home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 16

Харрис проехал мимо скопления военных и полицейских машин, стоявших перед Уайтхоллом. Несколько раз его останавливали, но когда он показывал пропуск, ему отдавали честь и давали дорогу. Харрис подъехал к массивному зданию министерства обороны. В этом сером гранитном здании сейчас размещался штаб по борьбе с крысами. Поездка по пустынным улицам оставила, мягко говоря, мрачное впечатление. Харрис редко видел пустые улицы. Лишь в предрассветные часы, когда возвращался с какой-нибудь затянувшейся вечеринки. Тогда каменные каньоны Лондона казались вымершими, а шум машины был столь нереальным, что его трудно было даже представить. Но даже тогда изредка можно было увидеть автомобиль или одинокого велосипедиста, возвращающегося домой после ночной смены. Сегодня на улицах не было ни души. Харрис не заметил даже военных машин, которые должны были патрулировать улицы. Военные отвечали за то, чтобы в городе не осталось людей, не имеющих на то специального разрешения. Кроме того, за последние пару дней возникло немало проблем с грабителями, которые решили использовать шанс и поживиться. Но грабители ошиблись – никогда еще силы правопорядка не выполняли свои обязанности так строго. Находиться сейчас в Лондоне без специального разрешения означало немедленный арест. Для выполнения решения правительства об эвакуации в город были введены дополнительные полицейские части и войска.

– Думаешь, получится, дорогой? – прервала мысли Харриса Джуди.

Харрис повернулся к девушке и невесело улыбнулся. На душе у него было тревожно.

– Должно получиться.

Он остановился, чтобы пропустить армейский грузовик, выехавший из колонны таких же коричневых грузовиков. В машинах сидели солдаты. Все они держали на коленях противогазы и были одеты в толстые защитные костюмы. Харрис нашел руку Джуди и пожал ее.

Харриса пригласили во вновь созданный комитет по борьбе с крысами, и он использовал свое положение, чтобы не отсылать Джуди в сельскую местность, а оставить в Лондоне. Он и сам не знал, почему так поступил. Опасность для тех, кто оставался в Лондоне сегодня (а возможно, и пару следующих дней), была велика. Операция все же была до определенной степени непредсказуема. Но Джуди убедила его, и Харрису удалось добиться разрешения. Джуди записали в организацию, созданную для проведения операции “Истребление”.

В основе операции лежала идея, предложенная Харрисом. Она-то и помогла ему вернуться в комитет. Такая мысль могла прийти в голову только обычному человеку, но никак не ученому, настолько смелой и простой она была. После первого шока, вызванного новым наступлением крыс, члены комитета впали в оцепенение и отчаяние. Оказалось, что твари быстро приобрели иммунитет к вирусу. Правда, из-за вируса болезнь, которую они переносили, стала менее опасной. Но зато сами крысы стали сильнее и нахальнее. Казалось, в них заговорила жажда мести. Теперь они терроризировали весь Лондон, оставляя после себя, где бы ни появлялись, цепь кровавых боен. В тот роковой вторник произошло много нападений крыс: в кинотеатре, больнице, доме для престарелых и даже... в публичном доме. Самый свирепый разгром они устроили в зоопарке. Часть животных зоопарка сбежала в ближайший парк, и тех, кого не удалось выловить, пришлось пристрелить. Кроме крупных была масса мелких нападений. В одиночку люди ничего не могли поделать с большими стаями крыс. Всю ночь со вторника на среду поступали сообщения о кровопролитиях и разгромах.

На экстренном совещании, проведенном в ту ночь, Фоскинса уже не было. Его вновь немедленно сняли с поста, и в последующие суматошные дни Фоскинса никто не видел. В комитет были введены новые люди, но план был разработан еще прежним составом.

Едва только Харрису в голову пришла эта мысль, он сразу выложил ее, даже не обдумав толком. Если бы у меня тогда не сорвалось все с языка, думал позднее Харрис, я бы наверняка не решился потом высказаться на эту тему. Сейчас идея казалась ему настолько простой и в то же время решающей все проблемы, что казалось странным, почему ее не предложил кто-нибудь из ученых.

Сама идея у него родилась на предыдущем заседании комитета. Ее суть сводилась к следующему: поскольку единственным надежным средством борьбы с крысами являлся газ, крыс нужно выманить наружу и пустить этот газ. Выманить их наружу можно при помощи ультразвуковых волн, испускаемых передатчиками из определенных стратегических мест. Ультразвук должен выманить крыс из-под земли, чтобы можно было применить газ. Вот и все. К изумлению Харриса, с его идеей сразу же согласились. В принципе потом на ее основе разработали весь ход операции.

Население Лондона должно быть эвакуировано. Мера, конечно, чрезвычайная, но если этого не сделать, последствия могут быть фатальными. Лондонцы обязаны покинуть свои дома и выехать в сельскую местность, чтобы избежать действия газа. Эвакуация необходима и для того, чтобы избежать нападений крыс на людей. Никто не может гарантировать безопасность лондонцев во время исхода крыс. В парках необходимо отгораживать специальные места-ловушки, в которых будут размещены передатчики. Испытания на пойманных живьем крысах-мутантах легко помогут найти нужную частоту сигнала. Как только крысы окажутся в ловушках, входы закроют и пустят газ. Поскольку находиться поблизости будет очень опасно, газ лучше распылять с вертолетов. Парки будут окружены бронетранспортерами и солдатами с водяными пушками, огнеметами и дополнительными баллонами с газом. Строительство ловушек и эвакуация лондонцев должны быть проведены в шестидневный срок. В городе останутся только те, присутствие которых необходимо для нормального функционирования огромного города.

Шесть дней был крайний срок, потому что плодовитые грызуны могли полностью захватить город. Сейчас не время было задумываться над самим фактом существования необычных крыс, их размерами, силой, умом, размышлять, откуда они взялись, как им удалось так быстро размножиться, несмотря на вирус, почему они догадались спрятаться, когда их мелких сородичей заразили вирусом. Ответить на это можно будет позднее. Сейчас на первом месте стоял вопрос выживания.

В городе было объявлено чрезвычайное положение. Жителям сообщили, что эвакуация будет проходить по районам. Правда, тысячи лондонцев уехали до того безо всякого принуждения после ночных событий во вторник. Под временное жилье для эвакуированных переоборудовались сельские церкви, школы, общественные здания, в полях разбивали палаточные городки. Власти советовали горожанам уезжать к родственникам. Был издан приказ: грабителей расстреливать на месте. Всем, кто не покинет город через шесть дней после начала эвакуации, грозил арест. Власти понимали, конечно, что все никогда не уедут, но, по крайней мере, законы чрезвычайного положения заставят оставшихся сидеть дома и не высовывать нос на улицу.

К счастью, район к югу от реки еще не был оккупирован крысами, но все же решением властей предписывалось на всякий случай эвакуировать жителей всех районов. Многие горожане протестовали. Одни не хотели оставлять дома, другие не боялись тварей. Но приказ был четкий: того, кто не эвакуируется добровольно, вывезут силой. Сейчас было не время для реверансов и выяснения спорных вопросов. Предполагалось, что эвакуация продлится две недели. Этот срок был необходим, чтобы убедиться, что все грызуны сдохли. В канализацию решили тоже закачивать газ. Подвалы, тоннели, развалины – все возможные места, которые могли бы быть прибежищем тварей, – решено было очистить полностью.

Другой вопрос – сумеют ли лондонцы смыть с себя позор в глазах всего мира.

Ловушки в парках росли с невероятной скоростью. Дороги из Лондона были забиты машинами и автобусами. Поезда ходили круглые сутки. Улицы патрулировали войска. Все, кто был задействован в операции, проходили специальные тренировки. Всего за несколько дней для армии и полиции было сделано много защитной одежды. На случай возможных демонстраций был отдан приказ: разгонять всех с помощью силы, если не удастся сделать это мирным путем.

Сначала казалось, что город никогда не подготовится к предстоящей битве, но невероятным образом на пятый день почти все было сделано. Проводились заключительные совещания, вносились последние коррективы, вертолетчики и войска получали последние указания. Наконец началась долгая ночь перед операцией. На рассвете должны были включить передатчики. Все с нетерпением ждали наступления дня.

Харрис и Джуди почти всю ночь занимались любовью, болтали, стараясь прогнать мысли о наступающем дне. Когда серый рассвет сменил ночную тьму, они заснули беспокойным сном. Над тихим городом медленно вставало солнце.

Харрис и Джуди проснулись почти одновременно. От усталости и напряжения не осталось и следа. Джуди приготовила завтрак, но ни Харрис, ни сама она почти не прикоснулись к нему. Первое, что они увидели, выйдя из дома, была огромная черная крыса, перебегавшая пустынную улицу. Крыса направлялась в маленький парк напротив дома. Харрис и Джуди быстро сели в машину. Харрис взглянул в зеркало заднего видения, словно ожидая увидеть за спиной дорогу, запруженную крысами.

Они добрались до здания министерства обороны, оставили машину около сверкающего “роллс-ройса” и, показав пропуски, вошли в мрачное здание. В длинном коридоре им встретился улыбающийся Говард.

– Доброе утро! Готовы к решающей битве? – Ученый с энтузиазмом пожал им руки.

– Вполне, – улыбнулся учитель.

– Я провел здесь всю ночь. Провалялся несколько часов на раскладушке... У нас все готово для проведения операции.

– Хорошо.

– Ладно, я пойду к себе, – сказала Джуди. – Мне надо отыскать на старых картах входы в канализацию и перенести их на новые. Довольно скучное занятие, но если это поможет делу... – Джуди замолчала и удивленно посмотрела в конец коридора.

Харрис проследил ее взгляд. Навстречу им шел человек. Человек помахал рукой, и Харрис с изумлением узнал в нем Фоскинса. Бывший помощник министра был без галстука, зарос, но его глаза взволнованно блестели.

– Господи, что вы здесь делаете? – спросил Харрис, когда Фоскинс присоединился к их группе.

– Я здесь с прошлого вторника. – Взволнованность его сменилась горечью. Фоскинс застегнул воротник рубашки и пиджак. – Перед нашей последней... э... неудачной операцией я отдал распоряжение разыскать людей, которые за последние два-три года приехали в Англию из тропиков.

– Вы хотите сказать, что... в какой-нибудь тропической стране могут водиться такие крысы? Или хотя бы отчасти похожие? – уточнил Говард.

– Да. Но, к сожалению, мы сочли операцию с вирусом успешной и об этом задании забыли. Должен признаться, что я... я тоже забыл о нем из-за поднявшейся потом суматохи.

Смущенное молчание нарушил Говард:

– Ну и?..

– После того как меня сняли с поста, я собрал эту информацию и начал изучать ее.

– Зачем? – холодно поинтересовался молодой ученый.

– Ну, чтобы...

– Не обращайте на него внимания, – вмешался Харрис, неприязненно посмотрев на ученого. – Что вам удалось узнать?

– Конечно, людей из тропиков оказалось много. Но для нас представляли интерес лишь несколько. Я навел справки... у меня еще остались друзья на государственной службе. Работая методом исключения, я оставил одного человека. – Фоскинс дрожащей рукой протянул лист бумаги. – Это профессор Уильям Барлетт Шиллер, зоолог. Он несколько лет прожил на Новой Гвинее и окрестностях острова, очевидно, проверяя сообщения о животных-мутантах, которых видели местные жители. Появление там мутантов вполне объяснимо, ведь остров находится в зоне ядерных испытаний. Некоторые жители даже заболели лучевой болезнью. Конечно, дело быстро замяли, но Шиллер каким-то образом узнал об этом и решил провести свое расследование.

– Превосходно, – нетерпеливо перебил Фоскинса Говард. – Но что заставляет вас думать, что профессор имеет какое-либо отношение к крысам?

– Ну, в первую очередь тот факт, что он был в Новой Гвинее и изучал аномалии у животных. – Фоскинс начал злиться и на минуту стал тем, каким был когда-то, на людях во всяком случае. – К тому же Шиллер поселился в Лондоне рядом с доками, в доме у канала...

– Канал! – воскликнул Харрис. – Конечно, канал... А я все пытался вспомнить... Ведь именно там Кеуф увидел первых крыс. И я их там видел. Рядом со старым домом смотрителя шлюза. Я играл там в детстве, но канал закрыли, и старик уехал. Держу пари, что именно в этом доме поселился профессор.

– Вот адрес. – Фоскинс показал бумажку.

– Точно. Тот самый дом.

– Да бросьте вы! – вмешался Говард. – Какая разница, как они сюда попали? Ну ввез контрабандой ненормальный профессор одного из своих мутантов, поселился в этом доме, чтобы изучать...

– ...и дать им возможность размножиться.

– Пусть так. Дать им размножиться. Сейчас это не имеет абсолютно никакого значения. Операция пройдет, как планировалось. Возможно, позже мы съездим туда...

– Но почему не сейчас?

– Потому, мистер Фоскинс, что сегодня слишком много других более важных дел. Разве вы не слышали об операции “Истребление”?

– Конечно, слышал, но если вы собираетесь истребить их...

– У меня нет времени для бесполезных дискуссий, мистер Фоскинс. Так что прошу меня извинить...

– Чертов дурак! Вы сразу же отойдете на задний план, когда ваша идея не сработает.

– Ха! Вы так усердно пытались присвоить себе все лавры... Не вижу причины, почему бы вам не взять на себя и вину? Фоскинс побледнел и весь как-то обмяк.

– Д-да... вы абсолютно правы. Я готов взять вину на себя... Но умоляю вас – учитесь на моих ошибках.

– Сейчас все это не имеет значения! Неужели вы не понимаете? Господи, дружище, мы проверим какие угодно дома, но позже. Неужели вы не понимаете, что сегодня мы собираемся стереть их всех с лица земли? – Говард повернулся к Харрису. Тот, как мог, пытался снять напряжение, поддержать бывшего помощника министра, но это ему плохо удавалось. – Вы идете, Харрис? У нас много работы.

– Да. – Харрис дотронулся до руки Фоскинса. – Не беспокойтесь, мы проверим дом.

И я позабочусь, чтобы он получил хоть немного славы за это, подумал он.

Харрис с Говардом направились в штаб операции, а Джуди осталась с расстроенным Фоскинсом.

Едва войдя в огромную шумную комнату, они сразу забыли о бывшем помощнике министра. На стене висела огромная карта Лондона. Зеленые пятна изображали парки, красные мигающие точки – передатчики. Желтые стрелки показывали расположение вертолетов, а голубые – дислокацию армейских грузовиков.

В комнате было много людей. Большинство были непосредственные участники операции, но присутствовали и зрители. Харрис заметил премьер-министра – тот что-то обсуждал с начальником штаба. Часть зала была отведена под радио– и телеоборудование. Отсюда осуществлялось управление передатчиками. Отсюда же отдавались приказы войскам и вертолетам. На вертолетах, как и на улицах, были установлены телекамеры. Операцию собирались транслировать на всю Англию, а по спутниковой связи – и в другие страны.

Премьер-министр счел свое присутствие совершенно необходимым. Не для успеха самой операции – для своей политической карьеры. Весь мир увидит его во главе такой важной операции. Подобным похвастаться может далеко не каждый политический деятель! Премьер-министр вышел в соседнюю комнату, дать интервью телевидению.

Харрис принялся изучать огромную стеклянную карту. Вдруг в дверях появилась Джуди. Она стала что-то взволнованно говорить стоявшему на часах сержанту. Тот покачал головой. У него был приказ: посторонних не пропускать. Джуди настаивала, показывая на Харриса.

– В чем дело, Джуд? – подошел к ней Харрис.

– Фоскинс сам поехал в тот дом.

– Зачем?

– Не знаю. Он сказал, что должен хоть что-то сделать... Хоть чем-то помочь... Он рассчитывает найти их логово.

– О Боже! Он же погибнет! – Харрис быстро вышел в коридор, держа девушку за руку.

– Что ты собираешься делать? – встревожилась Джуди, хотя сразу же догадалась, что у него на уме.

– Придется поехать за ним.

– Нет! Нет! Пожалуйста, не надо, Харрис.

– Не беспокойся, Джуд. Я успею обогнать его. Пока он будет разыскивать дорогу, я уже буду у дома. По крайней мере, я успею его остановить.

– Но передатчики вот-вот... включат.

– Ну и что? С ними будет даже безопаснее. Крысы без оглядки помчатся в парки.

– Ты же знаешь, они могут напасть на тебя.

– В машине я буду в безопасности. Кроме того, у меня есть противогаз и защитный костюм. Стандартное снаряжение.

– Прошу тебя, останься. Харрис прижал девушку к себе.

– Я люблю тебя, Джуд. – Он поцеловал ее в лоб. – Но я поеду.


* * * | Крысы | Глава 17