home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 11

Харрис радостно вошел в шумный класс. После уик-энда он чувствовал себя превосходно. Нужно почаще выезжать из Лондона. Свежий воздух, просторы, зелень. Непобедимое сочетание.

– Ну ладно, вы все, заткнитесь! – перекричал он шум детей. – Скалли, сядь и высморкайся. Томас, марш от окна на свое место. Морин, спрячь зеркало. Хорошо отдохнули? Все! Начинаем перекличку.

Дети поняли, что он в хорошем настроении и можно позволить себе немного больше, чем обычно. По крайней мере, в это утро.

– Только двое отсутствующих. Неплохо для первого урока в понедельник. Да, Карлос, в чем дело? Туалет? Но ты ведь только что зашел в класс. Ладно, иди. Ведь ты, если не сходишь, не сосредоточишься.

Карлос, худенький, смуглый мальчик, сказал:

– Спасибо, сэр, – и пошел к двери. Повернувшись спиной к учителю; он хитро улыбнулся.

– Кэрол, раздавай бумагу. Шейла, раздавай карандаши. Сегодня будем рисовать животных, – сообщил классу Харрис.

– Можно нарисовать свинью, сэр? – поинтересовался парень с последней парты.

– Почему свинью, Моррис?

– Можно срисовать с толстяка Туми, сэр.

Туми гневно повернулся к обидчику. Класс разразился хохотом.

– Иди сюда, Моррис, – позвал Харрис, твердо сжав губы. Парень нехотя вышел к доске. – Умеешь рисовать обезьян?

– Нет, сэр.

– Попробуй срисовать с зеркала, – посоветовал Харрис, понимая, что класс ждет ответа. Все обрадовались, что наглеца поставили на место, хотя и знали, что любой из них может оказаться на очереди.

“Слабовато, – подумал Харрис, – но для утра в понедельник не так уж и плохо”.

– Итак, приступим к делу. Любое животное по желанию. Но я не хочу, чтобы оно было похоже на меня. Когда закончите, выберем лучший рисунок, и я объясню, Почему он лучший. Не забывайте о светотени.

Он начал ходить по рядам, говоря с каждым в отдельности, отвечая на вопросы и сам задавая их. Подошел к Барни. Мальчик был мал для своих четырнадцати лет, но очень сообразителен и умел рисовать. Ему необходимо было обучиться технике рисования. Особенно хорошо рисовал Барни ручкой и чернилами. Этому он научился, срисовывая комиксы. Харрис заглянул мальчику через плечо и постоял рядом, наблюдая, как под пером Барни животное приобретает очертания.

– Почему ты нарисовал крысу, Барни?

– Не знаю, сэр, – ответил Барни, сунув в рот ручку. Потом добавил: – Увидел как-то одну. Наверное, такая же здоровая, как у Кеуфа... – Он замолчал, вспомнив умершего товарища.

Остальные дети, услышав имя Кеуфа, тоже замолчали.

– Где ты ее видел? – спросил учитель.

– Около канала. На Террасе Томлинса.

– Видел, куда она шла?

– Она перелезла через стену и шмыгнула в кусты.

– В какие кусты? Там нет никакого парка.

– Там, где раньше жил смотритель шлюза, сейчас разрослась зелень, как в джунглях. А канал уже давно закрыли.

Харрис с трудом припомнил старый дом, стоявший чуть в стороне от дороги. В детстве он любил бегать туда – смотрел, как шлюзуются баржи. Смотрителю нравилось, когда дети наблюдали за его работой.

Он только требовал, чтобы они вели себя спокойно, и даже приглашал их в гости. Смешно, но Харрис совсем забыл о доме. Недавно он несколько раз был на Террасе Томлинса, но совсем забыл, что там есть дом. Наверное, потому, что тот закрыт с дороги “джунглями”.

– В полицию не сообщил? – спросил он мальчика.

– Нет. – Барни опять посмотрел на рисунок и добавил несколько штрихов к уже и так злобной крысе.

Вопрос о полиции можно было и не задавать, подумал Харрис. Дети в Попларе не бегают без надобности в полицию.

В этот момент в комнату ворвался взволнованный Карлос.

– Сэр, сэр, посмотрите на площадку! Там сидит одна из этих тварей! – Широко раскрыв глаза и возбужденно улыбаясь, он показал на окно.

Весь класс бросился к окнам.

– Все по местам! – закричал Харрис и быстро подошел к окну. От открывшегося зрелища у него перехватило дыхание.

На площадке находилась не одна из тварей, а несколько. Пока он смотрел, к ним присоединялись все новые и новые огромные крысы. Они сидели на игровой площадке и пристально разглядывали школу. Крысы все прибывали.

– Закрыть все окна, – спокойно приказал Харрис. – Джонсон, Барни, Смит, пойдите по другим классам и попросите учителей закрыть все окна. Скалли, отправляйся к директору и попроси его выглянуть из окна... Нет, лучше я сам пойду. Если послать мальчика, директор может подумать, что все это розыгрыш. И драгоценные секунды будут потеряны. Никому из класса не выходить и не шуметь. Каттс, ты остаешься за старшего.

Самый высокий парень в классе встал. Мальчишки были взволнованы, девочки нервничали.

Харрис выскочил из класса и торопливо направился к кабинету директора. Пока он шел по коридору, из дверей классов один за другим стали выглядывать учителя.

– Что происходит? – нервно спросил Айнсли, один из старожилов школы.

Харрис быстро объяснил и поспешил дальше. В школе царила странная тишина. Но она могла взорваться в любую секунду, стоило у какой-нибудь девочки начаться истерике.

Из одного класса пулей вылетел Барни. Харрис схватил его за рукав и сказал:

– Спокойнее, Барни. Делай все медленно и спокойно. Не пугай девочек. Паника нам ни к чему.

Подойдя к лестнице, ведущей на второй этаж, Харрис бросил взгляд на входные двери. Они, естественно, были распахнуты настежь.

Харрис медленно и осторожно спустился вниз. С крыльца послышался шорох. Харрис подкрался к дверям и выглянул на улицу, готовый в любую секунду захлопнуть обе двери. На широкой верхней ступеньке стоял маленький мальчик и смотрел на игровую площадку. Там уже собралось около тридцати крыс.

“Господи! – с ужасом подумал Харрис. – Как он прошел мимо них?”

Учитель выбежал на крыльцо, подхватил мальчугана и заскочил в здание. Он бесцеремонно опустил малыша на пол и вернулся закрыть двери. Крысы даже не шелохнулись. Харрис бесшумно, но быстро закрыл тяжелые двери и запер их. За последние две минуты он впервые вздохнул свободно.

– На площадке звери, сэр, – сообщил семилетний мальчуган с широко раскрытыми глазами, но без тени страха. – Кто это? Что они там делают, сэр?

Харрис не ответил ему, потому что не знал, что сказать. Он опять подхватил малыша и побежал наверх. На верхней площадке лестницы он опустил мальчугана на пол и велел ему идти в класс. В коридоре собрались учителя. Приглушенно разговаривали. Харрис помчался наверх, перепрыгивая через три ступеньки. Он почти столкнулся с директором, выходившим из своего кабинета.

– Позвоните, пожалуйста, в полицию, мистер Нортон, – взволнованно попросил Харрис. – Боюсь, у нас неприятности.

– Я уже позвонил, мистер Харрис. Вы видели игровую площадку?

– Да... эти неприятности я и имел в виду. Это гигантские крысы, крысы-убийцы.

Они вошли в кабинет и выглянули из окна. Количество крыс уже приближалось к двум сотням.

– Площадка вся черная от них, – растерянно проговорил молодой учитель.

– Чего они хотят? – Директор посмотрел на Харриса, будто тот знал.

– Детей, – ответил Харрис.

– Полиция скоро приедет, но сумеют ли они хоть что-нибудь сде-лать – вот в чем вопрос. Необходимо закрыть все двери и окна. Дети должны подняться на второй этаж и забаррикадироваться в классах. Все это просто в голове не укладывается... Но не будем тратить время на сомнения. – Директор быстро направился к двери. – Проверьте все входы в здание, мистер Харрис, а я поговорю с учителями.

Харрис спустился вслед за худощавым мистером Нортоном вниз. В коридоре было шумно. Директор громко хлопнул в ладоши, призывая всех к тишине. Харрис прошел мимо коллег и заглянул в каждую комнату, проверяя, все ли окна закрыты.

Слава Богу, окна первого этажа были забраны железными решетками, как защита от футбольных мячей.

“Вроде бы все закрыто, – подумал молодой учитель. – Теперь учительская”. Он вошел в учительскую. Окно, выходящее в узкий проход между зданием и забором, было открыто и на нем не было решетки. На полу под окном сидела крыса. Видимо, она каким-то невероятным образом взобралась на стену. Может, ее послали на разведку? Крыса крутила головой, принюхивалась, ее острый нос вздрагивал. Увидев Харриса, крыса встала на задние лапы. В высоту она достигала как минимум двух футов. Учитель вошел в комнату и закрыл за собой дверь. Необходимо как-то исхитриться и закрыть окно.

Крыса не стала тратить время на изучение жертвы и прыгнула на человека, целясь в горло. Но учитель оказался не менее проворным. Мышцы твари еще только напряглись для прыжка, а Харрис уже схватил стул и взмахнул им. Удар поймал крысу в прыжке, подобно крикетной бите, ударяющей по мячу. Крыса отлетела в сторону. При этом стул треснул.

Крыса приземлилась на четыре лапы и тут же опять прыгнула на человека. И опять человек успел предотвратить нападение – стул с силой опустился на спину твари. Удар на несколько секунд ошеломил крысу, но не причинил ей вреда. Харрис схватил тяжелую кочергу из нерастопленного камина. Испытывая больше ненависть, чем страх, он ударил крысу кочергой по голове. Раздался противный хруст. Еще удар и еще. Харрис обернулся к окну и увидел вторую крысу, вползающую на подоконник. Он молниеносно взмахнул кочергой, и крыса полетела в узкий проход под окном. Харрис захлопнул окно и прислонился к нему лбом, тяжело дыша и пытаясь остановить дрожь в коленях. Стекло было пронизано тонкой проволочной сеткой – разбить его трудно.

– Теперь они не пролезут! – громко сказал Харрис.

Он подошел к двери, вытащил ключ, вышел и запер дверь. Перед тем, как запереть дверь, он еще раз взглянул на крысу, лежащую на старом ковре.

В длину крыса достигала как минимум два фута. И хвост – девять-десять дюймов. Жесткая шерсть была не черная, а скорее темно-коричневого цвета со множеством черных точек. Голова больше, чем у обычных крыс. В оскаленной пасти – длинные острые зубы. В полузакрытых глазах твари уже появился смертный стеклянный блеск, но пасть была приоткрыта, словно в злобной ухмылке. Даже мертвая, крыса внушала ужас. Казалось, можно заразиться от одного прикосновения к ней.

Харрис вышел в коридор и увидел, что детей ведут к лестнице.

– С вами все в порядке, мистер Харрис? – спросил директор.

– Да, я убил одну из этих тварей. – Только сейчас Харрис понял, что продолжает сжимать в руках окровавленную кочергу.

– Молодец! Все входы в здание заперты. Скоро приедет полиция. Так что, можно считать, все в порядке, – успокоил его мистер Нортон, но его улыбка мгновенно исчезла после вопроса Харриса.

– А подвал?

Харрис и директор бросились к лестнице, ведущей в подвал. Они остановились на верхней ступеньке и посмотрели вниз, в темноту.

– Надеюсь, там тоже все в порядке, – сказал директор. – Мистер Дженкинс там разжигает бойлер. По понедельникам у него на это всегда уходит много времени. Бог знает, сколько раз я жаловался, что по понедельникам в школе нет горячей воды.

Он замолчал, слегка обиженный тем, что молодой учитель спускается вниз, видимо решив проверить все сам. Харрис осторожно подошел к двери в подвал, прижался к ней ухом и прислушался. Мистер Нортон тоже спустился вниз. Учитель приложил к губам палец.

– Да бросьте вы. – Директор неторопливо оттолкнул его, схватился за ручку и распахнул дверь. – Дженкинс, вы...

Подвал кишел черными крысами. Небольшое окно под самым потолком подвала, находившееся на уровне игровой площадки, было распахнуто настежь. В него непрерывным черным потоком вливались крысы.

Крысы что-то терзали на полу. Харрис и мистер Нортон заметили только ботинок, выглядывающий из-под колышущейся черной массы. Несколько крыс оглянулись на звук открывающейся двери и мгновенно бросились к ней. Харрис оттолкнул директора в сторону, схватился за ручку двери и изо всех сил потянул дверь на себя. Две твари успели проскочить в щель. Третью зажало дверью. Харрису, однако, пришлось трижды ударить ее, прежде чем она скатилась назад в подвал. Он обернулся и увидел, как две выскочившие крысы помчались наверх по ступенькам. Директор стоял на коленях и растерянно смотрел им вслед.

– Господи, какие громадные! – только и сумел вымолвить он.

– Если они доберутся до детей... – начал Харрис.

– Я остановлю их, я остановлю их, мистер Харрис! А вы заприте покрепче эту дверь. Придавите ее чем-нибудь. Она очень тяжелая, но мы должны быть абсолютно уверены, что они ее не откроют! – Мистер Нортон постепенно приходил в себя от потрясения. – Когда запрете дверь, поднимайтесь наверх.

– Хорошо, только смотрите, чтобы они вас не укусили! – закричал Харрис вслед директору. – Их укусы смертельны. Держите их подальше от себя!

Он оглянулся по сторонам в поисках чего-нибудь тяжелого, чтобы придавить дверь. Справа была кладовка. Харрис открыл ее и осторожно заглянул внутрь. Окон нет, значит, здесь все в порядке. Учитель включил свет. Отлично. Столы, стулья, доски. Он вытащил тяжелый стол, придвинул его к двери и поставил на пол. Стол полностью перекрыл дверь. Харрис вернулся в кладовку. У стены он заметил старый радиатор. С невероятным усилием и скрежетом Харрис выволок его и придавил им стол. Потом вернулся за стульями.

В этот момент сверху раздались крики. Харрис схватил кочергу и помчался наверх.

На полу коридора директор боролся с двумя ужасными тварями. К счастью, дверь в конце коридора была закрыта и дети находились в безопасности. Мистер Нортон держал одну крысу за горло и пытался оттащить ее от лица. Вторая крыса впилась ему в бок.

– Помогите мне! Помогите! – взмолился директор, увидев учителя.

Харрис с ужасом понял, что через двадцать четыре часа Нортон будет мертв. Учитель бросился к нему и изо всех сил ударил кочергой одну крысу. Она тонко взвизгнула, на октаву выше испуганного ребенка, и отцепилась от бока мистера Нортона. Харрис перебил ей позвоночник, но крыса все равно пыталась ползти к нему. Харрис с силой наступил ногой на голову отвратительной твари и раздавил ее. Вторую крысу он не мог ударить, потому что боялся задеть директора. Тогда он бросил кочергу и схватил крысу обеими руками, стараясь, чтобы щелкающие зубы не коснулись его. К несчастью, мистер Нортон так перепугался, что не отпускал извивающуюся мразь.

– Да бросьте вы ее! – закричал Харрис, поднимая вместе с крысой и директора.

Но тот, обезумев от страха, ничего не понимал. Харрис уперся ботинком в грудь мистера Нортона и толкнул его на пол. Сам он споткнулся и тоже упал, но продолжал крепко держать крысу в вытянутых руках. Вес и сила твари поразили его. Щетинистое чудовище стало рвать когтями его пиджак и рубашку. Харрис привстал на колено и ударил тварь об пол. Директор пополз в сторону, не сводя глаз с извивающегося чудовища. Он подполз к стене и буквально вжался в нее. С улицы послышался вой полицейских сирен. Где, черт побери, они пропадали? А что делать с этой тварью?

Харрис в отчаянии огляделся по сторонам. Крыса вывертывалась из его рук. Он понял, что долго не выдержит. Один укус, и он умрет. Даже если в конце концов убьет крысу. Харрис вспомнил, что в классе по соседству есть аквариум. Можно утопить крысу. Но все двери заперты. Он не сумеет одной рукой отпереть дверь, а второй – удержать крысу.

– Мистер Нортон! – закричал Харрис. – Откройте быстрее дверь в третий “В”. Я больше не могу держать ее.

Директор тупо покачал головой, не сводя взгляда с крысы.

– Откройте чертову дверь! – завопил Харрис.

Мистер Нортон наконец оторвал взгляд от крысы и посмотрел на побагровевшего Харриса. Потом медленно кивнул и пополз к двери.

– Быстрее! Быстрее! – умолял Харрис.

Несколько секунд показались Харрису вечностью. Директор дополз до двери и взялся дрожащей окровавленной рукой за ручку. От крови дверная ручка скользила. Директор едва справился с ней. Наконец дверь открылась.

Харрис поволок крысу по полу. От напряжения ныли пальцы. Он попытался задушить извивающуюся гадину, но ему не хватило сил. Да и держал он ее неудачно. Крыса впилась зубами в пол, и ему пришлось слегка ослабить хватку. Крыса вертела во все стороны маленькой головой и щелкала зубами, пытаясь укусить человека. Но Харрис был начеку. Когда он добрался до двери, директор в ужасе вскрикнул и, взмахнув ногой, зацепил учителя. Харрис едва не выпустил крысу.

– Убирайтесь с дороги! – процедил он сквозь стиснутые зубы. Потом добавил: – Убирайтесь с дороги, мать вашу!

Директор отполз в сторону. Харрис втащил крысу в кабинет. На подоконнике стоял аквариум. Неподалеку, у доски, возвышался учительский стол. Харрис, не ослабляя хватку, взгромоздил крысу на стол, плотно прижал ее голову к крышке и начал толкать стол к аквариуму. Крыса изо всех сил пыталась достать его задними лапами.

Наконец стол уперся в подоконник. Харрис забрался на стол и потащил крысу к аквариуму.

Перед тем как сделать последнее усилие, он передохнул. По лицу его ручьями тек пот. Собрав последние силы, учитель встал, держа крысу в руках, и сунул извивающуюся тварь в воду.

Аквариум словно взорвался. Харриса окатило водой вместе с выплеснувшимися рыбками, но он упорно продолжал прижимать голову крысы ко дну, не обращая внимание на боль в груди и руках. У него мелькнула паническая мысль: что, если в аквариуме не хватит воды, чтобы утопить крысу? А если она разобьет стеклянные стенки? Но крыса уже начала затихать. Ее лапы и голова дергались уже не так яростно. Наконец она перестала шевелиться, но Харрис для полной уверенности продолжал держать ее под водой.

Он посмотрел в окно. К школе подъехало несколько полицейских машин, перед воротами растерянно толпились люди в синей форме.

Харрис отпустил дохлую крысу и устало слез со стола. Его одежда была изодрана, рубашка покраснела от крови, но в том, что крыса не укусила его, он был уверен. Теперь можно было вернуться к мистеру Нортону. Директор продолжал сидеть в дверях, обхватив руками голову.

– Все в порядке, сэр. Приехала полиция. Они скоро разгонят крыс. – Харрис опустился на колени перед директором. Нортона била дрожь.

– Какой кошмар! – пробормотал он, опуская руки. – Ужас! Эти подлые твари поджидали меня. Вы понимаете, они не убежали, а ждали меня наверху.

Харрис не знал, что сказать. Как он мог успокоить человека, когда знал; что тот умрет в течение двадцати четырех часов?

– Пойдемте наверх, сэр. Там безопаснее. – Он помог директору встать, и они направились по коридору к двери, ведущей к лестнице. Дверь оказалась заперта.

– Совсем с ума сошли! Не могут же крысы поворачивать дверные ручки! – воскликнул учитель и принялся колотить в дверь кулаком. Раздались шаги, потом щелкнул замок.

– Простите, мы не знали, что кто-то остался внизу, – извинился Айнсли, высовывая в дверь лысую голову. – Господи, что случилось? – встревожился он, увидев их окровавленную одежду.

Вдвоем они потащили директора наверх, предусмотрительно закрыв за собой дверь.

– С детьми все в порядке? – спросил Харрис.

– Девочки очень нервничают, но ребята держатся прекрасно, – ответил пожилой учитель, хрипло дыша под тяжестью мистера Нортона.

– Да, им сейчас потребуется смелость, – прошептал Харрис. Они отвели раненого директора в его кабинет и усадили в кресло.

– Со мной все в порядке. Пойдите проверьте детей, – сказал мистер Нортон. Он был невероятно бледен.

Харрису даже почудился на лице директора болезненный желтоватый оттенок. И еще он подумал, кажется ли ему, что кожа у Нортона натянулась, или это гримаса боли?

– Мистер Айнсли позаботится о вас, сэр, – сказал Харрис. – А я пойду посмотрю, что творится.

Он вышел из кабинета; испытывая острую жалость к человеку, которого в сущности никогда не любил. Долго он будет помнить директора, ползающего по полу, как испуганный ребенок.

Харрис вошел в комнату, переполненную детьми и учителями. Все головы повернулись к нему. Из соседней комнаты в приоткрытую дверь тоже выглянули встревоженные лица. Харрис поманил учителей.

– Директор ранен, – тихо сказал он, чтобы не услышали дети. – Здесь мы, кажется, в относительной безопасности. Но на тот случай, если крысы вдруг поднимутся по лестнице, необходимо забаррикадироваться. Всех девочек нужно собрать в один угол, подальше от окон. Взрослые ребята помогут подтаскивать к двери столы и стулья.

Гримбл, похожий со своим носом с горбинкой на воробья, протолкнулся вперед.

– Как заместитель директора, я... – начал он.

– У нас сейчас нет времени заниматься субординацией, Гримбл! – рявкнул Харрис.

Молодые учителя попрятали довольные улыбки: Гримбла недолюбливали за хитрость и мелочность. Получив отпор, тот сердито отвернулся.

Харрис подошел к окну и открыл его. У школы съехалось уже много машин и среди них машина с собаками. Кое-кто из полицейских был в защитной одежде. Из-за угла с ревущими на полную мощность сиренами вывернули две пожарные машины. Узкую улицу запрудила толпа.

На площадке крыс заметно поуменьшилось. Харрис сразу сообразил почему. По две, по три, они исчезали в окошке, ведущем в подвал. Некоторые сбежали в узкий проход.

“Наверное, попытаются залезть через окно в учительскую”, – подумал Харрис.

Внезапно за его спиной раздались крики. Харрис оглянулся. Оказалось, что с одной из девочек случилась истерика. Ее усадили за стол, подруги и учительница стали ее успокаивать.

– У вас все в порядке? – спросил через мегафон металлический голос. – Все целы?

– Пока о’кей. Один ранен! – крикнул Харрис, сложив руки рупором.

– Забаррикадируйтесь. Мы пока не знаем, что им нужно, но они могут попытаться пробраться к вам.

“Конечно, попытаются, черт побери, – сердито подумал Харрис. – Чего же они еще могут хотеть? Детей. Не думает ли этот болван, что крысы решили просто совершить экскурсию в школу?”

Харрис весь кипел от злости. Полицейский обернулся и помахал полицейским машинам, чтобы те пропустили пожарных. Потом он вновь повернулся к школе и поднес к губам мегафон.

– Сейчас мы выпустим на них собак, а сами попытаемся подняться к вам по пожарным лестницам.

Несомненно, он знал, что укус крысы смертелен, и не собирался рисковать жизнями своих людей.

– Нет! – закричал Харрис. – Вам не спустить по лестницам всех детей. А ваши собаки и пяти минут не продержатся против этих тварей!

– Не впадайте в панику! Повторяю: не впадайте в панику! Сейчас приедут специалисты. – Харрис вполголоса выругался. Полицейский продолжал объяснять: – Вероятно, они привезут баллоны с газом. Пожалуйста, сохраняйте спокойствие. Они скоро приедут.

Учитель громко застонал. Сколько времени уйдет у этих чудовищ, чтобы прогрызть двери? Ведь это необычные крысы. Они обладают интеллектом, организованны. Стоит только одной твари пробраться наверх, и среди детей начнется паника.

– Послушайте, – вновь закричал, учитель. – А шланги? Залейте водой подвал и первый этаж. Надо хоть напугать их!

Полицейский, наверное старший инспектор, посовещался с пожарным. Внезапно пожарные, словно очнувшись от спячки, начали разворачивать длинные шланги. Собаки между тем, натягивая поводки, не переставали возбужденно лаять. Они просто рвались напасть на черных существ. Двух как-то в суете упустили, и они помчались на игровую площадку. Рослая немецкая овчарка схватила одну из крыс за загривок, яростно потрясла и подбросила высоко в воздух. Массивный доберман, щелкая огромными челюстями, прыгнул в самую гущу черных тварей.

В несколько секунд собак со всех сторон облепили крысы и повалили на землю. Собачья шерсть мгновенно покраснела от крови. Несколько раз собаки пытались подняться, но их снова тянули вниз:

Полицейские спустили остальных псов – всего около десяти. Собаки отважно бросились в схватку. Одной удалось пробежать буквально по спинам крыс и протиснуться в узкое подвальное окно.

Харрис наблюдал сверху за всем происходящим. Он вздрогнул, представив себе, что ждет отважных животных.

Крысы подавили собак численным превосходством, и вскоре те уже лежали истерзанные на земле или пытались уползти к своим убитым горем хозяевам. Старший инспектор приказал людям отступить. Он один знал о риске, о смертельной болезни, которую переносят грызуны, и решил: если уж рисковать своими людьми, то лишь в том случае, если детям будет грозить серьезная опасность. Внезапно в игру вступили пожарные. По игровой площадке, расчищая от крыс дорогу, швыряя их на кирпичные стены здания, ударили мощные струи ледяной воды. Крысы бросились врассыпную. Они взбирались друг другу на спины, кусались, дрались, пытаясь спастись от воды. Мощные струи быстро смыли с площадки собачью кровь. Потом шланги направили в подвальное окно. Струи буквально затолкнули в подвал несколько крыс, но кроме них туда не попало ни одной. Дети, столпившиеся у окон, увидев бегущих крыс, радостно закричали. А крысы спасались. Многие побежали к угольным бункерам. Шланги направили и туда. Потом мощные струи ударили по первому этажу. Дети встретили звон разбитых стекол с ликованием.

Харрис отвернулся от окна и, осторожно пробираясь через толпу детей, прошел через комнату.

– Где директор? – спросил он Гримбла. – Это вас надо спросить. Он был с вами, – последовал сухой ответ.

– Отодвиньте столы. Он должен быть у себя в кабинете. С ним Айнсли.

От двери отодвинули несколько столов. Харрис приоткрыл дверь и выскользнул в коридор.

– Пойду посмотрю, как у них дела. Потом проверю двери в коридоре, – бросил он. – Придвиньте опять столы к двери. Если я быстро вернусь и постучу, кричите пожарным, чтобы они подали лестницы. Только не открывайте дверь. Я выберусь через окно директорского кабинета.

Он вышел и услышал, как в комнате к дверям пододвинули столы.

Кабинет директора был открыт нараспашку. Харрис вбежал в комнату и облегченно вздохнул. Старик Айнсли возился с мистером Нортоном.

– Он... сейчас с ним, кажется, все в порядке, Харрис, – сказал Айнсли, обтирая лицо директора мокрым полотенцем.

– Хорошо. Я проверю все двери в школе, а вы заприте за мной. Оставайтесь здесь и, если случится какая-либо неприятность... – Харрис замолчал и не стал пояснять, что он имеет в виду. – ...Тогда подойдете к окну и крикнете пожарным. Они подадут вам лестницу. – Он не предложил Нортону и Айнсли идти в общую комнату, зная, что вид окровавленного директора всех напугает.

Дети пока вели себя замечательно, но вид крови может вызвать среди них панику.

Харрис вышел и быстро направился к лестнице. Приоткрыв дверь, ведущую к лестничной площадке, он осторожно выглянул из коридора. Все тихо. Прекрасно. Он вышел на лестницу, закрыл за собой дверь и стал медленно спускаться. Внизу из-под двери просачивалась вода. Харрис осторожно потянул ручку на себя. В коридоре первого этажа никого не было. На полу в воде лежала одна из дохлых крыс, напавших на директора. На долю секунды Харрису показалось, что она шевельнулась, но он сообразил, что ее просто колышет вода.

Шлепая по воде, Харрис пошел по коридору и начал открывать все классные комнаты, чтобы поскорее залило первый этаж и подвал. Когда он шел мимо учительской, ему показалось, что оттуда доносятся какие-то звуки. Но сейчас главное был подвал. Там укрылось большинство крыс. Харрис решил в первую очередь проверить, плотно ли закрыта подвальная дверь, а уж потом можно будет заглянуть в учительскую.

Он спустился в подвал, стараясь не поскользнуться. Здесь уже было много воды. Видимо, к школе подъехали еще пожарные машины, и сейчас нижние этажи здания заливали в несколько шлангов.

За дверью подвала Харрис услышал яростное царапанье. Да, крысы сообразили бежать через дверь и, видимо, пытаются прогрызть ее. Харрис слегка отодвинул стол – посмотреть, в каком состоянии дверь. Господи, уже начали появляться трещины. Сейчас он ясно слышал, как крысы грызут дерево. Придвинув стол на прежнее место, Харрис пошел в кладовку. Вот. То, что нужно – тяжелые старые шторы из школьного зала. Одной будет вполне достаточно.

Харрис стащил штору, сложил ее на скамью, чтобы она не намокла и не потяжелела, и направился к школьным доскам. Через несколько минут доски уже стояли у стены рядом с дверью. Теперь надо было отодвинуть от двери радиатор и стол...

Крысы уже почти прогрызли дверь. В нескольких местах по дереву пошли трещины. Господи, какие же у них сильные челюсти! Харрис

быстро прошел в кладовку за шторой. Когда он вернулся, от двери уже начали лететь первые щепки.

Почти в панике Харрис стал заталкивать штору в щель под дверь, свернув ре в несколько слоев. Потом он придвинул к двери доски, вернул на место баррикаду из стола и радиатора и укрепил ее стульями, ящиками, всем, что попалось в кладовке под руку.

Наконец, удовлетворенный, Харрис прислонился к стене и попытался отдышаться. Ему показалось, что из подвала доносится визг, но это могла быть только игра воображения.

Вода уже доходила ему почти до колен. Харрис побрел наверх. Когда он поднялся на последнюю ступеньку, дверь учительской затрещала. Длинная острая крысиная морда высунулась из дыры. Крыса быстро расширяла ее зубами. Харрис замер. Неужели это никогда не кончится? В отчаянии он огляделся по сторонам и заметил тяжелую кочергу, которой он орудовал раньше. Она едва виднелась из-под воды. Харрис бросился к кочерге, поскользнулся и упал. Оглянувшись, он увидел, как в расширившемся отверстии показались плечи крысы. Харрис яростно пополз на коленях вперед, схватил кочергу и, опираясь на стену, встал.

Крыса, словно догадавшись о его намерениях, удвоила усилия, чтобы пробраться через дыру. Большая часть ее туловища уже протиснулась в дыру, застряли лишь ее широкие бока.

Харрис бросился к двери, стараясь не упасть. Он нацелился ударить крысу по голове, но промахнулся: крыса в этот момент повернула голову в сторону. Кочерга зацепила дверь. Крыса оскалила огромные острые зубы и щелкнула ими, злобно глядя на человека. Харрис заметил в ее глазах страх и обрадовался. Что же случилось с этой наглой тварью? Сейчас она боялась, боялась его! В нем взыграл охотничий азарт, и он изо всех сил ударил крысу по голове. Череп хрустнул, и из него вылетели мозги. Черное тело напряглось и обмякло.

Харрису стало дурно. Убийство даже такого чудовища не приносило ни радости, ни удовольствия. Он попятился от двери, осознавая, что путь из учительской в коридор закрыт для крыс ненадолго. Дохлую крысу или вытолкнут, или перегрызут ей задние лапы, и она вывалится.

Отступая, Харрис видел, что дохлая крыса вздрагивает, будто ее подталкивают сзади. Неожиданно передняя часть туловища вывалилась из дыры.

“Это препятствие почти не задержало их, – подумал Харрис. – Им понадобилось меньше чем полминуты, чтобы перегрызть толстые задние лапы!”

Через дыру стала протискиваться еще одна черная тварь. Харрис бросил в нее кочергой скорее от бессилия. Потом он повернулся и побежал. Кочерга не попала в крысу и с грохотом упала на пол.

Крыса вылезла в коридор и бросилась за человеком. В дыре показалась следующая.

Из-за воды дверь из коридора открывалась с трудом. Харрис едва успел выскочить на лестницу. Захлопнув за собой дверь, он услышал глухой удар. Это крыса врезалась в дверь с другой стороны. За ударом немедленно послышалось царапанье. На лестнице не оказалось ничего, чем бы можно было припереть дверь. Харрис взбежал на второй этаж, опять запер за собой дверь и ворвался в кабинет директора, напугав Айнсли. Мистер Нортон все еще пребывал в состоянии шока.

Харрис подбежал к окну и высунулся на улицу. Лестницы пожарных машин уже были приставлены к окнам соседней комнаты. По ним поднимались пожарные.

– Сюда! – закричал Харрис. – Поставьте одну лестницу сюда. Мне нужен шланг.

Один из пожарных посмотрел на него.

– Шланги используются внизу, сэр, – сообщил он и добавил: – Не беспокойтесь. Мы сейчас к вам поднимемся. Сразу после того, как поможем детям.

– Немедленно дайте сюда шланг! – нетерпеливо закричал Харрис. – Надо помешать крысам подняться наверх.

Без лишних разговоров пожарник стал спускаться.

– Мистер Харрис, напрасно вы так нервничаете. – Из соседнего окна показалась голова Гримбла. – Если мы все будем сохранять спокойствие...

– Дерьмо!

Голова Гримбла исчезла. Харрис улыбнулся. Хоть в чем-то сегодняшний день доставил удовольствие. Он посмотрел вниз. Пожарный разговаривал с начальством и показывал рукой на окно. Получив разрешение, он бросился к двум товарищам, ведавшим шлангом. Струя воды тут же иссякла, и шланг потащили к длинной лестнице. Один из пожарных начал взбираться наверх, положив металлический конец шланга себе на плечо, а его товарищи разматывали шланг внизу.

Харрис заметил белый фургон с надписью “Рэткилл”, из которого люди в белых комбинезонах выгружали длинные серебристые цилиндры. “Наверное, привезли газ”, – подумал он. Улица была перегорожена полицейскими и пожарными машинами, машинами “скорой помощи”, кордоны полицейских сдерживали людей. Харрис увидел встревоженных родителей. Плачущие женщины умоляли полицейских пропустить их.

Когда пожарный поднялся, лестницу переместили к окну кабинета директора.

– Хорошо, – сказал учитель, помогая пожарному влезть в комнату.

– Куда теперь? – спросил тот, оглядываясь по сторонам и не обращая внимания на Айнсли и Нортона.

– Сейчас покажу.

Затягивая шланг в комнату, Харрис заметил, что по лестнице взбираются полицейские.

Вместе с пожарником Харрис потащил шланг по коридору.

– Минуточку, – сказал он, останавливаясь перед дверью, ведущей на лестницу. – Давайте сначала проверим, что там творится.

Выглядывая в щелочку, он спросил себя, сумеет ли когда-нибудь без страха открывать дверь? Крыс на лестнице не было. Харрис широко распахнул дверь. Они спустились на первый этаж и остановились перед дверью, ведущей в коридор. Пожарный услышал царапанье изнутри и удивленно посмотрел на учителя.

– Господи! Это они?

– Да, – кивнул Харрис. – Они. Грызут дверь. Долго она не продержится. У них зубы, как электропилы.

– В коридоре, кажется, полно воды, – заметил пожарный. Он снял шлем и почесал голову.

Харрис кивнул. У нижней ступеньки плескалось как минимум три четверти дюйма воды.

– Подвал сейчас, надо полагать, полностью затоплен. По крайней мере, по окна. Вода из шлангов не дает крысам выбраться из него.

Они услышали шаги. Вскоре к ним присоединились трое полицейских и два пожарных.

Харрис жестом велел им не приближаться.

– Крысы пытаются прогрызть дверь. Если ваши люди растянутся цепочкой, мы сможем передать на улицу, когда нужно включить воду.

– Единственная неприятность в том, что из-за перегибов шланга мощность струи снизится вдвое, – сказал пожарный, который стоял рядом в Харрисом. – А если дать полный напор, шланг распрямится и вырвется.

– Давайте попробуем сделать все повороты шланга более плавными, – предложил полицейский сержант. – Чтобы не было резких перегибов.

Они так и сделали.

– Сила струи швырнет шланг на правую стену, так что я стану там. Быстрее станьте с другой стороны, – сказал пожарный.

Сержант приказал второму пожарному подняться к окну, а по дороге к окну расставил своих людей.

– Отлично, – сказал он одобрительно. – Пусть теперь попробуют сунуться.

Все молча наблюдали, как в двери увеличиваются трещины.

– Приготовьтесь! – закричал первый пожарный. – Невероятно! Твердое дерево...

– Точно! Это уже второй случай за сегодняшнее утро, – заметил рослый сержант.

– Что вы имеете в виду? – спросил Харрис.

– Крысы напали на переполненный поезд в час пик. Мы не знаем точно, сколько людей пострадало, но там происходила настоящая бойня. Я сам не верил, пока не увидел собственными глазами.

– Переполненный поезд? Они напали на поезд? – Харрис недоверчиво посмотрел на полицейского. – Не верю.

– Все так и было, – заверил его сержант. – Пока нам неизвестны подробности. Может, все слишком преувеличено. А вчера был вызов на станцию “Шадвелл”. Три трупа. То, что осталось от начальника станции, а осталось совсем немного, мы нашли в стенном шкафу. Дверь разнесена в щепки. Власти, конечно, попытаются замолчать все это, но такое едва ли удастся скрыть.

Послышался треск, и в двери появилась дыра. На пол упал огромный кусок дерева.

– Давай! – закричал первый пожарный.

– Давай! Давай! Давай! – пронеслось по цепочке.

Через дыру начала протискиваться крыса.

Безжизненный шланг напрягся, наполнившись водой. Пожарный открыл кран и направил шланг на извивающуюся тварь. Но струя ударила на долю секунды позже – крыса успела пробраться в дыру, и вода задела только ее задние лапы. Пожарный чуть опустил шланг, и тварь швырнуло об стену.

– Дверь! Не отвлекайтесь от двери! – закричал Харрис. – Не пропускайте крыс.

Но было уже поздно. Вторая крыса молниеносно пролезла в дыру. Пожарный поднял шланг, и струя воды ударила в дыру, вдавив несколько щепок внутрь и тем самым увеличив отверстие. Две прорвавшиеся крысы полубежали, полуплыли к лестнице.

– Я убью их! – взревел сержант, срывая с пояса пожарного один из топориков.

Он направился к приближавшимся крысам, стараясь не попадать под струю воды из шланга. Чтобы дать ему время, пожарный на долю секунды опустил шланг и отбросил крыс к стене.

Полицейский прыжком преодолел оставшееся расстояние и приземлился, подняв тучи брызг. Он замахнулся и, хотя поскользнулся, все же успел нанести удар. Топор вонзился крысе глубоко в спину. Раненое чудовище взвизгнуло, как ребенок. Не тратя на нее время, сержант повернулся ко второй крысе и взмахнул топором, но ему удалось только зацепить ее, да и то плоской стороной топора. Крыса упала, тут же вскочила и бросилась на ноги полицейского. Острые зубы впились ему в колено. Сержант закричал. Осторожно, стараясь не задеть собственную ногу, он попытался топором оторвать крысу. Крыса вцепилась намертво. В отчаянии сержант упал на одно колено, придавил крысу к полу и изо всех сил ударил по ней топором. Удар почти рассек черное тело.

Первая крыса еще пыталась ползти к лестнице, но Харрис подбежал и сбросил ее ногой с первой ступеньки, а полицейский отрубил голову. Потом сержант разжал челюсти крысы, висящей у него на колене. Хромая и ругаясь, он пошел наверх.

Прибежал пожарный, стоявший до этого у окна.

– На игровую площадку принесли баллоны с газом. Собираются пустить его в окна. Говорят, для людей он безвреден. Если не дышать им долго. Но крыс он убивает. Закройте лица мокрыми платками.

– Скажи им, чтобы они закачали газ в окно за углом! В учительскую! Крысы могут попытаться выбраться через нее! – завопил Харрис, пытаясь перекричать шум струи.

– Хорошо! – Пожарный бросился наверх.

– Думаете, удержите их? – спросил Харрис человека со шлангом.

– Без проблем. Даже если дверь откроется под давлением воды, мы не подпустим крыс к лестнице, пока их не прикончит газ.

Харрис помог сержанту с израненным коленом подняться на второй этаж. Полицейский сильно хромал.

– Говорят, их укусы опасны. Парень, который умер на прошлой неделе, учился в этой школе? – спросил он.

– Да, его звали Кеуф.

– Точно. Его, наверное, здорово покусали?

– Не знаю, – солгал Харрис.

Он отвел полицейского в кабинет директора и усадил на стул с прямой спинкой.

– О Господи, вас тоже ранили? – засуетился Айнсли, открывая аптечку.

– Всего лишь один укус, сэр.

Харрис подошел к двери в соседнюю комнату и постучал.

– Все в порядке! – крикнул он. – Впустите меня. Послышался грохот отодвигаемых столов, и дверь открылась. В комнате было полно народу – учителя, дети, полицейские, пожарные. Харрис поднял руку, призывая детей к спокойствию.

– Ситуация под контролем. Лестница блокирована водой. В комнаты первого этажа закачивают безвредный для людей газ. Скоро мы сможем выйти.

– Премного вам благодарен за анализ ситуации, мистер Харрис, – язвительно заметил Гримбл. – Думаю, сейчас руководство может взять на себя старший инспектор. С вашего позволения, разумеется.

“Есть одна крыса, которую и газ не убьет”, – подумал Харрис. Крысы, атаковавшие школу, медленно погибали. В подвале – неутонувшие были убиты газом. Те, что попали на первый этаж, плавали, бегали, неистово искали пути к спасению. Они взбирались на радиаторы, грызли двери, пытаясь попасть в классные комнаты и бежать через окно. Но тем, кому это удавалось, путь преградили стальные решетки. Крысы прыгали на столы, влезали на шкафы, куда угодно, лишь бы спастись от воды. Но в комнаты первого этажа тоже пустили газ, и крысы передохли в страшных конвульсиях. Одни попадали на пол, в воду, другие остались лежать на столах и шкафах, которые спасли их от воды, но не спасли от газа.

Многие пытались пробраться через дыру в двери, ведущей из коридора на лестницу, но каждый раз их отбрасывала назад мощная струя воды. Крысы обезумели. Они сталкивались, дрались между собой, когда к какому-нибудь безопасному месту устремлялись несколько крыс. Потом вдруг стая выбирала одну из крыс, видимо более слабую, набрасывалась на нее и убивала за считанные секунды. Это повторялось снова и снова, и количество крыс неуклонно уменьшалось.

Вскоре все крысы были мертвы.


Глава 10 | Крысы | Глава 12