими сюжетами и символами. Стоящую массу украшали три огромные буквы, означающие на русском языке мужские гениталии. На лежащей – слово из 5-ти букв. Среди всей тусовки выделялись двое, в заляпанных гипсом и красками халатах. Они стояли на каком-то возвышении и задумчиво взирали на попытки публики добавить что-то к росписи глыб.

– А где же хозяин? – спросил я у них.

– Вы из газеты?

– Да.

– Я – Текучая. А этот господин – Игнат Рыбкин. Его сосед слегка поклонился.

– Мы специально пригласили вас к кульминации. Естественно, вы пропустили несколько этапов нашей акции. Они слишком длинные, да и не интересные. Их лучше показывать уже готовыми.

– Что же я пропустил? И где Григорий?

– Григорий, – вступил в разговор Игнат, – вон та стоячая куча гипса. А вторая – его подруга.

– Они что, внутри? – ужаснулся я.

– Не беспокойтесь. Они живы. К ним поступает воздух, они прекрасно себя чувствуют.

– Вы не присутствовали на первых двух стадиях проекта, – продолжил Текучая. – Во-первых, замуровывание художника и его женщины в гипс. Во-вторых, роспись получившихся монументов эротической символикой.

– Потрясающе! – воскликнул я. – Но что же дальше?

– Еще три стадии. Но это-то уж вы сами увидите…

– Хорошо, а как называется акция?

– Видите ли, – ответил Ольгерт, – это задумывалось как акция протеста. Большинство московских художников потрясены попыткой властей закрыть ваше издание. Представьте, если сначала прикрывают эротическую газету, то потом они могут запретить любую обнаженную натуру!

Поэтому мы сначала решили назвать нашу акцию «Секс без эротики», потом – «Эротика без секса». В конце концов, эти названия объединили.

А сейчас – третий этап!

Художники вооружились молотками и направились к глыбам. Два точных удара – и окаменевшая масса откололась, обнажая гениталии!

Это производило странное впечатление – член, набухающий на глазах, торчащий из белого монолита, и влажные розовые губки, ведущие в глубь другого камня.

Игнат и Ольгерт присоединили к крюку лебедки четыре цепи. Они продели их в кольца, выступающие из камня Григория. Подняли его в воздух. Подвели ко второму камню и аккуратно ввели член в обнаженную вагину!

Публика разразилась аплодисментами. И под размеренные хлопки в ладоши художники стали легонько раскачивать глыбу Георгия.

Послышались хлюпающие звуки. Потом – удары камня о камень. Посыпалась мелкая крошка.

И вдруг из монолита раздался громкий стон. За ним последовал еще один. И еще! Оба камня, осыпались и, потрескивая, громко, в унисон издавали восторженные вопли.

И вдруг воздух пронзил настоящий крик. После него все стихло.

– Четвертая фаза! – провозгласил Рыбкин.

Георгия опустили. Его друзья, вновь взяв молотки, стали разбивать временные саркофаги. Несколько ударов – и каждый из них аккуратно раскололся надвое. Из них, обнаженные, в купальных шапочках, покрытые гипсовой пылью, появились автор акции и его подруга.

Опять раздались аплодисменты.

– Долой оковы на сексе! – громогласно провозгласил Шаганян и пнул свою оболочку. Затем он скинул со стола остававшиеся на нем куски гипса, забрался туда вместе с девушкой.

– Водки! – потребовал Георгий. Ему передали. Выпив из горлышка, художник наклонил подругу и овладел ею в положении стоя под непрекращающуюся овацию.

– Стадия пятая, последняя, – пояснил Текучая.

Так прошла эта смелая по замыслу и исполнению акция в защиту секса.


Ах, какой мужчинка! | Занимательная сексопатология | ТОЛЬКО БЕЗ ПОХАБСТВА!