home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава сорок вторая

Колледж Кендалла невелик – пара спальных корпусов, пара зданий с учебными аудиториями, музей Митчелла и административный корпус. Пространство между ними представляет собой аккуратно подстриженную лужайку – слишком маленькую, чтобы назвать ее парком, но больше, чем вам хотелось бы подстригать раз в неделю. Посередине этой лужайки, аккурат напротив входа в музей расположились кругом перевернутые столики для пикника. Я притормозил ненадолго Сью и попробовал оценить, с чем нам придется иметь дело.

Вокруг перевернутых столов стояли безмолвными шеренгами покойники Гривейна – материальные, обстоятельные, и даже полуистлевших, или изрезанных вроде тех, что нападали на мой дом, среди них было не так уж много. Эти, скорее, имели такой вид, будто их на скорую руку откачали в реанимации. Подобно призракам Собирателя Трупов, эти обладали внешностью североамериканских индейцев, хотя явно другого племени: и одежда, и оружие у них слегка отличались.

И еще одно отличало их от призраков: эти недопокойники излучали жуткий, трупный холод, и кожа их светилась омерзительным блеклым сиянием. Даже с расстояния в сотню ярдов я ощущал заключенную в них энергию. Эти мертвецы отличались от тех, что осаждали Стражей, как старый пикап отличается от современного танка. Эти были быстрее, сильнее, и уничтожить их представлялось наверняка более сложной задачей.

Они стояли лицом от круга, но большая часть их оказалась сосредоточена с той стороны, откуда они ждали нападения Стражей – то есть, противоположной от нас. Что ж, значит, мне удалось-таки перехитрить тех, кто определял их боевые порядки, и эта мысль приятно согрела меня. Призраки, духи и бесформенные комки света носились по кругу как попавшие в водоворот клочки светящихся водорослей. Окраску они имели ту же, неприятную глазу, что и молнии, и даже за те полминуты, что я наблюдал за происходящим, число их заметно увеличилось. Сью беспокойно переступила на шаг вперед, и я ощутил на лице омерзительный холод черных энергий – казалось, будто вращающаяся над головой воронка излучала какую-то извращенную противоположность солнечному свету. Я пригнулся к шершавой спине Сью, и ощущение прошло.

Молнии хаотически вспыхивали со всех сторон, из-за чего паутина теней ложилась каждый раз по-новому, что добавляло картине сумятицы и мешало сориентироваться. Я видел, что в кругу перевернутых столиков стоят двое, но кто именно, определить не смог; даже в количестве их я вполне мог ошибиться.

– Надо же, – негромко заметил я, – сколько вреднозадых зомби.

– И призраков, – добавил Рамирес.

– И призраков, – согласился я.

– Смотрите на это с другой стороны, – посоветовал Рамирес. – Если их так много, то и промахнуться трудно.

– Угу, – кивнул я. – Круто.

Мне ужасно не хотелось делать этого. Если честно, больше всего мне хотелось найти какую-нибудь норку и забиться в нее. Вместо этого я положил руку на шею Сью, обратил ее внимание на зомби и послал вперед, в бой.

Сью бросилась вперед и врезалась в ближайший строй зомби с фланга – прежде, чем они успели ее заметить. Одного она перекусила пополам своими чудовищными челюстями, нескольких других растоптала в кашу, еще нескольких разметала хвостом – а потом пошло-поехало. В первые секунды атаки мы нанесли неприятелю существенный ущерб, а потом истошный мужской голос откуда-то из круга прокричал слова команды, и зомби, сомкнув ряды, сами бросились на нас.

Зомби размахивали луками, копьями и дубинками; некоторые бросались на Сью с голыми руками. Зрелище было не из приятных. Стрелы свистели в воздухе с неестественной скоростью и, попадая в толстую шкуру Сью, грохотали почти как ружейные выстрелы. Одному зомби удалось проткнуть копьем правое бедро Сью. Тяжелая дубинка раздробила ей несколько зубов. На моих глазах безоружный зомби, бросившись на бок Сью, одной рукой вцепился в удлинитель, которым я примотал седло, а другую по локоть вонзил в ее плоть и принялся выдергивать из раны дымящееся мясо.

Я успел выставить искрящееся голубое облако своего щита, отбивая метко пущенную стрелу, и тут же в мое защитное поле с силой пистолетных пуль захлопали другие стрелы. Я хотел, было, выкрикнуть команду Рамиресу, но он сам выставил вбок левую руку, и из его растопыренных пальцев паутиной развернулось и прикрыло нас с левого фланга такое же поле, только зеленого цвета.

Но какими бы яростными, сильными, стремительными и смертоносными ни был зомби, против Сью они не тянули.

Раны, которые могли бы и устрашить живого зверя, только разъярили ее, и ярость эта только добавила сил ее серому в черных пятнах телу. Она взревела так громко, что у меня болезненно заложило уши, поймала зубами висевшего у нее на боку зомби и швырнула его прочь. Он перелетел через ближний от нас пятиэтажный корпус и скрылся из вида. Каждый шаг ее ножищи оставлял за собой на асфальте отпечаток глубиной в добрый фут. Довольно быстро атака зомби превратилась в затянувшийся урок по методикам самоубийства, поскольку любой ущерб, причиненный моему динозавру очередным воином-мертвецом, не просто стоил тому… нет, не жизни – жизни у них и так уже не было – но уничтожал того окончательно, а тираннозавр становился только злобнее, сильнее и неодолимее.

Черт, это было все равно, что ехать верхом на землетрясении.

– Смотрите! – крикнул Рамирес. – Вон там!

Я посмотрел в указанном направлении и увидел Гривейна – тот стоял в круге, в своей шинели и шляпе. Некромант отбивал ровный ритм на подвешенном к поясу барабане; в другой руке он сжимал посох из корявой, сучковатой черной деревяшки. Он увидел нас, и лицо его перекосилось от ненависти, а глаза вспыхнули безумным огнем.

Я скомандовал Сью двигаться в круг, но тираннозавр вдруг вышел из-под контроля. Должно быть, обилие крови и боевой азарт перегрузили ее крошечный мозг, превратив в многотонную, неуправляемую боевую машину.

– Быстрее же! – крикнул Рамирес.

– Она меня не слышит! – заорал я в ответ. Я сделал еще одну отчаянную попытку пробиться в мозг Сью; с таким же успехом я мог пытаться голыми руками остановить бульдозер. Я стиснул зубы, лихорадочно изобретая способ направить Сью туда, куда мне нужно, и тут меня осенило. Вместо того, чтобы силиться умерить ее боевой пыл, я попробовал подогреть его еще сильнее, а потом указал на стоявших у самого круга зомби.

На подобное предложение порезвиться Сью отозвалась с готовностью и тут же свернула в направлении круга, давя и круша всех, кто подвернулся ей по дороге.

– Придется прыгать! – крикнул я.

– Йяхуууу! – откликнулся Рамирес, блеснув белозубой улыбкой.

Сью как раз гналась за петлявшим как перепуганный заяц зомби, оказавшись в каких-то десяти футах от перевернутых столиков. Я испустил вопль, в котором страх мешался с возбуждением, и прыгнул со спины динозавра на землю. Ощущение было сродни падению из окна второго этажа, но мне удалось приземлиться ногами вперед и перекатиться в сторону, смягчив удар, хотя колени и локти я себе ободрал при этом изрядно.

Я вскочил и тут же прикрылся щитом, перехватив удар Гривейновой цепи.

– Болван, – прорычал он. – Лучше бы ты принял мое предложение, пока я давал тебе такой шанс, – взгляд его метнулся вверх и жадно вспыхнул. Я посмотрел в ту сторону: низ воронки находился уже в каком-то десятке футов от земли.

– Тебе его не выпить, пока я здесь, – крикнул я в ответ, отступая, но так, чтобы оказаться внутри круга перевернутых столов. Когда мне это удалось, тошнотворное, жуткое ощущение могильного холода исчезло. Воронка больше не высасывала из меня жизнь – должно быть, это был самый глаз магического урагана. – Одна мелкая осечка, и отдача убьет тебя. Все кончено.

– Нет, не кончено! – взвыл он, и цепь его, взметнувшись в воздух, снова ударила в мой щит. – Это мое, мое! По праву рождения! Я был его любимцем!

Я едва услышал шаги за спиной и обернулся как раз вовремя, чтобы отбить щитом копье очередного зомби. Копье разбилось в щепки, однако мою раненую ногу обожгло острой болью: Гривейнова цепь обмоталась вокруг лодыжки и с силой дернула. Я потерял равновесие и рухнул на землю.

Гривейнов зомби навалился на меня со спины и впился зубами мне в плечо чуть левее шеи. Боль была чудовищная, обжигающая – и это при том, что кусал он меня сквозь плащ и заговоренную ветровку. Зомби злобно взвыл и отпустил меня – только для того, чтобы попытаться впиться в незащищенную шею. Я забился, пытаясь сбросить его, откатиться в сторону, но мое избитое тело ослабло, и сил у меня просто не хватало.

– Умри! – визжал Гривейн, заходясь в безумном хохоте. – Умри, умри, ум…

Вопль вдруг сменился негромким, захлебывающимся хрипом, и вцепившийся в меня зомби вдруг обмяк.

Я выбрался из-под него и увидел Гривейна – тот стоял в нескольких футах от меня, выпустив цепь и прижав руку к шее. Кровь, черная в зловещем ночном свете, сочилась у него между пальцев. Лицо его снова исказилось яростью, и он повернулся ко мне, выбросив руку в направлении зомби. Тот снова ожил.

И тут на лице Гривейна отразилось изумление. Глаза его закатились, и я увидел длинный, ровный надрез, перечеркнувший его шею от края до края.

В поле моего зрения вступил Рамирес. В руке он держал свой серебряный меч, только теперь он был весь залит кровью. В другой руке он держал пистолет. Спокойно, не торопясь, но и не колеблясь, он поднял его и наставил в голову Гривейна – с расстояния в пять футов.

А потом нажал на курок.

Тело некроманта обмякло и повалилось на траву, только одна нога его слабо подергивалась.

Зомби вокруг нас вдруг лишились движения. Большинство их просто безучастно стояло, глядя в никуда. Впрочем, тираннозавриху Сью это волновало очень мало, и она продолжала сеять в их рядах хаос и разрушение.

Рамирес подошел ко мне и помог мне подняться.

– Извините, что чуть припозднился. Пришлось уворачиваться от некоторых мерзавцев.

– Но вы прорвались-таки в круг, – произнес я, задыхаясь.

Он кивнул, поморщившись.

– Не мог стрелять – боялся вас зацепить при таком освещении. Пришлось делать все по-старомодному. Впрочем, вы его тоже отвлекли будь здоров как.

– Вы все сделали как надо, – сказал я. По спине стекало что-то мокрое, горячее, липкое. – Слава Богу, он совершенно сбрендил.

– Это почему? – не понял Рамирес.

– Ну, под занавес. Вы перерезали ему глотку, а он все еще думал, что все идет как надо. Он попытался восстановить контроль над своими зомби. Словно он решил, что смерть – это понарошку, когда она пришла к нему.

– А почему нам повезло?

– Он отказался верить в то, что умирает, – ответил я. – Обошлось без смертного проклятия.

Рамирес кивнул.

– Да, вы правы. Мы просто счастливчики.

– Не уверен, что соглашусь с вами, джентльмены, – произнес мужской голос.

Я резко повернулся и увидел, как один из замерших зомби рядом с нами поднял свое копье и, расплывшись на мгновение, вновь соткался в облике Коула. Он выпростал руку из складок своего темного плаща, и я даже не успел заметить ни жужжания сгущающейся энергии, никаких других признаков готовящегося удара. Волна разрушительной энергии без всякого предупреждения вырвалась из его руки и ударила Рамиреса прямо в грудь.

Юный Страж не успел приготовиться к этому. Магический удар оторвал его от земли и отшвырнул назад как тряпичную куклу. Он упал на землю футах в двадцати от места, где только что стоял, и лежал, не подавая признаков жизни.

– Нет! – выкрикнул я и выбросил вперед посох, руны на котором уже разбрызгивали алые искры Адского Огня. Я прицелился, рявкнул: Forzare! – и метнул в темную фигуру заряд энергии.

Коул просто скрестил руки перед собой, выстроив некое подобие щита. Однако то ли он оказался недостаточно быстр, то ли недооценил силу, с которой имел дело, но струя алой энергии угодила ему в правую сторону туловища, лишив равновесия. Он раскинул руки, сделавшись похожим на огромный штопор, и полетел на землю.

Я поправил прицел для нового удара – и тут кто-то прижался ко мне со спины, схватившись пальцами за волосы, и я ощутил на горле ледяное острие ножа.

– Не шевелитесь, – произнес мне на ухо голос Кумори. Ей пришлось встать на цыпочки, чтобы схватить меня за волосы и приставить нож к горлу, но она проделала это как надо. Я никак не мог вывернуться от нее, не перерезав себе при этом артерии. Я стиснул зубы, не опуская посоха, и прикинул, стоит ли мне это делать или нет. Скорее всего, Кумори убила бы меня, но, возможно, смерть Коула того стоила.

Я покосился на вращающуюся воронку. Ее нижний конец опустился почти на уровень моего затылка.

Коул медленно, по разделениям поднимался на ноги. Похоже, я не столько ранил, сколько оглушил его, и теперь гнев исходил от него почти осязаемыми волнами.

– Идиот, – прохрипел он. – Ты проиграл. Разве не ясно? Игра окончена.

– Не делайте этого, – прорычал я в ответ. – Это того не стоит. Вы же убьете тысячи невинных людей.

Голова Коула запрокинулась вместе с капюшоном к надвигающейся воронке, и он потоптался по траве, пока не оказался прямо под ее жерлом.

– Не позволяй ему пошевелиться, – бросил он Кумори.

– Да, господин, – отозвалась Кумори. Клинок у моего горла даже не дрогнул.

Рука Коула нырнула в сумку, висевшую у него на плече, и он достал из нее Боба-черепа. Огоньки в глазницах горели холодным, сине-фиолетовым светом.

– Вот, дух, – произнес Коул, подняв череп так, чтобы тот видел воронку. – Видишь?

– Еще бы, – ответил череп совсем незнакомым мне, холодным и пустым голосом. – Все в точности так, как описал хозяин. Продолжай, – огоньки в глазницах пошевелились, и взгляд их остановился на мне. – А… Паршивая овца Белого Совета. Я советовал бы убить его сейчас же.

– Нет, – твердо возразила Кумори. – Его смертное проклятие может уничтожить всю подготовку.

– Я знаю, – капризным тоном отвечал череп. – Но если он будет еще жив в момент, когда Коул изопьет энергию, он может нарушить процесс. Убей его сейчас.

– Молчать, дух, – резко оборвал его Коул. – Не ты здесь командуешь. Не спорь со мной на свою голову.

Огонь в глазницах черепа сделался еще холоднее, но он промолчал.

Я поперхнулся. Боб… сделался не Бобом, а кем-то другим. То есть, я понимал, что он связан обетом повиновения тому, кто владеет черепом, и что личность его господина сильно влияет на его собственную, но все же и представить себе не мог, чтобы до такой степени. Не то, чтобы мы с Бобом дружили, но… я привык к нему. В некотором роде, он сделался мне родным – болтливым, несносным кузеном, который только и делает, что обижает тебя, но без которого обед в День Благодарения не в радость. Я никогда не представлял себе возможности того, что однажды он сделается другим.

Убийцей.

Хуже всего было то, что Боб дал Коулу дельный совет. Мое смертное проклятие могло помешать Темносиянию, однако с другой стороны, Коул, похоже, не слишком боялся смертных проклятий. Если он давал мне шанс дождаться решающего момента, значит, чтобы вывести его из равновесия мне потребовалось бы что-то посерьезнее смертного проклятия.

Разумеется, это будет стоить мне жизни. Кумори со своим ножиком проследит за этим. Но я, возможно, смогу помешать ему, если буду еще жив, когда воронка опустится окончательно.

Коул положил череп на траву, потом поднял руки над головой так, что рукава съехали вниз, оголив длинные стариковские руки, покрытые старыми шрамами. Вполголоса он начал произносить нараспев слова заклинания, и голос его с каждой строкой крепчал.

Воронка дрогнула. А потом медленно, осторожно, словно на ощупь потянулась жерлом к Коулу.

Энергия клубилась в небе над нами, в тучах, во вращающейся воронке. Метавшиеся в ней духи и призраки завывали и визжали на все голоса. Руки Кумори не ослабели и не дрогнули, но я чувствовал, что почти каждый фибр ее внимания направлен сейчас на Коула.

Возможно, у меня имелся еще шанс.

– Боб, – окликнул я. – Боб.

Голубые огоньки в глазницах повернулись ко мне.

– Думай, – тихо произнес я. – Думай, Боб. Ты же меня знаешь. Ты много лет работал со мной.

Голубые огоньки сощурились.

– Боб, – повторил я. – Ты не можешь не помнить меня. Я дал тебе имя.

Череп чуть дернулся, словно поежился, но глаза продолжали гореть холодным синим светом.

А потом один из них вдруг мигнул и загорелся обычным оранжевым. Только на долю мгновения, потом он снова вспыхнул голубым.

Сердце мое дернулось от внезапного возбуждения. Боб-череп, мой Боб, только что подмигнул мне.

Коул продолжал распев, и тучи вращались над головой все быстрее. Дождь разом перестал, словно кто-то закрутил кран, и воздух заполнился духами, призраками, приведениями и прочей потусторонней нежитью, захваченной огромным, невидимым смерчем, закручивавшим их все быстрее и быстрее. Обилие напитывавшей воздух энергии затрудняло дыхание, а рев потусторонних голосов и ветра с каждым мгновением все усиливался.

– Боб! – крикнул я, перекрывая эту какофонию. – Я тебе разрешаю!

Оранжевый свет выплеснулся из глазниц черепа и метнулся прочь, за границы круга из перевернутых столиков – но я успел еще увидеть, как клубок светящейся энергии, который был Бобом, оказался подхвачен мощными потоками магии. Он боролся с этим ужасным смерчем, и до меня вдруг дошло, что без защищавшего его черепа или любого другого физического тела Боб ничем не отличается от любого другого духа, захваченного этим мальстремом. И что если Темносияние завершат, как задумано, его тоже поглотят без остатка.

Мне показалось, я увидел, как Боба засосало в облако плененных духов… впрочем, какофония света и звука царила такая, чтоя ничего не смог бы утверждать наверняка.

Коул продолжал пение, и я увидел, как тело его выгнулось от напряжения. Еще через несколько мгновений он в буквальном смысле этого слова воспарил над землей, так что его башмаки зависли в трех или четырех дюймах над землей. Его голос сделался частью безумной грозы, частью темной энергии, и он клубился, и грохотал, и отдавался эхом со всех сторон. Я начал представлять, с какой силой мы имели дело. С силой, глубокой как океан, бескрайней как небо. Она была темной, и смертельной, и ужасной – и прекрасной. И Коул собирался поглотить ее всю. Сила, которую он получил бы после этого, не сделала бы его сопоставимым со всем Белым Советом, вместе взятым. Она перевела бы его в лигу, стоящую настолько выше, что весь Совет не означал бы для него ровным счетом ничего.

Такой силы хватило бы, чтобы изменить мир. Чтобы перестроить его по своему вкусу.

Конец воронки опустился вниз, покачнулся у губ Коула, а потом мягко скользнул между ними. Коул проревел последнюю строку заклинания и широко раскрыл рот.

Я стиснул зубы. Боб уже не мог помочь мне, но я не мог позволить Коулу завершить заклятие. Даже если это убило бы меня.

Я собрал магию для последнего заклятия, которое мог шырнуть в него, прервать его заклятие, чтобы эта чудовищная энергия разнесла его в клочья.

Кумори почувствовала это, и я услышал, как она коротко выкрикнула что-то. Нож обжег мое горло.

И тут призванный мною динозавр вырвался из облака обезумевших духов и устремился прямо на Кумори. В глазах его полыхали ослепительные оранжевые огни. Тираннозавр Боб взревел и замахнулся на Кумори огромным когтем.

Помощница Коула была далеко не робкого десятка, но никакая закалка, никакой тренинг не подготовят вас к виду злобного динозавра, готового надрать вам задницу. На короткое мгновение она оцепенела, и я повернулся и отпрянул от нее. Нож полоснул-таки по моему горлу, и я ощутил обжигающий укол. Помнится, я подумал еще, не это ли почувствовал Гривейн…

Времени не оставалось совсем. Я сделал огромный прыжок, перехватил посох обеими руками и как бейсбольной битой огрел им Коула по голове.

Удар вышел на славу. Я попал ему предположительно в задранный к небу подбородок, захлопнув ему рот и опрокинув на землю. Воронка испустила пронзительный визг и вспыхнула яростным красным светом. Я вскрикнул и повалился на правый бок, попытавшись прикрыться щитом от обезумевших сил, освобожденных от рухнувшего заклятия.

Послышался звук, для описания которого у меня просто не хватает слов, вокруг роились молнии, визжащие лица духов и призраков, земля подо мной тряслась как в землетрясение.

А потом наступила чернота.


Глава сорок первая | Барабаны зомби | Глава сорок третья