home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 24


Альберт Розенфельд вновь навещает своих друзей в Твин Пиксе. — Что бы без Альберта делал Дэйл? Но и Розенфельд не может обойтись без Купера. — Клочок шерсти, выдернутый из чучела белого песца. — Разговор на свежем воздухе. — Хогг уверяет Дэйла Купера, что ни одна из тропинок не может вести к обрыву. — Помощник шерифа офицер Брендон говорит по-французски. — Куда исчезла миссис Тримейн и ее внук? — Еще одно посмертное послание Гарольда Смита. — Может ли двум людям в разное время сниться один и тот же сон?


Три дня прошло в напряженном ожидании. Наконец в Твин Пикс приехал Альберт Розенфельд, он зашел в кабинет к шерифу и холодно поприветствовал его. — А где специальный агент ФБР Купер? — поинтересовался Альберт. — Сейчас, все будем вместе.

Гарри Трумен вышел на несколько минут и, наконец, вернулся вместе с Дэйлом и Хоггом.

Альберт Розенфельд не стал возражать против того, что их компания будет несколько больше, чем он первоначально предполагал. — Давайте пройдемся, — предложил Альберт Розенфельд,-потому что после долгой дороги мне не хочется сидеть в помещении.

Мужчины шли по бетонной дорожке, вокруг шумели высокие деревья, низкое дождливое небо, казалось, касалось их верхушек.

Дойдя до конца дорожки, Альберт Розенфельд остановился, сунул руки в карманы своего широкого белого плаща и извлек на свет тонкий пластиковый пакетик, который без промедления отдал Дэйлу Куперу. Дэйл принялся рассматривать маленький квадратик глянцевой бумаги, запаянной в прозрачный пластик. — Это сделал тот же, кто убил Лору, — веско проговорил Альберт Розенфельд, — и вот теперь нам снова послание — под безымянным пальцем Мэдлин был квадратик бумаги с буквой «О»…— Этого и следовало ожидать, — вставил специальный агент ФБР Дэйл Купер. — А в левой руке девушки был зажат клочок белой шерсти…— Что? — удивился Дэйл. Альберт уточнил. — Да-да, клочок шерсти белого песца, я проверил в лаборатории, мех пропитан формалином, значит, мех выдернут из чучела. — Спасибо тебе, Альберт, — Дэйл вернул ему пакетик с квадратиком бумаги. — Я позвоню Лиланду, он поможет мне связаться семьей Мэдлин. — Не надо, никуда не звони, Гарри, — остановил шерифа Дэйл Купер, — Почему? — изумился тот. — Мне, Гарри, нужны двадцать четыре часа, думаю, я за это время справлюсь. — Зачем? — Что бы все закончить, все расставить по своим местам.

Альберт Розенфельд отошел в сторону и подозвал к себе Дэйла Купера. — Что ты хотел, Альберт? — Я даже не знаю, как начать, — замялся Альберт Розенфельд, — но…— Зачем же ты позвал меня? Тебе ведь что-то нужно сказать наедине, не так ли? — Не знаю, — пожал плечами Альберт, — не знаю, куда все это может завести? Но ты единственный из всех нас, кто располагает хоть какой-то информацией, какими-то координатами. — По-моему, и ты располагаешь информацией…— Да нет, Дэйл, я не о том. Мой ум слишком рационален, я не могу поверить во всю эту чертовщину, но я начинаю понимать, что именно твои видения сбываются, именно твои потусторонние подсказки помогают идти по следу.

Дэйл Купер пожал плечами. — А я сомневаюсь. — Дэйл, я теперь полностью доверяю твоей интуиции. Куда бы ни вели тебя твои видения, чтобы ни говорил тебе великан, слушайся его. Если понадобится, стань на краю кратера вулкана и исполни какой-нибудь индейский танец, лишь бы только ты смог найти убийцу.

Альберт Розенфельд взял своего приятеля за плечи и пристально посмотрел ему в глаза. — Хорошо, Альберт. По-моему, я до сих пор только так и поступал. — Дэйл, делай что угодно, но только не допусти, чтобы была еще одна жертва. — Постараюсь. — Слышишь меня, Дэйл? — Постараюсь. — Одного старания мало. — Я делаю что могу…— Если великан вновь посетит тебя — спроси у него кто убийца?

И не дожидаясь ответа, Альберт Розенфельд отпустил своего приятеля и, широко шагая, двинулся по бетонной дорожке прочь.

Шериф с недоумением посмотрел на стоящего в раздумье Дэйла Купера,

Тот медленно подошел к Гарри Трумену и Хоггу. — Я даже не знаю, с чего теперь начать. Все, что я делал раньше, потеряло смысл. — Ты уже ступил на тропу, — сказал ему Хогг, — и не важно, знаешь ли ты, куда она ведет, просто иди по ней и она обязательно выведет к цели. — А что мне еще остается делать? — согласился с предложением помощника шерифа Дэйл Купер. — Тропинки не ведут к обрывам, — глубокомысленно подытожил разговор Хогг.


Донна Хайвер уже полчаса ожидала своего приятеля в кафе Нормы. Она сидела у окна и не отводила от него глаз. Она смотрела на дорогу, по которой должен был прийти в кафе Джозеф.

Но того все не было.

Донна вздрогнула, когда услышала, как зазвенел звонок входной двери, и услышала, что в кафе вошел Джозеф. На нем была все та же неизменная черная кожаная куртка, подбитая мехом.

Джозеф, широко улыбаясь, спешил к столику, за которым сидела Донна. — Привет.

Девушка ласково улыбнулась ему в ответ. Парень устроился напротив Донны, положил руки на стол и посмотрел ей прямо в глаза. — Знаешь, Джозеф…— Что, Донна? — Я тебя уже очень давно жду. — Вот я и пришел. — Джозеф, а я думала, что ты уже никогда не придешь, что ты пропал. — Почему? — Не знаю, мне просто так показалось.

Утром я поехал прокатиться на своем мотоцикле, — Джозеф улыбаясь, смотрел на Донну. — Ветер пел в ушах как тысячеголосый хор, — сказал Джозеф. — И о чем же он тебе пел? — Донна положила свои руки на руки Джозефа. — А ты как думаешь? — Я бы, на его месте, спела о прошлой ночи… Джозеф перебирал пальцы Донны в своих руках. — Знаешь, Донна… — робко начал Джозеф. — Что? — насторожилась девушка. — Я тебе кое-что принес…

Донна с интересом взглянула на Джозефа. Тот немного помедлил, но потом опустил руку в карман и вытащил аккуратную коробочку. Он бережно передал ее девушке.

Донна с волнением подняла крышку. — Какая прелесть, Джозеф, — сказала Донна. — Я не уверен, подойдет ли он тебе.

Донна двумя пальцами вытащила из бархатной коробочки перстень с небольшим бриллиантом, повернула его к свету. Камень сверкнул. — Какая прелесть! — еще раз повторила Донна. Джозеф довольно улыбался. — А теперь мы посмотрим, — Джозеф взял перстень, потом взял руку Донны и одел украшение на палец. — Вот так, оцени.

Перстень оказался впору. — Я могу биться об заклад, что он подошел просто идеально. — Джозеф… — не зная, что сказать пролепетала Донна. — Я думаю, мы всегда должны быть вместе, — говорил парень, поглаживая руки девушки. — Да, да, Джозеф, мы всегда должны быть вместе, неизменно. — Конечно, Донна, если только ты согласна…— Это прекрасно, Джозеф.

Парень и девушка потянулись друг к другу через стол и нежно поцеловались, не разжимая сцепленных рук. Донне и Джозефу казалось, что никого вокруг нет, что никто на них не смотрит.

Но за парнем и девушкой из-за стойки с улыбкой наблюдала Норма. Ей было забавно глядеть на этих молодых ребят, на их счастливый поцелуй. Ей нравилась их непосредственность. — Норма, — вдруг услышала женщина строгий голос своей матери.

Она подошла к столику, за которым ее мать завтракала. Вивиан недовольно ковырялась вилкой в омлете, отправила один кусок себе в рот, но потом, передумав, выплюнула его на тарелку. — Тебе что, не нравится? — настороженно спросила Норма. — Послушай, дочь, где ты только нашла курицу, которая несет такую дрянь? — Тебе не понравилось? — Понравилось? — с негодованием в голосе переспросила мать. — Ну конечно, я думала, ты скажешь мне что-нибудь хорошее…— Да нет, дочь, я просто боюсь, что в этом омлете мне попадется канцелярская кнопка. — Мама, неужели тебе трудно хоть раз в жизни сказать мне что-нибудь ласковое и приятное? — По-моему, важнее быть искренней. — Мама, но ведь я так старалась! Я ужасно старалась, чтобы угодить тебе. — Тебе не вредно будет услышать правду. — Мама, тебе просто невозможно угодить. Тебе не нравится все, что я делаю, начиная от омлета и кончая женитьбой. — Ты хочешь услышать приятное? — Вивиан взяла со стойки бара меню, раскрыла его и пробежала глазами названия блюд. — Вот что я могу тебе сказать. Твое меню — очень хорошее, великолепное. Но это просто слова, за которыми ничего не стоит. — Мама, ты просто издеваешься надо мной…— Да нет, я просто хочу тебе помочь. Если хочешь, чтобы твой омлет кому-нибудь понравился, то его нужно готовить обязательно с телячьей колбасой и маслятами, иначе это будет вот такая дрянь.

Норма недовольно вскинула голову, провела рукой по волосам. — Конечно, мама, — женщина решительно отошла от стойки. — Куда ты, Норма? — крикнула вдогонку мать. — Собирать маслята, в марте…

За соседним столиком, в одиночестве, сидел помощник шерифа Энди Брендон и доедал вишневый пирог.

Энди с набитым ртом шептал иностранные слова, которые с большой натяжкой могли сойти за французские: — Je suis une ame solitaire… Je suis une ame solitaire…

На него с удивлением покосилась Норма. Она никогда не думала, что Энди сможет заняться изучением французского языка.

«Может, он собрался переехать в Канаду?» — подумала Норма.

Потом вспомнила о его матушке, ведь та ни за что в жизни не согласится отпустить Энди.

«Но ему не везет еще больше, чем мне» — наконец, успокоила себя Норма. — Je suis une ame solitaire, — все громче и громче повторял Энди, как будто от повторения он мог глубже вникнуть в смысл этих слов.

Наконец, он сказал так громко, что его услышали Донна и Джозеф.

Парень и девушка недоуменно переглянулись. — Тебе не кажется, Джозеф, что Энди Брендон просто спятил? — Давай сейчас узнаем.

Донна высвободила свои руки из пальцев Джозефа и подбежала к Энди. Джозеф последовал за ней. Они стали по бокам жующего и глядящего в стену Энди Брендона. Он, как заведенный, повторял с набитым ртом: — Je suis une ame solitaire. — Энди, — наклонилась к самому уху помощника шерифа Донна, — повтори, что ты сказал.

Энди чуть не подавился от неожиданности вишневым пирогом. Он никак не ожидал того, что его кто-то подслушивает. Наконец, Энди сумел прожевать пирог и уже более отчетливо произнес: — Je suis une ame solitaire. Это по-французски, — уточнил Энди. — Донна, что ты к нему пристала к расспросами? — спросил Джозеф. — Еще раз, Энди, повтори еще раз, — настаивала Донна Хайвер. — Je suis une ame solitaire.

Девушка от изумления опустилась на табурет рядом с Энди. — Ты знаком с миссис Тримейн? — Миссис Тримейн? — переспросил Энди.

По его глазам было видно, что это имя он слышит впервые. — Да, миссис Тримейн, ее внук всерьез увлекается магией…— Да… — пожал плечами Энди,-но это слова мистера Смита, его последние слова. — Гарольда? — переспросила Донна. — Да. Перед самоубийством он оставил записку, где были только эти слова, написанные по-французски. И они означают — я посмотрел в словаре — «я — одинокая душа». — Я должна срочно идти, — сказала Донна и поднялась со своего места. — Куда ты должна идти? — изумился Джозеф. — Не останавливай меня, я знаю, в чем дело. Я должна посоветоваться со специальным агентом.

Джозеф бросился вслед за Донной, а Энди Брендон остался сидеть перед пустой тарелкой, продолжая повторять как заведенный: — Je suis une ame solitaire.

Но, выбежав на улицу, Донна остановилась. К ней подбежал Джозеф. — Я с тобой. — Нет, не надо, Джозеф. Я должна сама переговорить со специальным агентом.

Джозеф в нерешительности отступился. Но тут Донна спохватилась: — А где, где сейчас искать специального агента Дэйла Купера?

И тут ее осенило: она вбежала в кафе и, улыбаясь как можно любезнее, обратилась к Энди: — А ты не знаешь, где можно сейчас найти специального агента ФБР? — Конечно, знаю, — расплылся в любезной улыбке помощник шерифа. — В моей машине есть рация. Мы позвоним Люси, и она мне по старой дружбе отыщет твоего друга Дэйла Купера.

Не удержавшись, Донна поцеловала Энди Брендона в щеку. Лицо того залила густая краска. Он испуганно огляделся вокруг, не видел ли кто этого поцелуя. Но, заметив, что Норма и ее мать заняты разговором, Энди Брендон аккуратно стер со своей щеки следы помады и заспешил к автомобилю, на ходу натягивая рукава куртки с блестящей звездой помощника шерифа на груди.

Через 15 минут, захватив с собой специального агента ФБР, Энди Брендон, Донна Хайвер подъезжали к дому Миссис Тримейн. Они оставили машину на обочине дороги и двинулись по аккуратно вымощенной дорожке к высоким деревянным воротам одиноко стоящего одноэтажного дома. — Все это очень странно, — говорила Донна, обращаясь к специальному агенту, — ведь это именно миссис Тримейн направила меня к Гарольду Смиту. — Неужели? — изумился Дэйл. — Конечно, именно она. Иначе наша встреча не состоялась бы. И еще одно, специальный агент…— Что же? — У нее есть внук, который увлекается магией. Это он впервые сказал мне те же самые слова, которые были в предсмертной записке Гарольда Смита. Если бы я узнала о них раньше, может, это что-то могло изменить…— Может, это простое совпадение, какая-нибудь пословица? — предположил Дэйл Купер. — Да нет, что вы, — возразила ему Донна. — Для Гарольда Смита в словах был свой смысл. По-моему, в словах для него вообще заключалась жизнь. И в своей предсмертной записке он хотел сказать что-нибудь очень важное…

Наконец, они подошли к застекленной двери дома. Донна легонько постучала пальцами по стеклу. Дэйл Купер напряженно всматривался в пустую гостиную.

Наконец, раздались приглушенные шаги и в дверях остановилась немолодая полная женщина в черных очках. Она некоторое время колебалась, как бы раздумывая, открывать ли дверь незнакомым людям. Наконец, она приоткрыла ее только наполовину. — Чем могу вам помочь? — Миссис Тримейн дома? — спросила Донна. — Миссис Тримейн? — переспросила женщина. — Должно быть, я разговаривала по телефону с вашей мамой… — предположила девушка. — С моей мамой? — изумилась женщина. — Да, с вашей мамой, с миссис Тримейн. Женщина была явно озадачена. Наконец, она нашлась, что сказать. — Но моя мама умерла три года назад…— Ну, как же… — сказала Донна. — Я живу здесь одна, дорогая. — Но как же… я говорила с ней… Она жила здесь вместе со своим внуком…— С внуком? У меня нет детей, — растерявшись, ответила женщина. — Послушай, Донна, обратился к девушке Дэйл Купер, — по-моему, нам лучше уйти. — Донна? — расслышав фразу Дэйла, спросила женщина, — ты Донна Хайвер? — Да, — кивнула девушка. — Подожди минутку, у меня кое-что для тебя есть, — и женщина заспешила вглубь гостиной.

Донна обернулась к специальному агенту ФБР и в изумлении произнесла: — Я ее вижу первый раз в жизни. Раньше мы никогда не встречались.

Дэйл Купер тяжело вздохнул: — По-моему, это не самое странное из того, что происходит в Твин Пиксе.

Наконец, к двери вернулась полная женщина в черных очках. Она держала в руке прямоугольник конверта. — Это я нашла у себя в ящике на следующий день после смерти Гарольда Смита. Я хотела отдать на почту, но как-то не успела, — женщина протянула конверт Донне. — Спасибо, — девушка взяла конверт в свои руки. — Не за что.

Женщина закрыла дверь и долго смотрела сквозь стекло на специального агента ФБР и девушку, неторопливо идущих по вымощенной дорожке к автомобилю. — «Донне Хайвер» — рассматривала надпись девушка. — Это почерк Гарольда Смита. — Открой конверт, — предложил ей специальный агент ФБР.

Донна некоторое время колебалась. Ей было страшно распечатывать этот конверт, читать письмо человека, которого уже не было среди живых. — Не медли, Донна, это может быть очень важно. Может, тут решают дело секунды, — подстегнул Донну специальный агент ФБР.

Девушка, наконец, резко раскрыла конверт и вынула из него сложенный вчетверо лист бумаги. Некоторое время она смотрела на него, не понимая в чем дело. — Что там? — перегнулся через плечо девушки Дэйл, пытаясь заглянуть в написанное. — Это почерк Лоры, — выдохнула Донна, — это страницы из ее дневника. — Читай! — приказал Дэйл Купер. — «Двадцать второго февраля» — начала Донна. — Это за день до смерти, — уточнил Дэйл. — Да, двадцать второго февраля. — «Вчера мне снился очень странный сон».

Дэйл Купер напряженно слушал, боясь пропустить каждое слово. Ему казалось невероятным, что этот небольшой листок бумаги, который он уже считал потерянным, дошел до него. И он боялся, что он может так же внезапно исчезнуть, как и появился. — «Я была в комнате, — продолжала читать Донна, — в странной комнате. Вокруг были красные портьеры. И еще там был какой-то карлик, он тоже был одет в красное, а передо мной сидел старик. Я хотела сказать этому старику, кто такой Боб, объяснить ему… Мне казалось, он может мне помочь. Почему мне так казалось, я не знаю. Но я в последние дни уже привыкла полагаться на свои чувства, не доверять логике. Старик был какой-то странный, и это начало меня раздражать. Тогда я поднялась со своего места, подошла к нему, нагнулась и прошептала на ухо свою тайну. Кто-то должен остановить Боба. Но он боится только одного человека по имени Майк. Быть может, это именно он, Майк, явился ко мне во сне? Это и в самом деле, был сон и я надеюсь, что он меня услышит».

Дэйл Купер слушал то, что читала ему Донна, и у него в памяти возник тот самый сон, когда он видел красную комнату, красного карлика и Лору Палмер. Он вспомнил, как Лора нагнулась к нему и отчетливо прошептала на ухо свою страшную тайну.

А Донна Хайвер продолжала: — «В реальном мире мне никогда не поверят». Дэйл Купер посмотрел сначала на Донну, потом на Брендона. Если Донна Хайвер еще что-то понимала в происходящем, хотя бы самую малость, то Энди Брендон был озадачен донельзя. Он слушал все это как китайскую грамоту. — «Двадцать третье февраля, — продолжила чтение Донна. — Сегодня ночью я умру. Я знаю, что должна умереть, потому что это единственная возможность спастись от Боба, вырвать его у себя изнутри. Я чувствую, его огонь, но если я не умру, я знаю, он добьется меня. А если я умру, то он не сможет причинить мне боль, не завладеет мною».

На глаза Донны навернулись слезы. Ее плечи задрожали. Дэйл Купер погладил девушку по плечу и сказал: — Донна, мы с Лорой видели один и тот же сон. — Такое невозможно, — изумился Энди Брендон. — Нет, Энди, именно такое возможно. Мы видели ту же самую красную комнату, того же карлика и Лора видела меня, а я видел ее. — Но во сне Лоры был какой-то странный старик, — вспомнила Донна. — Этот старик — я, задумчиво проговорил специальный агент ФБР. — Так не бывает. — Во сне может быть все. — Тогда это неправда. — Не знаю. — Неправда. — А дневник Лоры говорит о другом.

Донна стояла, словно соляной столп, не в силах сдвинуться с места. Она сжимала в руках листок, вырванный из дневника Лоры Палмер. — Помощник шерифа, — официально обратился к Энди Дэйл. — Слушаю, — встрепенулся Энди. — Отвезите Донну Хайвер домой. — А вы? — спросил Энди. — А я должен навестить мистера Жерара. Когда специальный агент ФБР завернул за угол, Энди Брендон посмотрел в заплаканные глаза Донны. — Послушай, Донна…— Чего тебе, Энди? — Послушай, что специальный агент ФБР хотел этим сказать? — Чем, этим? — Ну, этим… про этот свой сон…— Какой сон? — изумилась Донна. — Ну, то, что он видел сон, и Лора Палмер видела сон, и их сон одинаковый…— По-моему, Энди, он абсолютно все сказал, что хотел сказать. — Но послушай, Донна, ведь мы взрослые люди… — Энди как бы посмотрел на себя со стороны, — разве такая чепуха может произойти? — Наверное, Энди, в этом странном мире может произойти все. — Да перестань ты, по-моему, это полностью не реально, чтобы два человека могли видеть один и тот же сон, к тому же в разное время. — Знаешь, Энди, раньше я бы тоже в это не поверила, а сейчас я… даже и не знаю. — Так что, Донна, ты этому веришь? — Приходится, Энди. Ведь вокруг, в последнее время, происходит настолько много всего удивительного и странного, что диву даешься…— Да ничего странного, ничего удивительного. Все очень просто, даже чересчур просто, — и Энди уже захотелось рассказать Донне о том, как произошла путаница с анализами спермы, ему захотелось еще с кем-нибудь поделиться своей радостью.

Но, глядя на заплаканные глаза девушки, на ее подрагивающие пальцы, на измятые листки дневника Лоры Палмер, Энди решил воздержаться от этого серьезного разговора. Он услужливо отворил дверь полицейского джипа, помог Донне устроиться, запустил двигатель. — Послушай, Донна, так может, тебя не домой завезти, а куда-нибудь еще?

Но потом он вспомнил, что завезти домой приказал специальный агент ФБР, и решительно тряхнув головой, сказал: — Нет, Донна, домой так домой. — Хорошо, Энди, завези, пожалуйста, меня домой. — Вот это другое дело.

Энди включил обогреватель и на всякий случай зажег мигалку. Машина помчалась по улицам Твин Пикса к дому Хайверов.



Глава 23 | Твин Пикс: Кто убил Лору Палмер | Глава 25