home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 31


Ночная жизнь по ту сторону канадской границы. — Эрни подмигивает Жану Рено, а тот ему — в ответ. — Высший свет в представлении Эрни. — Четыре увесистых пакета с белым порошком в металлическом кейсе. — Кости и карты — игры для дураков. — Поздний посетитель в доме Гарри Трумена. — Ночная рыбалка… Белый вигвам… Уханье совы… Ослепительно белый свет… Дэйл Купер растворяется.


Ночная жизнь в казино «Одноглазый Джек» шла своим чередом. Внизу делались ставки, крупье сгребал лопаткой фишки, вертелась рулетка, официантки разносили выпивку, игроки, не глядя на женщин, хватали бокалы, жадно пили и вновь принимались следить за игрой. В номерах слышались вздохи, стоны, по коридору ходили в обнимку с полуобнаженными девицами пьяноватые мужчины.

Дверь бывшего кабинета Блэкки отворилась и туда, громко хохоча, ввалились Хэнк и Эрни. Они тащили с собой двух пышногрудых девиц. — Осторожнее, не урони, — хохотал Хэнк. — Это ты поосторожнее, приятель, твоя толще, тебе труднее, — отвечал Эрни.

Но на этих словах он зацепился за ковер и растянулся, выронив свою девицу. Та обиженно надула губы и присвистнула. Хэнк опустил свою ношу на пол, широко размахнулся и ударил по заднице девушку. — А ну, брысь отсюда, мы будем заниматься серьезными делами. А ты что здесь разлеглась? — закричал Хэнк на девушку, которая лежала на ковре. — Ты что, оглохла? — Хэнк, успокойся…— Да я ее сейчас прибью! — грозно сказал Хэнк. Девица с округлившимися от страха глазами, на четвереньках поползла к двери. Хэнк ударил ее ногой под зад. Девица ойкнула, дверь захлопнулась.

Когда мужчины остались одни, 'Хэнк подбежал к Эрни, схватил его под локти и подбросил в воздух. — Ну вот, наконец, мы остались одни. — Да, да, — ответил Эрни. — Мы сделали свое дело без единого выстрела, ты хоть это понимаешь, уголовник? — Да тихо ты, Хэнк, я все понимаю. — Ты, наверное, Эрни, забыл, как мы с тобой в тюрьме штамповали порядковые номера на простынях? — Да хватит тебе… Что ты все заладил… тюрьма да тюрьма. Слышать о ней не могу. — Не можешь? А если тебя опять посадят, что ты будешь делать? — Да перестань, Хэнк, не надо об этом. Это худшие годы. По-моему, Хэнк, лучше думать о чем-либо более приятном, например, об этих девочках. — Не для того я их выгнал, чтобы ты о них думал, Эрни. Нужно думать о деле,-настроил своего приятеля на серьезный лад Хэнк. — Да, Хэнк! — патетически воскликнул Эрни, — я — счастливый человек. — Откуда это тебе вдруг привалило счастье? — Ну, как же, Хэнк, я теперь честный человек, я женился. — Если женился, то и стал, думаешь, честным? — изумился Хэнк. — Я тоже был женат…— Почему был, Хэнк? Ты же и теперь с Нормой…— Да, но у нас теперь другие отношения. Вот посмотришь, узнает твоя Вивиан, что и ты уголовник, она начнет на тебя смотреть по-другому. — Она ничего не узнает, если ты, Хэнк, не скажешь. — А я не скажу только в том случае, если ты согласишься, вести со мной дела сообща, — Хэнк обхватил Эрни за шею и принялся в шутку душить.

Эрни со свистом втягивал воздух и пробовал освободиться. Он уже начал задыхаться, а Хэнк все хохотал, сильней и сильней сдавливая ему шею. — Хэнк! Пусти!

Наконец, Хэнк смилостивился и разжал руки. Эрни немного постоял, отдышался, пришел в себя. — Хэнк, если ты начнешь мне предлагать украсть деньги у собственной жены…— Я тебе еще ничего не предложил, но ты, Эрни, очень догадлив. — Нет, Хэнк, конечно, такие мысли приходили мне в голову, но чтобы совершить такое…— Она тебе поверила один раз, — сказал Хэнк, — должна поверить и во второй. — Хэнк?.. — Эрни, я насчет Вивиан только так, к слову, чтобы тебя проверить. — Ну и шутки у тебя, Хэнк, — Эрни взлохматил волосы, чтобы хоть немного сбросить алкогольный дурман. — Эрни, я привез тебя за канадскую границу только для того, чтобы спокойно обсудить дела, очень серьезные дела. Вивиан тут ни при чем. Хочешь, кради у нее деньги, хочешь, не кради. Пусть она остается в неведении. Мне, честно говоря, все равно. Я хочу предложить тебе крупное дело.

Эрни напрягся. — Какое дело? Я же тебе сказал, я теперь честный человек.

Хэнк схватил Эрни за лацканы куртки и мелко затряс. — Ты, Эрни, наверное, забыл, что ты специалист по компьютерам, крупный специалист, профессор… — зубы Эрни стучали, — если ты, Эрни, согласишься помочь мне и моим друзьям, то твоя жена ничего не узнает. А если ты откажешься…— Что? Что будет, если я откажусь? — Тогда она обо всем узнает. И тогда вряд ли останется твоей.

Эрни, рассвирепев, схватил Хэнка за волосы и принялся мотать его голову из стороны в сторону. Но Хэнк оказался проворнее. Он перехватил запястье Эрни, заломил ему руку и повалил того грудью на стол. — А ну, отпусти меня! — кричал Эрни. — И не подумаю, — спокойно отвечал ему Хэнк. — Я начинаю злиться! — кричал Эрни. — Если надо, то я тебя убью, — спокойно констатировал Хэнк, отпуская руку Эрни, — я убью тебя прямо здесь.

За борьбой ни Хэнк, ни Эрни не услышали, как отворилась входная дверь и в кабинет вошел Жан Рено. Он сжимал в пальцах толстую сигару и немного брезгливо смотрел на потрепанного Эрни. — Это он? — спросил Жан Рено у Хэнка.

Эрни лихорадочно принялся приглаживать волосы и поправлять куртку. Хэнк широко расставил руки и двинулся навстречу Жану. — Это Эрни, а вот это — Жан Рено. Познакомься с ним. Как-то я встретил Жана ночью в лесу, и он чуть не отрезал мне ухо. — Ухо? — изумился Эрни. — Да, представь себе, такое могло произойти. Но к счастью у меня с собой оказались водительские права, выписанные на имя прокурора нашего штата, — Хэнк захохотал. — Я всегда ношу их с собой и как видишь, иногда помогает.

Эрни поклонился. — Так вот, Жан, это не просто Эрни, он еще и профессор. Он умеет выделывать с цифрами такое, что тебе и во сне не привидится. — Профессор, говоришь? — Жан Рено придирчиво осмотрел неказистого Эрни. — Хорошо, если профессор, то это просто отлично. А если он еще умеет обращаться с цифрами, то лучшего и желать не остается. Так вот, профессор, — кивнул Эрни Жан Рено, — недавно у нас получилось одно недоразумение с инвестициями и у нас, почему-то, резко не стало хватать наличных денег. Нам нужно срочно сделать из воздуха сто двадцать пять тысяч наличными. Вам, профессор, это понятно? Такие операции вы умеете производить?

Эрни сухо засмеялся. — Я прекрасно вас понимаю, мистер Рено. — Правда? — Жан глубоко затянулся сигарой и поправил Эрни, — мсье Рено, я из Квебека. — Это будет нетрудно, — закашлявшись, произнес Эрни. — Когда-то я был связан с очень влиятельными людьми, вращался в высших сферах, так сказать, и думаю, мне не составит особого труда выполнить ваше поручение. — И чем вы занимались в этих своих высших кругах? — поинтересовался Жан Рено. — Ну, как всегда, вел светскую жизнь. Отмывал большие суммы денег, проворачивал операции с наличностью, которая, как вы понимаете, мсье Рено, не облагается налогом. У меня есть много знакомых среди колумбийских промышленников, — Эрни подмигнул Жану, тот подмигнул в ответ. — И вы прекрасно понимаете, что я, мсье Рено, ваш человек. Мы — люди одного круга.

Хэнк, удовлетворенный происходящим, следил за беседой. Вроде бы все складывалось как нельзя лучше. Жан Рено был явно удовлетворен Эрни. Он все больше и больше проникался к нему доверием, а Эрни боялся остановиться, он все говорил и говорил. — Мне приходилось проворачивать и не такие операции. Сто двадцать пять тысяч — это разве что для начала, потом, если дела у нас пойдут хорошо, вы увидите на, что я способен. — Ну что ж, для начала так для начала, — проговорил Жан Рено. — Магические слова произнесены.

Жан Рено выглянул в коридор и негромко кого-то позвал. Улучив момент, Хэнк нагнулся к уху Эрни и прошептал: — Ну, ты и сочиняешь. — Да нет, Хэнк, все это правда. Мне, в самом деле, приходилось работать в наркобизнесе.

В комнату вошел высокий блондин в смокинге и с блестящей атласной бабочкой на туго застегнутом воротничке. В руках он сжимал тяжелый никелированный кейс. Если бы тут сейчас находился Дэйл Купер, он бы сразу узнал в этом человеке офицера королевской полиции — спутника Роджера Фарбера.

Жан Рено представил вошедшего Эрни. — Это наш новый брокер, если уж называть вещи своими именами. Если вы — профессор, то он — брокер.

Высокий блондин еле заметно кивнул, поставил кейс на стол, отщелкнул замочки и поднял крышку. В кейсе лежали четыре увесистых пакета с белым порошком. Хэнк вытащил один из пакетов, взвесил его на руке, а потом резко перебросил его Эрни. Тот еле успел поймать пакет. — Я думаю, Эрни, ты сможешь с этим справиться? — спросил Хэнк. — Вы же знаете, что это такое? — негромко спросил Жан Рено. — Конечно, конечно, я догадываюсь. Эрни поднес пакет к носу и втянул воздух. — Ну, конечно же, мсье Рено, это он. — А теперь, господа, — сказал Жан Рено, — если соглашение достигнуто, а в этом я не сомневаюсь, советую вам спуститься вниз, в казино, и поиграть. Я уверен, у вас в запасе есть какая-нибудь хитроумная система игры в кости и вы в проигрыше не останетесь. Вы же профессор, и система должна у вас быть заковыристая и предельно научная. — Да нет, что вы, мсье Рено, это так, я раньше иногда поигрывал, а теперь… Нет, что вы, я серьезный человек. Это для дураков — игра в кости. — Конечно, я понимаю вас, — сказал Жан Рено. — Только зря вы сказали про дураков, потому что у нас здесь все играют: играю я, играет Хэнк. Нужно же как-то наслаждаться жизнью. Так что спускайтесь вниз, присоединяйтесь к нашей компании, привыкайте.

Наконец-то Эрни понял, что Жан Рено просто хотел выпроводить его из кабинета и спохватился: — Конечно, я согласен, сейчас.

Он взял Хэнка за локоть и прямо-таки вытащил его из кабинета. Жан Рено, дождавшись, когда за Хэнком и Эрни закроется дверь, обернулся к своему помощнику. — Как он тебе? — спросил Жан Рено. — Мне он не нравится. По-моему, слишком нервничает. Я заметил, как дрожат его руки. — А, по-моему, ничего.

Жан Рено приподнял тяжелый кейс с пакетами, наполненными наркотиками. — Так, четыре килограмма для нас и еще останется немного, чтобы вбить последний гвоздь в гроб этого специального агента. — Хорошо, босс, я позвоню вам, когда все сделаю. Высокий блондин взял в руку один из пакетов. — Куда ты его подложишь? — поинтересовался Жан Рено. — Естественно, в машину. Мне много не понадобится, достаточно будет следов от этого. — Я хочу, чтобы его распяли, — мечтательно растягивая слова, проговорил Жан Рено и захлопнул крышку кейса.

Блондин с пакетом в руках удалился из кабинета, а Жан Рено еще долго стоял, опершись на блестящий кейс, предвкушая расправу над Дэйлом Купером.


Гарри Трумен в эту ночь спал неспокойно. Он ворочался с боку на бок, ему все время чудились какие-то голоса, стук, шаги в доме. Он то и дело просыпался, но потом понимал, что все это сон, что все это ему померещилось. Он вновь опускался на подушку, закрывал глаза и снова в его ушах звучали странные звуки.

Наконец, Гарри Трумен не выдержал. Он поднялся, прошел на кухню, выглянул в окно. На небе, сквозь разрывы тяжелых дождевых облаков проглядывал полный диск луны. Гарри Трумен выпил холодной воды, и это его немного успокоило.

«Черт возьми! Но почему я так разволновался! — подумал про себя Гарри. Вроде бы дело закончено. Конечно, плохо, что у Дэйла неприятности, но, по-моему, все уляжется. Вместе мы как-нибудь выпутаемся».

Гарри Трумен вернулся в спальню, лег и моментально провалился в тяжелый сон.

И вдруг раздался явственный стук в стекло. Гарри моментально сел на кровати. Он прислушался. Звон повторился. Шериф подбежал к окну и отдернул занавеску, но успел заметить лишь мелькнувшую тень. Гарри Трумен выхватил из-под подушки револьвер и бросился ко входной двери. Та с протяжным скрипом распахнулась и прямо на руки Гарри Трумену упала Джози.

Женщина только прошептала: — Помоги мне.

Гарри отбросил револьвер в сторону и уложил Джози на ковер. — Помоги мне… — шептала женщина. — Джози, что с тобой? — Гарри, помоги мне, я пропала…— Что случилось, Джози? Ты можешь мне объяснить?

Гарри Трумен сжал виски Джози и попытался заглянуть ей в глаза. Но Джози, еще раз прошептав «Гарри, помоги», потеряла сознание. Гарри похлопал ее по щекам. Джози вновь открыла глаза и прошептала: — Гарри, помоги мне…— Что случилось, Джози? — Они преследуют меня…— Кто они?

Но женщина больше не могла вымолвить ни слова. Она рыдала.

Гарри Трумен обнял ее, и Джози судорожно сжала его плечи. Гарри принялся целовать Джози в глаза, в лоб, в шею, в плечи. Он целовал ее запястья, каждый палец в отдельности. А Джози все плакала и шептала: — Гарри, помоги мне, они меня преследуют…— Джози, ну объясни, пожалуйста, что происходит? Кто преследует? От кого тебя надо спасать? — шептал шериф Твин Пикса, сжимая виски женщине.

Он пытался заглянуть ей в глаза, но та все время отводила взгляд в сторону. — Джози, кто тебя преследует? — Гарри, лучше не спрашивай, а помоги мне. — Но Джози, как я могу помочь тебе, если не знаю, от кого должен спасать тебя, с кем должен бороться? — Ты просто помоги мне.

Джози припала к груди Гарри и продолжала судорожно рыдать. Но, наконец, рыдания перешли в редкие всхлипывания. — Джози, так объяснишь ты мне, в конце концов? — Гарри начинал уже злиться на свою подругу. — Гарри, я не могу… я не могу тебе объяснить. — Почему? — Я не могу тебе сказать всего… Я боюсь, что ты меня разлюбишь…— Не бойся, говори.

Но Джози только крепче прижалась к его груди. — Не надо, Гарри, не спрашивай, это тайна. Тебе от этого будет только хуже…— Но я хочу все знать, — прошептал шериф. — Не надо, Гарри. Не надо. Принеси мне лучше воды. — Сейчас.

Гарри поднялся и пошел на кухню. Когда он вернулся и подал стакан с водой Джози, та жадно принялась пить. Ее зубы стучали о край. — Да успокойся ты, наконец. — Я уже спокойна, Гарри. — А теперь рассказывай. — Нет, Гарри. Я не могу тебе это рассказать. Может быть, когда-нибудь… Может быть, потом…— Когда? Когда потом? — Может быть, завтра.

Ветер раскачивал вершины старых деревьев. Стволы угрюмо потрескивали и скрипели. Шумели сухие листья, но внизу, под деревьями, было спокойно.


Специальный агент ФБР Дэйл Купер и майор Таундеш сидели у большого костра, сложенного из толстых березовых сучьев. Костер жарко горел. Потрескивали угли. Красноватые отблески бросали на поверхность озера яркие блики. Мужчины неспешно переговаривались и на длинных прутиках поджаривали кусочки бекона. Майор Таундеш был без своей неизменной военной формы. На нем была теплая ковбойская куртка, подбитая мехом, высокие охотничьи ботинки и коричневые брезентовые штаны с множеством накладных карманов. На Дэйле Купере была теплая клетчатая куртка и высокие охотничьи сапоги. — Знаете, майор, — говорил Дэйл Купер, — я всегда поступал так, как считал нужным. И вот сейчас мне приходится отвечать за последствия. — Я понимаю вас, специальный агент. Мужчины пошевелили угли в костре. — Знаете, майор, — вновь сказал Дэйл Купер, — я много думал о Бобе, я рассуждал. Меня интересовало, а существует ли он на самом деле. — Я тоже много размышлял над этим. Я начал задумываться о всех этих событиях тогда, когда они только начинались, — глубокомысленно произнес майор Таундеш, поворачивая кусочек бекона над языками пламени. — Наверное, он выискивает новую жертву, чтобы в нее вселиться, — сказал Дэйл Купер, вглядываясь в скачущие языки пламени. — Знаете, мистер Купер, в мире существуют могущественные силы зла, — майор Таундеш поправил лыжную шапочку, — некоторым людям суждено столкнуться с великим мраком.

Майор Таундеш подвинул отлетевший уголек носком тяжелого ботинка. — А как поступать в такой ситуации, каждый выбирает сам.

Дэйл Купер задумался над словами пожилого майора. Он, прищурив глаза, взглянул на собеседника, который произнес то, над чем и он неоднократно думал. — Если избрать страх и не избавиться от него, то становишься уязвимым перед мраком. Но существуют и пути сопротивления, не так ли, специальный агент?

Дэйл Купер согласно кивнул головой. — И вы наделены этим даром. Вы же понимаете, осознаете это?

Майор Таундеш вопросительно посмотрел на специального агента ФБР. Тот все так же кивнул головой. Ему практически нечего было сказать, ведь это были те же мысли, которые столько раз навещали и его самого. На каждый вопрос майора Дэйл Купер заранее знал ответ. Но он не знал одного: куда ушел сейчас Боб, где его искать и как остановить убийства. — И в этом отношении, специальный агент, вы не одиноки. Вам не доводилось слышать о белом вигваме? — О белом вигваме? — переспросил Дэйл Купер. — Да-да, именно, о белом вигваме. Это же индейская земля и тут еще сильны древние традиции.

Дэйл Купер отодвинул от костра металлическую кружку с нагретым уже чаем и сделал большой глоток. — Нет, что-то не припомню. По-моему, даже Хогг ничего не говорил о нем. — Да, мало кто теперь знает о белом вигваме, — сокрушенно покачал головой майор Таундеш.-А зря. Я как-нибудь расскажу вам о нем. — По-моему, сейчас самое время для этого, — возразил Дэйл Купер. — По-моему, самое время поговорить и белом вигваме. Но не вы один, майор, почувствовали сейчас зов этой древней природы. И я тоже хочу, так сказать, воздать ей должное. Я сейчас отойду на минутку, а вы пока соберитесь с мыслями, чтобы рассказать мне как можно более подробнее об этом белом вигваме.

Дэйл Купер встал, а майор, наконец, понял, к чему ют клонит. — А, хорошо, специальный агент, конечно же, куда я могу уйти, я буду ждать вас здесь, у костра.

Дэйл Купер отряхнул с коленей налетевший пепел и отошел в темноту. Вначале он шел быстро, но потом замедлил шаг и обернулся. Возле догорающего костра сидел немолодой майор Таундеш в черной лыжной шапочке и сосредоточенно разгребал угли кончиком прутика, как будто что-то старался отыскать в золе.

Купер отошел под высокую старую ель и остановился под ней. Сверху раздалось глухое уханье. Дэйл запрокинул голову и увидел, что с ветки на него смотрят два светящихся желтых глаза. — Угу, угу, — ухала сова.

И вдруг слепящий белый свет пронизал лес. Дэйл Купер зажмурился, но этот свет проникал даже сквозь опущенные веки.

Купер услышал крик майора Таундеша: — Агент Купер! Агент Купер!

Эхо повторило: «Купер… Купер…». Вновь раздалось уханье совы и шелест тяжелых крыльев.

Дэйл мгновенно развернулся и бросился в ту сторону, где должен был находиться костер, но уже ничего не видел из-за слепящего света. Он бежал, спотыкаясь о корни, путаясь ногами в длинной сухой траве, натыкаясь на шершавые стволы елей. — Майор Таундеш! — кричал специальный агент ФБР.

Но ему отвечало только уханье совы, а свет становился все ярче и ярче, пока, наконец, не стал ослепительно белым, как раскаленное железо, и все вокруг потеряло свои очертания. Купера закружило, ему показалось, что его уносит в небо. Ноги потеряли опору, и Дэйлу Куперу показалось, что он растворяется в этом ослепительном ярком свете.



Глава 30 | Твин Пикс: Кто убил Лору Палмер | Глава 32