home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 16


Директор регионального Бюро Расследований называет Дэйла Купера маленькой мексиканской собачкой, но Дэйл на него не в обиде. — В конверте анонимного письма всего лишь запись шахматного хода… — Дэйлу Куперу обещают, если что, прикрыть его со спины. — Бенжамин Хорн проверяет, не повредился ли в уме Лиланд Палмер. — Пучок шерсти, вырванный из чучела белого песца. — Кто мешает Бенжамину и Лиланду обняться покрепче? — Внезапный отъезд Джози.-Несговорчивость мистера Накамуро. — Еще одна песенка Лиланда Палмера, на этот раз в стиле «кантри». — Чего хочет мистер Накамуро от Питера Мартелла?


Директор регионального Бюро Расследований уже успел перезнакомиться с половиной полицейского участки Твин Пикса. Теперь он сидел в кабинете шерифа.

Гарри Трумен уже устал от присутствия этого немного странного мужчины. Он старался заняться каким-нибудь своим делом и радовался когда звонил телефон. Гарри Трумену не хотелось класть трубку на рычаги. Он старался как можно дольше затянуть разговор. А Гордон всё сидел и сидел в ожидании Дэйла Купера.

Наконец, дверь распахнулась, и в кабинет прямо-таки влетел специальный агент ФБР. Полы его плаща развевались.

Гордон радостно вскочил со своего места, поправил наушники слухового аппарата. — Надеюсь, Гордон, я не заставил долго тебя ждать, -выкрикнул Дэйл Купер, протягивая руку директору регионального Бюро Расследований. — Ничего, Дэйл, — закричал, как все глухие, Гордон. — Не надо извиняться. За время твоего отсутствия я познакомился с чудесными ребятами, — он показал рукой на Хогга и Гарри Трумена, те согласно закивали. — Ну и как они тебе показались? — Замечательные парни. И вообще, правоохранительные органы в Твин Пиксе на высоте. — Ну что ж, — сказал Дэйл Купер, — это очень приятно слышать. — Дэйл, — сказал Гордон, — сегодня ты напоминаешь мне маленькую мексиканскую собачку.

Дэйл удивленно посмотрел на Гордона, не будучи в состоянии понять, что тот имеет в виду. — Можно с тобой поговорить наедине? -предложил Гордон. — Гарри, — бросил Дэйл, — можно нам поговорить с Гордоном в твоем кабинете?

Гордон пытался по движению губ понять, что тот говорит. Но подумал, что Дэйл пересказывает шерифу комплименты, сказанные в адрес его участка. Он на всякий случай крикнул: — Эй, шериф, мы можем с Дэйлом переговорить в вашем кабинете? — Конечно, — уже привыкнув к глухоте директора регионального Бюро Расследований, сказал шериф.

Дэйл Купер показал Гарри Трумену большой палец, дескать, все отлично, ты уже понял, как нужно общаться с Гордоном.

Гордон, думая, что жест относится к нему, тоже показал большой палец. Все рассмеялись. Смеялся и Гордон, громче всех.

Шериф и Хогг вышли в коридор и еще не успели закрыть за собой дверь, как Гордон закричал: — Дэйл, я попросил оставить нас с тобой наедине, потому что должен сказать тебе очень важные вещи. Я не хочу, чтобы нас слышали.

Дэйл согласно кивнул. А Гордон продолжал: — Начальство считает, что ты, Дэйл, зашел слишком далеко. Это твоя болезнь.

Хогг прикрыл дверь, но из-за нее все равно отчетливо доносился голос Гордона. — Дэйл, я считаю себя ответственным за все то, что происходит в Твин Пиксе. — Кто это тебе доложил о том, что здесь происходит?

Гордон замялся: — Альберт Розенфельд. — А ты говорил мне, что начальство. И, по-моему, это дело поручено мне, а не Альберту. — Дэйл, я хочу иметь двойную, нет, даже тройную гарантию того, что подобное здесь никогда больше не повторится. — Я был ранен, Гордон, и по-моему, между расследованием убийства Лоры Палмер и происшедшим со мной нет ничего общего.

В наушниках Гордона послышалось потрескивание. Он недовольно завертел головой и поправил их. — Дэйл, ты выглядишь неважно. У тебя под глазами круги, зрачки расширены. Бессонные ночи не идут на пользу. Запомни это, Дэйл.

Но потом Гордон смягчился. — Хотя, я, конечно, понимаю, что такое состояние характерно для нашей работы. Главное, что ты занимаешься делом. — Гордон, мне предстоит еще много работы, но душой, телом и духом я крепок и готов с ней справиться, — патетично воскликнул Дэйл.

Гордон согласно кивнул головой. — Я в отличной форме, — вновь доложил Дэйл Купер. — Я горжусь тобой, — радостно воскликнул Гордон и сильно хлопнул специального агента по плечу. — Мне нравится работать с такими парнями как ты. На вас можно положиться. — На тебя, Гордон, тоже, — ответил Дэйл. — Что ты сказал? — переспросил Гордон, поправляя наушник слухового аппарата. — На тебя — тоже, — крикнул Дэйл. — А-а, да я всегда поддерживал любые начинания моих агентов, — невпопад ответил директор регионального Бюро. — А теперь, Гордон, после того как мы обменялись любезностями, объясни, пожалуйста, что ты имел в виду, назвав меня маленькой мексиканской собачкой?

Гордон запустил руку во внутренний карман пиджака и достал оттуда конверт. — Перед тобой, Дэйл, проблема особого рода. Дважды дна — не всегда четыре. — Охотно верю, — кивнул Дэйл Купер.

Дверь кабинета приоткрылась, и в нее заглянул шериф. Дэйл Купер бросил на него недовольный взгляд. — Извини меня, Дэйл, — сказал Гарри Трумен, — но ваш разговор слышен даже в туалете, и нам с Хоггом просто некуда уйти. — Ну что ж, тогда можешь присутствовать при нашем разговоре.

Гордон некоторое время колебался, но потом продолжил: — Нам в Бюро поступило анонимное письмо… — На кого? — спросил Дэйл. — Конечно же, на тебя. Что это тебе напоминает? — спросил Гордон.

Дэйл некоторое время всматривался в картонную карточку, которую только что извлек из конверта. На ней печатными буквами было написано: «Р-2, К-4».

Он некоторое время раздумывал. — Так что это тебе напоминает? — напомнил ему о своем присутствии Гордон. — Очень похоже на шахматный ход,-предположил Дэйл Купер. — Конечно, похоже на шахматный ход, — подтвердил его догадку Гордон. — Это первый ход Уиндома Эрла, — уточнил Дэйл Купер. — Да, скорее всего, это Эрл, — согласно кивнул головой Гордон. — И в таком случае, Купер, — он похлопал специального агента по спине, — нам придется прикрывать тебе спину.

Гарри Трумен озабоченно смотрел на сотрудника ФБР.

Массивная двойная дверь в офисе Бенжамина Хорна распахнулась, и в кабинет вошел сам хозяин в обнимку со своим юристом Лиландом Палмером.

Лиланд, который здесь уже давно не был, внимательно осмотрелся по сторонам. Как бы почувствовав замешательство своего компаньона, Бенжамин Хорн потрепал его по плечу. — Лиланд, теперь я прекрасно понимаю, что пережил ты в последние дни.

Лиланд улыбнулся в ответ. — Я ценю это, Бен, и благодарю тебя за доверие, благодарю, что ты снова предложил мне работать вместе с тобой. — Да что ты, Лиланд, какая тут благодарность. Я же без тебя как без рук. Садись, Лиланд, — Бенжамин указал рукой на большой кожаный диван.

Лиланд Палмер уселся и сложил руки на коленях. — Но есть одна закавыка, — начал Бенжамин Хорн, и Лиланд немного напрягся. — Какая? — Знаешь, если бы не предстоящий суд, я бы мог вернуть тебя на твое прежнее место. — Но, Бенжамин, ведь мы столько пережили вместе! У нас столько начатых дел! — Да, Лиланд, я согласен, но это же бизнес, и прежде всего я должен быть уверен в том, что ты в норме.

Лиланд немного подался вперед. — Бенжамин, я в отличной форме, я могу тебе это доказать…— Не горячись, Лиланд, выслушай все по порядку. — Но, Бен…— Подожди, я же тебе сказал, выслушай меня. — Хорошо, я спокоен.

Лиланд откинулся на спинку дивана и скрестил на груди руки, приготовившись слушать своего компаньона. Бенжамин запустил руку в нагрудный карман пиджака, вытащил оттуда футляр с сигарой и долго ее раскуривал. Лиланд терпеливо ждал, когда же Бенжамин начнет. Наконец, тот окончил раскуривать сигару, глубоко затянулся дымом и выпустил большое кольцо прямо в потолок своего кабинета. — Так вот, Лиланд, мы уже получили платеж по проекту с норвежцами. — Так это же отлично, Бен, — воскликнул мистер Палмер. — Отлично-то оно отлично, но я же говорил тебе, что не все тут так просто. К этому проекту хочет подключиться еще одна группа -из Азии. Они прямо-таки горят желанием подключиться. — Надо бы их проверить, — предложил Палмер. — Конечно, я этим уже занялся. Джерри выехал в Токио, и он как раз сейчас занят проверкой надежности наших возможных партнеров. — Ты доверил такое дело Джерри? — изумился мистер Палмер. — А кому я еще мог его доверить? Ведь ты же был занят.

Мистер Палмер смутился. — Да, конечно, — продолжал Бенжамин Хорн, — я думаю, Джерри там занялся не столько проверкой платежеспособности фирмы, сколько проверкой всех гейш на сто миль вокруг Токио.

Палмер улыбнулся в ответ. — Японцы тут? — спросил мистер Палмер. — Да, — кивнул мистер Хорн, — я собираюсь пригласить мистера Накамуро на ужин.

Пока Бенжамин Хорн говорил, мистер Палмер поглаживал чучело белого песца, стоящее на подоконнике. Улучив момент, когда Бен отвернулся к камину, он вырвал из чучела небольшой клочок шерсти и спрятал во внутренний карман пиджака. Когда Бенжамин Хорн повернулся, Палмер вновь сидел себе спокойно на диване, скрестив на груди руки и закинув ногу за ногу. — Но, Лиланд, нам придется немного потянуть время. Я вынужден так поступить, — продолжал Бенжамин. — Если ты хочешь услышать мое мнение, — вставил мистер Палмер, — то я бы предложил начать повторную геодезическую съемку всех земель, отходящих под новое строительство. — И чем мы это объясним? — спросил Бенжамин. — Ну, как же, это можно объяснить большим пожаром на лесопилке. Что во время спасательных работ немного изменился рельеф.

Бенжамин Хорн довольно улыбнулся. — А если этого покажется мало, — продолжал мистер Палмер, — мы напустим целую ораву инспекторов, которые будут мешать нам осуществлять контракт, — он подмигнул Бену. — И что, Лиланд, ты думаешь, компаньоны нам поверят, если это будет продолжаться долго? — Ну, знаешь ли, у нас же столько инспекторов, столько всяких инспекций… Сначала напустим на них инспекцию из мэрии, потом пожарную, потом земельную… Если этого покажется мало, перейдем на другой уровень и все повторим на уровне штата. — А потом? — спросил Бенжамин. — А потом можно подключить зеленое движение, экологическую инспекцию. Так что времени у нас будет, хоть отбавляй, до самого возвращения Джерри из Токио, пусть он даже обследует всех гейш в радиусе двухсот миль. — Ну, ты и хитер! — рассмеялся Бенжамин Хорн. — Я же тебе говорил, Бен, я в полном порядке.

На лице мистера Палмера заиграла лучезарная улыбка. Такой же улыбкой ответил ему Бенжамин. Улыбки мужчин становились все шире и шире и, наконец, превратились в два хищных оскала. — Вот теперь я узнаю своего Лиланда, — рассмеялся Бенжамин Хорн и направился к сидящему на диване мистеру Палмеру.

Тот, радостно улыбаясь, поднялся ему навстречу. — А я узнаю прежнего Бенжамина Хорна. Беды не сломили нас, ведь, правда?

Они сошлись на середине комнаты. Сначала Бенжамин хотел обнять Лиланда и притянуть его к себе. Но тот немного отстранился. Они так и стояли, похлопывая друг друга по плечам вытянутыми руками и улыбаясь. Они стояли так, будто между ними был кто-то третий, невидимый человек.


Вечером того же дня шериф Твин Пикса решил навестить свою любовницу — китаянку Джози. Он подъехал на джипе и остановил машину невдалеке от Дома На Холме.

Шериф быстро выскочил из машины и побежал по дорожке к дому, в котором ярко горели окна гостиной. Он постучал, но ему никто не открыл. Тогда Гарри Трумен толкнул дверь и вошел в дом.

Первое, что он увидел -это был невысокий мужчина, китаец с черной косичкой на затылке. Мужчина, нагруженный чемоданами и сумками, шел к двери. За ним, и шубе накинутой на плечи, следовала Джози. Гарри Трумен замер у входа. Женщина увидела его и громко воскликнула: — О, Гарри. — Джози? — в ответ воскликнул шериф.

Мужчина-китаец недовольно посмотрел на вошедшего шерифа. Но он не стал ставить чемоданы на пол, а так и застыл с ними в руках. — Гарри, ты еще не знаком с моим помощником мистером Ли? — Джози указала рукой на китайца с чемоданами.

Тот едва заметно кивнул головой и улыбнулся шерифу. — Что происходит, Джози? Я ничего не могу понять, — спросил шериф. — Ли, пожалуйста, все чемоданы — в машину. Китаец кивнул и двинулся к выходу. — Джози, я не могу понять, что происходит, — шериф остановился в шаге от своей любовницы. — Гарри, я уезжаю. — Что? — не понял шериф. — Я тебе говорю, что сейчас уезжаю.

Китаец задержался у порога, чтобы услышать хотя бы начало разговора Джози и шерифа Твин Пикса. — Надолго, Джози? — спросил Гарри и попытался обнять китаянку.

Но та осторожно сняла его руку со своей талии и кивнула головой. — Не знаю. Не знаю, Гарри. Я не хочу об этом сейчас говорить.

Несколько мгновений они стояли и молча глядели друг другу в глаза. На лице Джози была растерянность, а на лице шерифа -недоумение. — Джози, — наконец выдохнул шериф. — Гарри, — ответила на его восклицание женщина. — Знаешь, ведь я всегда звонила тебе отсюда.

Шериф кивнул головой. — Гарри, я всегда могла звонить тебе отсюда и разговаривать с тобой. Я даже могла быть такой, какой ты хотел меня видеть, такой, какой я, может быть, не была на самом деле. — Джози, я не понимаю… о чем ты? Что случилось? — Гарри сжал ладони Джози, — к чему весь этот отъезд? — Я продала лесопилку, — Джози виновато опустила голову и поцеловала руку Гарри. — Я уезжаю домой. — Нет, нет, Джози, нет, — быстро заговорил Трумен. — Да-да, — ответила женщина, глядя прямо в глаза шерифу.

Наконец, не выдержав напряжения, они бросились друг к другу и принялись жадно целоваться. Скрипнула входная дверь и Джози резко отпрянула от Гарри. — Прости меня, прости, не думай обо мне ничего плохого.

Китаец застыл в двери. — Мистер Ли, — увидев китайца сурово сказал Гарри, — оставьте нас двоих, нам надо поговорить.

Китаец согласно закивал головой и вышел за дверь. — Джози, но ведь ты не можешь уехать. — Я должна ехать, Гарри. — Нет, нет, Джози, — пытался убедить и остановить женщину шериф. — Гарри, будет лучше, если ты обо мне забудешь. На ее лице появились слезы, она отвернулась от Гарри Трумена и пошла к двери. Шериф остался стоять один посреди гостиной.

Застыв в пороге с небольшим кожаным кейсом в руках, Джози обернулась. Казалось, еще мгновенье, еще секунда и она бросится в объятья шерифа и навсегда останется в Твин Пиксе. Это мгновенье показалось Гарри вечностью. Но Джози, сжав губы, решительно отвернулась. На ее глазах сверкнули слезы. Она вышла на крыльцо, а Гарри так и остался стоять посреди гостиной. — Джози, но ведь я люблю тебя, Джози, — последние слова шерифа заглушил звук захлопнувшейся двери.

Шериф стоял неподвижно, пока не услышал шум удаляющейся машины. — Что ты наделала? Зачем? Что-то, наверное, случилось, а я… я ничего не знаю. Все прошло мимо. Почему я ничего не знаю? — сам с собой рассуждал шериф.-Ведь казалось, все хорошо. Ведь казалось, мы можем быть вместе. Но опять, опять какие-то тайны и этот отъезд… Я ничего не понимаю. И это, скорее всего, неспроста. Что-то в этом кроется… — шериф сжал кулаки.


Бенжамин Хорн, как и обещал Лиланду Палмеру, пригласил своего возможного партнера мистера Накамуро на ужин в ресторан. Они сидели за отдельным столиком в ресторане отеля, которым владел Бенжамин Хорн.

Бенжамин раскуривал сигару, пытался заговорить с японцем, но все его слова натыкались на недовольное молчание гостя. На вопросы Бенжамина японец отвечал односложно. И Бенжамин понял, что мистера Накамуро ничего не интересует из того, о чем он пытается ему сообщить, что этот человек приехал сюда по важному делу и у него одна задача -как можно скорее подписать контракт. — Не хотите ли выпить, мистер Накамуро? — предложил Бенжамин, глубоко затягиваясь сигарой. — У меня прекрасное вино, его привозят из Европы.

Ни один мускул не дрогнул на лице мистера Накамуро. Он немного поправил очки и зло посмотрел на Бенжамина. — Мистер Хорн, у вас в руках, в столе или в кармане мой чек на пять миллионов долларов, а вы мне пытаетесь предлагать вино, девочек. Неужели вы так и не поняли, меня это не интересует, мне нужен контракт. — Но мистер Накамуро… — попробовал вставить Бенжамин Хорн. — Нет, это вы меня послушайте, — японец подался вперед, — я дал вам чек на пять миллионов долларов. Он у вас, не правда ли? — Конечно, — кивнул Хорн. — А у меня, — сказал мистер Накамуро, — пока еще ничего нет, кроме ваших голословных обещаний. — Но, мистер Накамуро, я так мало о вас знаю… Мне хотелось бы познакомиться поближе, узнать, что вы за человек…— Но у меня ничего нет, — сказал японец, — я должен получить контракт. — Еще раз прошу извинить меня, — Бенжамин Хорн отложил сигару в пепельницу, — но у нас тут в Твин Пиксе община и я должен вести себя осторожно…— Конечно, осторожность никому не помешает, — сказал мистер Накамуро, — но я уже повел себя неосторожно, преждевременно отдав вам чек. — Ну что вы, мистер Накамуро, неужели вы сомневаетесь в моей порядочности? — Пока еще не сомневаюсь, — процедил сквозь зубы

японец. — Я же объясняю вам, — твердил Хорн, — у нас в Твин Пиксе очень тесная община и я должен считаться с общественным мнением, я должен уважать мнение большинства.

Японец, похоже, впервые за этот вечер, согласился с мистером Хорном. Тот, приободренный хоть и таким незначительным успехом, продолжил: — И я должен прозондировать, как отнесутся местные жители к реализации нашего с вами проекта. — Согласен, — кивнул японец. — Я должен их подготовить, а на это уйдет время и немалое…

Наконец, терпение японца иссякло. Он сжал кулаки и зло проговорил: — По-моему, я только зря теряю с вами время, мистер Хорн, я решил: мы сейчас же выходим из игры. — Нет-нет, — замахал руками Бенжамин Хорн, — войдите, пожалуйста, в мое положение. Все было бы хорошо, но в Твин Пиксе сейчас такие события…— Что такого особенного происходит в вашем городке? — осведомился японец. — Ну, как же… А пожар на лесопилке? Он многое изменил, — Хорн подался к мистеру Накамуро. — Пожар изменил очень многое. Исчезло столько рабочих мест… А я как лидер общины должен содействовать улучшению психологической обстановки в городе.

Японец подался вперед. — Чего вы хотите от меня, мистер Хорн? — Я хочу отсрочки. Временной, конечно, — немного неуверенно предложил Бенжамин Хорн.-Ведь, мистер Накамуро, осторожность в бизнесе не помешает…— Я знаю, что такое пожар, — процедил сквозь зубы японец, — моя семья была в Нагасаки.

Бенжамин Хорн откинулся на спинку стула. — Я сожалею об этом,-растерянно проговорил он.

Продолжать разговор казалось бессмысленным, и Бенжамин Хорн в растерянности обхватил свою голову руками. Он молча сидел напротив японца. А тот, немного улыбаясь, смотрел на хозяина отеля, на то, как тот сосредоточивается, готовя свое новое предложение.

В этот момент с эстрады зазвучала музыка, и послышался благозвучный тенор мистера Палмера. Он стоял у самого камина с микрофоном в руках и распевал незатейливую ковбойскую песню в стиле «кантри» о девушке, которая ждет своего парня-ковбоя, а тот в это время скачет на своей белой лошади по прериям, размахивая кнутом, и сгоняет огромное стадо. Мистер Палмер забирал все выше и выше. Его голос становился все громче и громче. Пианист едва поспевал брать темп, и мистер Палмер пел:


Девушка очень любит своего парня,

Не спит по вечерам, сидя у окошка,

И поглядывает в сторону прерии.

А парня все нет и нет.

Может, он ее разлюбил?

Может, он ее променял на другую девушку?


Но в следующем куплете говорилось о том, что парень тоже думает о девушке и мечтает, о скорейшем возвращении домой. Парень тоже переживает, не изменила ли ему девушка и не вышла ли она за кого-нибудь замуж.

Мистер Палмер весело распевал незатейливую песню. Слушатели аплодировали каждому новому куплету. Они даже принялись подтягивать припев. Мистер Палмер, очень довольный отзывчивыми слушателями, распевал все более задорно и радостно:


И вот уже ковбой на белой лошади

Мчится к маленькому поселку.

А девушка, оставив свою работу,

Вышла и машет ему стоя на крыльце дома.

Я прошу меня простить, мистер Накамуро, — Бенжамин Хорн резко поднялся из-за стола, одернул полы пиджака, застегнул пуговицы и направился к весело распевающему и расхаживающему среди посетителей мистеру Палмеру.

Японец тоже поднялся из-за стола, подошел к стойке бара, облокотился о нее спиной и с нескрываемым интересом рассматривал поющего Лиланда Палмера и Бенжамина Хорна, который просил его перестать петь, кивая в сторону японца.

А мистер Палмер, как бы не замечая движений Хорна, наклонился к одному из сидящих за столиком и поинтересовался: — Вы, из какого города? — Я? Из Твин Пикса, — гордо ответил седой мужчина. — Прекрасно, тогда мы споем этот куплет вместе и с другими словами.


И вот девушка Твин Пикса уже ждет своего ковбоя,

Который скачет все скорее и скорее,

Все сильнее и сильнее настегивая лошадь,

В свой родной Твин Пикс.


Мужчина замахал руками, отказываясь от предложенного ему микрофона, и весело засмеялся.

Бенжамин Хорн пытался шептать на ухо Лиланду Палмеру, пытался остановить его концерт, но тот обнял Хорна и принялся раскачивать его, как будто они танцевали.

Наконец, он подсунул микрофон к самым губам Бенжамина Хорна, и тому ничего не оставалось делать, как подхватить припев:


Скачет ковбой к своей девушке,

Девушка машет рукой.

Скоро, очень скоро они встретятся

И будут очень счастливы.


Зрители с восторгом смотрели на Бенжамина Хорна и Лиланда Палмера и довольно улыбались. Наконец, прозвучали последние такты песни. Лиланд Палмер поклонился благодарным слушателям, сорвал аплодисменты, и хотел, уже было, спеть еще одну песенку о скалолазах, как его остановил Бенжамин. Он буквально вырвал микрофон из рук Лиланда Палмера. — Добрый вечер, уважаемые гости отеля. Публика у нас, как всегда, самая лучшая в мире. Доброй вам всем ночи и будьте, пожалуйста, осторожнее за рулем,-Бенжамин Хорн положил микрофон на рояль.

Бенжамин Хорн отвел Лиланда в сторону, склонился к нему и прошептал на ухо: — Лиланд, я тебя прошу, отдохни. — Почему? Я бы еще спел. — Нет, Лиланд, отдохни. И так все идет очень неплохо. Остается надеяться, что кто-то из присутствующих окажется среди присяжных, когда тебя будут судить, и это пойдет тебе на пользу.

Мистер Накамуро с интересом посмотрел на пожилого мужчину, сидящего на высоком табурете у стойки бара. Скорее всего, его заинтересовало то, что этот странный человек даже в помещении не снял свою видавшую виды шляпу. Мужчина почувствовал на себе взгляд незнакомца и обернулся. — Скажите, вам нравится мюзикл?

Мистер Накамуро не нашелся что ответить, но, немного подумав, жестко сказал: — Нет, я не люблю фантазий. — Фантазий? — изумился Пит Мартелл, ведь это был он.

Питер пришел в бар, чтобы выпить пару стаканов виски. Ведь у него было так тяжело на душе из-за исчезновения Кэтрин. — Послушайте, мистер, вам что, не нравится даже такая замечательная вещь как «Скрипач на крыше?»— Нет, — все так же жестко ответил японец. — А я… я не могу слушать ее без слез. Я сразу же начинаю рыдать. — Я считаю, что предаваться фантазиям очень неразумно. Очень неразумно,-отрезал мистер Накамуро. — Да, но… — Пит Мартелл замялся, не зная, что сказать, но потом осмотрел собеседника с ног до головы и до него дошло. — Э, да я вижу, вы вообще-то не местный? — Да, я — приезжий, — веско сказал японец. — Тогда позвольте угостить вас сакэ, — Пит хотел показать свою осведомленность, но из этого ничего путного не вышло.

Японец отрицательно качнул головой: — Я не пью.

Но Пит уже не мог остановиться. — А как насчет стаканчика холодного молока? — он взял со стойки бара большой стакан с ручкой и поднес к лицу японца.

Тот посмотрел сначала на стакан, потом на подвыпившего навязчивого мужчину. — Но ведь я же сказал вам, я не пью. — Но ведь это молоко…— Я не пью молоко на ночь и вам не советую. — Почему?

Японец ничего не ответил. — Ну, тогда давайте традиционный напиток нашей местности — по двойному виски?

Японец ничего, не ответив, пошел к столу, где его уже ждал Бенжамин Хорн.



Глава 15 | Твин Пикс: Кто убил Лору Палмер | Глава 17