home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 6

Харрис резко проснулся и автоматически потянулся к звенящему будильнику. Будильник всегда пугал его, когда заставал врасплох. В последнее время у Харриса появилась привычка просыпаться за несколько минут до звонка, чтобы не дать ему зазвенеть. После этого Харрис обычно дремал еще минут двадцать.

Но в это утро будильник застал его врасплох, – он еще крепко спал. Харрис попытался вспомнить сон. Какие-то зубы, острые, рвущие... Что-то кровавое...

“Черт побери, – подумал он, – это были крысы!” Теперь он вспомнил сон. Была ночь. Он выглянул из окна. И в лунном свете увидел под окном тысячи крыс. Все они смотрели на Харриса. Тьма замерших крыс. Тысячи злобных глаз. Потом крысы устремились вперед, сломали дверь и бросились вверх по лестнице. Слава Богу, что в этот момент зазвонил будильник!

Харрис со стоном перевернулся и обнял лежавшую рядом девушку.

– Доброе утро, Джуд!

Девушка свернулась клубочком и что-то пробормотала со сна. Харрис пробежал языком по ее обнаженной спине. Девушка выгнулась от удовольствия. Харрис просунул руку между ее рук и поджатых коленей и легко погладил плоский живот. Девушка повернулась к нему лицом и с наслаждением потянулась.

– Привет! – поздоровалась она и поцеловала Харриса.

– Уже поздно.

– Не так уж и поздно.

– Нет, поздно. – Дразня, он пробежал пальцами по внутренней поверхности ее бедер. – Разве тебе недостаточно вчерашней ночи?

– Недостаточно. – Джуди принялась целовать его ресницы.

– А мне достаточно. – Он засмеялся и откинул простыни. – Давай на кухню! Погреми там сковородками и кастрюлями.

– Свинья!

Девушка накинула халат и исчезла на кухне. Послышались звуки выдвигаемых и задвигаемых ящиков, воды, льющейся в чайник. Потом с кухни долетела музыка по “Радио Один”. Харрис лежал и думал о Джуди.

Они жили вместе шесть или семь месяцев, и любовь их с каждым днем становилась сильнее. Джуди была модельершей, хорошей модельершей. Они познакомились на вечеринке у общего знакомого. Джуди тогда разрешила Харрису остаться у нее на ночь, но ничего не позволила. Харрис, конечно, пытался, но встретил мягкий отпор. Удивительно, но на следующее утро он был рад этому. Через несколько недель, когда они поняли, что любят друг друга, он спросил, почему в тот вечер она разрешила ему остаться, но не позволила заняться любовью? Джуди не смогла объяснить, потому что сама не знала. Она удивлялась не тому, что не позволила ему заняться любовью, а тому, что оставила его у себя. До Харриса она ни с кем не спала, хотя и была два года помолвлена.

В ту ночь, сказала Джуди, в ней что-то шевельнулось. Почему-то ей стало жалко Харриса. Внешне он казался уверенным, но в душе, как она поняла, был маленьким растерянным мальчиком. Выслушав это, Харрис улыбнулся и сказал, что это его обычный прием обольщения женщин. Джуди кивнула и заметила:

– Да, это было заметно. Но все же под маской уверенности таилась потерянная душа, блуждающая в потемках. Ты, Харрис, неоднозначный человек.

На него слова девушки произвели впечатление. Ему понравилось, что хоть кто-то заинтересовался им. Дальше Джуди объяснила, что не могла отпустить его в ту ночь, что хотела находиться рядом, но до полной уверенности в его и своих чувствах не могла позволить рухнуть последнему барьеру.

Через несколько месяцев они сняли квартиру на Кингс-Кросс. Обсудив проблему женитьбы, они договорились подождать как минимум год, а уж потом решать – или да, или нет.

Порой, обычно когда Харрис бывал один, его охватывала прежняя суровость. Но когда рядом была Джуди, когда они шли, держась за руки, когда занимались любовью, нежность вытесняла из его души всю сдержанность и замкнутость. Его мысли прервал голос Джуди:

– О’кей, лентяй, завтрак почти готов.

Харрис спрыгнул с кровати, надел старый голубой халат и отправился в туалет, находившийся на лестничной площадке. Потом спустился за почтой. Вернувшись, он поцеловал Джуди в шею и сел за маленький столик.

– Хорошо, что ты меня позвала, а то бы у меня лопнул мочевой пузырь.

Джуди поставила перед ним тарелку с беконом и помидорами и села рядом есть свое крутое яйцо. Харрис терпеть не мог начинать день с яиц.

Харрис развернул “Миррор”, намереваясь просмотреть заголовки. Обычно он читал газету в автобусе по дороге в школу. Ему нравилось оставлять газету в учительской и тем вызывать неодобрение коллег, которые считали все газеты, за исключением “Таймс” и “Гардиан”, комиксами. Но заголовки он просматривал за завтраком.

– Господи, ты только послушай! – изумленно пробормотал Харрис с набитым хлебом ртом. – “Шесть бродяг съедены живьем крысами. Вчера поздно ночью случайный прохожий услышал крики и шум яростной борьбы на разрушенном кладбище Святой Анны в Степни и вызвал полицию. Полицейские обнаружили останки шести человек, очевидно, убитых крысами. Несколько крыс продолжали пожирать трупы. Район был немедленно оцеплен, и полиция в защитной одежде при помощи главной компании по уничтожению грызунов прочесала все кладбище в поисках крысиной норы, но не смогла найти никаких следов тварей. Ранее, в тот же день, тринадцатимесячная Карен Блейкли и ее собака подверглись нападению крыс у себя дома и были растерзаны ими. Мать девочки, Паула Блейкли, находится в больнице в критическом состоянии. Будет создан комитет по расследованию...”

Харрис молча закончил читать статью. Джуди обошла стол и заглянула ему через плечо.

– Какой ужас! – Она вздрогнула и прижалась к нему. – Неужели такое может случиться в наши дни?

– Я знал, что там кое-где остались ужасные развалины, но даже предположить не мог, что в них водится такая мерзость. – Он озадаченно покачал головой. – Наверное, это та женщина, которую я вчера видел в больнице. И Кеуф... Он сказал, что видел двух огромных крыс. Может, парень и не преувеличивал... Что, черт побери, происходит?

Харрис и Джуди оделись и вышли из дома. Работали они в разных концах города: Харрис в Ист-Энде, а Джуди в Вест-Энде, в большом универмаге, для которого она создавала модели. Они поцеловались и разошлись в разные стороны.

В автобусе Харрис размышлял над тем, являются ли эти три случая случайным совпадением или они связаны между собой? Одни и те же крысы совершали нападения или разные? Он решил порасспросить Кеуфа, но вспомнил, что парня сегодня в школе не будет. Ничего, спросит завтра.

Но и завтра Кеуф не появился. Когда Харрис пришел в школу, его вызвали в кабинет директора и сообщили, что вчера вечером парня срочно госпитализировали с высокой температурой. Сейчас он в критическом состоянии. Звонили из больницы и спрашивали, был ли с ним кто-нибудь, когда его укусила крыса? Еще они просили приехать учителя, который сопровождал его в больницу.

– Хорошо. Я только дам задание и поеду, – сказал Харрис встревоженному мистеру Нортону.

– Ничего, я все сделаю сам, – заверил его директор. – Поезжайте прямо сейчас. Они сказали, что это очень срочно. Только постарайтесь не задерживаться.

Харрис вышел из школы и торопливо направился к больнице. В регистратуре он начал объяснять, кто он, но ему сказали, что его ждут, и отвели в какой-то кабинет. Не успел Харрис сесть, как дверь открылась и в комнату вошли трое мужчин.

– Вы учитель мальчика? – поинтересовался один из них, устало садясь за стол. Он посмотрел на Харриса, утомленно прищурился и, не дожидаясь ответа, представил своих коллег: – Доктор Стрекли. – Доктор кивнул. – Мистер Фоскинс из министерства здравоохранения. – Фоскинс протянул руку. – Меня зовут Танстелл. Я секретарь больничного управления. – Он взял со стола какую-то бумагу, внимательно просмотрел ее и спросил: – Как вас зовут?

– Харрис. Что с Кеуфом?

Танстелл поднял голову.

– А вам еще не сказали? – Харрис похолодел. – Боюсь, что ночью он умер.

– Но его только вчера укусили, – недоверчиво покачал головой учитель.

– Да, мы знаем это, мистер Харрис. – Доктор встал, оперся руками о стол и пристально посмотрел на ошеломленного учителя. – Поэтому мы и попросили вас прийти. Вы приводили мальчика. Не скажете ли, где и при каких обстоятельствах его укусили?

– Но от простого укуса невозможно умереть. Тем более за день. – Харрис покачал головой, не отвечая на вопрос.

Танстелл отодвинул в сторону бумаги и громко сказал:

– Действительно, это кажется невозможным. Мы произвели вскрытие, чтобы выяснить, не болел ли чем-нибудь Кеуф. Мы предполагали, что укус мог спровоцировать острое развитие какой-либо болезни.

Сейчас мы отбросили эту версию, хотя и продолжаем проверку. Видите ли, женщина, которую вчера привезли... Вы, возможно, читали о ней в газетах – ее ребенок был растерзан крысами... На нее тоже напали крысы, когда она пыталась спасти дочь. Она умерла два часа назад.

– Но это значит, что все, кого укусят крысы...

– Да, мистер Харрис, – прервал его Фоскинс. – Человеку, которого укусила крыса, остается жить не больше двадцати четырех часов. Поэтому важно узнать как можно больше об этих необычных крысах. Они нам неизвестны и, несомненно, не водятся в Англии. Очевидцы утверждают, что они огромных размеров...

– Мы хотели бы знать все, что вам рассказал мальчик, – нетерпеливо проговорил Танстелл.

– Да, конечно, – кивнул Харрис. – Но отчего они умерли? – Он оглядел всех по очереди.

В комнате воцарилось неловкое молчание.

Наконец доктор Стрекли откашлялся и посмотрел на секретаря больничного управления.

– Думаю, будет справедливо, если мы доверимся мистеру Харрису. Я полагаю, что можно поверить его обещанию сохранить все в тайне. К тому же он хорошо знает район и сумеет нам помочь.

– Я родился здесь и почти все знаю... я точно знаю, где Кеуф видел крыс.

– Очень хорошо, – вздохнул Танстелл. – Только поймите, вы никому не должны говорить ни слова. Мы еще не вполне понимаем, с чем столкнулись. Пока у нас не будет полной уверенности, мы должны вести себя крайне осторожно. Все эти нападения могут оказаться простым совпадением. Нам не нужна паника среди населения.

– Вы имеете в виду шестерых съеденных заживо бродяг? – прервал его Харрис.

– Да, да, мистер Харрис. Мы понимаем, что все это слишком страшно, – быстро проговорил Фоскинс. – Но ведь нам не нужна паника, не так ли? От паники в первую очередь пострадают доки. Все знают, что докеров не нужно просить дважды, чтобы они прекратили работу. А если на кораблях и складах останется продовольствие и начнет гнить, что тогда? Весь район через несколько дней будет кишеть крысами. Короче, замкнутый круг, мистер Харрис, замкнутый круг.

Учитель молчал.

– Послушайте, скорее всего мы справимся с ними раньше, чем они нападут еще на кого-нибудь. – Танстелл наклонился вперед и показал пальцем на Харриса. – Ваша помощь сейчас не так уж и важна, но, если вы хотите помочь нам, поклянитесь хранить молчание.

“В чем дело? – удивился Харрис. – Кажется, они по-настоящему напуганы”.

– Хорошо, – пожал он плечами. – В первую очередь я хочу знать, из-за чего погибли Кеуф и та женщина.

– Разумеется, – улыбнулся доктор Стрекли, пытаясь хоть как-то растопить лед. – Они умерли от заражения крови, вызванного крысиными укусами. Обычно грызуны переносят болезнь Вейля, желтушный лептоспироз, или спирохетальную желтуху. В год в Англии десять – одиннадцать случаев болезни Вейля. Как видите, она довольно редка. Вызывает ее лептоспира желтушная, и передается она человеку через мочу, кожу или пищеварительный тракт. Наиболее распространена эта болезнь среди людей, работающих в канализации. Инкубационный период длится от семи до тринадцати дней. В самом начале резко повышается температура, появляются боли в мышцах, рвота, исчезает аппетит. Лихорадка длится несколько дней. Потом начинается желтуха, и больной впадает в прострацию. Дней через десять температура снижается, но возможны рецидивы. Мы лечим болезнь с помощью пенициллина и других антибиотиков, но у нас есть и специальная сыворотка. Главная сложность состоит в том, что трудно вовремя поставить верный диагноз и применить сыворотку.

Я рассказал об известной нам болезни Вейля. Теперь о тех невероятных случаях, которые произошли в течение последних двадцати четырех часов. – Доктор Стрекли сделал паузу, словно хотел подчеркнуть значимость своих слов. – Есть кое-какие различия. – Он посмотрел на Танстелла, как бы прося разрешения продолжать. Секретарь больничного управления кивнул. – Жар начинается через пять-шесть часов, а желтуха – мгновенно. Отказывают все органы чувств, в первую очередь зрение. Потом следует кома. Тело время от времени сотрясают сильные судороги. После этого начинается самое ужасное. Невероятно пожелтевшая кожа сильно растягивается, утоньшается и лопается. В результате на всем теле возникают зияющие раны. Человек умирает мучительной смертью. Самые сильные наркотики почти не ослабляют боль.

Пока Харрис осмысливал информацию, его собеседники сидели молча.

– Бедный Кеуф, – наконец пробормотал учитель.

– Да. И да поможет Бог тем, кого они еще укусят! – нетерпеливо сказал Танстелл. – Пока не поздно, мы призвали на помощь людей из “Рэткилл”. Это хорошая и очень надежная компания по уничтожению грызунов. Сегодня утром они обследовали кладбище и дом женщины. Если вы скажете, где крысы укусили мальчика, мы пошлем их и туда.

Харрис рассказал о старом канале.

– Давайте я отведу туда дератизаторов и покажу точное место.

– Хорошо, – согласился Фоскинс. – Мы сейчас собираемся на кладбище – проверить, как там дела. Можете поехать с нами. Потом отведете кого-нибудь из дератизаторов.

– Сначала я должен позвонить в школу.

– Хорошо, только никому ни слова. Просто скажите, что в больнице просят написать, как все произошло. Мы были бы вам очень признательны, если бы в школе вы расспросили своих учеников, не видели ли они недавно крыс, а если видели, то где? Если кого-то укусили, необходимо немедленно обратиться в больницу. Мы вам будем очень благодарны, если вы сумеете поговорить об этом, не вызвав среди детей паники.

– Этим мою банду не напугать, – улыбнулся Харрис.


Глава 5 | Крысы | * * *