home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



ЗОЛОТЫЕ ШАРЫ.

Миша пришел из зоны. Как водится, его встретили, устроили небольшую вечеринку, на которой была и я, как старая его подруга. Точнее, его подругой была не я, а Катя, но все равно, многое нас связывало. Как совместные походы по дискотекам, так и возлежания – как на пару, так и с группой друзей и другинь…

Он был слегка волосат, шпарил какими-то зековскими словечками, типа «шконка», «шленка», «бикса». Не все было понятно, но по контексту общий смысл его речей угадывался достаточно просто. Манеры его, по сравнению с теми, что были у него до сидки, явно ухудшились. Это топорщенье пальцев, повышение голоса, страшные, на его взгляд, рожи, которые он строил, рассказывая о своих подвигах за колючей проволокой.

– Раскололи мы одну суку. Кумовьям, падла, стучал. В угол его и темную. Потом хором отпидорасили…

Может, кого-то это и могло как-то возбудить, но я слушала его с каким-то отчуждением, все время сравнивая его сегодняшнего с тем, что был раньше. И не узнавала. Куда делись его ласковые глаза? Загрубевшие руки, покрытые какими-то татуировками, уже не привлекали, наоборот, хотелось отвести от них взгляд и забыть, забыть, забыть поскорее.

Я сидела одна в кресле и отрешенно наблюдала за возлиянием. И тут он меня заметил. Подсел.

– Ты как?

– Хорошо…

– Пойдем. Покажу чего… Мы удалились в сортир. Только я закрыла за нами дверь, он словно озверел, набросился на меня, грубо облапал, стал шарить по груди, пробираясь под юбку.

– Нет! Не хочу, – С трудом я оторвала от себя его лапищи.

– А ты посмотри, что у меня. – И он расстегнул ширинку. И оттуда вылезло…

Раньше я была знакома с его аккуратным заостренным членом, но то, что глядело на меня сейчас, так же отличалось от того, что я знала, как Миша-старый от Миши-нового. Огромная распухшая головка, на которой, да-да, был вытатуирован злобный глаз и тело, из которого, как уши, торчали два страшного вида желвака.

– Что это?!

– А, понравилось! – загордился Миша. – Это я себе у хозяина «розочку» сделал и «шары» вкатил.

– Зачем? Зачем ты так себя изуродовал?!

– Изуродовал? Да ты что, подруга? Да с такой елдой – все бабы мои!

– Пусть все, но только не я!

– Да брось, вот увидишь, как хорошо будет! Не успею засунуть – обкончаешься!

Видя, что впрямую его не убедить, я решила слегка схитрить:

– Слушай, как же тебе удалось такого монстра вырастить?

– Ага, проняло! – гордый Мишка взгромоздился на толчок и, крутя член в руках, чтобы мне было лучше видно, начал рассказ.

– Эта «розочка», – он сжал пальцами головку, – делается просто. Головка, там где ссышь, надрезается слегка. Вдоль и поперек. Когда заживает – во какая мощная становится! Правда, у нас там один мужик перестарался, расфигачил голову себе на восемь частей. Да глубоко. Задел себе какой-то сосуд и не заметил. Ну, хуище себе тряпкой обмотал, стрептоциду засыпал и лег спать. Так за ночь он так кровью истек, что на больничке с трудом откачали.

Наколку мне на киче сделали. Ты думаешь, больно? Да нет, не особо. Главное, по головке ебнуть посильнее, чтоб онемела и расплющилась, а там коли, сколько хочешь. Меня потом в бане все подкалывали: ну как, видно, что там у пидора в жопе?

А вот это – моя гордость – «шары». Они твердые, потрогай…

Не соображая, что делаю, я взяла в руку это страшилище. И действительно, под кожей ходили два жестких эллипсоида.

– Угадай, из чего? Из зубной щетки! Я ее порезал, шарики отшлифовал. А потом – операция… Затачивается пробойник. Но не очень остро. Чем неровнее края – тем быстрее заживает. Потом кожа оттягивается, ставится на нее пробойник, и ебс! ботинком! И сразу туда шар, сыпется стрептоцид и заматывается. Потом получается такая красота. Один, рассказывали, ввел себе аж десяток шаров. Хуила, у него как кукурузный початок, стал. Откинулся он, жене своей впендюрил, не показывая, так она потом за ним постоянно бегала. Все ебаться просила…

Я кивала, не веря концовке этого фантастического рассказа.

– Ну, как, будем?

Ничего уже не остава­лось, как принять в себя половое чудовище, но меня спасли.

– Мишка, – забарабанили в дверь. – Ты что, обосрался? Пошли, тебе уже две штрафных полагается!

Водка оказалась притягательней женских (моих) прелестей, член был упакован в штаны, и их обладатель вышел. Я за ним. Встречавшие нас понимающе улыбались. И моя счастливая улыбка избавления немало этому способствовала.

Через несколько дней я встретилась с плачущей Катей.

– У него… У него такой… Страшный… Я… Я его выгнала…

А еще через пару дней я узнала, что Миша лег в больницу вырезать свои «золотые шары».


СЕКСУАЛЬНАЯ РОМАНТИКА. | Занимательная сексопатология | Они вам еще пригодятся…