home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 33


Бобби Таундеш, оказывается, не только верит в Санта Клауса, но и получает от него подарки.-Дверь возле сцены, обитая черной материей, и то, что за ней скрывается. — Ситуация, когда лучше забыть, чем вспоминать. — Фургон с надписью «Готовая обувь» и проклятье его владельца, адресованное Лиланду Палмеру. — Стакан горячего молока и белая лошадь — что между ними общего? — Ночь в распахнутом окне и мужской силуэт на фоне неба. — Пьяная улыбка на губах Лоры. — Все — это ничего. — Тело, упакованное в полиэтилен. — Все разгадки прячутся в красной комнате. — Ангел, сошедший с картины. — Замершая тень летящей совы оживает.


…в доме Джонсонов зазвонил телефон. Лео быстро подошел к аппарату и взял трубку. Он бросил недовольный взгляд на Шейлу, которая старательно мыла пол. — Лео слушает. — Лео, это я, Бобби. — Ты зачем мне сюда звонишь? — Извини, ты знаешь, Лео, у меня пусто в карманах, но я скоро получу подарок от Санта Клауса. — Да ты и так мне должен деньги, — Лео прикрыл микрофон рукой и добавил шепотом, — пять тысяч, ты мне должен пять тысяч, Бобби.

Шейла, склонившись к полу, шепотом повторила сумму: — Пять тысяч! Откуда у него такие деньги? — Ты что, Лео, хочешь сказать, что Санта Клаус не существует? — спросил Бобби.

Лео зло повесил трубку.

Бобби ехидно усмехнулся и тут же набрал другой номер. Теперь телефон зазвонил в Доме у Обочины. Жак Рено поднял трубку. — Да, чего? — Жак, это Бобби. Мне кое-что нужно. — Ты мне звонишь только когда пребываешь в отчаянии. — Ну, так как, тебя интересует мое предложение или нет? Тебя, Жак, оно интересует? — Может быть. — Жак, мне нужно это сейчас. — Стоит подумать, — сказал Жак Рено. — У меня есть один приятель, у которого есть то, что тебе нужно, Бобби. У него есть очень хороший белый порошок. Самый лучший. Надеюсь, ты понимаешь меня? — Когда я смогу с ним встретиться? И где? — спросил Бобби Таундеш. — Ровно через два дня, на лесопилке Пэккардов, в полночь, — ответил Жак Рено. — Спасибо, Жак, ты просто Санта Клаус, — сказал Бобби и повесил трубку…


…поздним вечером Лора Палмер стояла возле камина в гостиной своего дома. На ней было короткое вечернее платье, плотно облегающее ее стройную фигуру. Лора налила в бокал виски и принялась маленькими глотками смаковать напиток.

Донна Хайвер вошла в гостиную, когда Лора уже почти допила виски.

Увидев подругу в таком наряде Донна изумилась. — Лора, ты куда-то собралась?

Но Лора вместо ответа подошла к магнитофону, нажала клавишу. Полилась немного грустная мелодия. — Лора, я тебя спрашиваю, ты куда-нибудь собралась идти? — Возможно, — ответила Лора,-но ты, Донна, со мной не пойдешь.

Лора лениво развернулась, взяла бокал и вновь наполнила его виски. — Лора, да перестань ты. Вот ты пьешь и не предлагаешь мне. А я — твоя лучшая подруга. Но почему ты не хочешь взять меня с собой? Ведь мы уже бывали с тобой вместе в разных компаниях. — Это не совсем то же самое. Сегодня будет по-другому, и я не хочу, чтобы ты шла со мной. — Ну, Лора, ну хоть один раз? — Нет, — Лора отставила недопитый бокал и закурила сигарету. — Лора, ты что, даже не предложишь мне закурить? Донна нерешительно стояла возле двери и перебирала в руках ремешок сумки. — А где твои родители? — наконец спросила Донна, — что-то ты слишком свободно ведешь себя. — Родители пошли на танцы, — лениво ответила Лора. — Ну что, мы пойдем вместе? — спросила Донна. Лора вскинула на плечо свою сумочку, взяла в руки плащ и двинулась к двери. — Лора, так мы идем? — Я завтра тебе позвоню, — через плечо бросила Лора.

Донна нагнала подругу только на крыльце. — Так мы идем вместе? — Нет. Я же сказала тебе, оставайся. Я завтра сама тебе позвоню.

Лора вырвала свою руку у Донны и побежала по улице.

Донна в растерянности остановилась на крыльце.

Через четверть часа Лора была уже у входа в городской бар. Она уже хотела взяться за дверную ручку, как из темноты на ярко освещенное крыльцо вышла Леди-С-Поленом. Женщина приложила правую руку ко лбу Лоры. — Когда начинается такой огонь, то его трудно погасить, девочка.

Лица Лоры и Леди-С-Поленом заливал ярко-красный огонь неоновой рекламы бара. — Прежде всего, погибают цветы невинности, — продолжала Леди-С-Поленом, не убирая свою руку со лба Лоры, — и потом — вся доброта в опасности.

Рука женщины скользнула по щеке Лоры, как бы вытирая несуществующую слезу. Леди-С-Поленом, сказав это, отступила в темноту и растворилась в ней. Лора осталась одна на крыльце бара. Она еще некоторое время медлила, но потом все же вошла в бар.

На сцене стояла белокурая певица с белым как гипс лицом. Звучала грустная песня о любви. Лора прошла к столику, уселась невдалеке от сцены. Медленно плыла мелодия песни. Лора сидела и плакала. Она прикрыла лицо руками и поэтому не заметила, как в бар вошла Донна. Та сразу увидела свою подругу, но подходить к ней не спешила. Она отошла к стене, туда, куда не доставал свет софитов и молча смотрела на плачущую Лору.

Лора достала сигарету, вытерла слезы и закурила. Она посмотрела на Жака Рено, стоящего у стойки, и кивнула ему. Жак подмигнул девушке и тут же отошел к двум крепко сложенным парням, которые, шумно переговариваясь, пили пиво облокотясь на стойку. Он наклонился к уху одного из них и шепнул: — Она ждет вас, — и показал в сторону Лоры.

Парни тут же заказали шесть бутылок пива, расплатились, и, держа бутылки в руках, направились к столику, за которым сидела Лора. Не спрашивая разрешения, они уселись по обе стороны от девушки. Старший из парней положил перед Лорой сложенную вчетверо купюру. Лора глубоко затянулась сигаретным дымом, отодвинула купюру в сторону и брезгливо спросила: — Что, хотите трахнуть школьную королеву? — И не просто трахнуть! Только кругосветное путешествие, — сказал, осклабившись, один из парней.

Лора не спешила отвечать. Она развернула купюру и скептично усмехнулась: — Знаете, ребята, за такие деньги у вас есть билет только в один конец. — Да нет, нам нужно и туда и сюда, и обязательно вдвоем, — сказал старший из парней. — Может… — задумчиво произнесла Лора, — когда-нибудь…

Потом она вдруг резко схватила старшего из парней за руку. — Так что, ты хочешь все сразу? Ты хочешь со мной все сразу? Одним махом? — она прямо-таки впилась длинными ногтями в запястье парня.

Тот опешил от неожиданности и чуть не выронил бутылку пива, которую сжимал в руке.

Донна, услышав истеричный крик Лоры, отделилась от стены и заспешила к столику. — В чем дело? — Ты-то, какого черта здесь делаешь? — заметив подругу, выкрикнула Лора. — Ты тоже с нами? — младший из парней взял Донну за руку. — Нет, — ответила за нее Лора.

Донна, ни слова не говоря, взяла бокал до половины наполненный виски, который стоял перед Лорой, и молча выпила его, не отрываясь.

Лора с изумлением посмотрела на Донну. Парни лениво потягивали пиво, не вмешиваясь в разговор. Тогда Лора отодвинула стул, поднялась и, склонившись над старшим из парней, поцеловала его у губы. Она долго не отрывалась от него. Наконец, когда Лора вновь села на свой стул, она вздохнула и спросила: — Так как, ты говоришь, тебя зовут? — Бак. — Очень приятно, — манерно произнесла Лора.

Бак смотрел на нее округленными от удивления глазами. Лора отвернулась от него и в упор посмотрела на свою подругу. Донна некоторое время колебалась, но потом склонилась к младшему из парней и тоже поцеловала его в губы. Тот от неожиданности чуть не выпустил бутылку пива из рук. Старший из парней счастливо рассмеялся: — Ну и подружка же у тебя…

Лора зло посмотрела на него, и тот осекся. — Ну что, Донна, — сказала Лора, — ты хотела пойти со мной, тогда пошли.

Жак Рено подошел к сидящим за столиком и склонился к Лоре. — Ну что, я смотрю, вы хорошо поладили. Тогда идем.

Все поднялись, и Жак подвел парней и девушек к небольшой дверце, обитой черной тканью, невдалеке от сцены. Рено приоткрыл дверь и пропустил гостей впереди себя.

Тут же на вошедших обрушилась громкая ритмичная музыка. Но ритм был таким, что все время хотелось подогнать его, ускорить. Движения всех людей в зале подчинялись только этому навязчивому замедленному ритму.

Танцевали пары. Но это был не обычный зал для танцев. Здесь можно было делать все что угодно. Две девицы, уже полностью голые, танцевали со своими полуобнаженными партнерами. Другие только начинали раздеваться. Части туалета валялись под ногами танцующих. Некоторые пары уже занимались любовью прямо на креслах, стоящих около стены.

Донна с изумлением смотрела на все происходящее вокруг. Она и не подозревала, что у них в Твин Пиксе может твориться такое. Но, посмотрев на Лору, она увидела уверенный взгляд своей подруги и тоже решила выглядеть опытной и искушенной девушкой.

Жак Рено отпил пива из горлышка и Лора, взяв бутылку из его рук, тоже сделала пару глотков. Бутылка пошла по кругу. Лора и Жак принялись целоваться. Донна с отвращением смотрела на жирного как боров бармена, который лапал и тискал ее подругу. Но Лору, казалось, все это мало занимает. Ее взгляд был отсутствующим, хоть ее руки и скользили по толстому, дрожащему от возбуждения телу Жака Рено.

Бак, отвернувшись в сторону, всыпал в бутылку с пивом белый порошок, встряхнул ее и подал Донне. Та сделала несколько глотков прямо из горлышка.

Бак криво усмехнулся и пригласил Донну. Девушка несмело прижалась к нему, и они присоединились к танцующим. Через некоторое время голова Донны запрокинулась, и она невидящим взглядом уставилась в потолок. Тогда Бак принялся стягивать с нее куртку, расстегивать пуговицы блузки. Ноги у Донны подогнулись, Бак подхватил ее на руки и положил на стол. Он грубо стянул блузку с девушки, обнажив ее грудь.

В это время к Лоре подошла полуголая Ронни Пуласки. На ее шее поблескивал золотой крестик. Она нагнулась к уху Лоры и принялась что-то шептать. Вскоре к девушкам присоединился и Жак Рено. Он, время от времени, подхихикивал и косился на Бака, возящегося с застежками на юбке Донны. И тут Лора перехватила плотоядный взгляд Жака Рено. Она резко вскрикнула и бросилась к Баку.

Она колотила его кулаками по спине, кричала и пыталась прикрыть обнаженную до пояса Донну своей курткой. Бак грубо схватил Лору и принялся оттаскивать ее в сторону…


… на утро Лора робко постучала в дверь дома Хайверов. Открыла ей Донна в накинутом на голое тело ночном халате. — Лора? Заходи, — зашептала Донна.

Девушки сели на диван и Лора вопросительно посмотрела на свою подругу. — Я даже сама не знаю, Лора, как попала домой, как очутилась в своей постели. Я ничего не помню, что случилось со мной…— Ну и хорошо что не помнишь, — сказала Лора, беря руку Донны в свои ладони. — Ты не сердишься на меня, Лора? — Нет, — та отрицательно качнула головой. — Это хорошо, Донна, что ты ничего не помнишь. Не нужно было тебе идти со мной. Я не хочу, чтобы ты была похожа на меня. — Я все для тебя сделаю, Лора, — вдруг ни с того ни с сего сказала Донна и заплакала. — Я люблю тебя, Донна, — сказала Лора и привлекла девушку к себе.

Они так и сидели, обнявшись на диване, когда в гостиную вошел Лиланд Палмер, который уже заждался возвращения своей дочери.

Не заметив появления отца Лоры, Донна сказала: — Но почему? Ну почему мы с тобой это делаем? — Извините, девушки, — сказал Лиланд Палмер. Злая усмешка искривила его лицо, когда он увидел как Лора и Донна испуганно отпрянули друг от друга, как будто они занимались сейчас чем-то недозволенным и запретным. — Извините, — повторил Лиланд, — но нам, Донна, нужно ехать. Я заждался тебя, Лора, мы должны ехать за мамой.

Лора простилась с подругой, села в машину с отцом и они поехали по пустынной улице. Лора молча и сосредоточенно смотрела перед собой. Лиланд то и дело оглядывался. Наконец, они выехали за город. И тут на шоссе вылетел белый фургон с броской надписью «Готовая обувь». Он стремительно приближался к открытой машине Лиланда Палмера, пытаясь ее обогнать, но Лиланд упорно не позволял ему этого сделать.

Фургон петлял, то, приближаясь, то немного отдаляясь от машины. Лора испуганно поглядывала на отца. И тут, у самой заправочной станции дорогу им перегородил сломавшийся длинный лесовоз. Палмер глубоко вздохнул и остановил машину. Белый фургон вильнул в сторону, развернулся и, сделав круг, подъехал к автомобилю, в котором сидели Лора и ее отец. Из окошка фургона с надписью «Готовая обувь» выглянул седой мужчина и стал грозить мистеру Палмеру кулаком своей единственной руки. — Твоя душа проклята! — кричал торговец обувью, а мистер Палмер стремился заглушить его крик, до отказа нажимая на педаль акселератора.

Мотор ревел, но торговец обувью кричал еще громче. — Твоя душа проклята небом! Я узнал тебя!

Лора испуганно вжалась в сиденье и с ужасом смотрела то на однорукого торговца обувью, то на своего отца. — Я знаю, в чем дело. Ты — зло. Твоя душа будет вечно мучиться в аду. Твоя душа будет мучиться вечно. Твоя вина! — выкрикнул торговец обувью.

Лиланд Палмер оглушительно закричал. В этот момент лесовоз сдвинулся с места и Лиланд, улучив момент, протиснулся между его длинным прицепом и фонарным столбом. Лора зажимала уши руками и кричала: — Замолчите! Замолчите!

Фургон торговца обувью рванулся с места и покатил к городу. Лиланд Палмер вывернул руль, его машина залетела на тротуар. — Эй, осторожней, не нужно так, мистер! — закричал один из рабочих заправочной станции. — Ну, а вы, вы, почему ничего не делаете? — возмущался Лиланд Палмер, — вы же видели, подъехал какой-то идиот, кричал, напугал мою дочь до смерти.

Лиланд Палмер повернулся к Лоре, та все также испуганно жалась в угол сиденья и закрывала уши руками. Но как только увидела, что отец потянулся к ней, тут же встрепенулась и выставила перед собой руки. — Не надо! — закричала Лора.

Казалось, Лиланд Палмер успокоился, вцепился руками в руль, нахмурил брови и отстраненным голосом произнес: — Я надеюсь, Лора, с тобой все в порядке? — А с тобой? — спросила девушка. — Господи, ни с того, ни с сего подъедет кто-нибудь, напугает… — говорил Лиланд Палмер, нервно пробегая пальцами по рулю автомобиля. — Папа, ты уверен, что с тобой все в порядке? — снова спросила Лора, глядя на искаженное злостью лицо отца.

Лиланд Палмер оторвал руки от руля автомобиля и сделал движение, как будто отбрасывал длинные волосы с плеч. Лора, увидев движение отца, вздрогнула и забилась еще глубже в угол сиденья. — Папа, — спросила Лора. — Да, — односложно ответил Лиланд Палмер. — Ты на прошлой неделе, днем, возвращался домой во время работы? — дрожащим голосом произнесла Лора, не отрывая взгляда от искаженного лица мистера Палмера. — Нет, — сказал отец.

И вдруг Лиланд взорвался: он до пояса поднялся над ветровым стеклом и заорал на дорожных рабочих: — А ну прочь! Прочь все! Прочь, а то убью! Рабочие врассыпную бросились от края тротуара и прижались к стене бензоколонки, настолько страшным и неожиданным был крик мужчины в синем открытом автомобиле.

Когда Лиланд Палмер уже немного успокоившись, опустился на сиденье, Лора продолжила: — А мне показалось, что я видела тебя. — О, господи, знаешь, я заезжал домой в пятницу. Сейчас вспомнил. У меня так разболелась голова, что я подумал, надо принять аспирин. А где ты была, Лора? — уже другим голосом, настороженно поинтересовался мистер Палмер.

Лора не нашлась что сказать. — Я, я, — девушка замешкалась, — я просто шла по улице и…— Что? — ледяным тоном произнес мистер Палмер. — Я шла по улице и увидела твою машину возле нашего дома. — А-а-а, — мистер Палмер облегченно вздохнул…


…утром перед началом занятий, Лора среди школьников безуспешно искала взглядом Боба Таундеша. Наконец-то, она догадалась зайти в узкий проход между шкафчиками, в которых школьники оставляли свои личные вещи. Боб Таундеш в этот момент закрывал свой шкафчик. — Послушай, Боб, — сказала Лора, — у меня совсем не осталось порошка. Ты мне поможешь? — Конечно, Лора, я тебе обещал, и все продумал наперед. Я обо всем договорился, — Бобби провел рукой по волосам Лоры и вытащил у нее из-за уха маленький пластиковый пакетик, на дне которого было всего лишь несколько крупинок белого порошка, — нужно получше убираться в комнате, иначе могут найти. — Отдай сюда! — Лора вырвала у него из рук пластиковый пакетик, — спасибо тебе, Бобби. — У нас будет большая партия, такая большая как никогда. — Спасибо. — Только, Лора, ни слова Майку. Сегодня вечером порошок будет у нас. Я за тобой зайду в одиннадцать часов. — Хорошо, — кивнула девушка…


…ранним утром к дому Палмеров подъехал на своем харлее-дэвидсоне Джозеф. Он посигналил и уперся ногой в бордюр.

Наконец, дверь дома распахнулась и к парню выбежала Лора Палмер. — Где ты была вчера вечером, Лора? — спросил Джозеф, снимая черные очки, — я повсюду искал тебя, но никто не знал где ты. — Тебе это так интересно? — тяжело вздохнула Лора. — Ты опять что-то затеваешь? — Но, Джозеф, не нужно лезть в мою жизнь. Мы же с тобой говорили об этом и не раз. — Так, когда мы увидимся? — спросил парень. Лора оглянулась на свой дом, на крыльце, глубоко засунув руки в карманы, стоял Лиланд Палмер и ревниво присматривался к Джозефу. — Мне нужно идти, — стараясь говорить как можно тише, произнесла Лора.

Джозеф не стал ее удерживать, вновь одел черные очки и покатил по улице. — Ты опять с ним разговариваешь? — зло спросил отец.

Лора, ничего не отвечая, прошла в дом…


…ночь опустилась на Твин Пикс, лишь в редких домах еще горел свет. Светились окна и дома Палмеров.

Лора уже устроилась на кровати, вытащила из шуфлядки тумбочки маленькое зеркальце, высыпала на него кучку белого порошка, аккуратно лезвием разделила ее на две порции. Потом достала прозрачную трубочку, вставила в ноздрю и втянула в себя белый порошок, потом переставила трубочку и вдохнула вторую порцию.

Сдунув пыльное пятнышко с зеркальца, она спрятала его в шуфлядку и откинулась на подушку, блаженно улыбаясь. Лора знала, что наркотик начнет действовать скоро.

В доме послышались негромкие шаги. Лора догадалась, что это ее отец возвращается из столовой в спальню…


…миссис Палмер сидела на банкетке у трильяжа, внимательно рассматривала свое стареющее лицо. Открылась дверь, и вошел Лиланд. Он держал в руке высокий стакан, наполненный теплым молоком. — Вот, это тебе. Выпей на ночь.

Женщина взяла стакан, выпила половину и хотела его отставить, но Лиланд Палмер придержал ее руку, как бы заставляя допить до дна. Сарра допила, подошла к постели, улеглась и натянула на себя одеяло. Лиланд довольно ухмыльнулся, вышел в коридор, прислушался к тишине, наполнившей дом, щелкнул переключателем и высоко под потолком заработал большой вентилятор. Взгляд миссис Палмер постепенно затуманивался, но вдруг она резко встрепенулась и невидящим взором уставилась вглубь спальни. — Боже мой, — шептала женщина, — вновь эта белая лошадь. Вновь она здесь…

…Лора лежала на своей кровати. Хоть окно в спальне и было открыто, но ей, казалось, не хватало воздуха. Девушка изгибалась, сбросила с себя одеяло. Она сладострастно запрокинула голову и прогнулась. Рука скользнула по шелковой рубашке.

Занавеска на окне, подхваченная ветром, вылетела на улицу и затрепетала. И вдруг мертвенный, неестественно синий свет заполнил спальню Лоры. Но девушка не замечала этого света, она лежала, полуприкрыв глаза и облизывала языком пересохшие губы. Окно само собой раскрылось еще шире, синий свет сделался еще ярче и в проеме возник силуэт длинноволосого мужчины.

Пригибаясь и крадучись, он приблизился к кровати.

Лора словно чувствовала это приближение. Ее движения стали более импульсивными и призывными. Длинноволосый блондин в джинсовой куртке вскарабкался на кровать и, глухо урча, припал к животу девушки. Лора раскинула руки, раздвинула колени и прогнулась.

Урча, Боб вел рукой по ноге девушки, оставляя своими ногтями розовые царапины. Длинная шелковая рубашка поднималась все выше и выше и, наконец, в призрачном свете сверкнуло белое бедро Лоры.

Блондин хрипел, урчал, причмокивал, скользил шершавыми губами по ложбинке между грудей, подбираясь к шее девушки. Лора, не открывая глаз, обняла его, и он овладел ею. — Кто ты? — раскрыв глаза и, резко отстранившись от мужчины, спросила Лора.

В ответ прозвучали только смех и рычание. — Кто ты, кто ты? — сквозь стоны почти кричала Лора.

Но блондин не отвечал, его движения становились все более быстрыми и грубыми. — Кто ты?! Кто ты?!

Лора вновь закрыла глаза. Раздавались лишь стоны девушки и хрипы мужчины.

Когда Лора вновь открыла глаза, то увидела что обнимает собственного отца. Она истошно заверещала и попыталась выскользнуть из-под мужчины, но тот сильно держал ее за плечи и продолжал делать свое дело…


…на утро Лора не вышла завтракать. Собрав учебники, она хотела незаметно выскользнуть из дому. Но в передней ее остановил отец. — Лора, милая, что с тобой? Почему ты меня сторонишься? — спросил он. — Не подходи ко мне! — зло выкрикнула Лора и выбежала из дому.

Но мистер Палмер почему-то не стал догонять дочь. Он только злобно сверкнул вслед ей глазами…


…вечером полуобнаженная Лора лежала на своей кровати. Она лениво курила и пыталась, не вставая, натянуть чулки. Зазвонил телефон.

Лора протянула руку и подняла трубку.

— А-а, это ты Джозеф. Встретимся через пятнадцать минут. Подъедь к дому.

Лора положила трубку на рычаги аппарата и стала одеваться.

Она распахнула окно и спустилась вниз по решетке увитой плющом.

Вскоре послышался рокот, блеснули фары. Лора бросилась на этот свет и вот уже она, обнимая Джозефа, уносилась прочь от дома.

Сквозь окно гостиной вслед удаляющемуся мотоциклу зло смотрел Лиланд Палмер.

Выехав за город, Джозеф остановил мотоцикл под старыми елями. Он заглушил двигатель и обернулся к девушке.

— Что с тобой, Лора?

— Совершенно верно, нам с тобой абсолютно некуда ехать, — одурманенная большой дозой кокаина шептала Лора. Она прямо-таки повисла на Джозефе.

— Что это значит?

— Ты знаешь, и я это знаю, — растягивая слова, отвечала Лора.

На ее губах блуждала пьяная улыбка.

— Что с нами, Лора, у нас же есть все.

— Все, Джозеф, это ничего…

— Лора, ну что с тобой?

— Лора, Лора, — передразнила его девушка и толкнула рукой в грудь.

— Лора, ты всегда делаешь больно тому, кого любишь, — сказал Джозеф. — Да нет, скорее всего, делаешь больно тому, кого жалеешь. — Я знаю, Лора, что ты меня любишь. И я тоже люблю тебя.

Ночь подступила к ним со всех сторон, и вокруг не было ничего видно: ни деревьев, ни травы, ни даже земли — лишь только лица Лоры и Джозефа, выхваченные из темноты красноватой лампой подсветки.

— Я люблю тебя, Джозеф, — Лора бросилась в объятия парня, — мы должны быть вместе.

Парень и девушка долго целовались.

— Черт, — внезапно сказала Лора.

— Что? — удивился Джозеф.

— Они убьют тебя!

Джозеф в недоумении оглянулся, ожидая увидеть кого-нибудь за своей спиной.

И вдруг Лора истошно закричала.

— В чем дело? Что? Лора!

Лора указывала пальцем в темноту и испуганно трясла головой.

— Что? Что, Лора?

— Там погас свет. Открой же глаза, Джозеф. Ведь ты ничего про меня не знаешь. А про меня можно узнать такое, чего даже Донна не знает. Открой же глаза. Посмотри, Джозеф. Твой бог исчез для меня, — многозначительно произнесла Лора, — и теперь осталась только я.

— Лора, — окликнул ее Джозеф, и этот окрик вывел девушку из задумчивости.

— Как насчет этого? — спросила Лора, показывая палец, выпачканный белым порошком.

— Нет, — качнул головой парень.

— Тогда, я думаю, ты хочешь отвезти меня домой. А впрочем, как хочешь, — зло оттолкнув Джозефа, девушка бросилась в лес.

— Лора, Лора, вернись! — кричал Джозеф.

Но Лора быстро исчезла из виду. Джозеф не мог понять, куда она бросилась.

— Лора! Вернись! — кричал парень, направляя на деревья свет фар своего мотоцикла.

Но в ответ ему не прозвучало ни слова…


…Лора вышла на поляну, освещенную светом фар красного корвета. Вокруг поляны, от этого яркого света, еще сильнее сжалась темнота. В конусе золотого света фар стояли Жак Рено, Лео Джонсон и Ронни Пуласки. Все оживились, а Жак Рено радостно воскликнул:

— Вот уж не ожидали! Мы тебя заждались, красавица.

— Едем в мой охотничий домик. Будем развлекаться.

Лора не отвечая, опустилась на заднее сиденье красного корвета рядом с Ронни Пуласки…


…в камине охотничьего домика ярко горели дрова. Ронни целовалась с Лео Джонсоном, а Лора с Жаком Рено. Из клетки, подвешенной к балке потолка, поглядывал на целующихся дрозд-пересмешник.

— Лора, Лора, — то и дело повторял он.

Парни и девушки пили виски, курили, нюхали кокаин. Они полуголые все вчетвером валялись на полу, застланном шкурами зверей.

— Нет, Лео, перестань, — пыталась вырваться уже совсем одурманенная наркотиком Лора, — я не хочу так.

Лео переворачивал ее на живот, пытаясь связать за спиной руки.

— Лео, перестань, я не хочу.

Но Лео не обращал внимания на протесты Лоры и продолжал связывать ей руки.

— Не связывай меня! — закричала Лора.

Ей на помощь бросилась Ронни, но Жак Рено обхватил ее сзади и не пускал.

— Да прекрати сейчас же! Пусти! Пусти меня! — кричала Ронни, пытаясь вырваться от Жака.

Но, в общем-то, девушки, если бы хотели, могли бы спокойно вырваться.

За всей этой буйной оргией, через небольшое пыльное окошечко наблюдал Лиланд Палмер. Его лицо передергивали гримасы гнева.

Лора, изогнувшись, в попытке укусить Лео за ногу, вдруг встретилась взглядом со своим отцом…

— Не выйти ли нам на улицу? — предложил Жак Рено своему другу.

— Выходи, я сейчас, — ответил, возясь с узлом Лео Джонсон.

Лора обмерла, перестала сопротивляться и лежала, уткнувшись лицом в матрац.

Жак Рено вышел на крыльцо своего домика, потянулся и запрокинул лицо к звездному небу. И тут ему был нанесен очень сильный удар короткой чуркой по голове. Жак пошатнулся и рухнул со ступенек. Вдогонку по голове ему ударила пустая бутылка, которая разлетелась вдребезги. Застонав, Жак Рено замер.

Через минуту на крыльцо вышел Лео Джонсон.

— Эй, приятель, ты что? Свалился с крыльца? — крикнул он.

Но, увидев окровавленное лицо Жака, его бесчувственное тело, Лео пугливо вернулся в дом, схватил свою рубашку и бросился к двери.

— Лео, куда ты? — крикнула Лора, — развяжи мне руки.

— Заткнись, дура! — огрызнулся Лео, выбегая в дверь.

Завелся мотор, и красный корвет на бешеной скорости понесся сквозь лес.

Лора попробовала высвободить руки.

— Ронни, помоги мне.

Но тут дверь охотничьего домика распахнулась, и на пороге возник Лиланд Палмер. Он подбежал к Лоре и, схватив ее за плечи, развернул лицом к себе. От одного его взгляда Лора Палмер закричала. Глаза Лиланда налились кровью, нижняя челюсть затряслась и Лора услышала, как клацают его зубы.

Мужчина закричал, но это был крик не человека, а зверя. Тут Ронни не выдержала и истошно завопила. Мужчина обернулся, схватил ее, поставил на ноги и, толкая перед собой обеих девушек, выбрался из охотничьего домика. Он бил их, пинал, гнал перед собой, не обращая внимания на их стоны и истошные крики. Он рычал и хрипел за их спинами.

— Бегите, бегите! — кричал он, подталкивая их.

Наконец, он подогнал их к заброшенному железнодорожному вагону, Ронни бросил возле вагона, сильно ударив ее, а Лору затащил вовнутрь. Опустившись на корточки, он принялся распутывать узлы веревки, стягивающие руки. Лора затравленно оглядывалась.

— Ты хочешь меня убить?

Но мужчина ничего не отвечал, лишь хрипел. Развязав руки Лоре, он не отпустил ее, а стал стягивать куда более толстой и прочной веревкой. Кончив связывать Лору, он втянул в вагон Ронни Пуласки, которая отчаянно просила:

— Отпустите меня, я все забуду. Я никому ни о чем не скажу. Простите меня.

Но мужчина был неумолим. Он схватил Лору за волосы, опрокинул на пол и вытащил из кармана три измятых листка, вырванных из ее дневника.

— Это ты писала! — гневно кричал он, на глазах превращаясь из Лиланда Палмера в длинноволосого блондина с крепкими белыми зубами.

Ронни истошно завопила, видя как лунный свет выхватывает из темноты преобразившегося отца Лоры.

— Ты хочешь убить меня, — шептала Лора.

— Я хочу тебя, — ответил Боб.

И тут яркий потусторонний свет залил вагон. Перед Лорой возник ангел с ее картины, и тут веревки упали с рук Ронни Пуласки. Свет начал меркнуть и ангел исчез. Но на лице Лоры уже было умиротворение. Ронни Пуласки, осторожно держась за стенку вагона, двинулась к выходу.

Боб, заметив движение Ронни Пуласки, оставил на время Лору и бросился к девушке. Он зло схватил ее за шею, сильно сдавил и трижды ударил головой о стену. Тело Ронни сделалось безжизненно мягким. Боб распахнул дверь и сбросил тело девушки на ржавые рельсы. Потом вновь захлопнул дверь и вернулся к Лоре.

Когда Боб бил Ронни Пуласки, с его руки упал на дощатый пол вагона перстень с крупным зеленым камнем. Лора заметила этот перстень, потянулась к нему рукой, схватила его и быстро надела на палец.

— Нет! Нет! — истошно закричал Боб и его лицо исказил ужас. — Зачем? Зачем ты это сделала? — орал он, на глазах превращаясь в Лиланда Палмера. — Зачем?

Он схватил топор и замахнулся, но Лора уже потеряла сознание. Ее глаза закатились, и пелена смерти подернула зрачки.

Лиланд Палмер овладел уже безжизненной дочерью. Потом он достал огромный лист полиэтиленовой пленки и долго заворачивал тело дочери. В самый последний момент он сорвал с шеи Лоры золотой медальон «Разделенное сердце».

Лиланд Палмер долго стоял с высоко поднятой рукой, в которой сжимал золотой медальон. Он стонал, хрипел и рычал.

Наконец, мужчина взвалил на плечо тяжелую ношу в шелестящем полиэтилене и двинулся прочь от вагона. Буквально у самых колес он увидел безжизненно лежащее тело Ронни Пуласки. Он направил луч фонаря на залитую кровью голову девушки, потом ногой в тяжелом ботинке перевернул ее на спину, посмотрел, зарычал, вздохнул и двинулся от вагона к большому водопаду. На скале он приподнял свою тяжелую ношу и бросил в пенящиеся струи воды…


…Дэйл Купер вновь видел красную комнату. Но сейчас в ее центре стояло два низких кожаных кресла. В одном из них сидел карлик в красном костюме и при красном галстуке, а рядом — однорукий мистер Жерар. Они смотрели на высокие красные шторы из тяжелого материала.

Шторы распахнулись, и в комнату вошел Боб. Посреди комнаты, футах в четырех над полом, покачивалось тело Лиланда Палмера, его глаза были открыты, но руки безжизненно болтались. Боб приподнял руку, подошел к висящему в пространстве телу Лиланда Палмера и прикоснулся к его животу. Судорога пробежала по телу Боба, гримаса боли исказила ему лицо, он отдернул руку, и прямо из его ладони хлынула ярко-красная кровь. Кровь полилась на пол, образовав большую тускло поблескивающую лужу. Карлик глянул на нее, и она мгновенно исчезла.

Дэйл Купер до боли всматривался в красный цвет. Шторы лениво колыхнулись, и его взгляд проник в следующую красную комнату. Там он увидел Лору Палмер, сидящую в высоком кресле, а рядом с ней — самого себя. Дэйл Купер изумился, увидев себя и Лору Палмер вместе. Его рука лежала на плече девушки. Лора была красива, она посмотрела на него спокойно и благожелательно, грустный взгляд скользнул по красным стенам комнаты.

Вдруг яркое свечение заполнило комнату, в пространстве возник ангел. Это был ее ангел. Лора Палмер растерянно, но счастливо улыбнулась, слезы радости и умиления медленно потекли по ее щекам. Лора Палмер счастливо смеясь, исчезла вместе с невесомым ангелом. Дэйл Купер остался один в красной комнате…


Весь окружающий мир замер. Не трепетало пламя костра, не шевелились ветви деревьев, тень летящей совы замерла на неподвижной траве. Ветер тоже замер, словно на картине. Дэйл Купер пытался крикнуть, шепнуть, двинуть рукой и понял, что парализован. Ни единого звука не доходило из оцепеневшего мира до него, и Дэйл подумал:

— Я мертв, я в аду, — потом, — я сошел с ума, — потом, — время остановилось.

Затем Купер сообразил, что в таком случае мысль его тоже должна остановиться. Решил проверить — повторил в уме загадочную четвертую эклогу Вергилия. — Быть может, со всем миром происходит то же самое?

Но Дэйлу Куперу не было, у кого спросить. Вдруг слеза покатилась по щеке специального агента, и он коротко вскрикнул.

Весь мир ожил. Пламя костра зашевелилось у его ног, яркие искры взлетали к небу.

— Майор Таундеш, майор Таундеш! — закричал Дэйл Купер, — вы хотели рассказать мне о белом вигваме.

Голос великана прозвучал над самой головой Дэйла Купера:

— Вот теперь ты узнал всю правду. Ты знаешь, как все произошло и теперь ты свободен. Тебя попытаются запутать. Но если ты будешь чист душой — пройдешь через все испытания. Прощай!

Дэйл Купер поднял голову и увидел, как медленно растворяется в ночном небе голубоватое облако.


Глава 32 | Твин Пикс: Кто убил Лору Палмер | Послесловие