home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 1

Воскресенье

Итальянский завод компании «Нео-хим» находится неподалеку от автострады А-24, на полпути между Римом и Тиволи. Сосновая роща, посаженная еще в пятидесятых, скрывает его от глаз проезжающих по дороге, к тому же заводской комплекс огорожен пятнадцатифутовым забором. На предприятии сильная военизированная охрана. Службу несут бывшие полицейские и карабинеры. И только один из них, Пьетро Ванелли, «профессионал»: он прослужил в охране всю свою жизнь. Недавно ему исполнилось пятьдесят три года. За полгода до описываемых событий его перевели с первого этажа в ночную смену у центрального входа. Поначалу он был доволен — работа здесь была спокойная, но вскоре, откровенно говоря, заскучал по своим более молодым коллегам: с ними можно было и пошутить, и перекинуться парой слов за сигаретой; но больше всего он сожалел о покере, в который ребята-охранники регулярно, дважды в неделю, играли, собираясь на товарном складе. А он был вынужден сидеть в своей будке в полном одиночестве. Пьетро уже подумывал устроиться где-нибудь в городе ночным сторожем и даже стал подыскивать себе подходящее место.

В эту ночь с субботы на воскресенье он домучивал в караульной будке очередной дешевый детектив, каких прочитал, наверное, уже сотню. От этого занятия его внезапно оторвал резкий свет фар. Кто бы это мог быть? Верно, кто-то из служащих забыл что-нибудь и вернулся или заблудившийся путник ищет дорогу на Рим. Кто еще может появиться в такое время на дороге с запретительным знаком? Ванелли взял фонарик, надел фуражку на уже лысеющую голову, открыл дверь и вышел. Из стоящей у ворот машины — ярко-желтого «фиата-регаты», вышла девушка лет двадцати с небольшим (как раз возраста его дочери), довольно стройная, с длинными рыжими волосами. Лицо ее было в синяках, кровь в уголке рта, выцветшие джинсы запачканы, блузка порвана у плеча. Слезы блестели на ее бледных щеках.

Он открыл дверь:

— Что случилось?

— Помогите, пожалуйста, — прошептала девушка, — они хотят меня убить.

— Кто?

Позади девушки никого не было. Она неожиданно проскользнула мимо него в будку. Он поспешил за ней. Девушка испуганно забилась в угол и села на пол.

— Все в порядке, здесь ты в безопасности, — успокоил ее Пьетро и ободряюще улыбнулся.

Он повернулся, чтобы закрыть дверь, и оторопел — прямо на него был направлен автомат. Перед ним стояли двое, оба с оружием. Один, постарше, черноволосый, с упрямым подбородком, — это был Рикардо Убрино. Другой — молодой, в больших очках и коричневой форме, такой же, как на Ванелли, — Паоло Конте.

— Возьми у него ружье, Карла, — приказал старший, указывая на Ванелли.

Карла взяла ружье и передала его старшему налетчику, а тот снял с плеча второй автомат и бросил девушке.

— Неплохо получилось, не правда ли? Вижу, тебе понравилось, — усмехнулся Убрино, обращаясь к Ванелли, и еще раз внимательно посмотрел на девушку. — Нет, право, недаром я работал в гримерной оперного театра, кое-чему научился...

— Кто вы такие? — спросил Ванелли, отчаянно пытаясь оттянуть время: ему надо было добраться до кнопки сигнала тревоги — под столом, позади.

— "Красные бригады", — с вызовом сказала Карла.

— Что надо? — Ванелли потянулся рукой к кнопке сигнала, но бандит сунул ему в лицо автомат:

— Подумай о своей семье, прежде чем поднимать шум. О своей дочери — она ведь, кажется, замуж собралась? Чертовски не хочется, чтобы с ней что-нибудь случилось перед свадьбой.

Ванелли убрал руку. Бандит, усмехнувшись, потрепал его свободной рукой по щеке:

— Мудрое решение. Позвони тому, кто дежурит в проходной, — Бочетто, кажется? Скажи-ка ему, что у тебя тут избитая девушка и ты вызвал полицию, но лучше, если она подождет полицейских у него. И помни о дочери.

— Ничего у вас не выйдет, — произнес Пьетро.

— Ты позвони. — Карла прижала к его спине автомат.

— Бочетто знает мой голос. Вы не войдете без меня.

— А вот тут ты ошибаешься, — возразила Карла. — Паоло у нас артист, сымитировать твой голос в разговоре по телефону для него сущий пустяк, тем более что он несколько недель специально тренировался. Ваш Бочетто ничего не заметит.

— Она верно говорит: у «Красных бригад» лишних людей не бывает, — усмехнулся Убрино, — каждый делает свое дело. Но, думаю, нам не придется прибегать к услугам Паоло. А твоя дочка в день свадьбы будет просто очаровательна.

Ванелли взял трубку и позвонил. Бочетто не заподозрил плохого.

— Подгони машину и заезжай, — скомандовал Убрино, обращаясь к молодому налетчику — Конте. — Потом закройте ворота, главное — быстрее.

И тут Ванелли увидел третьего бандита, такой же комплекции и такого же роста, как он сам. Одетый в коричневую форму, этот бандит на расстоянии вполне мог сойти за него. Ванелли понял, что сейчас умрет. Он снова потянулся было к кнопке тревоги, но ощутил удар пули в спину и тяжело упал.

Конте влетел в будку.

— Нарди, — ужасаясь, сказал он третьему бандиту, — ты же говорил, что убивать не будем. Ты сам сказал: мы только выведем охрану из строя.

— Пора бы уже тебе подрасти, малыш.

— Заткнись, Нарди, — резко оборвал Убрино и вывел Конте из будки.

— Это твоя первая операция?

Конте кивнул.

— Одно дело — планировать на бумаге, а другое — исполнять. Ванелли бы поднял тревогу — и операция бы сорвалась, — ясно тебе?

Конте снова кивнул.

— Но просто... — проговорил он с трудом.

— Никогда трупа не видел? Да? Я тоже, пока не вступил в «Красные бригады». — Убрино похлопал Конте по плечу. — Пошли, друг, нас ждут.

Нарди сидел за рулем. Фирменная фуражка надвинута так, чтобы лица не было видно. Карла — рядом с ним. Убрино и Конте забрались на заднее сиденье и сползли вниз. Нарди включил мотор и медленно повел машину к главной проходной.

Охрана, как обычно, играла в покер. Дежурили только Ванелли и Бочетто. На всякий случай у них был уговор: если появится кто из начальства (а такое, надо сказать, иногда случалось), то Ванелли и Бочетто их предупредят. Каждому игроку это обходилось всего лишь в двадцать тысяч лир. Не Бог весть что, но все же какая-никакая прибавка к зарплате. Ванелли и Бочетто делили деньги пополам.

Когда Нарди подъехал к зданию и вышел из машины, Бочетто открыл стеклянную дверь и хотел было что-то сказать, но налетчик ударил его стволом автомата. Бочетто рухнул на землю. Карла, Конте и Убрино тоже вышли из машины и направились в холл здания. Как только Карла и Конте скрылись за дверью, Убрино выстрелил Бочетто в затылок.

Догнав своих товарищей, он приказал Карле остаться в холле и направился к проходной, оснащенной рядом телеэкранов.

— Если увидишь кого-нибудь из охраны, немедленно дай знать, — сказал он Конте и вернулся за Карлой. Бесшумно ступая по кафельному полу, они быстро прошли в лабораторию. Убрино прекрасно знал план здания, поэтому без труда отыскал нужную ему дверь. Надпись на табличке гласила: «Профессор Дэвид Вайсман». Убрино открыл дверь не постучав. Он думал, что увидит в лаборатории приборы и диаграммы, но здесь, как в обычном кабинете, на стенах висели одни дипломы. За столом сидел человек с жесткими темными волосами и аккуратно подстриженной бородкой.

Когда Карла и Убрино появились в дверях, глаза профессора расширились от ужаса.

— Это грим, — успокоил его налетчик. — Пробирка у вас?

— Зачем вам понадобился грим? — спросил Вайсман.

— Это вас не касается, — отрезал Убрино и снова повторил свой вопрос: — Пробирка у вас?

Профессор вынул из ящика стола металлический цилиндр, размером с коробку из-под сигар, и протянул Убрино.

— Пробирка в этом цилиндре, — сказал он и нахмурился. — Учтите, сто тысяч долларов мало. Моя работа и риск стоят дороже.

Карла направила автомат на Вайсмана, но Убрино резко отвел дуло от груди профессора.

— Не надо, пусть говорит.

— Противоядие будет готово к концу недели, — продолжил профессор, — но оно обойдется вам еще в сто тысяч. Переведете на мой счет в швейцарском банке.

Убрино взял цилиндр из рук Вайсмана и проверил номер: СР-4785. Все правильно. Это был именно тот номер, который ему назвали перед началом операции.

— Сто тысяч, или противоядия не будет, — повторил профессор, вставая из-за стола.

— А нам и не нужно это противоядие. Прекрасно обойдемся без него, — заявил Убрино, не глядя на профессора.

— Вы с ума сошли! — воскликнул Вайсман. — Нельзя открывать пробирку, не имея противоядия, последствия будут катастрофические.

— Тем лучше, — отчеканил Убрино и, спрятав цилиндр в карман, взглянул на Карлу: — Теперь кончай с ним.

Карла снова направила автомат на профессора. Однако Вайсман успел нажать на сигнал тревоги. Раздался пронзительный звук. Его было слышно на всей территории завода. Опередив девушку, Убрино дважды выстрелил в спину профессора и, схватив Карлу за руку, бросился в коридор. Он был пуст.

— Свяжись с Нарди. Скажи, чтобы ждал нас внизу, у входа, — шепнул Убрино своей сообщнице.

Карла сняла с пояса радиопередатчик и вызвала Нарди. Тот сообщил, что едет к выходу. Когда налетчики уже собирались спуститься по лестнице, путь им преградили охранники.

— Дай автомат, — скомандовал Убрино, взял из рук девушки оружие и прислонил к стене.

Карла недоуменно пожала плечами, но ничего не сказала.

— Верь мне, дорогая, — шепнул он и громко закричал, пряча свой автомат за спиной Карлы: — Я поймал налетчика!

Охранники, при виде человека в форме, бросились к нему, и тут Убрино, выхватив свое оружие из-за спины Карлы, выстрелил в охранника и бросился вниз по лестнице. Карла прикрывала его.

Убрино удалось одним выстрелом убить и второго охранника, но третий сумел тяжело ранить девушку. Карла рухнула на пол, ее блузка быстро пропиталась кровью. Убрино на мгновение заглянул в ее уже невидящие глаза и бросился в холл. Там было тихо и пусто. Налетчик на цыпочках прошел мимо лифта. Достигнув проходной, он переключил автомат с одиночного на огонь очередями, все время держа палец на спусковом крючке. Но в проходной охранников не было. У стола стоял лишь Паоло Конте, вид у него был испуганный. Он явно нервничал. Убрино понял, что это ловушка. Когда сигнал тревоги прекратился, Конте почему-то не связался с ним по радио, — ясно, что охранники сразу его схватили. Они и сейчас, должно быть, здесь — спрятались где-то, используя Конте как приманку. Старый приемчик, но еще работает. Убрино всегда знал, что из Конте хорошего «бригадиста» не выйдет, и оказался прав: слабак он — не смог улизнуть от охранников. Одной веры в идею в таких случаях мало. Его и в группу-то взяли только потому, что он мог имитировать голос Ванелли по телефону. Теперь Паоло придется уничтожить. Убрино выстрелил, и Конте свалился на пол. Налетчик кинулся к двери и почувствовал, как пуля просвистела у виска. Стреляли со стороны лестницы. Он спрятался за толстой цементной колонной, отцепив от пояса дымовую гранату, бросил ее в сторону лестницы. Под прикрытием густого дыма ему удалось выбраться из помещения и вскочить в машину — дверца ее была предусмотрительно открыта. Нарди нажал на газ и бросил Убрино прибор дистанционного управления.

Ворота распахнулись. Когда они оказались в безопасности, Нарди спросил:

— Где пробирка?

— В кармане. — Убрино устало прикрыл глаза.

— А что с Карлой и Паоло?

— Погибли...

— Жаль! Я знаю, вы с Карлой любили друг друга... — Вздохнув, Нарди замолчал.

Молчал и Убрино.

— Она знала, на что шла, — наконец жестко произнес он.


Пролог | Красная опасность | * * *