home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава тридцать девятая

Ко времени, когда мы выбрались на улицу, гроза превратилась в злобного, разнузданного зверя. Дождь хлестал уже не как из ведра, а как из… не знаю, чего-то большого. Ветер завывал голодным волком, молнии вспыхивали в небе практически непрерывно, а раскаты грома слились в непрерывный рокочущий рык. Такая гроза случается раз или два в столетие – я таких, во всяком случае, еще не видел.

Но, конечно, все это являлось не природным феноменом, а побочным эффектом магических сил, сгустившихся над городом. Напряжение, страх и злоба горожан вливались в вихри темных энергий, клубившихся над Чикаго, а присутствие Эрлкинга – я слышал время от времени вой его гончих псов сквозь раскаты грома – только подстегивало этот безумный вихрь.

Как мог, я прикрыл глаза рукой, вглядываясь в раздираемое молниями небо. И там, в нескольких милях к северу от нас, я нашел то, что искал – медленное, тяжеловесное круговращение грозовых туч, зловещую, но по-своему прекрасную спираль из огня, воздуха и воды.

– Вон! – крикнул я Баттерсу, трудом перекрывая грохот грозы, и ткнул пальцем в том направлении. – Видите?

– Боже мой! – выдохнул он, вцепившись в мои плечи, чтобы не упасть – однако его басовый барабан продолжал равномерно ухать у меня за спиной. – Это оно и есть?

– Оно и есть, – подтвердил я, стряхнул воду с глаз и вцепился правой рукой в луку седла, чтобы не потерять равновесия. – Начинается.

– Ну и разгром, – заметил Баттерс, оглядываясь на битый кирпич, обломки, осколки стекла и рваный проем, зиявший на месте парадного входа в музей. – Ну и как она, ничего?

– Сейчас узнаем, – прорычал я. – Н-ноо, любимая!

Я положил левую руку на шершавую, словно обсыпанную галькой шкуру своего скакуна и послал его вперед. Седло дернусь, и я крепче вцепился в луку, чтобы не вылететь.

Первые несколько шагов оказались самыми тяжелыми. Седло держалось на спине под таким углом, какой у лошади бывает только тогда, когда она встает на дыбы. Однако по мере того, как мой скакун набирал скорость, тело его наклонялось вперед, и в конце концов спина его сделалась почти параллельна земле.

Я не знал этого раньше, но, как выяснилось, тираннозавры могут при необходимости шевелить задницей.

Длиной Сью не уступала городскому автобусу, но даже вес не мешал ей двигаться мощно и грациозно. Когда я одел ее кости заряженной эктоплазмой, они покрылись слоями мышц и толстой, но неожиданно гибкой кожей. Кожа была серая, но на голове, спине и боках она покрывалась узором из черных пятен, напоминавших пятна на шкуре ягуара. И как только я собрал ее тело, мне не пришлось долго искать древний дух хищника, который привел ее в движение.

Возможно, потенциальная сила человеческих останков мощнее, чем у животных. Но чем древнее останки, тем больше магии можно в них закачать – а возраст Сью насчитывал шестьдесят пять миллионов лет.

Силы в ней хватало. Черт, Силы с большой буквы «С».

Я пристегнул седла примерно в том месте, где шея переходила в тело. Длины подпруг, конечно, не хватило, и мне пришлось импровизировать, привязав к ним длинные электрические шнуры. Потом мне пришлось здорово попотеть, затаскивая на борт Баттерса, чтобы он при этом не сбился с ритма, лишив меня контроля над моим динозомби. Но Баттерс справился.

Сью испустила басовитый вопль, от которого содрогнулись окружающие дома и вылетели стекла из нескольких окон, и рванула вперед по опустевшим улицам. Тропический ливень и свирепая гроза разогнали всех по домам, но даже так случались землетрясения, менее заметные, чем несущийся во весь опор тираннозавр рекс. Земля тряслась под ее ножищами в буквальном смысле этого слова. На асфальте за нами оставалась цепочка пятен продавленного, растрескавшегося асфальта.

И еще один факт о тираннозаврах о котором, бьюсь об заклад, вы прежде не догадывались: они не слишком маневренны. В первый раз, когда я попытался повернуть налево, Сью не вписалась в поворот – даже ее мощные мышцы не справились с чудовищной инерцией. Она вылетела на тротуар, раздавила в лепешку три подвернувшиеся под ноги машины, сбила два фонарных столба, походя лягнула еще одну небольшую машинку, которая подлетела в воздух и приземлилась на крышу, а также высадила все до единого окна первых двух этажей здания, по которому хлестнула своим хвостищем в попытке удержать равновесие.

– О Господи! – взвизгнул Баттерс. Он цеплялся за меня обеими руками, свесив ноги по бокам и беспрестанно шевеля ими, чтобы закрепленный у него на спине барабан ни на минуту не прекращал ухать.

– Надеюсь, они застрахованы! – крикнул я в ответ. Слава Богу, улицы в эту ночь были пусты. Я сделал себе зарубку на память – притормозить немного Сью перед следующим поворотом – и сосредоточился, не отпуская виртуальных поводьев.

Перед самым поворотом на Лейк-Шор-драйв мы наткнулись на блокпост национальных гвардейцев. Пара армейских «Хаммеров» стояла со включенными фарами, упираясь в дождь и темноту бесполезными конусами света. Двое несчастных солдатиков в плащ-палатках сиротливо жались к перегородившим проезд деревянным барьерам. При виде Сью они разинули рты, темневшие на белых как мел лицах. Один так просто выпустил из рук свой автомат, и тот брякнулся на асфальт.

– Прочь с дороги, козлы! – заорал я.

Оба метнулись в сторону. Ножища Сью расплющила капот одного из «Хаммеров», припечатав его к асфальту, а потом блокпост остался позади, и мы грохотали дальше по улице в сторону Ивенстоуна.

– Ха! – заметил я, оглянувшись через плечо. – Хотелось бы услышать, как они объяснят это своему начальству.

– Вы раздавили эту тачку! – крикнул Баттерс. – Прямо как каток живой! – он задумчиво помолчал. – Эй, – оживился он. – Мы, случайно, не заглянем в гости к моему боссу? А то он все уши уже прожужжал насчет своего нового «Ягуара»

– Может, потом. А пока смотрите в оба, – бросил я ему. – Она гораздо быстрее, чем я думал. Еще минута, и мы будем на месте, – я пригнулся, подныривая под край рекламного щита. – Что бы ни случилось, не сбивайтесь с ритма, ясно?

– Конечно, – откликнулся Баттерс. – Стоит мне остановиться, как динозавру кранты.

– Нет, – крикнул я через плечо. – Стоит вам остановиться, и динозавр начнет делать все, что ему в его чертову башку втемяшится.

Из переулка, мимо которого мы проносились, послышались крики – нас увидел еще один патруль национальных гвардейцев. Сью повернула к ним огромную голову и испустила новый рык, от которого повылетало еще сколько-то окон, а гвардейцы просто попадали. Я ощутил, как в вызванной мною из небытия твари пробуждается дикий, ненасытный голод, словно дух ее начал припоминать прелести давным-давно ушедшей жизни. Я снова дотронулся до шеи Сью, и она нехотя повернула морду обратно.В ушах звенело эхо последнего рыка, и я оглянулся через плечо посмотреть, как там Баттерс. Он изрядно побледнел.

– Если эта скотина сорвется с цепи, – заметил он, – выйдет довольно погано.

– Поэтому не прерывайте ритма, – кивнул я. – Если Сью пойдет вразнос, мне даже страшно представить себе, что она может наворотить. Вспомните, чем кончился «Парк Юрского Периода – II».

Мы ворвались в Ивенстоун, первый из ближних чикагских пригородов, отличающийся от центра в основном наличием некоторой зелени на улицах и чуть большим процентом малоэтажной застройки. Впрочем, поскольку от городского центра его отделяет всего два-три квартала, он смахивает больше на угнездившийся в городе парк.

Я более-менее аккуратно повернул Сью налево, на Шеридан, вовремя притормозив, чтобы не вылететь с проезжей части. Меня вдруг потрясло то, какими хрупкими показались мне эти домики. Господи, да еще одна такая ошибка, как та, что допустил я на первом повороте в центре, и дело не ограничится выбитыми окнами – от дома просто камня на камне не останется. Волей-неволей мне пришлось подумать о том, как бы держаться поосторожнее среди тех самых людей, которых я старался защитить – взрослых и детей, нормальных, по большей части достойных горожан, которые просто хотели жить тихой, мирной жизнью.

С другой стороны, если я не потороплюсь и не остановлю Темносияние, во всех домов, которые мы миновали сейчас, не останется никого, кроме мертвых.

Дождавшись следующей долгой вспышки молнии, я всмотрелся в небо. То, что я увидел, мне не понравилось. Тучи закручивались быстрее, круг их все расширялся, и в нем появились новые, неестественные цвета и оттенки. И мы находились уже почти в самом центре этого коловращения.

Я свернул Сью на боковую улицу, и тут меня коснулось облако сгущавшейся впереди энергии. Струи ее клубились и извивались, терзая мои магические чувства, пронизывая меня то жаром, то ледяным холодом, то какими-то другими ощущениями, которым и эпитета не подберешь. Я съежился, пытаясь не дать им лишить меня концентрации.

Где-то впереди складывали заклятие, орудующее магической энергией. Чертовой уймой энергии.

– Вон! – махнул рукой Баттерс. – Вон туда, к колледжу!

Блеснула молния, и, поворачивая Сью, я увидел поверх ее огромной башки Стражей, из последних сил отбивавшихся от наседавшего противника.

Похоже, положение их было отчаянное. Люччо расставила их кругом, защищавшим горстку… блин-тарарам, это же были дети! Кучка детей в ярких карнавальных костюмах… ну да, Хэллоуин ведь. Маленький отряд отступал с середины улицы; Морган возглавлял группу, Люччо прикрывала ее сзади, Йошимо, Ковальский и Рамирес – с флангов.

На моих глазах из теней вынырнуло и бросилось на них с дюжину полуразложившихся фигур. За ними выбегали из темноты все новые, издавая на бегу безумные, полные злобы вопли.

Люччо повернулась, чтобы отразить атаку, и, видит Бог, вот тут я воочию увидел разницу между сильным, но не слишком ловким молодым чародеем и мастером боевой магии.

Из ее левой руки вырвался огонь – не толстая струя, какими орудовал я, но тонкая как игла нить, такая яркая, что свет ее больно резал глаза. Она описала ей дугу на уровне бедра, и первая волна атакующих зомби полетела на землю под треск горящей плоти. Вторая волна накатилась следом за первой. Люччо стиснула одного из них незримой магической хваткой и швырнула на бегущих следом. В результате из второй волны к оборонявшимся прорвалось лишь двое зомби.

Люччо поднырнула под раскинутые руки первого, поймала его за запястье и отшвырнула в сторону одним из приемов, которые я уже видел в исполнении Мёрфи. Второй замахнулся на нее тяжелым как молот кулачищем, но в это мгновение узкий клинок, который она носила на поясе, вынырнул из ножен и отсек эту руку у самого локтя. Еще одно движение послало в клинок заряд энергии, который я ощутил даже издалека, и она нацелила его в голову зомби. Клинок легко коснулся мертвой плоти, блеснула вспышка, и зомби мешком повалился на землю – магия, приводившая его в движение, не выдержала соприкосновения со светлой магией Люччо.

Меньше, чем за пять секунд Люччо уничтожила десятка три зомби, и это даже трудно было назвать боем.

Впрочем, пожалуй, командующим Стражами тоже становятся не за коллекцию пивных пробок.

Мой взгляд метнулся вперед, где разбирался с противником Морган. Он действовал не так изящно и с большей жестокостью, чем Люччо, но с теми же результатами. Он с силой топнул башмаком по земле, и живые мертвецы полетели наземь как кегли от удачного попадания. Взмах руки, командный выкрик – и на упавших зомби полетели комья земли и бетонные обломки. Он сжал кулак, и комья с силой устремились к земле, прорываясь сквозь плоть зомби, от которых остались лишь омерзительные, бесформенные клочья. Одна из тварей сохранила способность двигаться, и Морган раздраженно выхватил из ножен свой меч – тот самый, которым казнят чародеев, нарушивших Законы Магии. Он помедлил мгновение, выжидая, потом сделал им два коротких взмаха крест-накрест. Чик-чик, и от зомби осталось несколько шевелящихся кусков.

Отдельным зомби все же удавалось время от времени прорываться то там, то здесь. Одного пригвоздил к земле зарядом невидимой энергии Ковальский. Йошимо взмахнула рукой, и ветви росшего у дороги дерева потянулись вниз, обвились вокруг шеи живого мертвеца и вздернули его вверх. Рамирес со свирепой улыбкой на лице косил наседавших на него зомби каким-то ярко-зеленым лучом; я такого раньше не видел. Попавший под его удар зомби просто рассыпался в труху. Второй поднырнул под луч и бросился на молодого Стража, но тот хладнокровно выхватил свой пистолет и с расстояния в десять футов всадил две пули ему в голову. Должно быть, он зарядил пистолет пулями со смещенным центром тяжести или чем-нибудь в этом роде: голова покойника разлетелась как гнилая тыква, и обезглавленное тело, дергаясь, повалилось на землю.

Ни один из зомби не подобрался к перепуганным детишкам ближе, чем на десять футов.

Все новые зомби выныривали из дождя и ночи, но Люччо и ее Стражи уверенно продвигались вперед, испепеляя, сокрушая, коля и рубя противника направо и налево, явно исполненные решимости доставить детей в безопасное место.

Возможно, поэтому они не заметили подлянки.

Словно ниоткуда послышался рев мотора, и на улицу вылетел старый «Крайслер». Водитель резко повернул налево, машину занесло на скользкой от дождя мостовой, и она юзом понеслась прямо на маленький отряд. Никто из Стражей не смотрел в ту сторону.

Я выкрикнул Сью команду и вцепился в седельную луку.

Разбрызгивая воду из луж, машина смертоносной массой стали и стекла надвигалась на Стражей и детей.

Голова Рамиреса повернулась в сторону машины, и он предостерегающе крикнул что-то. Но было слишком поздно. Атаки на группу не ослабевали, и нападавшие безмозглые твари совершенно не заботились о самосохранении. Они продолжали биться – даже если Стражам удалось бы увернуться от машины, нарушив боевой порядок, волна атакующих зомби захлестнула бы их и одолела по одиночке. До меня вдруг дошло, что именно эту тактику Гривейн применил при нападении на мой дом – тактику безжалостного принесения своих миньонов в жертву ради разгрома противника.

Теперь уже все Стражи смотрели на надвигающуюся машину.

Мышцы на ногах у Сью напряглись, и седло с силой поддало мне по пятой точке.

Одна из маленьких девочек взвизгнула.

А потом тираннозавр одним прыжком перемахнул через осажденных Стражей. Одной трехпалой ногой Сью приземлилась на мостовую, другая угодила аккурат по капоту «Кадиллака» – так атакующий ястреб хватает кролика. Послышался оглушительный скрежет сминаемого металла, и седло подо мной снова с силой дернулось.

Я перегнулся вбок посмотреть, что случилось. Капот и двигатель машины сплющились в лепешку толщиной фута полтора. На моих глазах Сью до смешного птичьим движением изогнула шею, распахнула свою чудовищную пасть и сорвала с «Кадиллака» крышу.

Внутри машины обнаружился Ли Хань в черной рубахе и шортах. Во лбу его зияла рваная дыра, и из нее хлестала, заливая лицо, черно-зеленая кровь. Взгляд его широко раскрытых глаз был совершенно пуст, и я решил, что он рассадил голову о руль или ветровое стекло, когда Сью резко остановила его машину.

Ли Хань тряхнул головой и принялся выбираться из машины. Сью снова взревела, и звук этот, должно быть, изрядно напугал Ли Ханя, потому что он резко дернулся и ничком упал на мостовую. Сью снова наклонилась, раскрыв пасть, но вурдалак поспешно уполз от нее под машину. На этот раз Сью просто лягнула машину, и та, разбрасывая по дороге стекла и мелкие железки, кувырком полетела по улице.

Вурдалак завизжал и с нескрываемым ужасом уставился на Сью, закрыв голову руками.

Сью его проглотила. Ам… конец вурдалаку.

– Чего это он? – немного испуганно крикнул Баттерс. – Закрыл голову руками – и все? Он что, того юриста не видел в кино?

– Те, кто не извлекает уроков из истории, обречены повторить их, – отозвался я, резко разворачивая Сью. – Держитесь!

Я направил Сью на толпу зомби, окружавшую отряд Стражей, и позволил ей оттянуться. Сью чавкала, и топала, и швыряла зомби на полсотни футов в воздух взмахами хвоста. Одного зомби она припечатала хвостом к стене с такой силой, что он так и остался висеть на ней, растопырив руки-ноги, как фигурка с магнитом на дверце холодильника.

Через пару минут ряды зомби поредели настолько, что эффективность наших действий снизилась на порядок, поэтому я повернул Сью к Стражам. Пока я прикрывал их отступление, они прорвались-таки с улицы, и я увидел, как Люччо взмахом руки направляет последних двух детей в дверь ближайшего здания, за которой я увидел Рамиреса.

Остановив Сью у дома, я приказал ей опуститься на землю и повернулся к Баттерсу.

– Пошли. Только чтоб барабан не смолкал.

Мы соскользнули с седел на землю и перебежали под дождем к двери, у которой стояла Люччо.

– Привет всем, – сказал я. – Извините, припозднился немного.

Люччо уставилась на меня, потом на динозавра. Во взгляде ее смешивались удивление, злость, благодарность и отвращение.

– Я… Dio, Дрезден! Что вы наделали!

– Это не смертный человек, – сказал я. – Это животное. Вы ведь знаете, что законы защищают только нашего брата чародея и смертных людей.

– Это… – казалось, ее вот-вот вырвет. – Это некромантия, – выдавила она из себя.

– Это необходимость, – хрипло возразил я и ткнул пальцем в небо. – Видели, как закручивается воронка?

– Да. Что это?

– Темная энергия. Кеммлеровы детки хотят призвать ее вместе со всеми тенями, до которых дотянутся, и если им это удастся, и один из них станет богом…

Глаза у Люччо расширились: она поняла, чем это грозит.

– Образуется вакуум, – договорила за меня она. – И он засосет всю магию. Всю жизнь.

– Именно,– подтвердил я. – И они должны будут находиться как раз там, под жерлом воронки. Но если туда попытается проникнуть кто-либо, не защищенный полем некромантической энергии, воронка высосет его насухо еще на ближних подступах. Нам необходимо попасть туда, чтобы помешать им. Вот почему я позаимствовал вот эту малышку. Так что не капайте мне на мозги насчет Законов Магии… или, по крайней мере, отложите это на потом – слишком многие жизни поставлены на карту.

На мгновение лицо ее исказилось от гнева, и она открыла рот. Потом нахмурилась и закрыла рот.

– Откуда у вас эта информация?

– Книга Кеммлера, – коротко ответил я.

– Вы ее нашли?

Я поморщился.

– Ненадолго. Гривейн наскочил на меня и отобрал.

Баттерс, переводя взгляд с меня на нее и обратно, маршировал на месте, ритмично громыхая барабаном.

Люччо покосилась на него и глубоко вздохнула.

– А это кто?

– Барабанщик, необходимый мне для осуществления этого, – ответил я. – И мой хороший друг. Он спас мне жизнь сегодня, меньше часа назад. Баттерс, это миссис Люччо. Капитан, это Баттерс.

Люччо галантно поклонилась Баттерсу, на что он ответил, неловко дернув головой.

– Где это вы отыскали этот детский сад? – поинтересовался я.

Она поморщилась.

– Этот дом – жилой комплекс. Мы добрались сюда практически одновременно с первыми зомби. Кто-то из родителей кричал, что дети отправились в колледж на маскарад по поводу Хэллоуина. Спасти женщину, которая за них отвечала, нам не удалось, но детей мы, по крайней мере, оттуда вывели.

Я прикусил губу, глядя на Люччо.

– Ваша цель – отстрел темных чародеев. И вы задержались, чтобы вывести из-под огня нескольких детей? Я думал, Стражи сначала шинкуют нехороших парней, и только потом занимаются гражданскими лицами.

Она задрала подбородок и задумчиво посмотрела на меня.

– Это так вы о нас думаете?

– Да, – кивнул я.

Она нахмурилась и опустила взгляд на рукоять своего меча.

– Дрезден… как правило, Стражам не до сострадания или сентиментальности. Но… но это же дети. Я не горжусь всем тем, что я совершила как Страж. Но я скорее сама скормлю себя демонам, чем позволю погибнуть ребенку.

Я хмуро посмотрел на нее.

– Вы-то скормите, – задумчиво сказал я. – Правда ведь?

Она чуть улыбнулась. Дождь прибил ее волосы серо-стального цвета к голове, и от этого морщинки в углах глаз сделались заметнее.

– Не все из нас разделяют жесткость Моргана. Но даже он ни за что не отвернется от попавших в беду детей. Порой он бывает невыносимым занудой. Но солдат он отличный. И при всех своих недостатках, он очень честный человек.

Дверь, у которой мы стояли, с грохотом распахнулась, и из нее вышел Морган, сжимая меч обеими руками.

– Говорил же я вам, – злобно обратился он к Люччо. – Говорил, что он нас предаст. Последнее нарушение Законов только подтверждает то, о чем я говорил с самого начала… – он осекся, разглядев меня и опустившуюся на землю в нескольких ярдах от меня Сью.

– Угу, – сказал я Люччо, и голос мой был единственным, что осталось во мне сухого. – Я понимаю, что вы имеете в виду.

– Морган, он нашел книгу, – она повернулась ко мне. – Скажите ему.

Я передал все, что узнал, Моргану. Он смотрел на меня с нескрываемой подозрительностью, но стоило мне перейти к той части, которая касалась тысяч потенциальных жертв в случае, если нам не удастся помешать заклятию, как лицо его нахмурилось, а потом окаменело от решимости. Он выслушал меня, не перебивая.

– Нам необходимо попасть в самый центр заклятия, – закончил я. – И напасть на них в тот момент, когда они попытаются выпить воронку.

– Это невозможно, – возразил Морган. – Я подобрался туда достаточно близко, когда мы забирали детей. – Они находятся на узкой полоске травы между зданиями. И дорогу туда преграждают несколько сотен оживленных трупов.

– Так уж вышло, – я мотнул головой в сторону Сью, – что сегодня у меня с собой специализированное средство для борьбы с оживленными трупами. Я думаю, мы прорвемся.

Секунду Морган смотрел на меня, потом кивнул: идея атаки, поддержанной динозавром, явно пришлась ему по вкусу.

– Что ж, это может и получиться. Мы попытаемся напасть на них в момент, когда они приступят к завершению заклятия. Так у них будет больше времени, чтобы перегрызть друг друга, и если нам удастся нарушить такое мощное заклятие, отдача, возможно, убьет их.

– Принимается, – кивнула Люччо. – Как Йошимо?

– Рамирес говорит, у нее перелом бедра, – буркнул Морган. – Жизни ее это не угрожает, но драться сегодня она уже не сможет.

– Черт, – вздохнула Люччо. – Надо было мне перехватить тот удар.

– Нет, капитан, – безжалостно возразил Морган. – Просто ей не надо было лезть туда с мечом. Фехтовальщик из нее в лучшем случае неважный.

– Добрый ты, Морган, – заметил я.

Он свирепо покосился на меня, и пальцы его, державшие меч, слегка побелели.

Люччо властным движением выставила руку между нами.

– Джентльмены, – тихо, но решительно произнесла она. – Не время.

Морган сделал глубокий вдох и кивнул.

Я скрестил руки на груди; впрочем, это не я едва не сорвался. Очко в твою пользу, Дрезден.

– Я разобрался с барабанщиком Гривейна, а Сью только что закусила помощником Собирателя Трупов, – сообщил я. – Значит, против нас остаются эти двое и Коул с помощницей.

– Четверо их и пятеро нас, – подытожил Морган. Люччо поморщилась.

– Могло быть и хуже, – призналась она. – Но опыта в такого рода поединках нету ни у кого, кроме нас с вами, – она покосилась на меня. – Не обижайтесь, Дрезден, но вы молоды, и вы меньше нашего видели подобные дуэли – но даже у вас больше опыта, чем у Рамиреса или Ковальского.

– Какая уж тут обида, – сказал я, начиная дрожать под дождем. – С удовольствием бы оказался дома, в постели.

– Морган, пожалуйста, позовите остальных Стражей и введите их в курс происходящего. Потом разместите Йошимо так, чтобы она видела входную дверь и могла оборонять дом. Если дела повернутся не самым удачным для нас образом, нам, возможно, потребуется место, куда мы могли бы отступить.

– Если дела повернутся не самым удачным для нас образом, – возразил я, – нам не придется беспокоиться на этот счет.

Морган хмуро покосился на меня.

– Сейчас вернусь, – буркнул он.

С минуту я постоял у двери. Изувеченный зомби выбрался на тротуар. Я подошел к Сью, дотронулся до ее шеи, коснулся ее мыслей, и она взмахнула хвостом, отшвырнув ходячий труп далеко в темноту. Потом я вернулся к Люччо.

– Невероятно, – тихо произнесла она, глядя на Сью. – Дрезден, это… эта разновидность магии – гадость. Возможно, и необходимое сегодняшней ночью, но все равно отвратительное. И все же с ума сойти можно.

– И для топтания зомби чертовски хорошо подходит, – кивнул я.

– Да, конечно, – она снова покосилась на небо. – Как мы узнаем, когда они начнут высасывать энергию?

Я открыл было рот для ответа, но не успел произнести ни слова, потому что в это мгновение тучи дрогнули и начали сворачиваться в огромную спираль. Участившиеся вспышки молний высветили размытые очертания тонкого, непропорционально длинного смерча, который соткался из туч и начал медленно вытягиваться вниз, к земле.

Я застыл и кивнул в его направлении.

– Вот оно, – сказал я. – Они начинают.

– Очень хорошо, – произнесла Люччо. – Тогда мы должны выступать немедленно. Я хочу, чтобы вы…

Люччо так и не успела договорить, чего она хотела от меня, потому что земля вдруг вскипела клубящимися сгустками бледно-зеленого света. Вырываясь из земли, они обретали форму – сначала отдаленно напоминающую человеческую, а потом все более четкие очертания североамериканских индейцев. Они открывали рты в боевом кличе, а в руках их появлялось призрачное оружие: копья и луки, дубинки и томагавки.

Один из них повернулся и метнул в меня прозрачное, светящееся копье. Чисто инстинктивно, не успев осмыслить это, я выбросил вперед левую руку, мой браслет-оберег взорвался облаком белых и голубых искр, и копье, ударив в мой щит, разбилось языками злобного зеленого пламени. Я услышал откуда-то сбоку короткий вопль и пригнулся, едва увернувшись от удара призрачного томагавка. Я перекатился вперед и вскочил, держа щит наготове и накачивая в посох энергию для ответного удара.

Призрак замахнулся на Люччо дубинкой, и она не успела уклониться от удара, пришедшегося ей в подбородок. Все же она удержалась на ногах, поднырнула под следующий удар и снова выхватила свою серебряную рапиру. Клинок вновь зазвенел зарядом энергии, которую я ощутил уже раз сегодня, и Люччо, сделав выпад, пронзила призраку сердце. Призрак выгнулся словно от боли, а потом просто взорвался, разбрызгав во все стороны пятна зловещего зеленоватого света и комки эктоплазмы. Люччо выдернула меч и резко развернулась на пятках навстречу двум новым призракам.

Я отбил щитом новый удар томагавка и отчаянно оглянулся в поисках Баттерса. Он стоял в каких-то пяти ярдах от меня… вернее, стоял он на четвереньках, продолжая дергать ногами, от которых бечевки тянулись к барабанным палочкам. Три призрака, завывая от голодной ярости, приближались к нему.

– Баттерс! – заорал я и поднялся, чтобы бежать ему на помощь, но тут на меня навалились сразу двое призраков, и мне пришлось прикрыться щитом, откуда я мог только наблюдать за происходящим. Трое призраков окружили Баттерса.

Баттерс как-то странно крутанулся на месте, не поднимая взгляда. Похоже, он даже не осознавал, что сейчас произойдет. Один из призраков занес над головой тяжелую палицу; Баттерс поднес руку ко рту, потом снова опустил ее на землю. Палица с сокрушительной силой устремилась прямо на ничем не защищенный затылок Баттерса…

…и разбилась о круглящуюся поверхность замкнутого магического круга.

Баттерс посмотрел на беспомощно бесновавшихся за границей круга призраков. В руке он держал кусок мела, который я дал ему еще два с лишним часа назад; судя по всему, он раскровенил надрез, сделанный прежде ножом, зубами. Он стоял, продолжая отбивать ритм и торжествующе подняв вверх слегка дрожащие большие пальцы.

– Молодчина, Баттерс! – крикнул я ему. – Оставайтесь там!

Он кивнул побледневшим лицом и продолжал маршировать на месте, отбивая ритм.

Я замахнулся посохом на призрака и врезал ему по тыкве. Призрачный воин отреагировал на это так, будто его ударили тяжелым кирпичом. Странное вышло ощущение от этого удара – не гулкий «бумц» от столкновения двух твердых тел, и все же это было настоящее столкновение. По тому, как вырвались из земли призраки, я знал, что они материальны только отчасти. Материальный удар оказал бы на них очень небольшой эффект, а уж сила моих рук и вовсе не значила для них ничего. Совсем другое дело сила воли, которую вложил я в этот удар. Вот на эту энергию призрак отреагировал – и еще как! – и я развивал свое преимущество, двумя следующими ударами развалив его от головы до пояса на две части.

За то время, пока я занимался этим, Люччо жужжащей энергией своего клинка разнесла в труху троих призраков. Чуть запыхавшись, она посмотрела на меня, округлила глаза и выставила в моем направлении указательный палец. Повинуясь короткой команде, из пальца ударила тонкая струя огня, прошедшая дюймах в восьми от моего правого уха. За моей спиной послышался и тут же захлебнулся глухой вопль, и обернувшись, я увидел, как нападавший на меня со спины призрак упал, охваченный языками алого пламени.

Я невольно расплылся в свирепой ухмылке, повернулся поблагодарить Люччо – и увидел, как Собиратель Трупов, вынырнув из-под завесы, заносит ятаган для удара ей в спину.

– Капитан! – заорал я.

Правая рука Люччо метнулась вверх и назад, держа клинок перпендикулярно земле, и она отбила удар Собирателя Трупов, даже не глянув на него. Сделав кошачий, мягкий прыжок, Люччо резко развернулась на месте – и оказалась лицом к лицу с Собирателем Трупов, преследовавшим ее по пятам.

Девичье лицо Собирателя перекосилось в безумной ухмылке, ямочки на щеках сделались еще рельефнее и соблазнительнее, вьющиеся волосы разметались во все стороны. На поясе у нее висел маленький барабанчик, и она отбивала на нем резвый ритм левой рукой, что не мешало ей драться правой. Атаку ее поддерживал небольшой отряд призраков, и свистнувшая в воздухе стрела прочертила на щеке Люччо алый след.

Я завопил что-то нечленораздельное, поднял посох и выкрикнул «Forzare!». Струя невидимой энергии метнулась в Собирателя, но некромант успел отпрянуть и увернуться от нее. Она выкрикнула что-то на незнакомом мне языке, и с полдюжины призраков устремилось ко мне.

Я выставил щит, но их было так много, и атаковали они с такой яростью, что почти окружили меня. Останься я на месте, они наверняка убили бы меня. Поэтому, как ни хотел я помочь Люччо, у меня не оставалось другого выбора, кроме как пятиться шаг за шагом, пока я не уперся плечами в шершавый бок Сью.

Однако моя неудачная атака на Собирателя Трупов дала Люччо то, что в бою ценится дороже всего – время оправиться от внезапного нападения. Разрезав еще двух пизраков своей огненной нитью, она отбила еще один удар ятагана и сама перешла в наступление. Серый плащ ее развевался на ветру, серебряная рапира сверкала в ударах молний, и скоро уже Собиратель отступал шаг за шагом.

Я уронил посох и шлепнул рукой по шкуре Сью. При том, что динозавр производил впечатление самого что есть настоящего, на деле это была всего лишь видимость. Его плоть состояла из той же эктоплазмы, что и у призраков – я всего лишь накачал в нее энергию, чтобы она казалась более материальной. Она состояла абсолютно из того же, из чего состояли призраки – а это значило, что она может мочить их.

Тираннозавр дернулся и щелкнул челюстями, превратив ближнего к ней призрака в огненную вспышку и комок слизи. Сью поднялась на ноги и поискала взглядом следующую жертву. Призрак поднял лук и пустил светящуюся зеленую стрелу, угодившую динозавру в шею. Сью взревела от боли, но стрела навредила ей не больше, чем пчелиное жало – огромная трехпалая лапища поднялась, опустилась – и от второго призрака осталась лужица на асфальте. Остальные с воплями рассредоточились, обстреливая Сью с разных сторон, пока та, размахивая смертоносным хвостом, выглядывала следующую жертву.

Я увидел, как Люччо гонит Собирателя Трупов за угол здания. Поскольку призракам было уже не до меня, я поспешил за Люччо.

– Гарри! – крикнул Баттерс, тыча пальцем.

Я посмотрела на дом. Изнутри послышался детский визг. Кто-то – кажется, Рамирес – кричал: «На пол! На пол!». Там и здесь в окнах мелькали зеленые вспышки. Я услышал, как Морган испустил боевой клич, потом в доме что-то громыхнуло. Значит, Стражи тоже подверглись нападению.

– Не выходите из круга! – крикнул я и бросился за угол на помощь Люччо.

Там царила такая темнота, что мне пришлось дождаться первой молнии. В свете ее я увидел, как Люччо делает новый выпад. Потрясающе красиво она фехтовала: выпрямив спину, перемещаясь танцующими шажками, готовая в любой момент перенести весь вес своего тела на острие рапиры. Люччо явно знала, что делает. Конец ее клинка поднырнул под ятаган Собирателя Трупов и вонзился в тело некроманта чуть выше солнечного сплетения. Черт, безумная улыбка Собирателя даже не дрогнула.

Молния погасла, и я услышал короткий, захлебывающийся вопль.

Я сжал в руке материнскую пентаграмму и, засветив ее, поднял над головой. Узкое пространство между зданиями заполнилось серебристо-голубым светом. Я увидел, как Люччо расставила ноги шире и нанесла еще один колющий удар.

Алисия упала на колени. Она опустила взгляд на свою грудь и зажала рану руками. Потом снова подняла взгляд – сначала на Люччо, потом на меня. Взгляд ее затуманился в явном смятении, и она медленно повалилась набок, на траву.

– Отлично, – произнесла Люччо, отворачиваясь от нее. Стряхнув кровь с серебряного клинка, она секунду-другую внимательно смотрела на него, потом решительно зашагала обратно ко входу в дом. – Пошли, чародей. Мы не можем терять время зря.

– Вы так и бросите ее здесь?

– Ей конец, – хрипло произнесла Люччо. – Пошли.

– С вами все в порядке? – спросил я.

Она пристально посмотрела на меня.

– Абсолютно. Остаются Гривейн и Коул. Нам надо найти их и убить, – взгляд ее метнулся к закручивающимся спиралью тучам. – И быстро. У нас в распоряжении считанные минуты. Да шевелитесь же, болван.

Мгновение я стоял, глядя ей в спину. Потом поднял пентаграмму и оглянулся на тело Собирателя Трупов, лежавшее на боку под дождем. Она чуть пошевелилась; темные глаза ее слепо смотрели перед собой, лицо побелело.

И мой желудок сжался от внезапной догадки.

Я вышел из-за угла дома, держа в руке свой револьвер, навел его на затылок Люччо и взвел курок.

– Собиратель! – громко, резко выкрикнул я.

Люччо сбилась с шага. Голова ее резко повернулась ко мне, и в глазах ее я увидел беспощадную жестокость, какой никогда не увидел бы у командира Стражей.

Я ощутил, как взгляд мой проваливается в ее душу, но принял решение еще прежде, когда мой оклик заставил ее оступиться. Она открыла рот, и я увидел в ее глазах безумие Собирателя Трупов, ощутил, как всколыхнулась темная энергия, когда она начала собирать ее…

Ей этого не удалось. В эту единственную секунду неуверенности, когда Собиратель Трупов полагался только на маскирующую внешность, обдумывая свой следующий шаг, ему… ей… нет, все-таки ему – было не до смертного проклятия. Пуля из моего револьвера ударила ее чуть выше правой скулы.

Голова ее дернулась назад, потом упала на грудь. Я видел перед собой тело Люччо, но это Собиратель Трупов выпучил глаза от потрясения, когда чужое, краденое тело упало на землю.

Я услышал негромкий, сдавленный звук.

Я поднял взгляд и увидел Моргана, стоявшего в дверях с мечом в руке.

– Капитан! – прохрипел он, не сводя глаз с трупа Люччо.

Мгновение я тупо смотрел на него, потом опомнился.

– Морган, это не то, что тебе кажется.

Взгляд темных глаз Моргана сфокусировался на мне, и лицо его перекосилось от гнева. Высоко подняв меч, он выбежал на дождь, и земля буквально задрожала от его исступленного рыка.

– Убийца! Предатель!

Ох, блин.


* * * | Барабаны зомби | Глава сороковая