home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 28

– Может, хоть волосы отпустишь? – спросила Кори. – У меня начинает болеть голова.

– Ты убежишь, – ответил незнакомец.

– Здесь? Ты шутишь? – Этот участок тропы был настолько узким, что, попытайся она бежать, наверняка сорвалась бы в пропасть. – К тому же куда? Все равно догонишь, так ведь? Так что не буду и пробовать. Обещаю.

– Ты можешь спрыгнуть.

– Я не собираюсь никуда прыгать, – заверила она.

Но волосы он не выпустил, так что Кори оставила эту тему.

Еще раньше – теперь, казалось, прошло уже много часов – она решила ни в чем ему не перечить. Слишком сильный и ловкий. К тому же, видимо, не в своем уме. Разгневавшись, мог убить ее в мгновение ока голыми руками. Или зарубить мачете, которое подобрал после того, как вытащил ее из озера.

Кори была почти абсолютно уверена в том, что он намерен оставить ее в живых. Да он, черт возьми, сам это сказал. И как только она прекратила сопротивляться, тут же перестал делать ей больно. И, если не считать руки, державшей ее за волосы, к ней больше не прикасался. Конечно, это раздражало и было источником затянувшейся боли, но особенно не могло повредить ей.

Страдали лишь ноги. От ходьбы.

– Куда ты меня ведешь? – Это был ее первый вопрос, когда он только начал уводить ее в сторону от лагеря.

– В горы.

– Одеться-то я хоть могу, ладно?

– Ты слишком красивая для одежды.

– Но солнце меня изжарит.

– Солнце пойдет тебе на пользу. Ты станешь такой же золотистой, как я.

– Хотя бы позволь надеть ботинки. А то угроблю ноги.

– Они станут такими же сильными, как мои.

– Пожалуйста.

– Не ной. И крепись.

Хочет, чтобы я была такой, как он. Хорошо. Возможно, это означает, что не причинит мне боли, если не выкину какой-нибудь фортель. Он ищет общества. Партнера. А я подхожу на эту роль. Я справлюсь с этим. Если поведу себя умно.

Кори попыталась обернуться, чтобы в последний раз взглянуть на Чеда, но гигант так вывернул ее волосы, что смотреть можно было только вперед. Когда они шли по берегу, она молилась Богу, чтобы Чед пришел ей на помощь. А потом надеялась, что он этого не сделает.

Что просто будет жив. Будь жив, но оставайся на своем месте! Не иди за нами. Он наверняка убьет тебя.

Со мной все будет в порядке.

Со мной все будет в порядке, пока он не надумает меня трахнуть.

Он мог бы сделать это уже сейчас, но почему-то не торопится.

Чего он ждет?

Когда они плелись по берегу озера, когда переходили вброд ледяной ручей и еще какое-то время после того, как начали подниматься по горной тропинке, Кори все ожидала, что в любой момент будет брошена на землю и изнасилована.

И когда этого не произошло, то начала теряться в догадках.

Хочет сначала привести меня в пункт назначения?

Это было единственное разумное объяснение.

Затем она пыталась убедить себя в том, что он – «голубой». Ведь явный культурист. Но понимала, насколько ложен этот стереотип. Большинство из них гомосексуалистами не были. Кроме того, Чеда он оставил, а взял ее. И не позволил одеться. Нет, педиком он не был.

Возможно, она нужна была ему по причинам, никак не связанным с сексом. Просто, быть может, он одинок.

«Помечтай, помечтай, – возразил внутренний голос. – Так просто не отделаешься».

Он агрессивен, он безумен. И, если схватил не ради секса, тогда страшно даже представить, что у него может быть на уме.

Хочет, чтобы я сохранила внешнюю привлекательность. Это надо запомнить. Хочет, чтобы загорела, как он. И еще, чтобы ноги огрубели и стали такими, как у него. Разве стал бы говорить такое тот, кто хотел бы тебя съесть или замучить, или сделать с тобой вообще Бог знает что. Надо просто сохранять спокойствие и подыгрывать ему.

Быть может, мы даже встретим моих студентов.

Это ведь была тропа на пик Отчаяния, и они должны были пойти по этому пути. Хотя, бесспорно, у них огромная фора, но вес их поклажи не позволит им двигаться быстро. Вряд ли они смогут показать хорошие результаты, тем более с такой спутницей, как Дорис. Да и Анжела, вероятно, не настолько сильна, чтобы выдерживать быстрый темп.

«Рано или поздно, – убеждала себя Кори, – мы можем их обогнать».

Их шестеро. Явное численное превосходство, и, если мы накинемся на него одновременно…

Но кого-то наверняка ранят, а может, даже убьют.

Разве что удастся застать его врасплох.

С другой стороны, неожиданно встретившись со столь большим числом противников, он, возможно, даже ретируется. Просто убежит и оставит ее. И такое могло случиться.

Но что, если все-таки предпочтет драку? С этим мачете…

«О ребятах ему, видимо, уже известно, – поняла Кори». Он был в их лагере, видел их палатки. Возможно, даже поджидал их возвращения, в надежде схватить одну из девчонок, когда появились они с Чедом.

Неожиданно ей вспомнилась записка на входе в палатку. Какое-то предупреждение, оставленное студентами. Послание начиналось словами: «Дорогой маньяк!». Видимо, имели в виду его.

Что он им сделал?

Встревожившись и испугавшись, Кори чуть было не накинулась на него с вопросами, требуя объяснений. Ей не терпелось узнать, не причинил ли он вреда ее студентам. Однако, не успев еще и рта открыть, поняла, что ничего он им не сделал. По крайней мере, ничего серьезного.

Потому что тон оставленной записки был фривольным и насмешливым. Очевидно, он доставил им определенное беспокойство, но никого из них серьезно не ранил, тем более не убил.

Потому что едва ли они продолжили бы свои чертовски глупые поиски сокровищ Батлера, если бы этот выродок причинил какой-нибудь вред одному из них. Или даже если бы считали его серьезной опасностью.

А что, если он напал на них уже после написания записки?

Нет. Это представлялось маловероятным. Если зарезал их, то где их тела? Где вещи? Не считая палаток, Кори не заметила никаких следов своих питомцев. Кроме того, этот урод не убил бы всех. Одну из девчонок, вероятнее всего Лану, наверняка оставил бы. Схватил бы Лану для общения или для секса, или чего там еще… и сейчас вел бы ее, а не меня.

«Так лучше, – убеждала она себя. – Лучше, что захватил меня».

Но не для Чеда.

И Кори почувствовала резкую мучительную боль – чувство вины и неизъяснимая тоска сдавили горло, и на глаза навернулись слезы. Она взглянула вниз по склону. Озеро было далеко-далеко внизу, но деревья вокруг лагерной стоянки заслоняли камень, на котором она в последний раз видела Чеда.

Это я во всем виновата. Я впутала его во все это. Если он мертв…

Нет, он не мертв. Не может быть мертвым.

Вполне может.

Нет! Он проснется с головной болью и будет гадать, что со мной случилось. Решит, что утонула? Что будет делать?

Будет искать. И не остановится до тех пор, пока не отыщет.

И что тогда? Останется без головы.

Нет, страшно было даже думать о том, что могло случиться.

«Подумай лучше о студентах, – говорила она себе. – С ними все в порядке. Должно быть все в порядке. С Чедом тоже все в порядке. И все образуется.

Просто надо подыгрывать этому ублюдку и, несмотря ни на что, остаться живой. В конечном счете я либо вырвусь от него, либо меня спасут.

Но время близилось к полудню, жара становилась невыносимой, а острые камни стесали ноги, до крови, и план сотрудничества стремительно терял свою привлекательность.

С каждым болезненным шагом Кори приближалась к тому месту, куда маньяк вел ее. С каждым шагом где-то в животе нарастал снежным комом страх. Каковы бы ни были его намерения, они начнут реализовываться, когда будет достигнут конечный пункт их маршрута.

И ей не хотелось туда.

Она готова была ради этого рискнуть падением с обрыва.

И поэтому попросила его отпустить волосы, пообещав не пытаться бежать, и получила отказ, поскольку ее конвоир опасался, что она прыгнет.

«Я бы не прыгнула, – подумала она. – Да он просто ненормальный, если думает, что я собираюсь спрыгнуть».

Ненормальный.

Неожиданно для себя она тихо хихикнула.

– Что смешного? – поинтересовался он.

– Да ты сам. Ты сказал, что я могу прыгнуть, если ты отпустишь мои волосы.

– И что здесь смешного?

– Я не из таких. Но, послушай, нельзя ли присесть, что ли? Сидя я ведь не смогу прыгнуть? Уже не держат ноги. Я выдохлась и, если не отдохнем, просто могу потерять сознание и упасть. Тебе ведь не понравится такое, да?

– Я не дам тебе упасть. Двигайся. Мы уже почти пришли.

Именно это меньше всего и хотелось услышать Кори.

Она согнула колени, словно они у нее подкосились, и начала заваливаться вперед, выставив руки, чтобы не разбиться. Незнакомец дернул ее за волосы. Кори вскрикнула, но осталась обмякшей. Подержав ее какое-то время в таком положении, гигант начал медленно опускать, пока ее колени не коснулись тропы.

– Отпусти волосы, черт возьми!

На этот раз он подчинился.

Кори согнулась, встала на четвереньки, схватилась руками за голову и начала растирать зудящую кожу.

Позади не было слышно никаких звуков. Она прекрасно понимала, какое зрелище ему демонстрировала. Возможно, настолько увлекательное, что он не стал возражать против задержки.

Да я сама напрашиваюсь.

Ну так и что?

Пусть попробует сделать это прямо здесь, если это то, чего он хочет. Пора с этим кончать. И, быть может, кто-то спикирует вниз с горы. И, возможно, это будет он.

– Подъем, – проронил гигант.

Кори не двинулась с места.

– Куда ты меня ведешь? – спросила она.

– К себе домой.

– Для чего?

– Ты моя.

– Черта с два! Я не твоя. И никогда не буду твоей. Я принадлежу себе, а часть меня принадлежит тому мужчине, с которым я была на озере, и если он мертв, то и ты умрешь.

Несколько секунд он молчал, а затем спросил.

– Как тебя зовут?

– Меня – Джейн.

– Подымайся на ноги, Джейн.

Помогая себе локтями, Кори распласталась на тропинке.

– Вставай сейчас же.

– Делай со мной, что хочешь Никуда я не пойду.

– Решила умереть прямо здесь?

– Если ты меня убьешь, я больше не буду красивой. – Помня о том, что тропа была не намного шире ее тела, Кори осторожно перекатилась на спину и приподнялась на локтях.

Гигант стоял как раз за ее ступнями. Солнцезащитные очки с погнутой оправой – след брошенного ею камня – слегка перекосились на носу. Губы вытянуты в прямую линию, потная кожа блестит на солнце.

Лезвие мачете ослепительно сверкнуло.

– Поднимайся! – приказал он.

Хотя сердце бешено колотилось и в легких не хватало воздуха, Кори все же выдавила из себя.

– А если не встану?

Мачете свистнуло, рассекая воздух над ее ногами, и хотя она знала, что удар был направлен мимо, все равно вздрогнула и ахнула.

Присев на корточки, он схватил ее за правую щиколотку, дернул вверх ногу и плашмя ударил мачете по ляжке.

Кори скорчилась и вскрикнула.

И тогда он оттолкнул ее ногу в сторону, за пределы тропы. Падая, Кори судорожно глотнула воздуха. Нога летела вниз. Острый край тропы проскользнул по задней поверхности бедра и впился в ягодицу. Она вывернулась и брыкнула ногой. В этот момент он поймал ее щиколотку.

И неожиданно ей стало невмоготу. Она держала себя в руках, старалась сохранить трезвую голову, пыталась быть мужественной. Упорно шла вперед, несмотря на солнце, опалившее обнаженное тело, острые камни, изрезавшие ноги, крутой подъем, отнявший все силы. Боролась с горем, чувством вины и ужасом. Но от удара мачете стало так больно, а внезапное падение ноги так сильно испугало. И она сломалась. Кори заревела.

Она ничком лежала на тропе, прижав руки к лицу, рыдала, всхлипывала, и спазмы сотрясали ее тело.

– Прекрати, – сказал он.

– Иди к черту.

Приподнявшись, он шагнул к ней и перекинул кожаный ремешок от мачете через правое плечо, закинув оружие за спину. Затем наклонился, схватил ее за запястья и дернул вверх. Когда Кори полетела на заплетающихся ногах вперед, он обхватил ее и резко притянул к себе. Их мокрые тела встретились, и она почувствовала, как задыхается, расплющиваясь на его массивной груди.

– Ты пойдешь, – промолвил он и сдавил так сильно, что Кори показалось: вот-вот лопнут ребра.

Когда ужасные объятия ослабли, Кори с удивлением обнаружила, что ноги ее не держат, и начала сползать по его телу. Подхватив под руки, гигант держал ее в вертикальном положении, а она рыдала взахлеб. Время от времени он резко встряхивал ее, при этом ее голова болталась из стороны в сторону, обмякшие руки раскачивались, а груди дрожали. Ей казалось, что он делал это в наказание.

Но затем он оторвал ее от земли и поднял вертикально вверх. Теперь перед глазами у нее заблестела бритая макушка, а груди поднялись на один уровень с его лицом. Кори взглянула на них – в этот момент груди запрыгали и завихляли – это гигант еще раз встряхнул ее. Подержав ее неподвижно несколько секунд, он поднес Кори ближе и потерся колючей щекой о правую грудь. Затем, повернув голову, открыл рот и лизнул сосок. Словно ребенок, обсасывающий леденец.

Кори изо всех сил хлопнула его ладонями по ушам. Взревев от боли, он отшвырнул ее в сторону. Мелькнуло небо и нависший над нею крутой склон. Она хотела протянуть руки, чтобы ухватиться за скалу, но испугалась, что это прикосновение отбросит ее прочь и она полетит вниз с горы. Пятки ударились о камень. Через мгновение о него ударился ее зад. Когда на тропинку грохнулись спина и локти, Кори успела прижать голову к груди. Ее немного протащило – по спине и ягодицам словно прошлись газовой горелкой. Остановившись, она вздрогнула и всхлипнула. Не осталось ни одного живого места, зато не свалилась в пропасть!

Быстро, как только могла, Кори оттолкнулась от земли.

Стоя на коленях, гигант ревел от боли, согнувшись и схватившись за уши руками.

Кори вскочила на ноги, морщась от слез. И вытерла глаза. Она понимала, что должна атаковать.

Прямо сейчас. Прежде, чем ублюдок оправится и сможет защищаться.

Размозжить ему череп камнем. Или схватить болтавшееся у него на боку мачете и порубить его на куски. Или даже попытаться сбросить в обрыв.

Как-нибудь, но его надо было прикончить.

Но у нее не хватило духу. Она не смогла заставить себя сделать хотя бы шаг в его направлении. Ведь если она приблизится, он просто мог бы…

Гигант поднял голову.

– Ты!

Кори присела на корточки, схватила с земли кусок камня и метнула в него. Хотя целилась в лицо, камень попал под ключицу и, ободрав кожу, отскочил в сторону. Когда она потянулась за другим, гигант встал на ноги. Но едва успел сделать шаг, как Кори швырнула в него второй камень. Этот угодил по губам. Голова дернулась назад, очки слетели. Сморгнув, он мотнул головой, облизал разбитые губы и, фыркнув кровавыми брызгами, ринулся на нее.

Резко развернувшись на месте, Кори побежала вперед по узенькой полоске тропы. Сначала она едва семенила, потому что при одной мысли о падении кружилась голова. Но она слышала, что ее догоняют. Ее преследователь покряхтывал, а иногда шумно выдыхал: «Да!» И звуки эти все приближались.

И Кори решила, что лучше упасть в пропасть, чем позволить схватить себя.

И пустилась со всех ног, отмахивая руками, быстро и широко выбрасывая ноги. Из-за слез тропинка превратилась в прыгающее расплывчатое пятно. Кори прекрасно слышала своего преследователя, но определить, как далеко тот находился, не могла. Хотелось оглянуться, но она не могла решиться на это. Ведь, повернув голову, легко можно было оступиться. И, если он уже догонял ее, не хотелось это видеть.

Кори все ждала, что лезвие мачете распорет ей спину. Или простого толчка, отправляющего в затяжной прыжок в забвение.

Перед поворотом направо Кори немного притормозила.

«Может, не впишется в поворот, – подумала она. – Он ведь такой громадный, такой тяжелый. Если выскочит на полной скорости…»

Кори представила себе, как он сбегает с обрыва подобно Злюке-Койоту, бежит по воздуху, и все о'кей, пока взгляд его не опускается вниз, и он замечает свое бедственное положение, после чего камнем падает вниз.

Когда Кори обогнула поворот, внутри у нее все оборвалось, а в голове – перемешалось.

В нескольких шагах перед нею, на краю тропинки она увидела две руки.

Невозможно! Как он мог опередить меня?

Затем подумала: «Теперь он мой!»

Адьоз, засранец!

За один шаг до этих рук она резко остановилась, рухнула на колени и быстро поползла к краю, сгорая от нетерпения отцепить пальцы.

И неожиданно для себя увидела перед собой глаза Чеда.

Повернув голову, Кори бросила взгляд через плечо. И в этот момент из-за поворота вынеслась туша безумного преследователя.

– Нет! – заверещала она.

– Скорее! – выпалил Чед. – Беги! Сейчас же!

Кори юркнула мимо него, вскочила на ноги, но убежать не смогла. Повернувшись, она увидела, как Чед выскочил на тропинку, вытаскивая на ходу нож. Гигант двигался слишком быстро, чтобы сразу остановиться. Лицо его приняло удивленное выражение. Чед бросился поперек тропинки ему под ноги, и тот споткнулся о его тело и правым плечом ударился о стену. Удар откинул его в сторону, но не достаточно далеко. И он рухнул грудью на тропинку. Голова его оказалась у ног Кори, а рука выпала за край обрыва.

– Уходи отсюда! – надсадно закричал Чед, выпутываясь из-под его ног.

Кори опустилась на тропинку и зажала между коленями широкую скользкую голову маньяка. Сжимая ее изо всей силы, она нагнулась вперед и налегла на спину гиганту.

– Убей его! – выпалила она Чеду. – Надо убить его!

Левая рука гиганта больше не свисала в пропасть. Она уже лежала на тропинке. Когда Чед оседлал его задницу, тот начал подниматься и его голова заскользила между бедрами Кори, ткнулась ей в пах, и ее колено оторвалось от земли. В этот момент Чед занес нож. Его лезвие ринулось вниз.

Гигант резко взбрыкнул, вывернулся и сбросил Чеда.

Нож пролетел мимо, не коснувшись его спины, а Чед кувыркнулся в сторону. Кори выкрикнула: «Нет!», успев заметить, как Чед, отбросив нож, загребал руками и дрыгал ногами в воздухе рядом с тропинкой. Зависнув на мгновение, он исчез, и Кори, которая сама была отброшена внезапным движением маньяка к краю тропинки, не улетела лишь благодаря тому, что захватила его голову бедрами и всем телом прижалась к его спине.

Теперь он стоял на четвереньках, а Кори, обхватив руками его грудь, висела на нем.

Гигант пополз вверх по тропинке.

Кори – верхом на нем.

Он даже не пытался ее сбросить.

Бред какой-то! Сумасшествие!

Словно играем в лошадок. А Чед мертв. О Боже! Чед! Мертв!

Она знала, что могла бы оторваться от этой спины и броситься в пропасть. Ей хотелось этого. Лучше быть мертвой, как Чед. Положить конец всему этому. Какой теперь смысл жить? Чед больше никогда не вернется к ней. Будущего для нее не было. Так почему бы не умереть и не прекратить боль?

И оставить этого гребаного выродка в дураках, лишив такого лакомого кусочка!

Но Кори не могла заставить себя сделать это. Она яростно прижималась к нему, до смерти боясь упасть.

И ей было стыдно за себя. Она не имела никакого права жить дальше. Никаких причин и никакого права. Это она явилась причиной смерти Чеда. Она не заслуживала жизни.

«Он пытался спасти меня, – твердила она себе. – Не хотел, чтобы меня убили».

Он любил меня, хотел, чтобы я жила.

«Я обязана жить», – неожиданно поняла она.

Прожить еще хотя бы столько, чтобы уничтожить этот вонючий и опасный кусок дерьма.

Она слышала перезвон волочимого по тропе мачете. Каким-то непостижимым образом после всего этого ремешок его все еще остался на правом плече выродка. Если освободить одну руку, возможно, удастся дотянуться до оружия. И что потом? Оно висит так, что у нее не будет никакого размаха для удара.

К тому же он ни за что не позволит ей схватить мачете. В тот же миг, когда почувствует, что она ослабила захват, заподозрит неладное, и у нее не останется никаких шансов.

С того самого момента, когда Кори повисла на незнакомце, глаза ее были закрытыми. Теперь она открыла их. Правая щека прижималась к его спине. Она подняла голову.

Ее движения, видимо, совершенно его не беспокоили, потому что он по-прежнему медленно полз вперед.

Его черная набедренная повязка была перед самыми глазами. Центральная полоска проходила между ягодицами, и Кори заметила, что половинки его зада не только сжимались, но и слегка покачивались в стороны. Он извивался, и его спина скользила по ней, а зажатая между ее дрожащими бедрами голова терлась о пах.

Ты убил моего Чеда, ублюдок, а теперь делаешь такое со мной?

Кори почувствовала себя использованной и грязной. Но, как бы сильно она ни ненавидела его, себя ненавидела еще сильнее – за то, что доставляла ему такое удовольствие.

«Ты заплатишь за это, – говорила она себе, когда он завозил ее за поворот. – Заплатишь за все».

Затем Кори увидела, что каменная стена отступила. В изумлении она поглядела в другую сторону. На смену обрыву пришел пологий спуск.

Узкой тропинки больше не было.

Они достигли горизонтального участка, где ее безбоязненно можно было сбросить со спины. Но он продолжал ползти.

Видно, вошел в раж и уже не мог остановиться.

Возможно, даже не подозревал, что опасный участок тропинки позади.

Но Кори знала это. Она чувствовала себя канатоходцем, который наконец шагнул на прочную опору и, не боясь больше падения, начала ласкать своего коня.

Тот, похоже, не возражал – продолжал ползти.

Кори начала ерзать у него на спине. Затем разжала ноги и стала водить руками по груди, по бокам и животу. Когда ее пальцы нашли пояс набедренной повязки, он остановился. Руки Кори скользнули вверх по бедрам и задержались на твердых буграх ягодиц, затем двинулись дальше, вниз по ляжкам. Она вытянула тело, пытаясь достать руками подальше, и почувствовала, что он весь задрожал. Кори вновь подняла руки вверх, по заду на поясницу. Затем подсунула большие пальцы под тонкий пояс и стянула набедренную повязку вниз, на колени.

«Неужели он даже не подозревает? – недоумевала она. – Или настолько завелся, что больше ничто не волнует его?»

Или настолько уверен в себе, черт возьми, что не ожидает подвоха?

Какой-нибудь уловки?

Возможно, рассчитывает остановить меня в последний миг. Хочет, чтобы я думала, что он ни о чем не подозревает. Все это время он просто использует меня, получает удовольствие, ожидает подходящий момент, чтобы сбросить меня и разделаться со мною.

Ну и пусть.

Это мой выбор, и я его сделала.

По животу гиганта пробежала легкая дрожь, когда Кори вновь дотронулась до него. А когда ее левая ладонь обернулась вокруг огромного возбужденного пениса, незнакомец вздрогнул и застонал. Пальцы легко скользнули по поверхности до корня, затем снова вверх.

«Он мой, – ликовала она. – Теперь меня никто не остановит».

Ее правая ладонь сложилась чашкой вокруг мошонки.

Пиши завещание, говнюк!

Но едва она начала сжимать ладонь в кулак, как почувствовала рывок за кисть. Кончики ее пальцев задели яички. Но не стиснули их, не раздавили. Только слегка столкнули одно с другим, когда ее рука отскакивала в сторону.

И, тем не менее, он дернулся, взахлеб раскашлялся и, отпустив ее запястье, вскочил на колени.

Кори сползла с его спины. Опершись о землю руками, она высоко подбросила ноги, сгруппировалась, перекувырнулась и села. Но тут же. вскочила на ноги и обернулась, чтобы оценить ситуацию.

Гигант все еще стоял на коленях, сложившись так, словно у него болел живот.

Кори побежала на него. Замахнувшись ногой, она пнула его в бок, и он рухнул на каменную дорожку. Но когда Кори нагнулась и потянулась за мачете, он откатился в сторону с такой живостью, что она отшатнулась назад. Длинный клинок мелькнул в воздухе над ним и со звоном упал на землю. В следующее мгновение гигант уже сжимал рукоятку мачете. Он сделал резкий выпад и рубанул. Лезвие просвистело в нескольких дюймах от ее голеней.

Застонав от отчаяния, Кори развернулась и побежала.

«Облажалась, – ругала она себя. – Был уже у меня в руках, а я все испортила. Как он догадался?»

Теперь его не остановишь. Теперь он меня схватит, и…

Если, конечно, догонит.

Он ранен. Это мой шанс.

Похоже, она выскочила на широкое плато, своеобразную седловину, полого поднимавшуюся между двумя провалами. Чуть поодаль слева, видимо, находилось узкое ущелье. К нему Кори и побежала. О его ширине можно было только гадать, но, если удастся перепрыгнуть на другую сторону, это может дать ей преимущество. Возможно, удастся организовать там оборону. По крайней мере, между нею и этим психом хоть что-то будет. Может быть, она сумеет прикончить его при попытке перескочить вслед за нею.

Подбегая к ущелью, Кори услышала какой-то гул. Словно сильный ветер, с каждым шагом становившийся все громче. К тому времени, когда она увидела, что ущелье было слишком широким, шум превратился в рев. Перепрыгнуть на другую сторону не было никаких шансов.

Остановившись у края, Кори поглядела вниз. От вида потока, беснующегося далеко внизу, внутри все оборвалось, и она резко обернулась назад.

Гигант приближался, слегка ковыляя. Черный гульфик вернулся на прежнее место. Он поддерживал его левой рукой, прижимая ее к мошонке. Правая рука размахивала над головой мачете. Рот был перепачкан кровью.

Кори повернулась спиной к ущелью.

Она готовилась к встрече.

Не надо! Ты рехнулась?

Все равно тебе никогда не убежать от него. Рано или поздно догонит.

Кори расставила ноги, слегка пригнулась и широко раскрыла руки, словно приготовившись к рукопашной схватке.

– Давай, ублюдок! – закричала она.

Пока он не тормозил.

Беги, беги!

Незнакомец надвигался, как туча, все ближе и ближе. Весь из пластов и бугров играющих мышц. С каждым шагом всхлипывая и рыча так громко, что даже рев потока не мог заглушить его.

– Ты хочешь меня? – кричала она. – Ты меня хочешь?

Гигант ухмыльнулся, его окровавленные губы расползлись, обнажая зубы. Теперь он был достаточно близко, и Кори увидела, что несколько передних зубов были выбиты.

Три шага. 

Два. 

Кори бросилась в сторону. Упав на землю, перекатилась на спину и увидела, что он затормозил на самом краю пропасти. Похоже, сила инерции все еще толкала его вперед. Прогнувшись в поясе, он энергично замахал руками.

И восстановил равновесие.

И повернулся к Кори.

И сверху вниз насмешливо улыбнулся ей.

– Ты думаес, ты такая хитрая, – прошепелявил он.

Что-то шлепнуло его в грудь. Послышался грохот. Револьверный выстрел? Левая грудная мышца гиганта подпрыгнула, и Кори краешком глаза увидела аккуратную круглую дырочку на несколько дюймов выше соска. Только на какой-то миг, потому что удар развернул его вбок. Он набросил правую ногу на левую, чтобы сохранить равновесие.

Когда прилетела вторая пуля, проложившая борозду в его спине, гигант уже склонился над пропастью, словно рассматривая поток. Пронзительно вскрикнув, он шагнул в пустоту, полетел вниз и исчез за гранью обрыва.

Кори перевернулась на живот и, поднявшись на четвереньки, увидела толстую девушку в серой спортивной кофте и шортах, трусцой бежавшую к ней. Пышку с револьвером.

– Дорис!

Девушка широко открыла рот от удивления.

– Доктор Дальтон?

Кори встала, шатаясь подошла к Дорис и бросилась ей в объятья.

– Боже мой! – воскликнула Дорис. – Что вы тут делаете?

– Ты попала в него! – выпалила Кори. – Попала! Убила? – Отстранившись от Дорис, она выхватила у нее из руки револьвер и поспешила назад, к краю обрыва.

Ублюдка она увидела сразу же.

В самом низу. Он плавал лицом вниз в луже кипящей белой воды, широко раскинув руки, словно распятый.

Кори тщательно прицелилась и выстрелила.

Грохот оглушил ее, револьвер подпрыгнул в руке. Невозможно было определить, в цель или мимо. Поэтому Кори выстрелила еще раз.

Когда она в третий раз нажала на курок, выстрела не последовало. Лишь что-то звонко клацнуло по металлу.

Течение медленно развернуло тело гиганта и понесло его вниз.


Глава 27 | Поведай нам, тьма | Глава 29