home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 27

Следуя за Анжелой, Говард, пошатываясь, вышел из удручающей духоты и темноты. Хотя вход в шахту уже лежал в тени, дневной свет больно резанул по глазам, и он зажмурился. Свежий и прохладный воздух показался на редкость удивительным.

Шедший первым Глен сразу же плюхнулся на спину.

Анжела осталась на ногах, но согнулась и обхватила руками колени. Ее черные волосы слиплись и свисали космами на лицо. Прилипшая к спине тенниска стала почти прозрачной, и кожа под ней выглядела розоватой. Проступили узенькие бретельки бюстгальтера, а также позвонки и худые ребра.

При виде их Говард вспомнил о скелете.

Он был очень рад, что тот остался позади. И, как бы там ни обернулось, ему никогда не придется увидеть его вновь.

Проковыляв мимо Анжелы, он опустился на колени, повернулся, прислонился к подножию скалы, напротив входа в шахту, и вытянул ноги.

И поймал себя на мысли о том, что сидит точно в той же позе, как скелет.

Чтобы устранить это сходство, он скрестил ноги, запарившиеся в вельветовых брюках.

Из шахты вышел Кит. По-прежнему с топориком в руке. Накинутый на шею моток веревки теперь свисал на голую грудь, словно ожерелье. Рубашка, подоткнутая под пояс, ниспадала складками на джинсы, подобно набедренной повязке. Вытащив край ее, Кит вытер лицо и, сделав несколько приставных шагов в сторону от входа, откинулся назад и уперся задом в почти вертикальную стену.

Затем вышла Лана и погасила фонарь. Лицо ее покрылось испариной, белокурые волосы сбились по бокам головы в тугие темные завитки. Последовав примеру Кита, она также скинула блузку, когда стало понятно, что осмотр шахты затянется. И теперь блузка свисала сбоку, подсунутая под пояс на бедре. Пот катился по ее телу ручьями. Загар подчеркивал белизну бюстгальтера, который выглядел так, словно пропитался влагой насквозь. Но Говард с удивлением обнаружил, что тот не стал просвечивать. Однако ему нравилось и то, что было видно, и он не отводил глаз. А Лана подошла к Киту, прислонилась рядом с ним к склону, откинула назад голову и прикрыла глаза. Быстро и отрывисто дыша, облизнула губы.

– Надо было взять с собой немного воды, – выдавила она из себя.

– Я бы сейчас не прочь оказаться внизу, у озера, – отозвался Глен. Он все еще лежал на спине, но теперь приподнял немного голову, подложив под нее ладони. Вероятно, чтобы полюбоваться Ланой. – Тебе бы не хотелось прямо сейчас нырнуть в него?

– Ручей намного ближе, – проронил Кит.

– Только вот, чтобы добраться до него, надо быть каскадером.

– Наверное, где-то есть удобный спуск. Ведь Губерт наверняка берет воду там.

– Да у нас достаточно воды в рюкзаках, – заметила Лана, заталкивая фонарик в передний карман шорт. – Может, одному из нас… следовало бы спуститься за парой фляг? Тогда можно было бы поискать другую шахту.

– Мне кажется, другой просто не существует, – вступила в разговор Анжела. Теперь она стояла, выпрямившись и подбоченившись. – Я хочу сказать, что, по-моему, это именно та, которую имел в виду Батлер. – Она потянулась, изогнувшись назад подобно луку. – А вы так не думаете? – И обвела взглядом окружающих.

– Но мы же ничего не нашли, – возразил Глен.

– Бля, да мы целую кучу всего нашли, – поддразнил Кит.

– Успокойся! – Глен скривился и сел.

– Там не было никаких сокровищ, – промолвила Лана. – Или если они и есть, то слишком хорошо спрятаны. Если шахта та, с ними дохлый номер.

– А вам не кажется, что скелет, вероятно, и есть Батлер?

– А кто его знает? – усомнился Глен. – Да и какая нам разница? Сокровищ-то никаких нет.

– Если это Батлер, – вспыхнул Кит, – тогда я вернусь и дам ему ногой в морду. Завел нас черт знает куда и ни за хрен собачий.

Анжела подошла к Говарду, присела рядом и закинула ногу за ногу.

– Есть какие-нибудь мнения о том, что нам делать дальше? – обратилась ко всем Лана.

– Я знаю только то, что нам не нужно делать! – воскликнул Глен. – Это находиться здесь, когда объявится Губи.

– Поддерживаю его предложение, – отозвался Кит.

– Значит… мы отказываемся от дальнейших поисков и возвращаемся к озеру?

– Звучит замечательно, – промолвил Глен.

– Получается, мы прошли весь этот путь впустую.

– О, – усмехнулся Кит, – зато какое получили удовольствие.

Глен неожиданно повернул голову и бросил косой взгляд на Анжелу.

– Батлер говорил, что тебе известно, где клад.

– Не сваливай все на нее, – вступился Говард.

– Так что… ублюдок все время нам лгал?

– Вероятность этого существовала всегда, – заметила Лана. – Кори предупреждала нас, забыли?

– Но ведь он же сказал нам, где найти сотенную!

– У него должны быть свои причины, чтобы привести нас сюда, – проронил Говард.

– Да, чтобы нас мог замочить его дружок, Губи Отшельник.

– А может, весь смысл в том, – подхватил Кит, – чтобы пополнить его коллекцию нижнего белья. Не пожертвуете ли чего, крошки?

Нахмурившись, Лана сильно ткнула его локтем в руку.

– Эй! – Самодовольная улыбка не сходила с его лица, когда он потирал ушибленное место, и потом, когда заговорил: – Я серьезно. Взгляните на факты. Батлер заставил вас всех троих показать свои бюстгальтеры на вечеринке у Дальтон. Верно? Хотел на них взглянуть. Видимо, ему понравилось то, что он увидел, и поэтому этот урод хитростью выманил нас сюда. Ему нужны ваши бюстгальтеры, милашки. В этом вся суть. Все завершается и кончается здесь, это альфа и омега, разумное основание нашего паломничества в эту живописную местность.

– Типун тебе на язык, – сплюнула Лана и отделилась от стены. Шагая прочь от Кита, она вытащила блузку из-под пояса, просунула руки в рукава и начала застегиваться.

– Посмотри теперь, что она из-за тебя сделала, – раздался голос Глена.

– Только ты не начинай, – предостерегла его Лана.

Глен покраснел и опустил голову.

Лана закончила застегиваться.

– Нам действительно лучше уносить отсюда ноги.

– Неужели никому не пришло в голову, – начала Анжела, – что, видимо, нам следует спросить о сокровищах у самого Батлера? Я хочу сказать, что планшетка-то у нас с собой. Она ведь в твоем рюкзаке, да? – обратилась девушка к Лане.

– Да. – Казалось, Лана хмурится и улыбается одновременно. – Да, там. Как я раньше не догадалась. Кто хочет составить мне компанию?

– Почему бы нам не пойти всем вместе? – предложил Говард. – Возможно, нам уже не придется возвращаться. Да и вместе будет безопаснее.

Никто не возражал.

Вслед за Китом выйдя из тени на солнечный свет, они медленно пошли по крутому склону, постепенно опускаясь все ниже и ниже. Вскоре до их слуха донесся шум горного потока. Остановившись, Говард повернул голову влево и стал искать глазами Дорис. Хотя ему были видны оба края ущелья, теснину, где они перепрыгивали, с этой стороны закрывала группа высоких скал.

Ему хотелось надеяться, что с нею все в порядке.

«У нее револьвер, – напомнил он себе. – Вероятно, она в большей безопасности, чем все остальные».

И он стал спускаться дальше, следуя за Анжелой по поверхности наклонного гранитного пласта. У его основания они какое-то время перепрыгивали с валуна на валун. Затем прямо впереди Говард увидел нарисованное краской сердце. Рюкзаки были оставлены на ровном пятачке под ним – в отправном пункте их поисков.

Говард оглянулся назад и увидел вдалеке Дорис, которая, опустив голову и скрестив ноги, сидела в нескольких ярдах от обрыва. Похоже, читала, хотя книги он разглядеть не смог.

В первое мгновение он ей позавидовал. Просидела там все это время, вероятно, в свое удовольствие. Не карабкалась по склону горы, не бродила в удушливой и темной шахте. Не пришлось ей и смотреть на кости мертвого человека. Господи, да она даже пребывает в счастливом неведении относительно того, что сидит не более чем в сотне ярдов от стоянки психопата, нападавшего на нее вчера.

Говард готов был уже пожалеть о том, что это не он струсил и остался на той стороне.

Но ему вряд ли бы понравилось остаться одному. Отсюда Дорис выглядела ужасно одинокой, ужасно беззащитной.

Отвернувшись, он увидел, что Анжела быстро спускается к широкому карнизу, где остались их вещи. Остальные уже добрались туда и теперь сидели, склонившись над своими рюкзаками. К тому времени, когда Говард присоединился к ним, все уже вовсю хлестали воду из фляг и бутылок. Его собственная фляга висела сбоку рюкзака. Он отвязал ее, скрутил колпачок и поднес к губам. Когда утром он наполнял ее в ручье у озера, вода была ледяной. Теперь стала теплой, но сохранила восхитительный вкус. Остановившись, чтобы глотнуть воздуха, он выпил еще немного, после чего привязал флягу к рюкзаку.

Свою шляпу Говард тоже оставлял здесь, чтобы не мешала карабкаться по склонам. Засунул под одну из веревок, которыми спальный мешок привязывался к верхней части рюкзака. Освободив шляпу, Говард встряхнул ее и надел. Широкие обвисшие поля бросали успокоительную тень на лицо.

Анжела достала из своего рюкзака блокнот со спиральным корешком и авторучку.

Лана сидела спиной к обрыву. Скрестив ноги, она наклонилась вперед и положила перед собой планшетку. Затем опустила на нее стрелку.

– Давайте начнем, – позвала она.

Глен, Кит и Говард заняли свои места вокруг планшетки. Анжела присела рядом с Говардом, подняла колено и пристроила на него блокнот, приготовившись записывать. Остальные склонились над планшеткой и положили пальцы на пластиковую сердцевидную стрелку.

Твердым звонким голосом Лана объявила:

– Это мы!

– Снова, – буркнул Кит.

– Батлер, ты здесь? Батлер? Мы нашли твою шахту. Где сокровища, о которых ты рассказывал?

Стрелка дрогнула и заскользила по планшетке. Она остановилась над буквой «я», затем сдвинулась на верхний ряд расположенных веером букв и остановилась над буквой «к». Она продолжала медленно двигаться и останавливаться, а Глен вслух зачитывал каждую букву.

– Я-К-О-С-Т-И.

– Я – кости, – огласила Анжела.

– Скелет? Ты – тот скелет?

Стрелка скользнула от буквы «и» вверх к слову «да», написанному рядом с улыбающимся солнцем.

– Ты была права, – промолвил Говард, взглянув на Анжелу.

– Нам надо убедиться, что это Батлер, – настоял Глен.

– Ты Батлер?

– Я.

– Я, – повторила Анжела.

Но стрелка не остановилась, а продолжала перемещаться от буквы к букве.

– А-Н-Н-А-Б-Е-Л-Л-Б-А-Т-Л-Е-Р.

Анжела, насупившись, поглядела на блокнот.

– Анн а белл Батлер. Аннабелль Батлер?

– Женщина? – изумился Глен.

– Ты тот Батлер, который привел нас сюда?

Стрелка перенесла их руки вверх к слову «да».

– Батлер – женщина, – подтвердил Говард.

– Похоже на то.

– Значит, тот скелет – женский? – изумился Кит.

– Должно быть, так.

– Кто бы мог подумать.

Говард поглядел на Анжелу. Она издавала странные захлебывающиеся звуки. Левая рука вместе с блокнотом свалилась с приподнятого колена, и блокнот шлепнулся на ее бедро. Взгляд в упор остановился на планшетке, а челюсть отвалилась.

– Что случилось?

Анжела покачала головой.

– Это… не знаю… Аннабелль.

– Ну? – недоумевал Кит. – И что?

– Так звали мою мать.

– А где твоя мать? – поинтересовалась Лана.

– Умерла. Давным-давно.

– Это не твоя мать, – заметил Кит. – Это Аннабелль Батлер, а не Лоуган.

– Моя фамилия не Лоуган.

– Что? – выпалил Глен.

– Была Карнес. – Она говорила тихо, не сводя глаз с планшетки. – Мама была замужем за Чарли Кариесом.

Она сейчас расскажет.

Говарду показалось, что Анжела не отдавала себе отчета в том, что приоткрывает завесу над своей страшной тайной. Словно в каком-то оцепенении, почти в трансе.

– Ну, Карнес это не Батлер, – сказала Лана.

Стрелка вновь задергалась по поверхности планшетки, останавливаясь над буквами лишь на миг. Анжела завороженно следила за ее движениями, но ничего не записывала. Блокнот остался лежать на ее бедре. Придерживавшие стрелку пальцы дрожали.

– Д-Е-В-И-Ч-Я-Ф-А-М-И-Л-И-Я, – зачитал вслух Глен. – Девичья фамилия?

– Мать честная! – присвистнул Кит.

– Это верно? – спросила Лана, глядя в изумлении на Анжелу.

– Я… я не знаю. Я не знаю ее девичьей фамилии.

– Как можно не знать такого? – удивился Глен.

– Она была совсем маленькой, когда умерла ее мать, – пояснил Говард.

– Ты мать Анжелы? – обратилась Лана к планшетке.

Стрелка скользнула к слову «да».

Выронив авторучку, Анжела прижала ладони ко рту.

– О, это уже совершенно не лезет ни в какие ворота.

Лана сверкнула глазами на Кита.

Говард убрал руку со стрелки, положил Анжеле на спину и нежно погладил сквозь влажную тенниску.

– Как твое тело попало в шахту? – наседал Кит.

Стрелка понесла оставшиеся три руки по алфавиту.

– У-Б-И-Т-А.

Анжела отрывисто и испуганно всхлипнула.

– Это сделал Губерт? – спросила Лана.

– Ч-А-Р-Л-И.

– Ее муж, – прошептал Кит.

– И Чарли бросил твое тело в этой шахте?

– У-Н-Е-С-И-М-Е-Н-Я.

– Унести куда?

– О-Т-С-Ю-Д-А.

– Наверное, хочет, чтобы ее похоронили как положено, – сказал Говард.

Он притянул разрыдавшуюся Анжелу к себе.

– Ты этого хочешь? Чтобы тебя спустили с гор и похоронили?

Сердечко снова пришло в движение.

– О, – прочитал Глен. – Н, П.

Тихо плача, Анжела схватила блокнот, нашла на земле авторучку и начала писать.

– С-И-Х-В-Ы-У-Б-Е-Й-Т-Е-И-У-Н-Е-С-И-Т-Е-М-Е-Н-Я.

Когда послание было закончено, Анжела шмыгнула носом и вытерла глаза. Затем подняла блокнот так, чтобы она сама и Говард могли вдвоем видеть низку букв.

– «Он псих»… – произнесла она обрывающимся от волнения голосом.

– Или «Губерт Эллиот псих».

– Да.

– А может, не «псих». Как насчет «их вы убейте»?

– Нет, нет. Это не подходит, – возразила Лана.

– «Губерт Эллиот – псих», – Анжела убежденно закивала головой. – «Вы убейте и унесите меня».

Глен застонал:

– Она хочет, чтобы мы убили его?

– Почему ты хочешь, чтобы мы убили его? – поинтересовалась Лана.

– Р-А-Д-И-М-Е-Н-Я.

– «Ради меня»? Но ведь это не он тебя убил.

– О-С-К-В-Е-Р-Н-Я-Е-Т.

– Блин! – воскликнул Кит. – Что она этим хочет сказать?

– Призови на помощь свое воображение, – посоветовала ему Лана. – Боже Всемогущий! Послушай, Аннабелль, мы не собираемся никого убивать. Ты что, для этого привела нас сюда? Чтобы мы смогли убить этого парнягу Губерта и вернуть твои костяшки в цивилизацию?

– А-Н-Ж-Е-Л-А.

Говард рукой почувствовал, как напряглась ее спина.

– Что Анжела?

– С-К-У-Ч-А-Ю.

Анжела вздрогнула от рыдания.

– Л-Ю-Б-Л-Ю.

Лана подняла свои вмиг посерьезневшие глаза на Анжелу.

– Ты хочешь поговорить с ней?

– Я… мама? Я… люблю тебя. О Боже! Это так… Я заберу тебя с собой.

– Чудеса в решете, – пробормотал Кит.

– Заткнись! – шикнула на него Лана.

– Послушай, спроси ее об этих гребаных сокровищах. Или это была ложь?

– Аннабелль, ты говорила нам, если мы придем в шахту, нас ожидает приз. Это была лишь уловка, чтобы выманить нас сюда.

– В-Ы-П-О-Л-У-Ч-И-Т-Е.

– Где они?

– И-Д-И-Т-Е-К-А-В-Т-О-Б-У-С-У.

– «Идите к автобусу»?

– Что это еще за фуфло? – насупился Кит. – Какой автобус? Нет тут никакого автобуса.

– Мы найдем свой приз в автобусе? – переспросила Лана.

– 3-А-В-Т-Р-А.

– _Где?

– П-А-Р-Д-И-Д-Р.

– «Парди ДР?» – повторил Кит. – Кто такой ДР? – Он вопросительно поглядел на присутствовавших.

– Может быть, это сокращение слова «дорога»? – предположил Глен.

– Значит, нам надо найти пропардонскую дорогу? Замечательно!

– А-Л-Н-А-Х-О-Д-И-Т.

– Я ее найду, – сказала Анжела.

– Где она? – спросила Лана, в упор глядя на планшетку. – Где ее искать?

Стрелка не шевелилась.

– Аннабелль?

Стрелка медленно поползла вниз, мимо цифр под алфавитом, и скользнула по слову «до свидания». Затем остановилась.

– Блин!

– Аннабелль? Ну же, ты должна объяснить нам подробнее!

Стрелка осталась неподвижной.

– Больше из нее ничего не вытянешь, – сказал Глен, убирая руку.

– Похоже на то. – Откинувшись назад, Лана оперлась на прямые руки и посмотрела на Анжелу. – Ты догадываешься, что все это может означать?

– Нет. Я не… все так запутанно.

– Тебе не обязательно обо всем рассказывать, – попытался остановить ее Говард.

Анжела шмыгнула носом и вытерла глаза.

– Чарли… сказал мне, что мама погибла в автомобильной аварии. Это было сразу же после того, как мы вернулись домой.

– Они ходили в поход, – пояснил Говард.

– Куда? – спросил Глен. – Сюда?

– Я не знаю, – призналась Анжела. – Думаю, возможно, именно здесь мы и были. Это было где-то в горах. Но мне всегда казалось, что мама вернулась домой вместе с нами.

– Ты в этом не уверена? – изумился Кит.

Анжела покачала головой.

– Ей было всего четыре года, – проронил Говард.

– Черт возьми! – воскликнул Кит. – Да я помню все с того момента, когда начал сосать грудь.

– Это обычное явление, когда забывают практически все, что случилось до пятилетнего возраста, – заметила Лана. – И еще наше сознание склонно блокировать память о травмирующих событиях.

– Но забыть то, что случилось с твоей собственной матерью…

Анжела потерла руками лицо и тяжело вздохнула.

– Я всегда считала, что она вернулась домой с нами. Так заверял меня Чарли. Он говорил, что мама вышла за сигаретами и ее сбила машина.

– Похороны хоть были? – поинтересовалась Лана.

– Ничего такого не помню.

– А могилу ее ты видела? – спросил Глен.

– Угу. Мы… мы жили на автостоянке трейлеров.

– Где это было?

– Не знаю. Наверное, где-то возле Сакраменто. Но точно я не помню. Сразу же после маминой смерти мы уехали и начали жить в фургоне. Все время на колесах. И однажды, когда я была уже постарше, то начала очень скучать по маме, понимаете? Ну и стала выкидывать разные штучки. Ну, понимаете, плакать и все такое. Мне хотелось, чтобы они отвезли меня к ней, и я все приставала и доставала их.

– Кого это «их»?

– Чарли и его сыновей. Близнецов. Так вот, думаю, им надоели мои приступы раздражения, и они пообещали отвезти меня на кладбище, чтобы я смогла навестить ее могилу. Приняв это за чистую монету, я какое-то время была счастлива. «Вот куда мы едем, – думала я, – и очень скоро мне удастся с ней повидаться». И однажды ночью они меня будят. И действительно – мы на кладбище, где-то в сельской местности. А место было просто ужасное – такое впечатление, словно никто не приходил туда уже многие годы. Все заросшее травой и кустарником, поваленные надгробья. А они водят меня в темноте, притворяясь, будто никак не припомнят, где же могила мамы. Но ее там никогда и не бывало. Все это был обман – просто они хотели проучить меня.

– Да что же это за ублюдки?… – пробормотал Кит.

– Меня стал разбирать настоящий страх, понимаете? Место жуткое. И вели они себя странно: смеялись и все такое, постоянно ставили мне подножки. А один раз я даже завалилась на чью-то могилу и… – Она энергично замотала головой. После непродолжительной паузы Анжела продолжала: – Закончилось это тем, что меня привязали к дереву посреди кладбища и оставили там. Бросили и укатили. И не приезжали всю ночь. Вернулись только утром, и я запомнила, как Чарли… ну, в общем, отвязывая меня, смеялся. И еще говорил: «Надеюсь, ты мило пообщалась со своей мамочкой?» Во всяком случае, после той ночи я больше не заикалась о ней…

Все сидели, молча глядя на Анжелу. Наконец, Глен буркнул:

– Господи!

С выражением отвращения на лице Лана промолвила:

– И ты выросла с выродками, способными на такое?

– Да, это были просто душки.

– Боже, какой ужас!

– Что ж, теперь-то я знаю, что случилось с мамой. Машину ту они выдумали и… – Подняв голову, она пристально посмотрела на склон горы, где находилась шахта. – Кто-нибудь пойдет со мной?

– Конечно, – ответил Говард.

– Мы все пойдем, – заверила ее Лана.

Кит и Глен закивали.

Анжела встала и направилась к своему рюкзаку. Другие последовали за ней и стали вокруг нее, пока она снимала спальный мешок и открывала рюкзак. Затем начала вынимать одежду, снаряжение и свою долю припасов.

Никто не задавал вопросов, никто не комментировал.

В полном молчании все разбирали выложенные вещи и рассовывали по своим рюкзакам.

– Вот и все, – наконец заявила Анжела. Говард заглянул в ее рюкзак: на дне остался маленький плюшевый котенок.

– Ты не будешь?…

– Это Пушок. Он не занимает много места. Это у меня осталось от мамы и… я не знаю… думаю, мне хочется оставить его там.

Анжела закрыла клапан, подняла свой почти пустой рюкзак, вскинула его на спину и просунула руки в лямки.

– Давайте оставим здесь все, кроме фонарей, – распорядилась Лана.

– А это, – Кит поднял вверх руку с топориком. – На случай появления Губи.

– Давайте с этим покончим, – бросил Глен.

– Эй, ребята!

Все обернулись к Анжеле. Нахмурившись и прикусив нижнюю губу, она поглядела на Говарда, затем перевела взгляд на Глена, затем на Кита и, наконец, взглянула на Лану и срывающимся от волнения голосом произнесла:

– Какие вы все замечательные.

– Да брось ты, – смутился Кит.

– Нет, нет, замечательные. И мама обещала, что мы завтра найдем клад. И так оно и будет.


Глава 26 | Поведай нам, тьма | Глава 28