home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 15

Филат долгим взглядом смерил пленников. Хотя достаточно было посмотреть вполглаза, чтобы понять: пребывание на барже не приносило им радости. Выглядели они очень неважно: у одного лицо от побоев превратилось в сине-красный блин, и через махонькие пухлые щелочки глаз взирали злые черные зрачки. Другой тоже наглотался лиха – сломанный нос распух, на рваной нижней губе запеклась кровь.

Филат напоминал стервятника, высматривающего добычу. Брови слегка дрогнули, губы сжались, еще четче обрисовав упрямый рот. Кажется, он определился и подошел к парню с разбитой губой.

– Как тебя зовут? – голос прозвучал вполне дружелюбно.

– Гера.

– Хорошее имя, – спокойно отозвался Филат, – был у меня друг Гера.

Герман на латыни значит единокровный. Мы с тем Герой действительно были, как братья. Жаль, прирезали его на одной пересылке. С тобой же у нас кровушка разная, потому как стоим мы друг напротив друга. Хочешь жить, Гера?

Цепи на ногах печально звякнули.

– Еще бы.

– Понимаю. У тебя единственный шанс на спасение. Но чтобы чудо произошло, ты должен честно ответить на мои вопросы. Первый… только подумай хорошенько. Гера, прежде чем ответить. Кого ты представляешь?

Взгляд у Геры помутился, лицо скривилось. Видно не хотелось ему колоться, но и перспектива полежать на страшном пыточном ложе его тоже не устраивала.

– Этих людей я не знаю. Мы не встречались. Все задания передавались по телефону. Через посредников. Нам надо было просто выяснить состав руководства ГАО.

Филат удивленно поднял брови:

– Состав руководства? Это что же, такая страшная тайна? А разве начальники государственного акционерного общества «Балтийский торговый флот» – засекреченные люди? Да в многотиражке «Балтийское пароходство» можно узнать фамилию генерального директора, и замгенерального директора, и замзама генерального директора! Ты мне, Гера, яйца не крути! Боюсь, разговор у нас с тобой не получается. Повторяю мой вопрос: на кого ты работаешь?

– Не имею понятия. Гадом буду – не знаю!

– Хорошо. Кто посредники?

– Их я тоже не знаю, связь держали по телефону!

– И кто же с тобой расплачивался за работу?

– Они же.

– Интересная ситуация. Ну прямо как в сказке: иди туда, не знаю куда, возьми то, не знаю что. Ты, видно, меня держишь за мудачка – или не очень дорожишь своей жизнью. Может, ты не знаешь, сколько тебе лет?

– Двадцать пять.

– Женат? Дети?

– У меня пацан растет.

Филату показалось, что голос Геры на этих словах немного дрогнул.

– Видишь, как нескладно получается. Мы тебя голо вой в воду, а твой пацан даже не узнает, где папина могилка. Неужели тебе охота умирать за чьи-то интересы?

В лице Геры что-то переменилось.

– А может быть, за собственные интересы, – голос Геры зазвучал жестко. И из лопнувшей губы на воротник рубашки брызнула кровь. – На себе я уже давно крест поставил, но если они узнают, что я раскололся, – так прирежут жену с сыном.

– Вот как ты разговорился! Здорово же тебя напугали.

– Не напугали, просто я знаю здешние порядки.

Филат разозлился. Упрямый Гера начинал его раздражать.

– Ни хера ты не знаешь! Кроме здешних порядков есть еще и московские порядки – которые мне ближе! И по нашим московским порядкам, Гера, тебе в этой жизни уже ничего не словить!

Пленник печально взглянул на Филата:

– Значит, судьба такая. От судьбы не убежишь.

– Ладно, тогда второй вопрос, Гера. Пускай ты не знаешь людей, которые давали тебе указания, – назови места встреч с посредниками!

– Не знаю! Я все сказал, мне добавить нечего! – Гера набычился и закрыл глаза. Видно, он уже принял решение и сделал свой выбор. Филат перевел взгляд на второго. Тот отвел глаза и смотрел в пол. Губы его дрожали. Красный медленно подошел к железному истукану и похлопал рукой по одному из стальных обручей, образовывавших тело «бабы».

Поймав взгляд хозяина, «боцман» втолкнул пленного в железную клеть".

Неожиданно она с лязгом сомкнула крепкие объятия. Парень пронзительно вскрикнул, ужаленный множеством ощетинившихся шипов. А «баба» неумолимо вбирала его в себя все глубже, пока наконец не сомкнулась вовсе.

Красный, держа ручку на рычаге, повернулся к другому пленнику и поинтересовался:

– Знаешь, что бывает с упрямыми людьми? – Он надавил на рычаг. Где-то под ногами послышался глухой скрежет – сработал какой-то дьявольский механизм.

В следующую секунду «баба» раскрылась, и окровавленное тело Геры провалилось в разверзшуюся дыру в полу.

– Погрузка завершена, – хмыкнул Красный. – Через пару деньков твоего неразговорчивого товарища можно будет отправить рыбкам на прокорм. Ну что, Филат, может этого на деревянной койке растянем? Проверим механизмы?

Московский гость покачал головой:

– Не надо, Красный, думаю, этот будет более сговорчивым. Итак, первый мой вопрос, как тебя зовут?

– Семен.

– Семен? – Филат выглядел несколько озадаченным. – Какие неожиданные кренделя подкидывает мне судьба. Именно так звали моего крестного. Славный был мужик, в люди меня вывел. Если бы не его опека, то пришлось бы мне лиха похлебать, а я сейчас, спасибо ему, эполеты на плечах имею. Но вот только и тут некоторая заминка: нет больше незабвенного Семена. Уже третий год пошел, как в сырую землю закопали. Ну а ты, Семен, как долго собираешься жить?

Парень не выглядел испуганным – может, он тоже, как Гера, уже распрощался с жизнью?

– Сколько позволит судьба.

– Может, оно и к лучшему. Так вот, твоя судьба находится в твоих руках.

Или ты расскажешь все, что знаешь, и уйдешь отсюда на все четыре стороны, или можешь сыграть в партизана – разделишь участь Зои Космодемьянской.

– Хорошо. Я скажу, что знаю. Но где гарантия того, что вы не отправите меня вслед за Герой?

– Гарантией будет магнитофонная кассета с записью твоей исповеди. Если она попадет к тому, на кого ты работаешь, так тебя подвесят за яйца. Но, думаю, этого не случится – кассета будет лежать у меня в надежном месте до тех самых пор, пока ты будешь на меня работать.

– Боцман, займись магнитофоном! – крикнул Красный.

– А все готово, – отозвался тот. В руке у него уже болтался кассетник «Шарп». Боцман нажал на кнопку, и кассета медленно завертелась.

– Ну, колись, браток, – улыбнулся Филат. На лбу у Семена выступили капли пота и быстро стекали тоненькими струйками по переносице и щекам.

– Однако, я смотрю, пауза затягивается, – печально заметил Филат. – Мне это не нравится. Боцман, прижми-ка нашему герою пальцы щипчиками.

– Не надо, я все скажу. – встрепенулся Семен. – Спрашивайте!

– Кто стоит за тобой?

– Гера не соврал – я их не видел ни разу. Они нигде не засвечиваются.

Предпочитают действовать через цепочку посредников. Мне известно только, что это очень влиятельные люди.


* * * | Стенка на стенку | * * *