home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 15


Самые поздние посетители в кафе Нормы. — Старик Хилтон рассказывает: привидение, которое сожгло дом Палмеров. Нудистские наклонности Дугласа Палмера и как дед Хогга избавлял предка Лоры от них; страшилище, о котором когда-то говорил весь Твин Пикс, которого никто не видел, но когда, наконец, правда открылась, то все о нем забыли. — Карлик под столом и блондин с крепкими зубами: есть ли между ними связь? — Откуда у старика Хилтона рваные доллары?


Когда специальный агент ФБР Дэйл Купер вошел в кафе Нормы, его поразило то, что там почти никого не было. Дэйл осмотрелся: в углу, за небольшим столиком сидел старик Хилтон. Его черная шляпа лежала на столе.

Перед стариком стояла большая чашка кофе и стакан с виски. Мистер Хилтон приподнял руку и пальцем поманил специального агента к себе.

Дэйл Купер подошел, остановился в нескольких шагах от столика и учтиво поклонился Хилтону. — Присаживайтесь, присаживайтесь, мистер Купер. Специальный агент снял свой светлый плащ и повесил

на вешалку. Затем он уселся напротив старика. — Я уже давно хотел с вами встретиться, мистер Купер, — начал старик Хилтон. — Да что вы говорите? — Да, я хотел с вами встретиться, но все как-то наши пути не пересекались. — А как вы узнали, что я сегодня приду в кафе? — Это совсем несложно, — ответил старик.

Через минуту к столику подошла Норма. Она как всегда приветливо улыбнулась и посмотрела на Дэйла. — Мистер Купер, вам как всегда черный кофе? И вишневый пирог? — Конечно, Норма. Я вижу, здесь уже выучили мои привычки и знают мои слабости. — Конечно, мистер Купер. — Сейчас. Два куска вишневого пирога и кофе. — Да-да, два куска пирога и кофе. — Ну что ж, мистер Купер, я вижу вам, очень понравился вишневый пирог в Твин Пиксе, не правда ли? — Да, мистер Хилтон, мне очень нравится вишневый пирог. — А самое главное, вы сейчас даже знаете секрет его приготовления. — Конечно, вы же мне его рассказали во время нашей прошлой встречи. — Ну, вот и прекрасно. Сегодня я хочу поговорить с вами немного о другом. — Что, мы не будем говорить о вишневом пироге? — Нет, о вишневом пироге мы говорить не будем. Я хочу кое-что рассказать вам о Твин Пиксе и о его жителях. Но не о тех, кто живет сегодня, а о тех, кто жил здесь в начале века. — Я вас слушаю. — Мистер Купер, надеюсь, у вас для меня найдется немного времени? — Да, да, конечно, для вас, мистер Хилтон, у меня всегда найдется время. — Хотя, — проскрипел старик, — думаю, я не очень долго займу вас. Пока вы будете есть ваш пирог и пить кофе, я кое-что расскажу.

Старик поправил свой большой черный зонт, прикоснулся к нему, переложил его с одного конца стола на другой. — Ну что ж, если вы готовы, то слушайте. Подошла Норма, поставила перед Дэйлом Купером кофейник с кофе, блюдо с вишневым пирогом и большую белую чашку. — Спасибо, Норма, я очень признателен. — Не за что. Вы всегда у нас желанный гость, мистер Купер. — Я смотрю, вас здесь полюбили и уже считают почти что своим, — сказал старик Хилтон. — Да, мне и самому иногда кажется, что я живу в Твин Пиксе почти всю жизнь. Мне уже здесь многое знакомо и я знаю большинство жителей. — Нет, всех жителей вы не знаете, — ответил старик Хилтон. — Чтобы говорить о жителях Твин Пикса надо знать предков тех, кто здесь живет, а вы их, насколько я понимаю, не знаете. И поэтому многие вещи, возможно, вам кажутся странными, а отношения между людьми непонятными. Но так бывает всегда, когда чего-то не знаешь. — Да, да. Конечно же, откуда я могу знать, откуда родом, например, родители Гарри Трумена, Нормы…— Вот-вот, знать вы их не можете. И потому я кое-что расскажу.

Дэйл Купер отхлебнул горячий кофе и на его лице появилась улыбка. — Знаете, мистер Купер, я расскажу вам то, что творится у меня на душе. Первое, что узнаешь в жизни, это что ты — дурак, — начал мистер Хилтон. — Последнее что узнаешь, это что ты все тот же дурак. Многое передумал я за свою долгую жизнь и сказал себе: да ведь ты слепой, Хилтон, слепой. Столько много прожил на земле, а так ничего и не понял.

Дэйл Купер внимательно посмотрел на старика. Казалось, каждое слово тот старается выговорить как можно более отчетливо, и Дэйл Купер понял, что мистер Хилтон рассказывает ему о том, что его давно волнует, о чем он давно думает. — Когда-то, не очень давно, но вас еще, мистер Дэйл, не было на свете, в Твин Пиксе произошел один странный случай. — Да? — Так вот. В Твин Пиксе случился большой пожар. Конечно, не такой большой, как на лесопилке Пэккарда, но все равно разговоров в городке было очень много. Тогда это было, дай бог памяти, — старик принялся загибать пальцы на левой руке, — это было осенью сорок шестого года. Тогда сгорел дом Палмеров. Он стоял на том же месте, что и сейчас и сгорел весь дотла. — Как? — поинтересовался Дэйл Купер, — вроде бы у них прекрасный дом и не видно никаких следов пожара…— Да, сейчас уже не видно. Выросли деревья, дом отстроили заново. А тогда, осенью сорок шестого, он сгорел до самого фундамента. На пожар сбежались все соседи и не соседи, были тут и дед шерифа, и отец Хогга и много людей, с чьими детьми вы знакомы. Пришло и несколько стариков из другой части города, из той, которая за водопадом. Вот тогда-то я и услышал, что сказал дед Гарри Трумена. Он стоял и смотрел на пожар. Он смотрел на высокий столб дыма, вздымавшийся к самому небу:

«По-моему, это большое счастье, что у Палмеров сгорел дом и они, скорее всего, после этого уедут из Твин Пикса». — А почему сгорел дом Палмеров, тогда, в сорок шестом? — поинтересовался Дэйл Купер, после того как старик Хилтон надолго замолк. — Почему сгорел? Кто-то просто поджег его. — Кто поджег? — не выдержал Дэйл Купер. — Кто поджег? Этого не знает никто. Это осталось загадкой. — Но вы-то, мистер Хилтон, знаете, кто поджег дом Палмеров? — Я? — старик посмотрел на свои тонкие желтые дрожащие пальцы,-я, пожалуй, теперь знаю, кто совершил поджог. — Ну? И кто же? — А его никто не поджигал. — Как? — А вот так. Никто не поджигал. Его подожгло привидение. — Что? Привидение? -изумился Дэйл Купер. — Да, привидение. — Но этого не может быть! — Это вы так думаете, что не может быть. А сейчас, когда мне уже очень много лет, когда я уже очень много чего знаю, но уверен, что все равно ничего не знаю, я могу сказать вам абсолютно четко: дом Палмеров подожгло привидение. Это был знак, предупреждение, если хотите, мистер Купер. Силы, над которыми мы не властны и которые находятся всегда рядом, сделали предупреждение. Они подали знак, чтобы Палмер уезжал из Твин Пикса. — А чем все это кончилось? — поинтересовался Дэйл Купер. — Кончилось? Палмеры вновь отстроили свой дом и вновь остались жить в Твин Пиксе. После очень долго разбирались, искали виновного. Это дело хотели приписать пришлым людям, но из этого ничего не получилось, и пожар остался для всех загадкой. — Но вы-то, вы-то откуда знаете, что дом подожгло привидение? Хотя я в это, честно говоря, не очень верю. — А это ваше дело, мистер Купер. Я просто вам хотел рассказать о том, что действительно, в Твин Пиксе не все так благополучно как может показаться на первый взгляд. Я хотел это вам рассказать для того, чтобы вы искали не только реальных преступников и злоумышленников, а для того, чтобы вы обратили внимание на то, что порой многие вещи невозможно объяснить исходя только из здравого смысла. — Но ведь этого не может быть! Сейчас конец века, а вы мне рассказываете о привидениях. — Да, действительно, конец века, а мне приходится рассказывать вам о потусторонних силах. Но я вам рассказываю это только для того, чтобы вы сделали правильные выводы и для того, чтобы вы, в конце концов, не ошиблись, и чтобы меньше стало загадок в нашем Твин Пиксе. — Спасибо, конечно, мистер Хилтон, но я не очень верю в истории с привидением. — Можете, конечно, не верить, это ваше дело, но то что там были потусторонние силы и что пожар дома Палмеров — знак, это я могу вам сказать абсолютно точно. Весь их род проклят за страшные грехи. — За какие такие грехи? — изумился специальный агент ФБР, — за какие? — А это уже другая история. Если у вас есть немного времени, то я с удовольствием расскажу ее вам.

Дэйл Купер ничего не ответил, но по его лицу старик Хилтон догадался, что специальный агент будет слушать его рассказ. — Так вот, мистер Купер, кто может сказать, где кончается город, а где начинается лесная глушь? Кто скажет, город врастает в нее или она врастает в город? Издавна и навеки существует некая неуловимая грань, где борются две силы и одна на время побеждает, завладевает просеками и лощинами, лужайками, деревом и кустом. Бескрайнее море трав и цветов плещется далеко в полях вокруг одиноких ферм. А летом зеленый прибой яростно подступает к самому городу. Ночь за мочью чащи, луга, дальние просторы стекают по оврагам все ближе, захлестывают город запахом воды и трав. И город словно пустеет, мертвеет и вновь уходит в землю. И каждое утро лес все глубже вгрызается в город и грозит поглотить дома, гаражи, точно дырявые лодчонки, и пожрать допотопные автомобили, оставленные на милость дождя и разъедаемые ржавчиной. — Вы очень интересно рассказываете, мистер Хилтон. Иногда мне кажется, что я это уже где-то читал и слышал в детстве. — Что ж, вполне может быть. Предания и старые истории всегда приобретают вкус хорошего и выдержанного вина. Знаете, весь наш Твин Пикс, начиная от своего рождения и до сегодняшних дней, в конце концов, напоминает мне лишь небольшой потрепанный бурями корабль. На нем полно народу, все хлопочут без устали, вычерпывают воду, откалывают ржавчину. Порой какая-нибудь шлюпка, дом -детище корабля, смытая неслышной бурей времени тонет в молчаливых волнах леса. И чтобы ощутить это исчезновение нужно выйти на край города и посмотреть на наши темные леса, на густые трапы. Нужно посмотреть на пелену тончайшей пыли, на смолу, которая стекает по стволам елей, и тогда вы поймете, что существует связь между городом и лесом. И что природа всегда будет наказывать человека, если он попытается силой и без ее на то желания вырвать у нее кусок земли. Что даже не вся природа, а просто наши страшные мрачные леса будут наказывать людей за их вторжение в свое сердце. — Погодите, мистер Хилтон, но какое все это имеет отношение к деду Лиланда Палмера? — Не спешите, мистер Купер, всякая история должна рассказываться по порядку, от самого начала. Так вот, дед мистера Палмера — Дуглас приехал сюда еще в прошлом веке. Но тогда он пожил в Твин Пиксе недолго — всего несколько лет. У него случился большой скандал с местными лесорубами. Они его сильно избили и попросту вышвырнули из Твин Пикса. И он уехал. Уехал бедным, а вернулся лет через пятнадцать богатым человеком. Вернулся и купил очень большой участок земли. Никто не понимал, зачем старый Палмер купил эту землю. И вообще, он был очень странным человеком. Он любил все делать сам, в одиночку. Он не создавал никаких кампаний, не строил заводов: он просто скупал земли, скупал участки окрестных лесов. Его владения начали простираться очень далеко, на много миль вокруг Твин Пикса. А потом Дуглас Палмер принялся продавать лес пришлым в Твин Пикс людям. Они и пригнали сюда множество лесорубов, построили лесопилки и принялись вырубать окрестные леса. Охотники, которые промышляли в округе, очень сильно возмущались. Но больше всех возмущались не охотники, которые жили дружно с местными индейцами, хуже всех стало индейцам. В лесах появилось полно лесорубов, тут и там стояли их бараки, визжали пилы, падали огромные ели Добсона. Если бы все продолжалось такими же темпами, то от окрестных лесов не осталось бы и следа. Реки бы обмелели, и Твин Пикс находился бы в пустыне. Но…

Дэйл Купер приподнял свою голову, оторвав взгляд от чашки с кофе, и внимательно посмотрел в почти бесцветные водянистые глаза старика Хилтона. Тот вытащил из кармана большой ярко-красный носовой платок, вытер подрагивающие губы и слезящиеся глаза. Он долго складывал платок и, наконец, спрятал его в нагрудный карман своего черного длинного плаща. — Так вот, Дуглас Палмер завладел почти всеми окрестными лесами. Он начал выгонять индейцев и многие из них просто умерли с голода. И тогда, это мне рассказал человек, которому я всегда верил, и вот тогда индейцы собрались на свой совет…— Так что, может, индейцы сожгли дом Палмеров? — Нет, индейцы не сжигали дом Палмеров, но они помогли привидению. — Как? Как индейцы могли помочь привидению? — Они вызвали это привидение, оно пришло и дотла сожгло дом Палмеров. Индейцы, как я знаю, сварили какие-то снадобья, очень долго молились своим богам, приносили им жертвы. Они очень хотели избавиться от Дугласа Палмера, но они не хотели его убивать, они просто наслали привидение. — Все это, конечно, очень интересно, мистер Хилтон, но как-то я в :»то не очень верю. — Ну что ж, я рассказываю не для того, чтобы вы верили, мистер Купер, а для того, чтобы вы знали, для того, чтобы вы были знакомы с кое-какими фактами. Так вот, дом Палмеров и все накопленные им сокровища сгорели. Семья осталась жива. В огне не погиб ни один человек. Мистер Палмер был страшно огорчен, он долго лежал в беспамятстве. С ним случился страшный нервный припадок, и все говорили, что в Дугласа вселился бес. В связи с этим и жене Дугласа пришлось обратиться к индейцам. Пришел, знаете кто? — Кто? — Пришел дед Хогга — помощника шерифа. Он был колдуном в индейском племени, и он изгнал беса из души Дугласа Палмера. После этого Палмеры отстроили свой дом. Земли они вернули индейцам, но не все. Огромный участок оставался за ними. Иногда с Дугласом Палмером случались странные вещи: он голый бродил по окрестностям Твин Пикса, бегал по лесу. И самое интересное -он ничего не помнил. Все это продолжалось недолго, правда, жители Твин Пикса боялись старого Дугласа, дети перестали ходить в лес, потому что их родители были напуганы этим злым человеком. — Так что, мистер Хилтон, вы хотите сказать, что дед Лиланда Палмера и прадед Лоры Палмер был одержим дьяволом? — Нет, не совсем, чтобы был одержим дьяволом, но что-то там было очень подозрительно. Несколько раз я видел, как его связывали врачи, как ему делали уколы. Но все это не помогало. И вновь приходилось вызывать старого индейского колдуна, который вливал в рот Дугласу снадобье из трав, накрывал его старыми шкурами убитых животных, осыпал какими-то сухими травами… И на несколько месяцев, иногда и до полугода, темные силы покидали Дугласа, и он становился нормальным. А сейчас, мистер Купер, я вам расскажу еще одну историю. Она тоже может показаться вам очень странной, и вы можете подумать, что я бросился в воспоминания, потому что мне нечего больше вам сказать. Но знаете, если покопаться в моих воспоминаниях, то там ведь есть очень много интересного. — Да нет, мистер Хилтон, я совсем так не думаю. Я не хочу вас обидеть, рассказывайте, пожалуйста.

Старик отхлебнул виски, вытащил свой большой красный платок, протер губы и продолжил рассказ. — Да, сейчас я вам расскажу о своем детстве и еще об одном странном человеке, который жил у нас в Твин Пиксе. Но начать следует с другого. — Да-да, я вас слушаю, рассказывайте. — Твин Пикс — город не очень старый. Но когда я его узнал, он уже устал от долгой жизни. В дождь улицы раскисали, и под ногами хлюпала рыжая глина. Тротуары заросли травой, здание суда на площади осело и покосилось. Почему-то в те времена было жарче, чем теперь и черным собакам приходилось плохо. На площади тень старых елей Добсона не спасала от зноя. Крахмальные воротнички мужчин уже размокали к десяти утра. Дамы принимали ванны около полудня, затем после дневного сна -в три часа, но все равно к вечеру походили на сладкие булочки, покрытые глазурью с пудрой и потом. Тогда уже Твин Пикс славился своим вишневым пирогом…— О, да, вишневый пирог у вас что надо. — А вот люди в те годы двигались довольно медленно. Разгуливали по площади, обходили одну лавку за другой, все делали с расстановкой, не торопясь. В сутках были те же двадцать четыре часа, но казалось — больше. Никто никуда не спешил, потому что идти было некуда, покупать нечего, да и денег ни гроша и ничто не влекло за пределы нашего округа. Это было время смутных надежд. Незадолго перед тем нашему округу объяснили, что ничего не надо страшиться кроме страха. Эти слова из речи президента Франклина Рузвельта, думаю, вам знакомы. Наш дом стоял тогда на главной улице, в жилой части города. На лето к нам в Твин Пикс из соседнего штата привозили моего двоюродного кузена Джимми. Он был сыном брата моего отца. Этот парень был очень любопытным и все хотел знать. Но вообще, эта история несколько о другом. В одном из домов нашего городка жил мистер Дикси. Вот этот дом и околдовал моего кузена, потому что все в Твин Пиксе говорили, что в этом доме живет страшное и ужасное существо -страшилище, так говорили у нас в Твин Пиксе. Мы не очень-то в это верили, потому что никому из нас не удавалось увидеть это страшилище своими глазами. — Да что вы говорите? Что-то у вас слишком много для одного городка всяких привидений и страшилищ? — Почему много? Совсем нет. Бывает больше, я думаю,-старик Хилтон на минуту задумался. — Так вот, мистер Купер, дом Дикси стоял в том месте, где улица, к югу от нас, описывает дугу. Если идти в ту сторону, то, кажется, что вот-вот упрешься в их крыльцо, но тут тротуар поворачивал и огибал их участок. Дом был низкий, когда-то выбеленный известкой, с большой террасой и зелеными ставнями. Но давно-давно уже облез и стал таким же грязно-серым, как и весь двор. Прогнившая дранка свисала с крыши террасы, густые ели Добсона не пропускали солнечных лучей. Поредевшие колья забора, шатаясь, как пьяные, ограждали двор перед домом. Двор никто никогда не подметал и он весь зарос сорной травой. Так вот, в этом доме обитал злой дух — так все говорили. Но мы с моим братом никогда его не видели. Говорили, что этот страшный злой дух выходит по ночам когда нет луны и заглядывает в чужие окна. Если вдруг похолодает, и у кого-то мерзнут цветы — значит, на них дохнул злой дух. Все мелкие тайные преступления, какие только совершались тогда в Твин Пиксе — это его рук дело. Как-то на город посыпались, одно за другим непонятные и устрашающие происшествия: кур, кошек и собак находили поутру жестоко искалеченными. И хотя виновником оказался совсем другой человек, которого звали Сумасшедший Билл -он потом утонул и водопаде — все всё равно по-прежнему косились на дом Дикси, словом, не хотели отказываться от первоначальных подозрений. Ни один лесоруб не решался ночью пройти мимо этого дома — уж непременно перейдет на другой тротуар и начнет насвистывать для храбрости. Рядом с домом росли высоченные деревья, спелые орехи сыпались с их ветвей прямо на школьный двор, Но никто к ним не притрагивался — орехи Дикси ядовиты. А если вдруг залетал мяч, то он пропадал безвозвратно и о нем никто никогда не заикался. — Да, странные истории вы рассказываете, мистер Хилтон. — Не перебивайте, пожалуйста, меня, я расскажу дальше. Тайна окутала этот дом задолго до того, как родился я и как родился мой двоюродный брат. Перед семейством Дикси всегда были открыты все двери в городе, но они держались замкнуто — грех в Твин Пиксе непростительный. Сам Дикси и все члены его семьи не ходили в церковь, хотя в Твин Пиксе это самое главное развлечение, я думаю, вы это уже поняли. А молились богу у себя дома, можно было пересчитать по пальцам случаи, когда миссис Дикси выходила из дому, чтобы выпить чашку кофе с соседкой. А на собраниях миссионерского общества ее не видели ни разу. Мистер Дикси каждое утро в половине двенадцатого отправлялся в город и уже через полчаса возвращался, иногда с пакетом в руках, с продуктами из бакалейной лавки, как догадывались соседи и мы, детишки. Я так и не понял, как старик Дикси зарабатывал свой хлеб. Но мой брат мне объяснил, что он перепродает лес. У нас так в Твин Пиксе говорили о тех, кто бьет баклуши. По воскресеньям двери и ставни у Дикси были закрыты, тоже наперекор твинпикскому обычаю — у нас закрывают двери только, когда очень холодно или если кто-нибудь заболел. А по воскресеньям в Твин Пиксе такой обычай — все делают визиты. Так было, когда я был еще ребенком. Женщины ходили в корсетах, мужчины в пиджаках, дети в башмаках, но никто из соседей в воскресный день не поднялся бы на крыльцо Дикси и не окликнул бы его «Привет». Двери у них были сплошные. Я как-то спросил у своего брата, был ли когда-нибудь кто-нибудь у Дикси, но он сказал, что не знает. И этот же вопрос мы задали одному уже взрослому парню. Он ответил, что вообще никто и никогда не заходил в дом Дикси. Рассказывали, что когда младший сын Дикси был подростком, он свел дружбу с каким-то многолюдным и загадочным племенем, обитавшим на севере нашего округа. И впервые за всю историю Твин Пикса они сколотили что-то вроде шайки. Они не так уж много буянили, но и этого было достаточно, чтобы о них судил и рядил весь город, а священник увещевал их с церковной кафедры. Парни слонялись возле парикмахерской. По воскресеньям ездили в соседний городок, к канадской границе, ходили на танцы и в известный всему округу игорный притон, который тоже был у канадской границы, и даже пробовали пить виски. Ни один человек в Твин Пиксе не отваживался сказать мистеру Дикси, что его сын связался с дурной компанией. Но однажды, все же, люди вошли в дом Дикси. — Вошли? — переспросил Купер. — Да, вошли. Их сын вляпался в одну очень нехорошую историю, связанную с пожаром в соседнем штате. Приехал шериф, судья и еще несколько лесорубов, постучали в дверь и вошли в дом. И вот тогда шерифу Твин Пикса, стоящему у стола, разговаривающему со старым Дикси, что-то воткнулось в ногу. Шериф закричал, пригнулся и увидел под столом страшного карлика. У этого карлика были длинные и светлые волосы. Лицо у него было как у взрослого человека. Он сидел и что-то вырезал ножницами из оберточной бумаги и эти же ножницы он воткнул в бедро шерифу. Карлика вытащили. Мистер Дикси неохотно объяснил, что это его сын. Тогда все и стало на свои места, тогда все и стало понятно. Многие вещи вытворял вот этот карлик. Он по ночам вылезал на улицу, бегал по Твин Пиксу резал кошек, собак, душил кур. Все сразу же поняли что к чему. Конечно, сослались на то, что этот карлик — совершенно сумасшедший и не в своем уме. Его хотели забрать в сумасшедший дом, но мистер Дикси настоял на том, чтобы его оставили дома. Человек он был со средствами и смог убедить шерифа и семью, что его сын ни при чем. — Извините, мистер Хилтон, — Дэйл Купер уже допил свой кофе и съел пирог, — извините меня, но я не совсем понимаю какая связь между вашей историей, пожаром на лесопилке Пэккардов, убийством Лоры Палмер, карликом, сидящим под столом у этого вашего Дикси… А кстати, где они сейчас? — Кто? Дикси? Дикси уехали из Твин Пикса лет 65 тому назад. Так что о них никто ничего не знает. — Да? Тогда зачем вы мне все это рассказали? — А это совсем другой вопрос. Смотрите, — старик Хилтон полез во внутренний карман своего черного двубортного сюртука и вытащил оттуда сложенный вчетверо белый лист бумаги.

Он долго дрожащими пальцами разворачивал его, разглаживал, потом перевернул и показал Дэйлу Куперу. — Смотрите внимательно.

Дейл Купер увидел ксерокопию портрета мужчины, того, которого они безуспешно разыскивали. Этими портретами был заклеен весь Твин Пикс. Их почтальон опустил в почтовые ящики всем горожанам.

Так что вы хотите сказать, мистер Хилтон?

Я хочу сказать, что вот этот человек и тот карлик, который жил под столом у старого Дикси — одно и то же лицо. Во всяком случае, они очень похожи. — Карлик? — от этой мысли у Дэйла Купера вздрогнули руки. — Карлик, карлик и мужчина — одно и то же лицо? Послушайте, мистер Хилтон, так, сколько лет назад, вы говорите, уехал мистер Дикси из Твин Пикса? — Шестьдесят пять лет. — Шестьдесят пять лет? А портрет сделан пять дней назад. Этого не может быть, этого просто не может быть. — Что ж, не может, так не может, — сказал старик Хилтон, — но мне кажется, что в этом мире могут случаться и еще более странные вещи. Так что, мистер Купер, мне кажется, не стоит ничему удивляться. — Спасибо вам, мистер Хилтон, я подумаю обо всем этом. — Конечно, стоит задуматься.

Старик встал со своего места, полез в карман, чтобы достать деньги, но специальный агент взял его за руку. — Не надо, мистер Хилтон, я уплачу. Хоть как-то я смогу отблагодарить вас за помощь. — Нет, что вы, мистер Купер, Хилтоны всегда платили за себя сами. Так что не надо.

Старик вытащил из кармана банкноту с надорванным краем, развернул, посмотрел ее на свет и положил на стол. — Всего доброго, мистер Купер. — Всего доброго. Спасибо вам, мистер Хилтон. Я думаю, эта наша встреча -не последняя. Мы еще встретимся с вами и поговорим. — Конечно, мистер Купер.

Когда прозвенел звонок входной двери и мистер Хилтон исчез на улице, Дэйл Купер обхватил голову руками и задумался. — Странные истории, — сказал он сам себе, — очень странные. И мне кажется, что здесь есть какая-то связь. Ведь недаром старик Хилтон рассказывал их мне.

Дэйл Купер обратил внимание на зеленую банкноту, оставленную стариком Хилтоном. Он аккуратно взял ее, развернул и присмотрелся: банкнота была очень старого образца, такие уже почти не ходили, и видеть их можно было очень редко.

«Да, и деньги, какие у этого старика Хилтона старые, да и сам он такой, как будто прожил на этой земле тысячу лет. Все ему видятся призраки, темные силы. Хотя, преступления никогда не совершают призраки. Преступления -это удел реальных живых людей. И любое преступление совершается по реальным мотивам: деньги, ревность, любовь, политика… Просто так в этом мире ничего не делается».

Дэйл Купер вытащил из нагрудного кармана своего пиджака неизменный черный диктофон. Он несколько мгновений вертел его в руках, как бы думая, что сказать Даяне, хотя он знал, ему есть что сказать. Но с чего начать? Поверит ли, поймет ли Даяна то, что он сейчас скажет?

К столу подошла Норма. — Мистер Купер, может, вам еще кофе и пирога? — Нет, Норма, спасибо. А вот деньги, которые оставил вам старик, мистер Хилтон.

Норма взяла деньги, посмотрела на купюру. — Знаете, мистер Купер, ведь этот старик всегда рассчитывается со мной старыми банкнотами. — Да? -удивился Купер. — Да. Что бы ни покупал, он всегда достает из кармана старые надорванные деньги и отдает их нам. — И что? Вы их всегда берете? — Конечно, а что нам остается. Не хочется обижать старого человека, вот и приходится брать. А потом возникают проблемы. — Понятно. Спасибо, Норма, кофе мне больше не хочется.

Норма приветливо улыбнулась, взяла блюдо, кофейник, чашку и ушла на кухню.

Дейл Купер щелкнул кнопкой диктофона. — Даяна, Даяна, ты меня слышишь? Я уже тринадцать дней в Твин Пиксе. Тебе не кажется, что это странное число? Тринадцать дней… Преступление все еще не раскрыто. Я уже в третий раз встретился со стариком Хилтоном, и он в третий раз рассказывает мне странные истории. Вот сегодня он рассказал мне о предках Лоры Палмер, о том, что в сорок шестом году сгорел их дом, что его поджег не реальный человек, а какие-то потусторонние силы, какое-то приведение. Возможно, все это и правда, а возможно — нет. Я еще не знаю ответа на этот вопрос. И еще, Даяна, старик Хилтон сказал, что карлик, живший шестьдесят пять лет назад в Твин Пиксе очень похож на мужчину, которого разыскивает вся полиция округа. Ты меня слышишь, Даяна? На этом я заканчиваю свою запись. Всего доброго. А знаешь, Даяна, вишневый пирог и черный кофе в Твин Пиксе по-прежнему прекрасны. Обслуживают здесь приветливо, с улыбкой и большим уважением. И мне начинает казаться, что я, как и старик Хилтон прожил здесь уже тысячу лет и что я знаю всех его жителей, их далеких и близких родственников и бывал почти в каждом доме. Меня уже мало что здесь удивляет. Я привык к этим огромным зеленым мохнатым елям, я даже знаю, как они называются — ели Добсона. Ну, все, Даяна, мне пора в полицейский участок. Меня ждет шериф, его помощник и, возможно, пришли какие-то сообщения из управления. Возможно, Альберт Розенфельд смог кое-что открыть и его открытия очень могут нам помочь разобраться во всем том загадочном, что здесь происходит. Да, Даяна, поинтересуйся, пожалуйста, какие травы и какие растения, из произрастающих в окрестностях Твин Пикса, обладают наркотическим воздействием. Возможно, это очень пригодится в дальнейшем расследовании. И вообще, подобная информация никогда не помешает. А если сказать честно, то мне уже страшно хочется отдохнуть, ведь я работаю две недели без перерыва. Хочется отдохнуть… А самым большим счастьем для меня была бы поездка в Тибет. Я страстно желаю увидеть белоснежные вершины, увидеть синее небо над горами, попробовать сосредоточиться на самом главном, на том, что является смыслом существования на земле. Даяна, ты меня слышишь? Мне кажется, я подхожу к разгадке самого важного: к разгадке того, зачем человек появляется на свет. И еще: у меня предчувствие, что старика Хилтона скоро не будет. У него на руках я заметил едва видимые розовые пятна. Такие пятна мне приходилось уже видеть. Но это так, к слову, это как запись в дневнике, которая потом может мне очень сильно помочь, может натолкнуть на мысль. Все, Даяна, пока. Спешу в полицейский участок».

Дэйл Купер выключил диктофон, сунул его в карман, перебросил через руку свой светлый плащ, подошел к стойке.

Он расплатился с Нормой, которая снова ему приветливо улыбнулась. — Заходите, мистер Купер, завтра у нас будет не вишневый пирог, а черничный. Он тоже очень хорош. — Нет, Норма, я поклонник вишневого пирога. — Ну, все равно, заходите, завтра будет и вишневый. Дэйл учтиво поклонился Норме, та приветливо улыбнулась.

В двери специальный агент ФБР обернулся, и ему внезапно показалось, что за столиком, где он только что беседовал со стариком Хилтоном, сидит какой-то мужчина: джинсовая куртка, длинные светлые волосы. Но стоило Дэйлу на мгновенье прикрыть глаза, моргнуть, как видение исчезло.

«Наслушаешься всякого, а потом мерещится разная дрянь,-подумал Дэйл Купер,-но нет, слишком реально, слишком похоже на правду…»



Глава 14 | Твин Пикс: Кто убил Лору Палмер | Глава 16