home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 12


Неужели будет погоня? — Хогг вспоминает об индейской тропе. — Одри на какое-то время приходит в сознание, но объясняться со специальным агентом не спешит. — Ну и трудная дорога! — Как пересечь границу, оставшись незамеченным. — Впереди горят огни Твин Пикса. — Хогг бежит за врачом. — Донна и Джозеф не спешат расставаться. — Признание в любви. Естественно, в вечной и нерушимой.


Дэйл Купер с Одри Хорн на плече, которая еще не пришла в себя, выбежал на автостраду. Следом за ним выскочили шериф Гарри Трумен и Хогг. — Скорей, скорей, — торопил Хогг, — сейчас в казино спохватятся, и за нами будет погоня. Мы должны оторваться.

Гарри Трумен всмотрелся в ночь. — Да, Хогг, стоит нам оторваться на одну милю, и нас они больше не найдут. — Погоди, шериф, по какой дороге мы сюда приехали? — Как по какой? По автостраде. — Да? По автостраде, по-моему, слишком долго. — У тебя есть другое предложение, Хогг? — Да, у меня есть верная тропа. — Слушай, ты что, предлагаешь ехать на машинах через лес? — Да, через лес. Тогда нас никто не догонит. — Дэйл, ты слышишь, что предлагает Хогг? — Да, нам нужно отсюда скорее уносить ноги.

Хогг подбежал к Дэйлу и помог уложить Одри на заднее сиденье своего автомобиля.

Гарри, ты поедешь за нами следом. Веди машину очень внимательно, дорога не из легких. — Какая дорога? Мы что, поедем не по автостраде? — Нет, мы поедем по старой индейской тропе, которая носит название «Лосиная». — Слушай, так ведь на карте нет никаких троп? — На карте? На карте такие дороги не обозначаются. Эта дорога есть только в моей памяти. Когда-то мой дед водил меня по ней, и она сохранилась до наших дней. По ней я и смог так быстро добраться к казино. — А-а, понятно, — ответил шериф. — Послушай, Хогг, а этот нож тебе тоже достался от предков? — Да, с этим ножом мой дед ходил на медведя. — Не позавидую этим медведям, которые встречались твоему деду на Лосиной тропе. — Хватит разговаривать, шериф, давайте быстрее уносить ноги.

Мужчины быстро загрузились в машины и Хогг, с места набрав огромную скорость, помчался по автостраде. В одном, только ему заметном месте, он притормозил, резко свернул вправо, и машина оказалась в густом, почти непроходимом лесу. Шериф, который ехал следом, чертыхался, как мог, потому что он не мог сообразить, как Хогг ориентируется среди этих непролазных чащоб, как его автомобиль, петляя, находит дорогу, не цепляется за деревья и ни во что не врезается. — Да, с помощником мне повезло. Хогг — настоящий проводник, на него можно положиться.

А Хогг, пристально вглядываясь в ветровое стекло, крутил руль то вправо, то влево. Автомобиль бросало из стороны в сторону, но он все равно двигался сквозь лес.

Густые ветви елей стучали по крыше, по ветровому стеклу, загораживая дорогу. И даже специальный агент ФБР Дэйл Купер несколько раз зажмурил глаза от страха, думая, что вот-вот их полицейский джип свалится в пропасть. Дэйл поддерживал Одри, которая так и не пришла в сознание. Он расстегнул блузку на ее груди, слегка приспустил стекло, чтобы в кабину залетал свежий ветер. — Одри, Одри, — кричал Дэйл Купер.

Девушка шевелила губами, что-то шептала. Дэйл склонил к ней свою голову и попытался услышать, какие слова произносит Одри. Ему показалось, что она называет его имя. — Одри, Одри, — склонившись к уху девушки, зашептал Дэйл. — Дэйл, Дэйл, ты со мной, я счастлива, я рада, что он услышал мои молитвы. Я так тебя звала…

Глаза девушки открылись и она, как бы ничего не понимая, посмотрела на специального агента. Дэйл Купер приподнял рукав ее белой кружевной блузки, увидел следы уколов на сгибе ее руки. — Боже, Хогг, они кололи ее наркотиками, кололи, чтобы она все время находилась в забытьи. — Да, эти сволочи умеют это делать. — Послушай, а как ты узнал, что мы поехали в казино «Одноглазый Джек»?

Хогг хмыкнул и еще сильнее надавил на педаль газа. Машину затрясло, и она с ревом начала подниматься в гору. — Хогг, так ты не ответил на мой вопрос. Как ты узнал? — Специальный агент, я же сказал, что вы и мой шериф совершенно не умеете хранить тайны. — Да, это я слышал, — перекрикивая шум мотора орал специальный агент, — но как ты все-таки узнал? — Это было несложно: я увидел план на вашем столе и еще я увидел, как пристально вы рассматривали карту. — Ну и что? Мало ли куда мы могли поехать и мало ли о чем мы могли говорить? — Да, только я заметил еще, как вы взяли одежду для этого путешествия, и какую одежду, и тут же определил, куда и зачем вы собрались. — Спасибо тебе, Хогг, ты нас по-настоящему выручил. — Ну что ж, специальный агент, я думаю, что вы когда-нибудь вернете мне долг. — Обязательно, Хогг, при первом же удобном случае. Две машины тяжело и натужно ревя моторами, взобрались на перевал. — Так это и есть Лосиная тропа? — поинтересовался Дэйл. — Да. — И что, по ней ходят лоси? — Да нет, специальный агент, просто когда-то, может быть, тысячу лет тому ее назвали так мои предки. Возможно, по ней и ходили эти красивые животные. — Хорошо, Хогг, что ты знаешь здесь все дороги. — Да, неплохо. Как там Одри? — Хогг оглянулся на девушку. — Ей очень плохо, Хогг, ее явно накачали наркотиками и теперь неизвестно, когда она придет в себя. — Да, — промолвил Хогг, не зная, что посоветовать Дэйлу.

Специальный агент вновь склонился над Одри. Та еще была в забытьи. Дэйл сначала хотел вновь попробовать привести ее в себя, но передумал: «Пусть она лежит. Может, ей станет легче».

Дэйл как можно удобнее устроил голову Одри у себя на коленях. Машину страшно трясло, и Дэйл придерживал Одри руками. Та вздрагивала в бреду, шептала, вскрикивала, а Купер гладил ее по голове, пытаясь успокоить.

Хогг спустил машину на тормозах с крутого склона. Гарри Трумен чуть не врезался в их джип на спуске. Хогг немного улыбнулся, глядя как шериф не может вывести машину из большой лужи. Но все-таки Гарри Трумен сумел выбраться на сухое, и их машины выехали на открытую местность. — Послушай, Хогг, — спросил Дэйл. — Да. — Где мы сейчас? Я уже перестаю ориентироваться. — Ну, мы уже не так далеко от дома. — Что, мы уже пересекли границу? — Давно, еще на перевале, — спокойно ответил Хогг. — Ну, вот и отлично! — воскликнул Дэйл, — теперь нам ничто не угрожает — мы на своей территории.

Но первый восторг Дэйла Купера прошел. — Хогг, я думаю, теперь все будет не так просто. — Почему? — Я думаю, в казино нас засекли, и теперь будут знать кто мы такие. Представляешь, какие разборки начнутся в ФБР? Специальный агент действует на чужой территории, за границей…— Да бросьте, майор Купер, ничего страшного нет. Вы же сами говорили, что если дело касается наркотиков, вам все равно, чья юрисдикция на этой территории. — Конечно, — сказал Дэйл, — я смогу выкрутиться, главное, ведь, результат. — К тому же, — сказал Хогг, — вряд ли владельцам казино захочется выносить эту историю для широкого обсуждения, потому что если посетители узнают, что тут появляются агенты ФБР и полиция, то вряд ли решатся еще раз приехать в это злачное место. — Конечно, репутацию мы им подпортили, — усмехнулся Дэйл.

В этот момент Одри вновь открыла глаза. — Где мы, Дэйл? — прошептала она. — Успокойся, все хорошо. Мы едем к твоему отцу. — Нет! Нет! — зашептала Одри. — Но почему? Он же сам просил меня приехать за тобой. — Нет, я не хочу его видеть, — на глазах Одри блеснули слезы.

Одри приподнялась на локти и попыталась сесть. Но она была так слаба, что оставила эту попытку и вновь легла головой на колени Дэйлу Куперу. — Ты не хочешь видеть своего отца? — изумился специальный агент.

Одри замялась. Ей тяжело было бы рассказать Дэйлу о всем том, что произошло в публичном доме. — Одри, но в чем дело, мне-то ты можешь сказать? — Нет, специальный агент, — покачала она головой, — именно вам я и не могу сказать об этом. — Но что ты там делала вообще? Ты можешь объяснить? Тебя похитили? — Нет. Я хотела помочь вам.

Силы вновь оставили девушку и ее голова бессильно откинулась в сторону. Дэйл Купер не стал дальше расспрашивать Одри. Он понимал, что ей тяжело вспоминать, тяжело говорить.

Гарри Трумен еле поспевал за машиной Хогга. Наконец, они подъехали к автостраде. Но повсюду откос был таким высоким, что взобраться на него не представлялось возможным.

Машины, переваливаясь с бока на бок, пробирались к кюветам. Наконец, они подъехали к развязке. Джип Хогга, натужно ревя, взобрался на укрытый густой высохшей травой откос и покатился по бетонной полосе.

Гарри Трумен разогнал машину, насколько было возможно, но лишь только передними колесами коснулся обочины, как вновь начал сползать в кювет. Шериф стал сигналить. Он подумал, что Хогг не заметил того, что он отстал. Хогг развернул машину и подъехал к шерифу, который доставал трос. — Парни, давайте все делать быстрее! — выбрался из машины Дэйл, — Одри совсем плохо, ее нужно срочно привезти в город. — Сейчас, сейчас, — Хогг завел трос на сцепку своего джипа и, казалось, почти без видимых усилий его машина вытащила машину шерифа на дорогу. — Ну, все, теперь уже никаких препятствий впереди нет.

Они понеслись по ночной дороге. Мелкий дождь сыпал на ветровые стекла, мерно двигались стеклоочистители. Наконец, впереди замелькали огни. Дэйл облегченно вздохнул. — Ну вот, все. Мы почти что приехали. Твин Пикс. Хогг посмотрел на специального агента. — Ну, как там Одри? — По-моему, ей немного лучше. — Да, — покачал головой Хогг, — ее, наверное, укачало в машине. — По-моему, Хогг, мы можем один другого поздравить. — Конечно, операция прошла отлично.

Дэйл призадумался. — Да, и мы сделали даже больше, чем я надеялся. Деньги мистера Хорна у нас, Одри у нас. — Единственное, чего мне не хотелось делать, так это убивать охранника, — признался Хогг. — Потому что индейцу можно убивать только на войне или на охоте. — Но Хогг, по-моему, это и есть настоящая война. — Я бы иначе и не поступил, — ответил помощник шерифа, — там, где наркотики, там всегда война. Она никогда не кончается. — Нет, Хогг, я надеюсь, что все-таки мы окончим эту войну, хотя бы в Твин Пиксе. Мы очистим ваш город от этой дряни. — Не знаю, — покачал головой Хогг, — по-моему, дело еще не сделано.

Специальный агент ФБР бегом вбежал на лестницу, несмотря на то, что нес на себе Одри. Шериф Гарри Трумен и Хогг еле поспевали за ним. Вбежав в комнату, Дэйл Купер осмотрелся. — Вот сюда, сюда, — показал рукой Гарри Трумен. Дэйл опустил Одри на кровать и склонился над ней.

Девушка бессвязно шептала. Дэйл наклонился еще ниже в надежде расслышать ее слова. Но он никак не мог разобрать, кого зовет Одри.

Шериф Гарри Трумен приложил палец к губам. — Тише, Хогг, не шаркай так.

Дэйл напряг весь свой слух. — Папа, папа, — чуть слышно прошептала Одри. И тут Дэйл Купер взял себя в руки. Профессионал поборол в нем чувства. Он нащупал пульс девушки и поднял глаза на Хогга, как бы ища в нем поддержки. — Пульс нормальный.

Хогг кивнул головой. Дэйл Купер приподнял веко Одри. — Зрачки расширены.

Он закатал рукав блузки Одри и вновь посмотрел на следы уколов. — Да, Хогг, это нам не показалось. Ее кололи, скорее всего, героином. — Дэйл, мы можем сейчас привести ее в чувство? — спросил Гарри. — Боюсь, что нет. Дыхание прерывистое и очень неглубокое. — Может быть, вызвать врача? — предложил Хогг. — Конечно, но он быстро не приедет и вряд ли сможет чем-нибудь помочь. Главное — не дать ей сейчас заснуть. — Одри, Одри, не спи, — принялся трясти девушку специальный агент.

Гарри Трумен пробормотал: — Бедная…

Одри раскрыла глаза, и по ее лицу было понятно, что Дэйла она не видит. — Папа, папа, — прошептала она. — Ты видишь меня? — Папа, папа, — она приподнялась, как бы ожидая ответа.

Дэйл Купер молчал.

Одри вновь прикрыла глаза. — Ты не должна засыпать! Одри, слышишь? — почти истерично выкрикнул Дэйл. — Папа, — улыбнулась Одри, — ты меня услышал. Теперь ты сможешь меня поймать.

Дэйл Купер удивленно посмотрел на Гарри. Он не понял, что имела в виду Одри, говоря о том, что отец может поймать ее. — Я лисичка и у меня есть домик. Ты сможешь меня поймать, папа…— Что за ерунду она несет? — изумился шериф. — Не знаю, это бред и вряд ли она скажет сейчас что-нибудь связное, главное — не дать ей уснуть. — Одри, Одри, — вновь принялся кричать Дэйл и трясти ее за плечи, — слышишь, не засыпай! — Папа, — шептала она. — Одри, тебе нельзя спать. — Ты даже не представляешь, какой у меня сейчас тяжелый язык…— Одри, не засыпай!

Слова девушки становились все тише и тише, она шептала: — У меня такое впечатление, что мне в рот засунули руку, такой у меня тяжелый язык…— Одри, не спи, — пытался привести в себя девушку специальный агент. — Мне больно… Как мне больно… — Одри принялась извиваться.

Дэйл Купер с трудом удерживал ее. — Одри, Одри, успокойся. — Как мне больно… — шептала девушка.

Она на мгновенье раскрыла глаза, и ее невидящий взгляд скользнул по Дэйлу Куперу. — Как мне больно… Я прямо изнемогаю… О боже, как мне больно… Черная стужа… я не могу дышать…— Одри, Одри, только не засыпай, только не засыпай, — кричал Дэйл Купер.

А Одри вновь бредила. Она вспоминала отца, но ее слова становились все менее связными. — Я тону… Помогите… Вокруг меня черная вода, я вижу водоросли, рыб…— Не спи, только не засыпай.

Девушка, казалось, начала проваливаться в сон. — Одри, только одно, прошу тебя, — шептал ей в самое ухо Дэйл Купер, — не засыпай. — Черные водоросли… Черная стужа… Холодная вода… Медленные рыбы… Все колышется, я тону, спасите! Спасите меня!

Дэйл Купер, что было силы, сжал ладонь Одри. — Черная вода обволакивает меня. Не надо, не надо меня спасать, мне тут хорошо. — Одри, очнись, я спасу тебя. — Нет… Мне становится тепло, хорошо…-на лице Одри проступала блаженная улыбка.

Шериф присел на корточки рядом с кроватью, на которой лежала Одри. — Дэйл, Хогг уже побежал за врачом. По-моему, от нас тут будет мало пользы. — Только не засыпай, только не засыпай, — шептал Купер. — Вода, водоросли… Рыбы… Мне тепло и хорошо, — губы Одри еле заметно шевелились. — Гарри, я боюсь, что мы потеряем ее, — признался Дэйл Купер. — Не думай, не думай сейчас об этом, Дэйл, — ответил шериф, — думай, как ее спасти. Ведь мы же с тобой думали только об этом весь день, понимаешь? — Конечно, Гарри, как тут не понять. — Я тону, я под водой… — прошептала девушка. — Я вижу, как навстречу мне плывут рыбы. Я — русалка. Свет меркнет, делается темно…— Одри! Одри! — закричал Дэйл Купер, — я с тобой, Одри, очнись. Одри!

И тут Одри вздрогнула. Она вновь открыла глаза. На этот раз ее взгляд был осмысленным. Она некоторое время с недоверием и недоумением смотрела на Дэйла, как будто видела его впервые, как будто не разговаривала с ним в машине. На какое-то время наркотик отпустил ее мозг. — Дэйл, — воскликнула Одри и бросилась ему на шею, — я молилась, Дэйл, молилась не богу, а тебе. Молилась, чтобы ты пришел.

Дэйл ласково погладил Одри по щеке. — Одри, я счастлив, понимаешь? Как я счастлив! — Я молилась, Дэйл, и ты пришел. Ты здесь. — Конечно, Одри, конечно, — Дэйл покрепче прижал к себе девушку. — Одри, ты снова вернулась, правда? — Конечно, я больше не попаду в эту противную темноту. Я вновь не опущусь туда. Дэйл, что со мной?

Слова застряли в горле у Дэйла Купера. Ему страшно было сказать Одри правду. Он боялся признаться даже самому себе в том, что Одри накачивали наркотиками.

А Одри все спрашивала: — Дэйл, Дэйл, что со мной? — Успокойся, дорогая, успокойся, теперь все позади. Теперь все хорошо. Теперь ты со мной и никто не посмеет тебя обидеть.


Донна и Джозеф, проводив Мэдлин домой, стояли под фонарем не в силах расстаться. Они смотрели друг на друга, не зная, как начать новый разговор или как продолжить старый. Ведь им так много чего нужно было сказать друг другу.

Джозеф, увидев, как вздрагивает Донна, снял свою кожаную куртку, подбитую мехом, и набросил на плечи Донны. Девушка благодарно улыбнулась в ответ. И этот нехитрый жест Джозефа как бы разрушил барьер отчуждения, который стоял между ними. — Знаешь, Джозеф…— Что, Донна? — А Мэдлин — очень смелая девушка. Я даже не ожидала от нее…— Да, Донна. Мэдлин — наш настоящий друг. И мы, мне кажется, не имеем права рисковать жизнью посторонних людей. — Но, Джозеф, ведь Мэдлин нам не посторонняя.

Она сестра Лоры. — Я понимаю, она сестра Лоры. Но ведь это мы с тобой втянули ее во всю эту историю. Ведь это из-за нас с тобой доктор Лоуренс Джакоби попал в больницу? — Да, Джозеф, это все произошло из-за нас, из-за нашей неосмотрительности. Джозеф, ты понимаешь, у нее в руках был дневник Лоры. — Да? Она держала его? — Да, она вытащила его из тайника, но не успела убежать. — Так это та красная тетрадь в кожаной обложке, которая упала? — Да, да, это дневник Лоры Палмер. — А ты откуда знаешь, что это дневник? — Я видела. Там рукой Лоры написано имя, фамилия. Я видела, я по почерку знаю, это ее дневник. — Хм, интересно. Почему же ты не сказала мне раньше, что у этого Гарольда есть дневник Лоры Палмер и то, как он к нему попал? — В общем, это странная история. Я о ней не все знаю, но я абсолютно уверена в том, что это настоящий дневник Лоры Палмер.

Джозеф пожал плечами. Холод уже начал проникать под рубашку. — Но ведь этот сумасшедший Гарольд мог ее убить? — Да, Джозеф, все получилось ужасно глупо. — Но ведь ты, ты, Донна, знала, что он за человек? — Нет, Джозеф, откуда я могла знать… Откуда я могла знать, что Гарольд такой… такой странный? — Но ты же сама говорила, он не такой как мы все. — Ну, это я… это я специально, я престо очень разозлилась на тебя, на Мэдлин и мне хотелось сказать что-нибудь резкое, чтобы вы задумались о том, как себя ведете. — У тебя получилось, даже чересчур. — Прости меня, Джозеф, я не хотела обидеть ни тебя, ни Мэдлин. — Ясно. Ясно, Донна. Я тоже, честно говоря, об этом не думал.

Они прошли несколько десятков шагов и остановились у черного мотоцикла Джозефа. Парень прислонился, присел на мотоцикл. Донна стояла перед ним. Несколько минут парень и девушка молчали. Наконец, Джозеф тряхнул головой. — Знаешь, Донна, после смерти Лоры события начали развиваться так стремительно, как будто камни посыпались с высокой горы. Они увлекли нас и потащили за собой. — Да, так оно все и есть на самом деле. — И вот, Донна, ты меня слышишь? — Да, Джозеф, я тебя слушаю…

По голосу, каким говорил Джозеф, она поняла, что сейчас он скажет нечто очень важное, что-то очень сокровенное. — Помнишь, в ту ночь…— Да, помню. — В ту ночь я понял, что если мы сумеем соединить наши сердца и сбережем наши чувства, то с нами ничего не случится. Я в этом убежден…— И я буду с тобой? — Да. — Ты и я? — Да. Только ты и я. И навсегда. Да, отныне и навеки. Донна, ты слышишь меня? — Джозеф, Джозеф, как давно я ждала этих слов. Повторяй, говори: «Донна, мы навеки будем вместе», — Донна запрокинула голову и подалась к парню.

Джозеф обнял ее за плечи и поцеловал в шею. Девушка прикрыла глаза, обняла его и прижалась тесно-тесно.



Глава 11 | Твин Пикс: Кто убил Лору Палмер | Глава 13