home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава V

КРИК В ТУМАНЕ

Перед рассветом на море и на бухту пал легкий туман. Словно сквозь дымку, виднелся на берегу выселок, а в глубине бухты — корабль. Андрий разбудил Марка и Люду и сказал, что пора уже выезжать с подарком на эсминец. Оба не выспались и зевали во весь рот. Легонький каюк «Альбатрос», который уже с месяц Марко возил на шхуне, был спущен за борт, и Левко сбросил в него мешок со скумбрией. На «Альбатросе» можно было поставить мачту, но ветра не было, и молодым рыбакам предстояло переплыть бухту на веслах. Люда села у руля, а Марко — на весла. Как раз в этот момент берег и эсминец затянуло густым, непроглядным туманом.

— Куда вы в такой туман? — крикнул им Андрий. — Еще заблудитесь. Лучше переждите.

— А это у нас слепой полет, — ответил юнга. — Ориентируемся по приборам, — он показал на компас.

Где-то совсем близко послышались удары весел по воде. Кто-то в тумане плыл на лодке.

— Вот еще какие-то мастера слепого полета! — засмеялся Марко.

Действительно, метрах в двухстах от шхуны появились очертания каюка. Он быстро приближался к «Колумбу». Марко и Люда заинтересовались ранним гостем и ждали, пока он подплывет к шхуне. Каюк все приближался, и вскоре они узнали Зорю Находку.

— Молодец, Зоря! — в восторге закричал Марко. — Как раз вовремя!

Девочка подплыла молча. Утренний туман скрадывал грустное и суровое выражение ее лица.

Молчание ее никого не поразило — все привыкли, что она может молчать часами.

— Вот и переждите туман вместе с гостьей, — посоветовал рулевой.

— Нет, — ответил Марко, — мы гостью с собой заберем… Зоря, оставь свой каюк здесь и перебирайся к нам, — обратился он к девочке.

— Перебирайся, Зоря, — поддержала юнгу Люда, — мы плывем на «Буревестник».

— Да куда вы втроем на каючок, да еще с рыбой! — отговаривал их Андрий.

— Мы же легкие! — смеясь, ответила ему Люда.

— Утонете.

— Да мы море переплывем! — ответила девушка.

Зоря молча привязала свой каюк к тросу, спущенному со шхуны в воду, и перебралась к своим друзьям. Марко загреб веслами, и они отошли от «Колумба».

Андрий смотрел, как каюк, отходя, расплывался в тумане. На миг ему показалось, что лодка остановилась и даже двинулась обратно, точно Марко не отваживался плыть дальше. Но вскоре туман поглотил все.

Андрий хотел было разбудить шкипера и моториста, но решил дать им выспаться — все равно в такой туман судно не могло выйти из бухты. Туман стелился низко над морем и с первыми горячими лучами солнца должен был исчезнуть. Взвесив все это, рулевой принялся наводить порядок на шхуне. Он давно хотел перебрать веревки и всякую всячину в канатном ящике под настилом на носу и теперь решил воспользоваться свободным часом.

Андрий Камбала не принадлежал к числу очень храбрых моряков, зато слыл работягой. Он никогда не сидел без дела. Только хорошая папироса или очень интересный рассказ могли оторвать его от работы. Он редко сходил на берег, предпочитая оставаться на шхуне. В минуты опасности, в сильные штормы он уверял всех, что последний раз вышел в море, что никогда больше его нога не ступит на палубу. Он клялся тогда, что будет ловить рыбу только удочкой с берега. Но как только опасность проходила, Андрий Камбала забывал о своих страхах. Со Стахом Очеретом он рыбачил много лет, еще до того, как они стали плавать на «Колумбе». Когда Камбала пугался, шкипер кричал на него, ругал и этим подбадривал. Каждый раз в таких случаях Очерет говорил, что в последний раз терпит на своем судне этого труса. Но когда небо прояснялось, ни шкипер, ни Андрий не вспоминали о происшедшем.

Андрий открыл канатный ящик и начал выкидывать из него всякий хлам: обрывки тросов различной толщины, какие-то крючья, проволоку, жестянку с краской и маслом, обрывки резины, жестяные трубки, стеклянные шарики от рыбачьих сетей. Андрий раскладывал все это по местам; некоторые вещи он подолгу разглядывал, стараясь разгадать их назначение.

Прошло минут десять с тех пор, как отплыл «Альбатрос». Вдруг Андрий вскочил на ноги и замер, прислушиваясь. Из бухты, затянутой туманом, долетел крик. Кто-то звал на помощь. Крик дважды повторился и замолк. Андрию показалось, что кричали с той стороны, куда поплыл каюк. Он постоял несколько секунд, потом перевесился через борт и сам крикнул:

— Го-го-го-го-о-о! Марко-о!

Сильный голос Андрия разбудил Стаха и Левка.

— Что случилось? — спросил шкипер.

Андрий рассказал, как приехала Находка, как Марко и Люда уехали вместе с ней на каюке и как он услышал крик в тумане. Шкипер рассердился, что они поплыли, не дождавшись, пока рассеется туман, но больше всего взволновал его непонятный крик. Ни он, ни Левко, ни даже Андрий не верили, что с каюком могло что-нибудь случиться. Трое пассажиров «Альбатроса» могли справиться с лодкой и не в такую тихую погоду, да к тому же все они были лучшими пловцами в Соколином.

Шкипер и Левко тоже покричали в туман, но им никто не ответил. Посоветовавшись, решили, что моторист сядет в каюк Находки и поплывет через бухту к эсминцу.

Левко мгновенно спрыгнул в каюк, когда-то принадлежавший Ковальчуку, а затем по наследству перешедший к Зоре, отвязал его, оттолкнулся веслом от шхуны и поспешил в туман, сверяясь с компасом. Время от времени он кричал и прислушивался, но ответа не слышал.

Весла погружались в воду и легко взлетали в воздух. Моторист хорошо умел грести. Шхуна скоро скрылась в тумане, и моторист очутился в одиночестве. Но он не чувствовал этого. Быстро подвигаясь вперед, он внимательно оглядывался вокруг.

— Отзывайтесь! — кричал моторист. — Плывите ко мне!

Ответа не было. Левко не знал, сколько проплыл, но вероятно, он уже был на середине бухты, когда донесся чей-то голос:

— Держись! Держись! Подавай голос!

Моторист понял, что кто-то спешит кому-то на помощь, и повернул на голос. Прошло несколько минут, и он увидел шестивесельную шлюпку, в которой узнал краснофлотцев. Это шла шлюпка с «Буревестника». Краснофлотцы подплыли к нему и спросили, что случилось, почему он так орал.

Левко обиженно извинился, заметил, что не имеет привычки орать, а потом объяснил, почему он здесь очутился. Краснофлотцы ответили, что они тоже слышали крик и спустили шлюпку, думая, что кто-то тонет. «Альбатроса» они не встречали — может быть, разминулись. Оставалось предположить, что каюк подобрал кого-то в воде и двинулся к берегу.

Решили вернуться на «Буревестник» и, если там не застанут Марка и девушек, пройти к береговому причалу, где «Альбатрос» уже наверняка должен быть. Левко перебрался на шлюпку, а его каюк был взят на буксир. Старшина скомандовал: «Весла на воду!», и они поплыли сквозь туман искать корабль. Им помогали компас и гудки сирены, которые стали подавать с эсминца. Пользуясь этими ориентирами, шлюпка быстро подошла к борту корабля. Вахтенный начальник, увидев в шлюпке лишнего человека, решил, что это и есть спасенный рыбак, но, узнав, в чем дело, сообщил, что «Альбатроса» с эсминца никто не видал, и приказал шлюпке пройти к берегу.

Взяв по компасу курс на берег, шлюпка вышла к причалу. Там «Альбатроса» тоже не нашли. Левко встревожился: не заблудился ли Марко в тумане? Но как раз в это время туман стал расходиться. С берега уже видна была шхуна. Левко попросил краснофлотцев еще раз пересечь бухту и поискать «Альбатрос», а сам поспешил на «Колумб». Там его ждали встревоженные шкипер и рулевой.

Узнав, что Марка с девушками не нашли, Стах Очарет приказал Левку немедленно включить мотор, и «Колумб» двинулся медленным ходом вдоль бухты, держась вблизи берега. Шкипер надеялся, что «Альбатрос», заблудившись в тумане, шел где-то под берегом; если с каюком что-нибудь случилось, трое пловцов должны были все же выплыть на берег, хотя бы и в разных местах.

Шхуна, тарахтя мотором, проходила левым бортом на расстоянии полутораста метров от берега. Андрий стоял у руля, шкипер разглядывал берег, а Левко, время от времени посматривая на мотор, следил за бухтой с правого борта.

За выселком на берегу они никого не заметили; также никого и ничего не увидел Левко в бухте. Прошли мимо инспекторского дома и круто завернули. Туман редел, и Стах Очерет надеялся, что пелена вот-вот совсем растает. Шкипер нетерпеливо поглядывал вокруг, дожидаясь прояснения. И вот настала желанная минута: туман быстро исчез, засияло солнце, и рыбаки сразу увидели и остров и море. Только на горизонте еще было темно. Шхуна подходила к краю восточного побережья бухты. Проехали бакен и повернули к эсминцу. Андрий заметил, что с корабля им подают какие-то сигналы, и доложил об этом шкиперу.

— Приказывают подойти, — сказал Стах и распорядился дать полный ход.

Обходя «Буревестник» с правого борта, рыбаки увидели под кормой каюк. Это был «Альбатрос». В каюке стоял, наклонившись, краснофлотец. Он вычерпывал из лодки воду.

Экипаж «Колумба» заволновался. Рыбаки молча переглядывались; каждый читал в глазах другого надежду и тревогу. Они пристально осматривали палубу корабля, но не заметили на ней ни Марка, ни Люды, ни Зори. Рыбаки поняли, что их на эсминце нет.

Перед тем как туман окончательно рассеялся, шлюпка нашла посреди бухты полузатопленный каюк с надписью «Альбатрос». Ни в нем, ни поблизости людей не оказалось. Очевидно, с лодкой что-то случилось. Возможно, она зачерпнула воды и стала тонуть, а те, кто был в ней, выпрыгнули в воду. Куда они поплыли, неизвестно. В тумане они могли даже выплыть из бухты в море.

До полудня искали пропавших. Кроме «Колумба», в розысках приняли участие краснофлотцы с «Буревестника» и все соколинские рыбаки. Только теперь Стах узнал о гибели нового инспектора и Тимофия Бойчука. Обитатели острова были встревожены событиями последних дней, и многие шепотом уверяли, что через день — два прибоем вынесет на берег тела Марка, Люды и Находки. Все чувствовали себя во власти таинственных, непонятных событий. Послали на Торианитовый холм сообщить профессору Ананьеву об исчезновении дочери. Бледный, взволнованный, он прибыл в Соколиный, расспросил о случившемся и немедленно отправился на эсминец.

После полудня розыски прекратились. «Колумб» поднял траурный флаг и вышел в Лузаны. Рыба не могла ждать, ее надо было сдать на завод.


Глава IV РАЗГОВОР НА ШХУНЕ | Шхуна «Колумб» | Глава VI ВОДОЛАЗЫ НА ГРУНТЕ