home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 32


Кольцо хоть и вернулось к Дэйлу Куперу, но он еще не узнал всей правды. — Видение специального агента ФБР. — Поцелуй сквозь стекло. — Лора стояла за спиной Бобби Таундеша, а он не удосужился обернуться. — Даже ангелы не помогут, ведь они все давно улетели. — Вырванные страницы тайного дневника. — Страшное признание Лоры и ее последняя просьба, обращенная к Гарольду. — Так кто же, все-таки, стоял под вентилятором в гостиной дома Палмеров? — Красный карлик предлагает Лоре кольцо с зеленым камнем. — Ожившая картина на стене спальни.


Из густого жаркого света перед Дэйлом возник великан. Некоторое время он стоял молча, простирая к специальному агенту ФБР свои руки. — Я хочу спросить… — начал Дэйл. — Нет, теперь говорить буду я, — ответил великан. — Я обещал, когда ты узнаешь правду, то я верну тебе кольцо. Кольцо ты получил, ты знаешь правду, но еще не всю. — А в чем заключается вся правда? — Сейчас ты увидишь. У тебя впереди еще будет много трудностей, тебе подбросят наркотики, ты должен будешь оправдываться. Но ты победишь, если будешь чист душой. — Я должен знать всю правду, — сказал Дэйл Купер. — Ты ее увидишь.

И великан возложил свои руки на голову Дэйла Купера. Тепло пробежало по всему телу специального агента ФБР. Он ощутил легкую дрожь, но она была приятной. И тут Дэйл окончательно перестал ощущать свое тело. Он весь, без остатка, растворился в этом слепящем знойном свете.

Он увидел Твин Пикс с высоты птичьего полета: маленькие домики, темные скалы, гремящий водопад. Был солнечный день. Постепенно Купер стал ощущать тепло, запахи, звуки. Его взгляд мог проникать во все дома сквозь замкнутые двери, сквозь закрытые ставни. И вот он увидел, как по улице идет белокурая девушка с пачкой книг в руках. И Дэйл Купер понял: это — Лора Палмер…


Лора, весело перепрыгивая через небольшие лужи, спешила к дому Хайверов. Она остановилась возле высокого каменного крыльца и позвала: — Донна! — Привет, Лора! — На крыльцо вышла Донна Хайвер.

У нее под мышкой была точно такая же пачка школьных учебников, как и у Лоры. Девушки неторопливо пошли вдоль улицы, молчали, время от времени улыбаясь своим тайным мыслям. Они прошли уже почти целый квартал, как вдруг из-за угла выскочила легковая машина с открытым верхом и резко затормозила напротив Донны и Лоры. Из-за руля поднялся Бобби Таундеш. — О, какие девушки!

Лора повернулась к Бобби и помахала ему рукой. Взявшись за ветровое стекло, с переднего сиденья поднялся Майкл. Он также махнул рукой. — У вас, должно быть, очень много поклонников? — крикнул он. — Конечно, а как же иначе, вы же нас ждете? — отшутилась Лора и девушки с веселым смехом вбежали в школу.

На лестнице дорогу девушкам преградил Джозеф. Донна тут же стыдливо опустила взор и проскользнула мимо парня. — Ты снова?.. — спросил Джозеф. — Я не должна давать тебе отчет, — сказала Лора, отстранила парня и догнала свою подругу. — Лора, идем скорее в класс, скоро будет звонок, — поторопила подругу Донна. — Извини, я немного задержусь, иди без меня. Лора зашла в туалет и закрылась в кабинке. Она прислушалась. Потом вытащила из кармана небольшой целлофановый пакетик, насыпала на крышку пудреницы белый порошок и за два приема, через короткую прозрачную трубочку, вдохнула его весь без остатка. Затем Лора спустила воду и выглянула из кабинки. Все уже убежали на урок. И Лора, с довольной улыбкой на лице побежала в класс…


И тут вновь Купер услышал голос великана, который шел ниоткуда: — Ты, Дэйл, будешь видеть только то, что имеет смысл, то, что важно для тебя и Лоры.

Все затуманилось, а когда туман рассеялся, Купер увидел Бобби Таундеша, входящего поздним вечером в помещение школы…


…Бобби, гулко ступая, двигался по школьному коридору, в торце которого, освещенный яркими лампами, стоял стеллаж, наполненный спортивными трофеями. Среди хрустальных и металлических кубков стояла фотография Лоры Палмер в диадеме победительницы школьного конкурса красоты. — Ну что, — сказал Бобби, остановившись у стеллажа, — красотка, ты будешь со мной, ты никуда от меня не уйдешь.

И Бобби, нагнувшись к стеклу витрины, поцеловал фотопортрет Лоры Палмер. Затем он отпрянул от стекла, словно бы устыдившись своего поступка, и прямо-таки выбежал из школы…


…Лора Палмер приоткрыла дверь черного хода своего дома. Она выскользнула в полутемный сад и вгляделась в темноту. От живой изгороди отделилась тень. Возле Лоры остановился Джозеф. Лора прошептала: — Поцелуй меня.

Парень сперва нагнулся к девушке, но в самый последний момент передумал и отвернул лицо в сторону. — Лора, но это же не так важно. Зачем поцелуй, если мы и так любим друг друга? — Ты даже не знаешь сам, что говоришь, — покачала головой Лора. — Я же люблю тебя, — прошептал Джозеф. — Да перестань ты так держаться за меня. Меня же на самом деле нет. Ты просто вообразил меня такой, какой хочешь видеть, — говорила Лора, подставляя губы для поцелуя.

Парень прикрыл глаза, но так и не сдвинулся с места. — Джозеф, ты относишься ко мне как к рождественской индейке, которую нужно ждать целый год, прежде чем съесть. — Нет, ты для меня не индейка, — покачал головой парень.

Лора пристально смотрела на Джозефа. На ее глаза навернулись слезы. — Ну что же ты, давай скорее! — Лора призывно раздвинула губы.

Джозеф боролся с собой, но устоять ему было не дано. — Лора, я хочу быть всегда с тобой. Я хочу, чтобы мы вечно были вместе. Не уходи от меня, Лора, прошу тебя… А я тебя никогда не оставлю. — Ну что же ты, Джозеф, ты все придумываешь? Ты все еще мечтаешь? Я такая как есть. — Но я люблю тебя, Лора. Сначала один поцелуй, потом второй, и все останется в прошлом. — Ну, если ты любишь меня, то и люби.

Лора положила ему руки на плечи, Джозеф припал к ее губам. Лора взяла ладонь Джозефа в свои руки и опустила себе на грудь. Джозеф попытался отстраниться, но Лора крепко обхватила его плечи. — Не надо, Джозеф, пусть все будет так, как идет, само собой.

Лора повела плечами, и халат соскользнул с ее спины. Рука Джозефа на какое-то мгновение замерла, но потом он провел пальцами по немного подрагивающей спине Лоры и теснее прижал ее к себе…


…Лора и Донна шли по школьному двору. Распахнулась дверь, и на площадку выскочил Боб Таундеш. Он заметил девушек и бросился за ними вдогонку. — Эй, Лора! — крикнул он, хватая Лору за руку, — ты, где была вчера вечером? — А что? — изумилась девушка. — Я повсюду искал. Тебя нигде не было. — Ну, ты, Боб, и тупой. Я стояла у тебя за спиной, а ты даже не удосужился оглянуться. — Я не шучу, Лора, я серьезно спрашиваю, где ты была? С кем?

Боб Таундеш с силой рванул Лору на себя. Но Лора, вскрикнув, вырвала свою руку. Девушка уже хотела развернуться и уйти, но Боб Таундеш сделал такие страшные глаза, что Лора замерла. — Знаешь что…— Что, Бобби. — Ты мне можешь позвонить, а меня не будет, — очень веско сказал парень.

И от его слов Лоре сделалось плохо. Она вздрогнула. — Да ладно тебе, Бобби, — мгновенно изменившимся голосом ласково сказала Лора, — ты все равно мне их дашь. Мы же с тобой хорошие приятели… К тому же деньги у меня. Да ладно, Бобби, ведь все в порядке, не правда ли?

Лора улыбнулась как можно более искренне. Парень улыбнулся в ответ. — Ну вот, видишь, все хорошо, — Лора пошла к Донне, которая ожидала ее. — Я люблю тебя, милая, — вдогонку крикнул парень. Лора послала ему воздушный поцелуй…


…смеркалось… Донна Хайвер и Лора Палмер лежали на кожаных диванах у жарко горящего камина. — Послушай, Лора…— Я слушаю. — Ты сегодня будешь встречаться с Джозефом? — поинтересовалась Донна, старательно глядя в потолок. — А я и не знала, что тебе интересно с кем я встречаюсь. Ночь принадлежит мне. — А то я этого не знала… — съязвила Донна. — Ты бы мне рассказала, в чем дело, ведь с Бобби ты больше встречаться не будешь? — Может быть, — односложно ответила Лора. — Ну, боже мой, Лора, ты же говорила, что не будешь встречаться с Бобби. — Я говорила? — изумилась Лора. — Ну да, ты мне на днях говорила…— Почему я так говорила, ты не помнишь? — Помню. Потому что Бобби Таундеш — неудачник. Знаешь, Лора, — глядя в потолок, продолжала Донна, — мне кажется, Бобби Таундеш — полное ничтожество. А вот Джозеф — это совсем другое дело, это то, что надо.

Если бы Лора могла видеть лицо своей подруги, когда она говорила о Джозефе, то она бы обо всем догадалась. Но Лора, как и Донна, мечтательно смотрела в потолок. — Донна, хватит тебе фантазировать. — Я не фантазирую, я уверена, что Джозеф тебя любит вечной любовью… настоящей.

Лора, услышав эти слова, от удовольствия прикрыла глаза и улыбнулась. — Конечно, Джозеф, действительно мил, но, по-моему, чересчур. — Лора, да ты ничего не понимаешь! Джозеф — красавец. — Действительно, Джозеф очень милый и красивый, — Лора открыла глаза, они были влажные. — Послушай, Лора…— Я тебя слушаю, говори. — Если ты падаешь сквозь пространство, сквозь космос, то ты с каждым мгновением падаешь все быстрее и быстрее или замедляешь падение? — Донна, когда падаешь, то падаешь все быстрее и быстрее, но долгое время этого не чувствуешь. А потом ты взрываешься огненным шаром и горишь вечным огнем, горишь бесконечно долго, — Лора заплакала, но ее подруга этого не заметила. — И ангелы даже не помогут тебе, потому что они давно улетели, — тихо, почти шепотом произнесла Лора, обращаясь уже только к самой себе…


…Лора вбежала в дом. — Мама! Мама! — громко крикнула она, но ей никто не ответил, и Лора поняла, что родительский дом пуст.

Она поднялась в свою комнату, вытащила из сумки пачку дорогих сигарет, щелкнула зажигалкой, затянулась дымом. Потом подошла к письменному столу и включила магнитофон. Прибавив громкость, сделала несколько резких движений, как будто бы находилась на дискотеке, еще раз глубоко затянулась, вытащила из письменного стола стакан и наполнила его вином.

Со стаканом в руке она подошла к невысокому дубовому комоду, стоявшему в нише. Девушка несколько мгновений раздумывала, потом опустила за комод руку и вытащила кожаную тетрадь с медными застежками. С сигаретой, со стаканом в руке и с тетрадью, Лора, не снимая обуви, улеглась на широкую кровать и принялась перечитывать свой дневник. Она перелистывала страницу за страницей, довольно кивала головой, чему-то ухмылялась, чему-то огорчалась.

И вдруг она замерла: из разворота торчали два корешка вырванных страниц. Лора вздрогнула и прикоснулась к ним пальцами. От этого прикосновения лицо девушки сделалось холодным.

Лора глубоко затянулась сигаретой, отбросила дневник в сторону и задумалась. Затем, как бы спохватившись, она вновь бросилась к своей заветной тетради, листала страницу за страницей и обнаружила еще несколько вырванных листов. Руки Лоры задрожали, сигарета выпала из пальцев на пол. — Боже мой, — зашептала Лора, — это мог сделать только он.

Девушка сунула тетрадь в кожаной обложке с блестящими медными замочками в сумочку и опрометью бросилась вниз по лестнице.

Она вскочила в машину и выехала на улицу. Несколько резких поворотов, несколько кварталов и машина остановилась напротив дома Гарольда Смита. Лора, даже не закрывая дверцу, бросилась к двери. Она исступленно начала колотить в нее обеими руками. — Лора? — удивился Гарольд, открывая дверь. — Что случилось? Ты такая испуганная…— Гарольд, я должна поговорить с тобой.

Лора пробежала в комнату, опустилась на низкий кожаный диван. Гарольд аккуратно закрыл дверь, замкнул ее на ключ. — Что случилось, Лора? — он опустился на ковер возле самых ног Лоры. — Мой тайный дневник… в нем вырваны страницы. Это мог сделать только он…— Кто он? Кто мог так поступить с тобой? — Боб.

Гарольд положил свою ладонь на руку Лоры. — Но Боб же не настоящий, он всего лишь плод твоего воображения…

Девушка энергично потрясла головой. — Тебе трудно это понять, Гарольд, но Боб — настоящий, он существует реально. Ведь это он выдрал страницы из моего дневника, — Лора распахнула тетрадь,-это настоящее?

Гарольд внимательно рассмотрел обрывки бумаги, которые торчали из сгиба тетради. — Может быть… — почти машинально пробормотал Гарольд. — Нет, Боб — самый что ни на есть настоящий, — руки Лоры тряслись, она с трудом выговаривала слова. — Я же сказал — может быть, — произнес Гарольд, прикасаясь пальцем к рваному краю бумаги. — Гарольд, я признаюсь тебе первому: Боб с двенадцати лет приходит ко мне по ночам… он имеет меня.

Гарольд испуганно посмотрел в глаза Лоре. Ее взгляд был отрешенным. — Он с двенадцати лет имеет меня… — губы девушки дрожали, зубы стучали. — Лора, это тоже фантазии… — неуверенно проговорил Гарольд Смит. — Но никто, кроме меня и него, не знал, где спрятан мой тайный дневник, — веско произнесла Лора и до боли сжала ладонь Гарольда, — он каждую ночь с двенадцати лет пролезал ко мне в окно и овладевал мною. Он знает все мои секреты, он знает, где я прячу вещи, он разговаривает со мной. — И что же он говорит? — с недоверием осведомился Гарольд.

Лору прямо-таки взбесило недоверие парня, но больше обратиться ей было не к кому, и она продолжала. — Он говорит, что я должна разрешить ему находиться во мне, иначе он убьет меня.

Слова с трудом давались Лоре. Она дрожащими губами произносила звук за звуком. — Нет, этого не может быть! — Да! — Нет! — Да! Да! Да!

Лора привстала с дивана и схватила Гарольда за воротник рубашки. Казалось, ничто не сможет остановить ее — такая сила проснулась в девушке. Она трясла Гарольда и истерично выкрикивала: — Да! Да! Он говорит: «Огонь иди со мной».

Голос Лоры стал увереннее, в нем чувствовался металл. Вдруг Лора обмякла и упала прямо на руки Гарольду. Парень обнял ее, девушка рыдала, истерично вскрикивая: — Нет! Нет!

Гарольд подобрал валяющийся на полу дневник. Увидев это, Лора моментально пришла в себя. — Гарольд, и еще деревья… старые деревья… От них исходит такая сила… — она схватила парня за руку. — Гарольд, ты должен спрятать мой дневник. Только у тебя он сможет сохраниться. — Но как же ты? — Про тебя Боб ничего не знает. Он не найдет дневник. — Это же твоя вещь, Лора, как я могу? — Только ты можешь спасти его. Прости меня, Гарольд, прости за все… — Лора двумя руками обхватила голову парня и как покойника поцеловала его в лоб.

Громко зарыдав, Лора вскочила на ноги и бросилась к двери. — Лора, куда же ты? — закричал Гарольд. — Я ухожу, — Лора обернулась, стоя в пороге. — Когда ты придешь снова? — Возможно, никогда.

Хлопнула входная дверь, а Гарольд остался стоять посреди гостиной с опущенными руками. Перед ним на полу лежала тетрадь в красной кожаной обложке с блестящими медными замочками…


…ярким солнечным утром Лора выходила из кафе Нормы с большим подносом в руках. На нем стояли приборы из нержавеющей стали: пять комплектов обедов, которые Лора должна была развезти, выполняя программу «Обеды на колесах».

Лора уже поставила поднос в заднюю дверь фургона, как тут, ощутив на себе чужой взгляд, подняла голову. В центре пустынной площади стояли старуха и мальчик, на котором был взрослый костюм, белая рубашка и строгий галстук. Но на лице белела маска без глаз, с длинным бумажным носом, похожим на птичий клюв.

Старуха внимательно смотрела на Лору. Мальчик, казалось, был нисколько не обеспокоен тем, что ничего не может видеть из-за своей маски. Он поводил головой из стороны в сторону, словно что-то мог разглядеть. Старуха поманила Лору к себе рукой. Та в нерешительности сперва замерла, но потом подошла к удивительной парочке, стоящей посреди пустынной площади. — Доброе утро, миссис Тернер. Вы что-то хотели сказать мне? — спросила Лора.

Старуха загадочно подмигнула, расстегнула свою сумку и вынула из нее застекленную рамку. Под стеклом была не то фотография, не то рисунок, изображавший угол пустой комнаты с приоткрытой белой дверью. Разглядеть, что было там за дверью, не было никакой возможности, лишь только из узкой щели пробивался нарисованный свет. — Я думаю, — скрипучим голосом произнесла миссис Тернер, — эта вещица будет очень хорошо смотреться на стене твоей комнаты.

И тут из-под маски раздался шепот мальчика: — Человек, прячущийся под маской, ищет страницы, вырванные из твоего дневника, Лора.

Лора Палмер испуганно посмотрела на мальчика. — Откуда ты знаешь об этом? — спросила она.

Но мальчик не отреагировал на ее вопрос. Все тем же заговорщическим тоном он произнес: — Этот человек сейчас стоит под вентилятором в гостиной твоего дома.

Старуха протянула застекленную рамку девушке и сделала шаг назад. Лора схватила картину под мышку и бегом бросилась к фургону.

Из кафе вышла Шейла. Она держала в руках поднос с обедами. — Лора, вот еще четыре обеда, развезешь и их. Адреса — в конверте, — Шейла протянула конверт девушке. — Я не могу! — выкрикнула Лора.

Она обернулась и увидела как неспеша, чинно, миссис Тернер вместе со своим внуком удаляются с площади. — Возьми, Лора, — пыталась ей всучить поднос Шейла, — ты можешь объяснить, что случилось? — Потом, потом, я не могу сейчас.

Лора опрометью бросилась вдогонку за миссис Тернер. — Подождите! — кричала она. — Ничего не могу понять, — сама себе сказала Шейла, поставила поднос в фургон и закрыла заднюю дверь.

А Лора бежала вслед за миссис Тернер, но как ни старалась догнать старуху и ее внука — не могла, хоть те, казалось, шли очень медленно. Наконец те скрылись за поворотом. Когда же Лора добежала до перекрестка, то увидела, что все четыре улицы, расходящиеся в стороны, пусты. Она растерянно опустила руки, но потом, словно бы что-то вспомнила, бросилась к своему дому с картиной в руках.

Она взбежала по ступенькам крыльца, распахнула дверь и застыла: под потолком гостиной медленно вращал лопастями большой вентилятор. Гостиная была пуста. Но со второго этажа доносился тихий шорох.

Лора, стараясь ступать как можно осторожнее, неслышно двинулась к двери. Она приоткрыла дверь своей спальни и заглянула туда. Возле комода, там, где она прятала дневник, склонился длинноволосый блондин. Лора истошно закричала, блондин медленно развернулся — блеснул оскал ровных белых зубов.

Лора бросилась прочь из дома, а вдогонку ей несся леденящий душу хохот Боба. Девушка, не разбирая дороги, сбежала по травянистому откосу и, зацепившись за бордюр, упала под большой куст барбариса. Она даже не попыталась подняться, лишь затравленно оглянулась на двери своего дома. Дверь распахнулась, и на крыльцо вышел Лиланд Палмер. Он беспечно оглянулся по сторонам и быстро направился к автомобилю, который стоял возле дома. — О боже, боже, — прошептала Лора и еще теснее прижалась к земле.

Взгляд мистера Палмера скользнул по кустам, по траве, но он, не заметив Лоры, сел в автомобиль. — Нет, этого не может быть, — шептала Лора. Ее тело сотрясали сдавленные рыдания. — Нет, только не он, только не отец, единственный человек… — взгляд Лоры упал на картину, подаренную ей миссис Тримейн. Она дрожащей рукой взялась за рамку и глянула на рисунок. Все детали были настолько реально изображены, что казалось, дверь вот-вот откроется и из-за нее кто-то выглянет. Лора схватила картину под мышку и побежала по тротуару к дому Хайверов.

Дверь ей открыла Донна. Лора, еле сдерживая рыдания, пыталась что-то сказать. — Что случилось, Лора? — Донна обняла подругу за плечи, — да успокойся ты, перестань плакать. Тебя кто-нибудь обидел? — Ты мне подруга? — сквозь слезы только и смогла прошептать Лора. — Ну, конечно, неужели ты в этом сомневаешься? Я твоя подруга навсегда, — шептала в ухо плачущей Лоре Донна.

Та улыбнулась сквозь слезы и посмотрела ей в глаза. — Нет, в самом деле, я твоя подруга до самого конца, до самой смерти. Ты не веришь мне?

Лора кивнула головой. — Конечно, верю.

Девушки обнялись, и Донна провела Лору в просторную гостиную…


…вечером в доме Палмеров было тихо. Лиланд сидел за сервированным столом. Он, не отрываясь, смотрел в одну точку. Открылась дверь и в столовую вошла Лора. Она прямо-таки застыла на пороге, увидев отца. Тот посмотрел на дочь и беспечно произнес: — Привет, Лора. Ну, как дела?

Девушка некоторое время молчала, потом, пожав плечами, прошла к столу. — Нормально. — А школа? — И школа нормально, — немного отчужденно, холодным тоном, произнесла Лора.

Она сбросила с плеч пальто, повесила его на спинку стула. — Садись, — предложил мистер Палмер, и Лора послушно уселась рядом с отцом. — Есть хочешь? — дружелюбно спросил Лиланд.

Лора замялась. На ее лице то возникала, то исчезала улыбка. — Да вроде бы не очень, — произнесла девушка и поправила на груди медальон «Разделенное сердце».

Мистер Палмер посмотрел на украшение, его взгляд сделался ледяным. — Лора, — зло произнес Лиланд, — ты даже не успела помыть руки, а уже села ужинать.

Он говорил так, словно не сам пригласил Лору сесть за стол несколько минут тому назад. Лора пожала плечами и спрятала руки под столом. Лиланд недовольно поднялся, зашел со спины и приказал: — Покажи! -он протянул руку, ожидая, что дочь положит свою ладонь в его.

Но Лора колебалась. Она испуганно вжалась в стул и, запрокинув голову, смотрела в искаженное злобой лицо своего отца. Не дождавшись пока Лора сама даст ему руку, Лиланд схватил ее за запястье и поднял левую руку девушки, пытливо рассматривая ее ладонь. — Лора, ты только посмотри какие у тебя грязные руки! — Я не понимаю, — шептала девушка, — в чем дело? Чего ты ко мне привязался? — В чем дело, говоришь? — Лиланд брезгливо, двумя пальцами отвел безымянный палец левой руки дочери. — Посмотри, вот тут под ногтем у тебя грязь, очень много грязи, Лора.

Держа в руках стаканы, в столовую вошла миссис Палмер. Она удивленно посмотрела на мужа, который сжимал руку дочери. — Лиланд, что ты делаешь?

Лора затравленно посмотрела на отца, потом глянула на мать, как бы ища у нее спасения, прося о помощи. — У нее грязь под ногтями, — ледяным тоном промолвил Лиланд Палмер, — у нее под ногтями грязь.

Лора выдернула свою руку и спрятала под столом. — А ну-ка покажи и это! — Лиланд Палмер грубо схватил медальон и приподнял его. — Не надо! — только и успела сказать Лора. — От кого? — резко спросил Лиланд, — это от любовника?

Миссис Палмер никак не могла решиться что-нибудь сказать. Она со страхом смотрела на перекошенное от злобы лицо мужа. — Лиланд, — наконец смогла вымолвить Сарра, — у них в последнем классе школы еще не принято называть парней любовниками. Остановись! — Так это тебе дал Бобби? — зло спросил Лиланд Палмер, натягивая тонкую цепочку медальона.

Лора с ужасом смотрела в глаза отца и не знала что ответить. — Так это тебе подарил Бобби Таундеш? — вновь повторил Лиланд. — Ну что ты, Лиланд, уймись, — попробовала урезонить мужа Сарра, — какая тебе разница, кто подарил его Лоре? — Так это кто-то другой? — лицо Лиланда Палмера перекосилось от злобы.

Он взял двумя пальцами дочь за щеку и, сильно сжав, оттянул кожу. — Кто-то другой? А ну отвечай! — Лиланд, перестань, — руки миссис Палмер тряслись от волнения, — она не любит этого, ну перестань! Успокойся!

Лиланд резко обернулся и бросил: — А откуда тебе знать, что она любит, а что нет? Может, именно это она и любит. — Прекрати! — закричала Сарра, — прекрати!

Лиланд Палмер нехотя разжал пальцы. Лора не могла от ужаса сдвинуться с места. Она косилась на своего отца, боясь вымолвить хоть слово. Двумя руками она прикрывала медальон, висящий у нее на груди. — Лиланд, садись, — сказала Сарра, — и будем ужинать.

Лиланд спокойно опустился на свое место, скрестил на груди руки. — Хорошо, я сяду. Но никто из нас — ни ты, ни я, ни Лора — не притронемся к ужину, пока она, — он ткнул пальцем в сторону дочери, — не пойдет и не помоет руки.

Лора не двинулась с места. — Вымой руки! — закричал Лиланд Палмер, широко раскрывая рот.

Блеснули белые ровные зубы. Лора встрепенулась, заплакала и выскочила из-за стола.

Лиланд сложил руки перед собой, как будто собирался прочесть молитву. Из ванной слышался плеск воды в умывальнике и сдавленные рыдания Лоры. Сарра Палмер укоризненно смотрела на своего мужа, но не решалась сказать ему ни слова. Наконец, в столовую вернулась Лора. Ее глаза покраснели от слез…


…поздним вечером Лора Палмер сидела у себя в спальне за письменным столом. Перед ней лежал раскрытый дневник. Из сгиба тетради торчали обрывки страниц. Лора так и не записала ни слова, словно боялась написать то, что думала. Она смотрела на часы: минуты сменялись одна за другой.

И тут в дверь ее спальни негромко постучали. Лора обернулась на стук и дверь медленно отворилась. На пороге комнаты стоял мистер Палмер в ночном халате. — Лора, дорогая, — ласковым голосом проговорил он.

Лора напряженно следила за своим отцом. Тот нерешительно приблизился к дочери и взял ее за руку. Он нагнулся и поцеловал безымянный палец на ее левой руке. — Лора, извини меня, — прошептал он.

На лице девушки появилась вымученная улыбка. Уголок ее губ нервно подергивался. Она смотрела на своего отца, как бы не веря такой внезапной метаморфозе. — Лора, дорогая, прости меня. Я очень люблю тебя.

Отец поцеловал дочь в лоб мокрыми, трясущимися губами. — Папа… — прошептала Лора. — Принцесса моя, спокойной ночи, — Лиланд отстранился и неспеша вышел из комнаты.

А Лора осталась сидеть за столом, давясь слезами. На ее лице отражалось двоякое чувство: любовь к отцу и неверие в искренность его слов. Слезы катились из глаз Лоры, но она не сдерживала рыданий. Она подняла голову и глянула на картинку, которая с детства висела в ее спальне.

Это была старая рождественская литография: дети, сидящие за столом и белокрылый ангел, который парит над беспечно веселящимися детьми. На глаза Лоры навернулись слезы. Она сжала в руке свой медальон и отвела взгляд в сторону. — Мой ангел! — прошептала Лора,-спаси меня и сохрани.

Девушка выключила свет, разделась и легла в кровать. Но ей не спалось. Комната была залита призрачным лунным светом, в котором прямо-таки горела на стене картинка, подаренная миссис Тернер. Лора, не отрываясь, смотрела на нее и вдруг картинка начала разрастаться. Она сделалась размером со всю стену и разрисованная дверь превратилась в настоящую — легонько скрипнула и из-за нее выглянула миссис Тернер. Она также как сегодня на площади поманила к себе Лору рукой.

Лора, как сомнамбул, сбросила одеяло и двинулась к старой женщине. Та приложила палец к губам и указала на приоткрытую дверь. Лора прошла в нее и замерла: посреди комнаты стоял внук миссис Тернер. Мальчик поднял руку, и красный свет залил комнату.

Мальчик исчез. Посреди комнаты, стены которой были задрапированы красной тканью, высился ампирный золотой трон. Перед троном стоял невысокий столик с золочеными ножками в виде грифонов. На столешнице лежал перстень с большим зеленым камнем. Портьеры раздвинулись, и в разрез вошел карлик в красном костюме. Он остановился возле трона, положил руку на стол и скрипучим голосом произнес: — Ты знаешь, кто я?

Лора отрицательно качнула головой. — Я только рука… — многозначительно произнес карлик.

Он потянулся к кольцу и взял его в свои пальцы. И тут неизвестно откуда, из пустоты прозвучал голос: — Лора, не бери кольцо. Лора, слышишь? Не бери.

Девушка вздрогнула. Она закрыла глаза…

И тут же Лора очнулась. Она лежала в своей постели. Все такой же призрачный лунный свет заливал комнату. Рядом с ней, в постели, лежала накрытая одеялом до подбородка, совершенно незнакомая ей женщина. — Меня зовут Эни, — произнесла она. — Раньше я была с Дэйлом. Сейчас он на свободе и не покинет тебя, не оставит в беде, потому что он хороший. — Это сон, — прошептала Лора.

Женщина отрицательно покачала головой. — Запиши об этом в своем дневнике. Его потом сможет прочесть Дэйл.

Лора на мгновенье перевела взгляд на картину, подаренную ей миссис Тернер. А когда вновь повернулась к Эни, то той рядом уже не было: лишь скомканное одеяло лежало рядом на кровати.

Лора резко разжала пальцы: в ее ладони лежал перстень с большим зеленым камнем. Девушка испуганно закричала. Немного успокоившись и придя в себя, Лора встала с кровати и выглянула в коридор. Там было призрачно и тихо, лишь слегка потрескивали под ветром стропила дома.

Лора повернулась и хотела, было, уже закрыть дверь спальни, как вдруг взгляд ее остановился на картине миссис Тернер: там, внутри картины, она увидела саму себя стоящей у открытой двери. Лора поднесла руку к своему лицу: девушка на картине сделала то же самое. Лора подошла к стене, некоторое время, раздумывая, потом решительно сняла картину и положила ее на письменный стол стеклом вниз…



Глава 31 | Твин Пикс: Кто убил Лору Палмер | Глава 33