home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 28


Боб больше не вернется, как и все, что любила Сарра Палмер. — Лиланд Палмер всегда мог отыскать потерянную женой сережку, в отличие от Дэйла Купера и доктора Хайвера. — Лучшие люди Твин Пикса собрались почтить память Лиланда. — Людей на поминки приглашают или же они приходят сами? — Вставные челюсти старого портье хрустят под каблуком мистера Хилтона. — Отражаются ли трусики Надин в ее зеркальных туфлях? — Провести ночь на рыбалке лучше, чем оказаться в постели с женщиной, во всяком случае, так утверждает Пит Мартелл. — Дэйл Купер дает себе очередной зарок.


Прошло три дня. Казалось, мало что изменилось в доме Палмеров, только его жена чувствовала себя очень плохо. Доктор Уильям Хайвер сидел на мягком диване рядом с Саррой, держа свою руку на запястье женщины. — Сарра, я сделаю сейчас тебе укол и тогда тебе станет получше. — Доктор, — немного растерянно проговорила женщина, — я не хочу, чтобы вы делали мне укол. Я не хочу быть в этом мире.

Сарра вырвала свою руку, одернула рукав черного платья. — Почему? — Я хочу быть там вместе с ними. — Она запрокинула голову, посмотрела в потолок.

Доктор участливо покивал головой. Он так и остался сидеть со шприцем в руках. — Сегодня я похоронила своего мужа, рядом со своей единственной дочерью.

Специальный агент ФБР Дэйл Купер сидел в строгом черном костюме напротив Сарры и доктора. Он внимательно слушал ее. — Могила Лоры еще такая свежая, на ней почти нет травы…

Дэйл подался вперед, положил свою ладонь на руку женщины. — Миссис Палмер, — начал специальный агент ФБР, — в этом мире есть настолько ужасные силы, что о них невозможно рассказать без содрогания.

Женщина покачала головой. Доктор вновь положил свою руку на запястье. — Ваш муж, продолжал Дэйл Купер, — давно стал их жертвой, еще, когда был невинным ребенком. Все это сделал не Лиланд, не тот человек, которого вы знали. — Я знаю, знаю, — быстро заговорила женщина, — это тот мужчина, которого я видела. Тот с длинными омерзительными волосами. — Не волнуйтесь миссис Палмер, он больше не вернется. — Да-да, не вернется, как и все, что я когда-то любила, — подхватила мысль Дэйла Купера Сарра Палмер. — Сарра, — поспешил успокоить женщину специальный агент ФБР, — возможно, вам станет легче, если я расскажу о последних минутах Лиланда.

Лицо Сарры Палмер вытянулось и стало озабоченным. Она отвела свой взгляд в сторону. Казалось, уже ничто в жизни больше не интересует ее. Специальный агент ФБР ждал ответа. Но, так и не дождавшись, начал. — Миссис Палмер, все это не укладывается в голове…

Дэйлу показалось, что Сарра Палмер его не слушает. Он приложил свою ладонь ей ко лбу. Сарра, не поворачиваясь, взяла руку Дэйла Купера и отвела ее в сторону. — Не надо, мистер Купер, мне уже легче. Спасибо. — Чтобы сохранить свою тайну, ваш муж Лиланд одурманивал вас наркотиками…

При этих словах Сарра Палмер вздрогнула, но ничего не сказала специальному агенту ФБР. — Но перед смертью Лиланд осознал весь ужас содеянного, — продолжал Дэйл Купер, — он осознал всю ту боль, которую причинил вам. Лиланд почил с миром.

Лицо миссис Палмер приобрело блаженное выражение. Она прикрыла глаза. — В последние минуты Лиланд видел Лору, он видел ее в мыслях. Он сам говорил об этом, обращался к ней, звал ее. И, по-моему, во всяком случае, мне так показалось, Лора была рада встрече с отцом. И она простила его.

На глазах миссис Палмер появились крупные слезы, но она не утирала их, а только беззвучно вздрагивала. Доктор Хайвер озабоченно прислушивался к неровному пульсу своей пациентки. — Миссис Палмер, вам пора.

Женщина открыла глаза и посмотрела на специального агента ФБР. Она слегка улыбнулась ему сквозь слезы. — Вам пора, миссис Палмер, — повторил Дэйл Купер.

Женщина кивнула головой. — Хорошо. — Я сочту за честь проводить вас в гостиную к гостям.

Сарра Палмер поправила прическу, поднялась с дивана, подала руку Дэйлу Куперу. Он почтительно принял ее, и они вместе двинулись к выходу из комнаты.

Уильям Хайвер положил наполненный лекарством шприц на поднос рядом с ампулами и пошел за ними. Перед самой дверью Сарра остановилась и взяла себя за мочку уха. — Что-нибудь случилось? — участливо осведомился Дэйл Купер. — Да, я потеряла сережку.

Доктор Хайвер, услышав эти слова, осмотрел диван. Но сережки там не было. — Извините, миссис Палмер, но мы ее так быстро не сможем найти. Я думаю, лучше снять и вторую, выйти к гостям сейчас.

Сарра Палмер с сожалением покачала головой. — А вот Лиланд всегда сразу же находил мои сережки. — Ну что ж, сегодня придется смириться. Лиланда уже невозможно вернуть. — Да, специальный агент. Вы не поверите, но я счастлива, что Лиланд теперь с Лорой. Я тоже хотела бы быть вместе с ними.

Дэйл Купер открыл дверь, и Сарра Палмер вышла в гостиную. — Смотрите, миссис Палмер, — по-моему, никто не заметил, что мы на некоторое время исчезали, — сказал Дэйл Купер. — Да, это хорошо.

В гостиной было множество гостей, пришедших на поминки по Лиланду Палмеру. Здесь собрались все самые видные люди города: Эд и Надин Малкастеры, Хорны, Шейла Джонсон, Хэнк и Норма Дженнингсы, Пит Мартелл, Гарри Трумен, Таундеш — старший и Таундеш — младший. Пришли даже старый портье и старик Хилтон.

Народу был полный дом. Все переговаривались шепотом, негромко звякала посуда.

Одноглазая Надин осмотрелась по сторонам и отошла в угол. Она нагнулась и принялась протирать платком носок своей блестящей туфельки. Потом с изумлением уставилась на свое собственное отражение на лакированной коже. Затем она приподняла подол платья, того самого, в котором когда-то была на выпускном школьном балу и присела на стул.

Хэнк, заметив, что его жена Норма любезничает с большим Эдом, подошел к столу, взял две чистые тарелки и наполнил их едой. Затем прошел, специально задев локтем Норму. Та тут же согнала с лица улыбку, с которой она смотрела на Большого Эда и хотела уже последовать за Хэнком, как тот остановил ее. — Это, Норма, я приготовил для Сарры. Для нас с тобой я принесу попозже.

И Хэнк направился к дивану, где сидела Сарра Палмер и Одри Хори со своей матерью. Норма растерянно остановилась посреди гостиной. Она не представляла, что ей сейчас следует предпринять — идти следом за Хэнком или вернуться к Большому Эду. Но эту проблему решил Эд Малкастер. Он подошел к столу, наполнил две тарелки едой и чуть заметно подмигнул Норме. Та благодарно улыбнулась, и они удалились в угол гостиной. Хэнк приблизился к миссис Палмер и подал ей одну из тарелок. — Попробуйте, миссис Палмер. — Большое спасибо, Хэнк, — Сарра приняла тарелку из рук Хэнка.

Мужчина тут же достал салфетки и услужливо подал одну Сарре, другую — миссис Хорн. Одри, не растерявшись, поставила к себе на колени вторую тарелку. — Не буду вам мешать. Продолжайте свой разговор, — Хэнк отошел от беседующих и принялся отыскивать взглядом Большого Эда, наверняка, зная, что Норма будет рядом с ним. — Интересно, — проговорила Одри Хорн, обращаясь к Сарре. — Что тебе, дорогая? — Интересно, на поминки людей приглашают или они приходят сами?

Удивившись такой непосредственности, миссис Палмер ответила: — Не знаю. Честно говоря, у меня на устройство поминок не было сил. Всем занимались наши друзья. Тут в разговор вмешалась миссис Хайвер. — По-моему, люди приходят на поминки сами. Им хочется побыть в этот момент поближе друг к другу. Смерть как-то сближает людей. Когда умерла моя мама, к нам пришло человек, наверное, сто.

Одри уже была не рада, что задала вопрос.

Из прихожей в гостиную вошла Донна. Ее лицо было очень бледным, а волосы непривычно высоко зачесаны. Донна отыскала Большого Эда и отвела его в сторону. — Эд, город прямо-таки рассыпается на части. — А что такое, Донна? — Знаешь, Эд, Джозеф почему-то вбил себе в голову, что это его вина. — В чем? В чем может быть виноват Джозеф? — В смерти Мэдлин. — Но это же глупо. — По-моему, Джозеф винит в смерти Мэдлин и меня. Но ведь мы просто любили друг друга. Как может счастье одних послужить несчастью для других, — недоумевала Донна, — поэтому сейчас его и нет среди нас. — Ну что ты, дорогая, он вернется и все уладится. Мне самому не по себе в эти дни, но я стараюсь держаться. Держись и ты.

Донна кивнула головой. Ей самой хотелось верить, что все образуется и снова в Твин Пиксе начнется спокойная мирная жизнь, в которой она и Джозеф будут счастливы. Но она и понимала, что эти дни настанут не скоро. В этом ее убеждало и присутствие в гостиной специального агента ФБР. Ведь если бы следствие было закончено, он бы уже уехал в Вашингтон.

В гостиную, тяжело ступая, вошел майор Таундеш. Он осмотрелся по сторонам, выбирая, к кому бы из присутствующих подойти. Наконец, он остановил свой выбор на специальном агенте ФБР, шерифе и докторе Джакоби, которые спокойно беседовали возле лестницы. — О, майор Таундеш! — воскликнул доктор Джакоби, пожимая руку военному. — Рад видеть вас в добром здравии, доктор Джакоби.

Психиатр в ответ широко улыбнулся. — Я рад, что, доктор Джакоби так быстро справился со своей болезнью. — Да, майор, это все целительная сила Ханалея, с ней ничего не может сравниться. — Охотно верю вам, доктор. А как ваши дела, шериф? — обратился майор к Гарри Трумену.

Шериф пожал плечами. Ну, в самом деле, как у него могут идти дела — хуже некуда. — А вы, майор Купер, вы не забыли о моем приглашении? Я понимаю, последние события не дали нам времени отправиться на ночную ловлю форели. Но, надеюсь, сегодня вы выкроите для этого время? — Конечно, — сказал Дэйл Купер. — Я честно вам признаюсь, майор, что не уезжал из Твин Пикса только потому, что хотел половить с вами форель. Я столько слышал о ней, столько видел, но еще ни одну не поймал на крючок. — Форель можно ловить и не только на крючок, — сказал майор Таундеш, — я научу вас бить ее острогой, давить руками. — Хорошо, мистер Таундеш, обо всем этом мы поговорим вечером. — Охотно, майор Купер, — мистер Таундеш откланялся и перешел к другой компании.

Возле стола стояли двое: старик Хилтон и старый портье. Хилтон положил в свою тарелку с каждого блюда понемногу и теперь придирчиво пробовал каждое кушанье. Но ничто не могло его удовлетворить — каждый раз он морщился и чертыхался. Портье пробовал урезонить его. — По-моему, здесь все очень вкусно. — Да отвяжись ты, — говорил старик Хилтон, — ты ничего не смыслишь во вкусной еде. — Если ты считаешь вкусным то, что тебе привозят из кафе Нормы, то ты, Хилтон — полный профан. — Ну, знаешь ли. Я ел вкусные вещи еще тогда, когда ты под стол пешком ходил. Я питался в салуне, который был в Твин Пиксе. Ты помнишь салун? Хотя как ты можешь помнить этот салун? Тебя туда не пускали. — Салун? Почему? Я помню салун, — возразил старый портье. — Ха, будешь мне рассказывать, — возмутился Хилтон, — салун сгорел, как раз когда началась война с японцами. Разве ты помнишь войну с японцами?

Старый портье почесал затылок. — Война с японцами началась в сорок пятом? Да, конечно, ты так долго живешь, и уже просто никто твоих слов не может проверить. Ты уже настолько стар, что живешь по недоразумению, и тебя давно следовало бы закопать на мемориальном кладбище. — Меня? — изумился мистер Хилтон и ткнул себя в грудь вилкой. — Да я еще на твои похороны приду. — Ты на мои похороны придешь? — в свою очередь возмутился портье, — да таких как ты я уже с дюжину похоронил. — Ладно, не порть аппетит, — старик Хилтон принялся поглощать пищу с завидным старанием, — вот видишь, какой у меня отличный аппетит. Это говорит о том, что мое здоровье в полном порядке. — Только не чихни, — предупредил старый портье, — иначе твои вставные челюсти вылетят на середину стола. — Это у меня-то вставные челюсти? — обозлился старик Хилтон, — у меня все зубы целые. Давай сунь мне палец в рот, я его перекушу пополам легко, как стручок фасоли. — Что? — запнулся старый портье, но палец ко рту Хилтона не поднес. — А-а, боишься, — старик Хилтон самодовольно клацнул зубами и заложил руки за спину.

На стариков стали обращать внимание, но мистер Хилтон и портье этого не замечали. — Это я-то старый, — злобно выговаривал Хилтон, — а ты знаешь, с кем гуляла твоя жена? — Ну?! — старый портье чуть сдерживался, — уж, не с тобой ли, старая развалина? — Да нет, для меня она старовата, я с такими старушками вообще-то никогда не гулял. Но однажды, когда я слишком много выпил и не мог зайти дальше твоего дома…— Так это ты тогда выскочил из окна? — закричал портье и схватил Хилтона за уши. — Господа, господа! — решил вмешаться в громкий спор стариков шериф, — уймитесь.

Но Хилтон никого не слушал, он схватил вилку и ткнул ею в живот старого портье. Тот от неожиданности выпустил уши Хилтона и громко ойкнул, вставная челюсть выпала из его рта. — Это у меня-то вставные зубы? — прошипел старик Хилтон и раздавил каблуком челюсть, упавшую на пол. — Мои жубы, мои жубы, — зашамкал старый портье, опускаясь на колени.

Шериф решительно взял под руку старика Хилтона и отвел в сторону. — Сынок, — оправдывался Хилтон, — этот старикашка хотел сказать, что я очень стар. Я может и старше его по годам, но это ничего не значит. А вообще-то мне уже пора.

Старик Хилтон вытащил свои знаменитые часы, на которых не было стрелок и задумчиво уставился на них. — Да-да, мне пора. Через пять минут по распорядку должен начаться мой обычный моцион, я должен пройтись вдоль кладбища и обойти озеро. — Хорошо, я вас провожу, мистер Хилтон, — шериф повел его к двери.

Но на пороге старик Хилтон обернулся, отыскал взглядом среди гостей Дэйла Купера и коротким движением показал ему большой палец правой руки. Дэйл кивнул ему в ответ и тоже вздернул вверх большой палец.

Доктор Джакоби обратился к специальному агенту ФБР: — А что вы, мистер Купер, думаете делать дальше? — Не знаю, — пожал плечами Дэйл, — у меня накопилось две недели отпуска и думаю провести их в хорошем месте. — Это где же? Не поехать ли вам в Ханалей? — Да нет, по-моему, места лучшего, чем Твин Пикс в мире отыскать трудно, — польстил шерифу Дэйл Купер.

Гарри довольно улыбнулся. — Конечно, тебе не хочется пропускать ночную рыбалку с майором Таундешем. — Безусловно, и это тоже, — согласился специальный агент ФБР. — Но больше всего, Дэйл, тебе не хочется расставаться с Одри, не так ли?

Дэйл замялся, отыскал взглядом среди гостей Одри Хорн. Та очень нежно улыбнулась ему и чуть заметно кивнула головой. — Ты прав, Гарри, — признался Дэйл, — я раскусил тебя с Джози, Большого Эда с Нормой, так почему бы тебе не заметить мои слабости. Но только это должно остаться между нами. Не дай бог, узнает начальство.

Надин подошла к своему мужу, который беседовал с Донной. Она пригнулась к самому его уху и зашептала так громко, что ее услышали даже в другом конце гостиной: — Эд, посмотри, пожалуйста, на мои туфли.

Эд, недоумевая, наклонился и принялся разглядывать зеркально блестящие носки туфелек своей жены. — А в чем дело, Надин? — Посмотри, не отражаются ли в них мои трусики? — Дорогая, я вроде бы ничего не вижу. — Но как же? — изумилась Надин. — Я только что смотрела и видела их там, а ты не видишь.

Не найдя поддержки в своих опасениях у мужа, Надин обратилась к Донне. — Представляешь, мужчины могут начать заглядывать мне под юбку, это так неприлично, — и Надин прижала подол платья к ногам обеими руками.

Донна с сожалением посмотрела на спятившую женщину, но чтобы успокоить ее, проговорила: — Нет-нет, Надин, там ничего не отражается, поверь мне.

Надин, казалось, немного успокоилась. Эд Малкастер погладил ее по голове. — Вы меня не обманываете? — Нет, ну что ты, — проговорил Эд, — видишь, и Донна тебе то же самое говорит.

Надин с подозрением взглянула на Донну. — А у тебя с ней ничего нет? — Надин, ну как ты можешь такое подумать? — Но я смотрю, вы так любезно разговариваете. — Да ведь Донна подруга нашего Джозефа. — Джозефа? — заинтересовалась Надин. — А кто это такой? В нашем классе нет Джозефа. — Он из соседнего класса, — нашлась Донна, — Джозеф — мой лучший друг. — А-а, ну тогда хорошо. Тогда можете разговаривать. — Надин махнула рукой и, беспечно улыбаясь, подпрыгивая, двинулась к столу.

Сарра Палмер, найдя в лице миссис Хайвер благодарного слушателя, с упоением рассказывала ей одну историю за другой. Миссис Хайвер слушала внимательно, не перебивая. Она понимала, что главное для Сарры сейчас выговориться, отвлечься. Она лишь изредка задавила наводящие вопросы. — Представляете, — говорила миссис Палмер, — как-то раз Донна заехала за Лорой, мы готовили воздушную кукурузу. И тогда Донна и Лора дали друг другу обещание…

Сарра Палмер перевела свой взгляд на Одри Хорн, которая тоже слушала ее с большим интересом. — И что же они пообещали друг другу? — спросила Одри. — Они дали друг другу зарок оставаться всю жизнь лучшими подругами, никогда не переходить друг другу дорогу, чтобы не случилось в жизни, до самой смерти.

Сарра Палмер внезапно замолчала, на ее глазах вновь заблестели слезы. Чтобы как-то успокоить ее, миссис Хайвер положила свою ладонь на руку Сарры. — Успокойся, дорогая, теперь уже ничего не поделаешь. — Да, я понимаю, — кивнула в ответ миссис Палмер, — ничего изменить уже невозможно. Но мне так хочется вспоминать. Воспоминания сами наплывают на меня.

К специальному агенту ФБР Дэйлу Куперу, который одиноко стоял у лестницы, рассматривая присутствующих, подошел судья Клинтон. Они вежливо раскланялись, пожали друг другу руки и оба прошли к столу. — Мистер Купер, — сказал Клинтон, — насколько я понимаю, все уже закончено? — Не совсем, — сказал Дэйл Купер. — Убийца как будто бы изобличен, и дело можно закрыть…— Убийца? — задумался Дэйл Купер, — знаете, судья, убийца, по-моему, все еще на свободе. — Да что вы говорите, мистер Купер? — Да-да, к сожалению, я говорю то, что есть на самом деле. Но это не реальный убийца, а мифический. Это нематериализованное зло. — Конечно, зло всегда ходит вокруг нас, — принялся рассуждать судья. — А чем вы собираетесь заняться в ближайшие дни?

Специальный агент ФБР довольно улыбнулся. — О-о, мистер Клинтон, в ближайшем будущем, а точнее сегодня, я с майором Таундешем еду на ночную рыбалку. — Прекрасно, — воодушевился судья, — это именно то, что вам нужно, мистер Купер. Ночная рыбалка снимет с вас накопившуюся усталость. Это чудесное занятие! Пит Мартелл, как опытный рыболов, может вам подтвердить.

И судья поднял руку, жестом подзывая Пита. Тот не заставил себя долго упрашивать, подошел, поджал руки судье и Дэйлу Куперу. — Пит, — начал Клинтон, — неправда ли, что лучше ночной рыбалки в наших местах ничего и придумать невозможно? — Ночная рыбалка! — просиял Пит Мартелл. — Это лучше, я вам честно скажу, — он нагнулся и тихо прошептал, — получше, чем провести ночь в теплой постели с женщиной.

Судья самодовольно ухмыльнулся. — Вот видите, специальный агент ФБР, что такое ночная рыбалка в наших местах? — А нельзя ли сочетать и то, и другое одновременно? — Не пробовал. — Нельзя ли поехать на ночную рыбалку с хорошенькой девушкой?

Пит пожал плечами. — Конечно, можно. Но зачем? Тогда же не получится ни рыбалки, и ничего другого. — Почему? — Потому что нельзя смешивать две таких… гм… замечательных вещи, как любовь и рыбалка. Они просто взаимоисключают одна другую. — Да-да, — судья Клинтон закивал головой, — если хотите, Дэйл Купер, я могу рассказать вам одну историю, связанную с рыбалкой. — Нет-нет, спасибо, мистер Клинтон, историю приберегите до следующего раза. Я сначала сам съезжу на ночную рыбалку, а потом выслушаю вашу историю. — Как вам будет угодно. Но история очень поучительная. Она… — судья подмигнул Питу Мартеллу, — она про одного нашего общего знакомого. Как он ездил на рыбалку.

Пит ухмыльнулся в свои седые усы. — Ты хочешь рассказать о старом Джексоне?

Судья Клинтон кивнул головой и беззвучно засмеялся, Пит Мартелл засмеялся в ответ. Специальный агент ФБР переводил взгляд с одного мужчины на другого, он явно не понимал, что их так развеселило. — Мистер Купер, позвольте осведомиться, — судья Клинтон вновь придал своему лицу серьезное выражение, — а с кем вы собрались на ночную рыбалку? — Меня пригласил майор Таундеш. — Эх, Дэйл, — положил на плечо специальному агенту свою руку Пит, — на ночную рыбалку нужно ездить со мной. Я лучший рыбак в Твин Пиксе. Судья, подтвердите. — Конечно, Пит Мартелл — самый лучший рыболов после меня, — судья Клинтон ткнул большим пальцем себя в грудь. — На ночную рыбалку, мистер Купер, вам следовало б выбраться со мной. — Джентльмены, мы могли бы пойти все вместе… — начал Дэйл. — Пит, если бы мы пошли все вместе и каждый со своей бутылкой виски, разве это была бы рыбалка? — А почему бы и нет? — не поддержал судью Пит, — я думаю, рыбалка сложилась бы прекрасно. Может быть, мы ничего бы и не поймали, но зато остались бы довольны друг другом. — Ну, в том, что мы стали бы близкими друзьями, я не сомневаюсь, — судья Клинтон засмеялся. — Мистер Купер, позвольте мне пригласить вас к себе вечером на коктейль. У меня есть знаменитый черный юкон, так что я смогу вас принять как самого дорогого, любимого гостя. — Клинтон, а почему ты не приглашаешь меня? — возмутился Пит Мартелл. — Тебя, Пит, я не приглашаю потому, что у меня не так много алкоголя, чтобы достойно принять таких двух важных джентльменов.

Когда Хэнк второй раз прошел мимо Нормы, даже не взглянув на нее, та совсем рассердилась на своего мужа. Она демонстративно прошла к Большому Эду и отвела его в сторону. Эд заморгал глазами, глядя на Норму. — Мы же договаривались с тобой, что не будем вести так открыто. — Эд, как ты можешь? Я просто удивляюсь тебе, — Норма скосилась на Надин, которая стояла в школьном платье, плотно прижавшись к стене.

Казалось, Надин прямо-таки раздевает взглядом всех присутствующих, одного за другим. Эд тяжело вздохнул. — А что тут сделаешь, Норма? Это же все из-за нас с тобой, из-за меня. — Не надо, Эд. Помнишь, как мы с тобой договаривались, что больше не будем встречаться? — Конечно, и я временами начинаю думать, что так было бы лучше для тебя, для меня…— Нет, Эд, так было бы лучше только для Надин. — Но, Норма, мы решили…— Что мы решили, Эд? Что мы больше не будем любить друг друга? — Этого невозможно решить, — сказал Большой Эд, это приходит само собой. — Так, когда мы с тобой встретимся вновь? — спросила Норма.

Эд замялся. — Не знаю. — Я должна знать, — зло проговорила Норма. — Почему я должна перебиваться от случая к случаю? Всегда ждать этого как какой-то милости с твоей стороны? Если ты не хочешь, давай не будем встречаться вовсе. Но только скажи мне об этом раз и навсегда.

Эд растерялся. Ему хотелось как-то успокоить Норму, но он понимал, что все сказанное сейчас прозвучит не к месту и не ко времени. А Норма обиженно опустила голову и отошла в сторону, оставив Эда одного раздумывать над вечной проблемой любви.

Дэйл Купер поднялся на лестницу и осмотрел всех присутствующих сверху. Всех их он уже знал, все они были ему хорошо знакомы, даже дороги, превратившись в неотъемлемую часть его жизни, его души. И Дэйл Купер не представлял себе, как он сможет уехать из Твин Пикса в далекий Вашингтон. Как он сможет жить без этих людей, без этого городка, без этого леса, озера? И он дал себе зарок, что когда выйдет на пенсию, то обязательно купит себе дом в Твин Пиксе. И будет по вечерам заходить в кафе Нормы, сидеть со своими давними приятелями и знакомыми, рассказывая и слушая всякие забавные истории. Он не будет никуда спешить, его жизнь станет спокойней и размеренней.



Глава 27 | Твин Пикс: Кто убил Лору Палмер | Глава 29