home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



28

Я бы, конечно, сохранил эту тайну, хотя и не люблю тайн. Но, когда мы возвращались от Натальи Павловны, Майка сама навела меня на этот разговор. Она сказала, что на автобазе мы узнали друг друга больше, чем в школе. И это, мол, доказывает, что по-настоящему характер человека раскрывается в столкновении с реальной жизнью.

Это правильная мысль, но общая. В школе мы тоже хорошо знали друг друга. Просто на производстве характер каждого выявился с большей определенностью.

– Взять того же Игоря, – сказал я, – разве мы не знали, какой он есть?

– Как он себя показал с восстановлением машины! – заметила Майка.

Не желая разглашать тайну, я только сдержанно добавил:

– Не только с этим.

– Да, – согласилась Майка, – и тогда, с частями у Вадима.

– Не только с частями у Вадима, – сдерживаясь изо всех сил, сказал я.

– Вообще всем своим поведением на автобазе, – сказала Майка.

Я промолчал.

Но Майка всегда угадывает, как я молчу: многозначительно или нет. И вопросительно посмотрела на меня. Мне некуда было деваться. И я рассказал Майке историю с амортизаторами. Как комсоргу.

К моему удивлению, мой рассказ не произвел на нее того впечатления, какое я ожидал.

Она слушала меня несколько недоверчиво, даже чуть иронически. Как слушают подобные вещи девочки, убежденные, что мальчишки склонны ко всякой таинственности.

На самом деле девочки гораздо больше склонны к таинственности. Но их таинственность распространяется на пустяки. Кто-то в кого-то влюбился... Кто-то кому-то что-то написал... Кто-то с кем-то куда-то пошел. Но оценить сложное явление, где требуется железная логика, они не могут. Их ум не охватывает такого явления. Чем незначительнее факт, тем значительнее их фантазия. А если факт сам по себе значителен, он не оставляет места для их фантазии.

Все же Майка сказала:

– Прежде всего надо поговорить с Игорем.

– И я так считаю! – воскликнул я. – Давай сегодня вечером соберемся у тебя и позовем Игоря.

Вечером мы собрались у Майки.

Шмаков был недоволен тем, что мы решили поговорить с Игорем.

– Он предупредит своих воров, – сказал Шмаков.

– Нельзя в каждом видеть преступника, – заметила Майка.

– Действительно, – подхватил я, – говорим: «Церкви и тюрьмы сровняем с землей», а в каждом видим преступника.

Явился Игорь, веселый, насмешливый. Улыбаясь, спросил:

– Что за совет мудрейших и старейших?

Я рассказал ему про амортизаторы. Он засмеялся:

– Почему же вы их не забрали?.. Понятно!.. Хотели выследить вора и проспали. Известные пинкертоны.

– Не смейся, – хладнокровно проговорил я, – на дороге остались следы...

– Индийской кобры?

– Нет. Машины. «Победы»... И у нее очень интересные покрышки: передние с «Победы», задние с «ГАЗ-69».

Мы уставились на Игоря.

Он растерялся под нашими суровыми взглядами и растерянно спросил:

– Что ты хочешь этим сказать?

– А то я хочу этим сказать, – ответил я, – что на машине твоих друзей, этих самых Елок, Люсек и Николаев, стоят точно такие же покрышки! Вот что я хочу сказать.

Даже Майка поняла драматичность момента. Убедилась, что это не фантазия, а серьезное и ответственное дело. И в душе, наверно, восхитилась железной логикой моих вопросов.

– Говори, куда амортизаторы дел?! – грубо потребовал Шмаков.

– Вы что, с ума сошли! – закричал Игорь и вскочил со стула. – Как вы смеете со мной так говорить?!

Его негодование было таким искренним, что мы смутились. А Вадим чуть не плакал. Они с Игорем были когда-то товарищами, и теперь Вадим жалел его до слез. Только Шмаков не смутился. Презрительно буркнул:

– Не прыгай, стул сломаешь!

На что я Шмакову заметил:

– Нельзя ли без глупых шуток!

– Никто тебя не хочет оскорблять, Игорь, – сказала Майка, – но ты сам понимаешь: надо выяснить!

– Правда, Игорь, – жалобным голосом проговорил Вадим, – ведь лично тебя никто не подозревает.

Игорь немного успокоился, снова сел, закинул ногу на ногу, мрачно произнес:

– Ни я, ни мои товарищи не брали амортизаторов. Глупо и смешно об этом говорить. И потом: почему следы именно с этой машины? Думаете, мало в Москве машин с разной резиной?

– Все-таки странное совпадение, – сказала Майка.

– В жизни бывают самые неожиданные совпадения, – изрек Игорь, снова обретая свой уверенный и насмешливый тон.

– Друзей своих ты зачем на автобазу возил? – спросил вдруг Шмаков Петр.

Игорь прищурил глаза:

– Когда я их возил?.. Ах да, был такой случай... Я им хотел помочь с ремонтом, познакомил с главным инженером.

– Ну и что?

– Главный инженер отказал.

– Чтобы окончательно с этим покончить, – сказал я, – надо поговорить с твоими приятелями.

Игорь надул губы:

– Пожалуйста! Идите и разговаривайте.

– Ах, так! – сказала Майка. – Значит, ты не хочешь?

– Не хочу.

– Почему?

– Этот разговор меня компрометирует. Я снимаюсь на студии и не желаю, чтобы туда дошла такая чепуха.

– Поставим вопрос на бюро, – сказала Майка.

Игорь молчал.

– Ведь мы у них только спросим насчет машины, – сказал Вадим, – о тебе даже ни слова...

Игорь угрюмо проговорил:

– Ладно, я им сегодня позвоню.


Если человек ни в чем не виноват, чего ему беспокоиться? Почему Игорь так не хочет нашей встречи со своими друзьями? Чего боится? Ведь он убедил нас, что ни в чем не виноват... Да в этом мы, кроме Шмакова Петра, не сомневались и раньше.

Вот о чем мы думали, когда сидели на школьной площадке и ожидали Игоря и его друзей. Мы не высказывали вслух своих мыслей. Каждый из нас с тревогой задавал себе вопрос: чего боится Игорь? Нам страшно было подумать, что Игорь, наш товарищ, замешан в таком отвратительном деле.

Школьная площадка была пуста. Одиноко высились на ее краях щиты с порванными веревочными корзинками, покосившиеся столбы для волейбольной сетки, низкие, почерневшие длинные скамейки на врытых в землю столбиках; желтел песочек на местах для прыжков; там виднелись даже отпечатки ног, будто кто-то совсем недавно здесь прыгал.

Было уже начало седьмого, когда к школе подъехала знакомая нам «Победа». Из нее вышли Игорь, Люся и Николай. Елки не было. Они подошли к нам.

– Вот, – натянуто улыбаясь, сказал Игорь, – эти ребята с автобазы. Я вам говорил. И об амортизаторах тоже говорил. – Он повернулся к нам: – Они уже в курсе дела...

Нам не понравилось, что Игорь им все рассказал. Кто его просил?

Люся засмеялся:

– На автобазе все такие крошки? Николай, смотри, какие крошки!

Этот насмешливый тон нам тоже не понравился.

– Значит, – продолжал Люся, – вы подозреваете нас в краже каких-то амортизаторов?

– Нет, – возразил я, – никто вас не подозревает. Но амортизаторы вывезены на машине. И на этой машине стояли точно такие же покрышки, как и на вашей.

Люся расхохотался:

– Ах, так! Ты слышишь, Николай?! Но ведь на всех «Победах» одинаковые покрышки.

– Вы рано смеетесь, – сказал я, – на вашей машине сзади стоят покрышки с «ГАЗ-69». И на той машине тоже.

– Николай, ты слышишь? – закричал Люся. – На той машине такие же покрышки.

– А почему вы, собственно говоря, занимаетесь таким следствием? – спросил вдруг Николай.

– Потому, что подозрение пало на нас, на практикантов.

– Вы практиканты? – заинтересованно спросил Люся. – Откуда, из техникума?

– Нет, из школы.

Игорь, красный как рак, перебил меня:

– Дело не в этом...

– Погоди, погоди, – остановил его Люся, – значит, вы практиканты, школьники. Ты слышишь, Николай?! А он? – Люся кивнул на Игоря.

– Он тоже.

Люся покатился с хохоту.

– Николай! Как это тебе нравится? Школьник! Вот комедия! Ай да Игорь, ну и молодец! Николай, как тебе нравится?

Но Николай ничем не показывал, как это ему нравится.

Игорь, не поднимая глаз, с мрачным лицом что-то чертил каблуком на песке.

– Ах, дети, дети, как страшны ваши лета, – насмешливо продолжал Люся. – Оказывается, вы школьники! И Игорь тоже... – Он вдруг нахмурился. – Что же нам с вами делать? А, Николай, что нам с ними делать? Отлупить? Нельзя, малолетние. Уши надрать? Слишком взрослые.

– Отлупить и мы можем, – мрачно проговорил Шмаков.

– А следовало бы, – продолжал Люся, не обращая внимания на Шмакова.

– За что же? – насмешливо спросил я.

Глядя на Игоря, Николай с презрением проговорил:

– «Заместитель начальника технического отдела»! Трепач несчастный!

Мы поняли, в чем дело... И не могли не рассмеяться. Игорь скрывал от своих друзей, что он школьник. Представился заместителем начальника технического отдела. На автобазе и должности такой нет. Ну и Игорь! Теперь понятно, почему он так боялся этой встречи.

Люся насмешливо прищурился:

– Играете во взрослых. Игорь в заместителя начальника, вы в следователей. Сначала Игорь морочил нам голову, теперь вы.

Майка сказала:

– Игорь представился вам крупным деятелем... Глупо! Он любит казаться старше, чем есть на самом деле. Это его недостаток. Но то, о чем мы с вами говорим, очень серьезно. Жаль, что вы отнеслись к этому так иронически.

Здорово высказалась Майка! Люся с Николаем присмирели. Я немедленно этим воспользовался:

– У нас только один вопрос: была ваша машина ночью на пустыре или нет?

– Что за пустырь?

– За автобазой.

– Нет, – сказал Люся, – мы подъезжали к вашей автобазе только днем. Игорь обещал устроить ремонт машины, ведь он «заместитель начальника технического отдела»... Из этого, конечно, ничего не вышло.

– Вы так ее и не отремонтировали? – спросил Вадим.

– Отремонтировали. Частным образом, – ответил Люся. – Но амортизаторов мы не меняли. Все? Мы свободны?

Он как-то сразу переходил от насмешливого тона к серьезному и наоборот. И еще любил повторять: «Ты слышишь, Николай?» Хотя Николай все отлично слышал. Он был не глухой.

Игорь поднял голову и ленивым голосом сказал:

– Ладно! Я действительно натрепался насчет технического отдела. Зачем? Просто так, для смеха. Захотелось, и потрепался. Надеюсь, никому это не повредило?

– Инцидент исчерпан! – Люся встал. – Поехали, Николай!

Шмаков Петр вдруг спросил:

– А кто из рабочих ремонтировал вашу машину?

Люся пожал плечами:

– Я думаю, это были не ваши рабочие.

Тогда я спросил:

– Вы им оставляли машину или они приходили к вам?

Люся посмотрел на меня. И Николай посмотрел на меня. И по этим взглядам мне стало ясно, что они оставляли машину.

– Нет, – сказал Люся, – мы им не оставляли машину. Они пришли ко мне в гараж со своим материалом и все сделали.

Он подумал и добавил.

– Впрочем, потом они ее часа два обкатывали, ездили по городу.

– Это было в среду вечером? – спросил я.

– Кажется...

Я сказал:

– Поздравляю, на вашей машине совершена кража. Можете радоваться.

Некоторое время все молчали.

Было видно, что Люся немного струсил. Но самое интересное, что Игорь тоже перетрусил. Он-то с чего?! Потом Люся сказал:

– Они заменили кольца и вкладыши, собрали мотор, обкатали машину, получили деньги и ушли. Одного звали, кажется, Василием Ивановичем. Вот все, что я о них знаю.

– Неосторожно доверять свою машину случайным людям, – заметила Майка.

– Мы понадеялись на Игоря, – возразил Люся. – Он выслал какого-то рабочего, который и познакомил нас с этими механиками. Это было у ворот автобазы.

– Этот рабочий – Лагутин? – глядя на Игоря, спросил я.

Игорь молчал.

– Что же ты молчишь? – сказала Майка.

Игорь глухо заговорил:

– Когда я вышел от главного инженера, мне навстречу попался Лагутин. Я спросил у него, не возьмется ли кто-нибудь отремонтировать мотор. Частным образом. Лагутин ответил, что знает механиков. Надежные люди, все ими довольны. Потом он показал Люсе этих механиков, они сговорились, вот и все.

– Ты и заварил эту кашу, – сказал Шмаков Петр.

– А что я такого сделал? – возмутился Игорь. – Кто-то подменил амортизаторы. При чем тут я, Люся, Николай?! Кто их подменил, пусть за то и отвечает. А кто их подменил – неизвестно.

– Известно, – сказал я, – Лагутин.

– Доказательства?

– Я в этом уверен.

Игорь махнул рукой:

– Твоя уверенность не доказательство. Нужны улики. А улик нет.

– Игорь прав, – сказал Люся. – Амортизаторы вывезли на моей машине? Простая случайность. Их могли вывезти на любой другой, хотя бы на такси. Шофер такси не обязан знать, что возят его пассажиры.

– Вы здесь ни при чем? – насмешливо спросила Майка.

– Ни при чем, – ответил Люся.

– Нет, при чем, – возразил я. – Игорь знал, что Лагутин нечестный человек, и не имел права обращаться к нему. А он обратился. Хотел вам доказать, какая он могучая и влиятельная личность. А вы постарше, должны были думать.

– Соображать надо, – добавил Шмаков Петр.

– Что сделано, то сделано, – сказал Люся. – Нам впредь наука: не связываться с такими молокососами, как Игорь.

– Его убить мало, – мрачно проговорил Николай.

– Убивать вам никто не позволит, – сказала Майка, – а вот амортизаторы надо вернуть.

Не только Люся, но и мы все удивились такому неожиданному предложению.

– Чему вы удивляетесь, – сказала Майка, – ничего удивительного нет. Государство не должно отвечать ни за ваше легкомыслие, ни за самомнение Игоря.

– Если мы их вернем, значит, мы их взяли, – возразил Люся.

– Заставьте вернуть тех, кто их взял, – сказал я, – ваших уважаемых механиков.

– Где же мы их найдем? – спросил Люся.

– Ничего! – мрачно проговорил Шмаков. – Лагутин вам скажет, где их найти.

– А почему мы должны вступать в переговоры с каким-то Лагутиным?

– Ага! – сказал я. – Когда вам надо было, вы вступали, а для общего дела не можете! Что ж, покупайте сами.

– Эге! – сказал Николай. – Четыре амортизатора стоят рублей пятьдесят.

– Приходится расплачиваться за свои ошибки, – улыбнулась Майка.


предыдущая глава | Приключения Кроша | cледующая глава