home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 1

Нет худшего врага…

21 октября, 23:01


Что-то было не так в этой квартире.

Это почувствовали все четверо, когда дверной замок щелкнул с запоздалым сомнением старого сторожевого пса, обманутого чужаком, рядящимся в хозяйское пальто (использовалась хитрая отмычка), и они вошли.

Худощавый брюнет в модном костюме спортивного покроя, бывший за главного в четверке, для начала включил свет в коридоре, кухне и гостиной, осматриваясь. Двое – крепыш лет тридцати, похожий на боксера благодаря расплющенному носу, и парень года на четыре младше с рано поседевшими висками – начали молча распаковывать две большие сумки, принесенные с собой. Четвертый – его лицо хранило постоянно глуповатое выражение, из-за постоянно косящего глаза и такой же неизменной привычки слегка улыбаться уголками губ, – не зная чем заняться, прошел на кухню и стал шарить в холодильнике; судя по звукам, доносившимся оттуда, без малейшей надежды обнаружить что-нибудь ценнее кастрюли с давно прокисшим супом. Главный мельком подумал, что Косого стоило оставить внизу в машине; от него здесь все равно не было никакого толку.

А может, все дело в этом паскудном ощущении?..

Поначалу он даже не мог определить, что его насторожило, – это словно маячило перед самыми глазами, но в то же время, как воздух, сохраняло свою невидимость.

Возможно… что-то в обстановке? Или…

В принципе, ему сразу не понравилась вся эта затея, а сейчас не нравилась еще больше. Проклятье! – если бы у него было хотя бы немного времени на раздумье, он мог бы найти и другой способ рассчитаться с долгами перед Алексом, своим шефом, разве нет? Похоже, тот и сам принял решение под воздействием эмоций, а он согласился. Зря, не стоило…

Во-первых, он всегда был в хороших отношениях с Германом – тем более, именно Герман год назад взял его на работу в компанию и лично способствовал его дальнейшему продвижению по служебной лестнице. Во-вторых, не в его правилах участвовать в разборках между старыми друзьями. Но теперь слишком поздно…

Он прошелся по гостиной, слыша, как Седой и Боксер выгружают из сумок канистры. Ладно, к черту – скоро все останется в прошлом, главное, он избавится от этих гребаных долгов. В конце концов, ничего страшного ему делать не нужно. Например, убивать. Шеф всего-навсего горел желанием отыграться в отместку за вчерашний провал на переговорах, не более того. Как утверждал Алекс, это случилось по вине Германа. Хотел просто сорвать злость. Возможно, он потому и согласился на это дело, что так оно и было. Если бы шеф желал всерьез рассчитаться с Германом, нанял бы хиттера – и точка.

Но все-таки, почему так паскудно на душе?

Он подошел к огромному аквариуму и постучал пальцами по стеклу. Сонное после темноты население отреагировало лениво; компрессор и фильтр работали на малой мощности, автоматическая кормушка была заполнена наполовину. Он зачем-то включил подсветку из трех узких длинных ламп, расположенных вверху – картина мгновенно преобразилась в каплю экзотического речного дна – и быстро выключил; спустя несколько минут этот красивый подводный мирок должен превратиться в отвратительный кипящий бульон вместе со всеми его обитателями.

Поморщившись, главный отвернулся от аквариума с беззаботными рыбками, достал из внутреннего кармана пиджака мобильный телефон и набрал домашний номер Алекса.

«А все-таки, – подумал он, удивляясь глубокой правоте старой пословицы, пока в трубке раздавались короткие щелчки, – нет худшего врага, чем бывший друг».

Все, хватит! – его это не касается, он только отрабатывает свои долги перед Алексом.

«Однако признайся, ты не раз думал, что предпочел бы видеть на его месте Германа…»

Алекс ответил так быстро, будто держал руку на телефонной трубке все это время. Что ж, очень возможно, – главный мрачно усмехнулся.

– Да, мы на месте. Похоже, здесь давно уже никого не было.

– Все в порядке? – Алексу чем-то не понравился его тон.

– Да, все в полном порядке… – медленно проговорил главный, осматривая гостиную, словно только что ее увидел. Комната (теперь казалось, что и вся квартира) походила на жилье вконец свихнувшегося педанта. И дело было даже не в идеальном порядке, а какой-то неестественной для человека симметрии (да, все в полном порядке), которую создавали движимые части обстановки. И мелкие предметы, в том числе – особенно они. Старой модели телефон и электронные часы со светящимися зелеными цифрами на тумбочке; стопка газет, шариковая ручка, металлическая расческа и бензиновая зажигалка «Зиппо» на журнальном столе – были разложены на равном расстоянии от края и с одинаковым промежутком друг от друга, причем, в необъяснимом механическом порядке, который возможно почувствовать, лишь увидев. Стулья, кресла, карманная мелочь на телевизоре…

Но это не главное. Было еще присутствие чего-то неуловимого, рождающего подсознательную тревогу, крепнущую с каждой минутой и требующую убираться отсюда как можно быстрее.

– В полном порядке…

– Ты уверен? – настаивал Алекс.

– Уверен…

(Почему в одних местах так много пыли, а других ее практически нет?)

…конечно, уверен.

(И еще не забывай про замок: ведь двери почему-то были заперты только на один… Если хозяин уезжает надолго…)

– Ладно, – проговорил Алекс, о чем-то раздумывая. – Где ты сейчас?

– В гостиной.

– Хорошо, тогда проверь что с окном, оно разбито? Главный подошел к окну и отодвинул портьеру:

– Было, но сейчас…

– Ладно, не важно, – перебил шеф. – На полу ничего не лежит, конечно же… – Было не ясно, спрашивает он или утверждает.

– Нет, ничего. А что…

– Все, оставь это. Да, вот еще: прежде чем приступить, проверь всю квартиру, там может ночевать один тип. На всякий случай, понял?

– Да, но я думаю…

– Мне насрать, что ты думаешь! – рявкнул Алекс. – Сделай это! Когда закончите, сообщи.

– Хорошо, как только сядем в маш… – он не договорил, связь прервалась гудками.

Он думал, что после разговора с Алексом ему станет легче, однако дурное предчувствие только усилилось.

Главный вернулся в коридор. Боксер с Седым уже закончили с сумками и о чем-то тихо переговаривались, сидя на корточках. Косой копался в открытом коридорном шкафу.

– Давайте шевелиться, – бросил главный. – Но сначала проверьте все комнаты.

Седой и Боксер поднялись. Главный сам заглянул в туалет и в ванную, – их двери находились рядом, в маленьком отростке коридора, ведущем в кухню.

– И еще: ничего не брать, – добавил он тоном человека, знающего цену своим словам. Впрочем, все трое и сами отлично знали, что ослушаться было бы крайне небезопасно для здоровья.

В этот момент Косой с видом счастливого кладоискателя извлек с нижней полки коридорного шкафа стопку порнографических журналов.

– Глядите-ка! Это любимые девочки нашего пай-мальчика Геры. Ого! Ты только посмотри на эти буфера! – Косой сунул обложку верхнего журнала под нос обернувшемуся Боксеру. – Прямо как у твоей…

– Пошел ты… – огрызнулся тот.

– Времени мало, – главный посмотрел на Косого. – Оставь это и займись делом.

Тот нехотя расстался с журналами, положив на прежнее место, и направился через гостиную, чтобы заглянуть в другие комнаты, попутно бормоча, кому это нужно и, мол, чего там проверять.

Боксер и Седой взялись за канистры:

– Куда?

– Начинайте с кухни, – сказал главный несколько торопливо, хотя, конечно, особенно спешить было незачем – просто хотелось поскорее убраться отсюда к чертовой матери, из этой пропитанной каким-то неживым духом квартиры – быстро сделать и убраться, все очень просто. Но его вдруг испугало выражение лиц своих подчиненных, словно те тоже что-то ощущали.

«Неужели и они почувствовали? Заметили это? Значит, оно не кажется только мне… Или парни просто разволновались из-за того, что им приходится участвовать в поджоге?»

Что касалось Косого, то, похоже, только он один находился в своей придурковатой тарелке. Хотя, кто его знает – с такой рожей и идиотской манерой держаться трудно было понять, когда он шутит, а когда начинает нервничать.

– После кухни перейдете… – продолжил главный.

Но тут из глубины квартиры его прервал жуткий вопль Косого.


* * * | Обладатель великой нелепости | * * *