home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Засада

Тельма лежала на своем тряпичном ложе, где ей и следовало быть: свернувшись калачиком, спала на боку, подложив под голову вместо подушки руку.

На тех местах, где они обычно спали, Кимберли и Билли оставили накрытые тряпками холмики в виде человеческой фигуры. Право, довольно слабая уловка. Вроде того, что мог бы сделать ребенок, прежде чем выбраться ночью в окно.

Впрочем, если разобраться, весь наш план засады, похоже, складывался из подобных бесхитростных и детских уловок.

Уловок, которыми невозможно было бы провести мало-мальски здравомыслящего взрослого.

(Несмотря на мнение Эндрю и некоторых других членов нашей группы, Уэзли был далеко не глуп.)

И чем дальше я отходил от костра, тем сильнее меня охватывало ужасное предчувствие того, что все наши старания напрасны – нам нисколечко не удалось перехитрить его. Его не отвлекла выходка Конни. Он видел, как Билли и Кимберли пробирались в бутафорский туалет. Может, он уже тихо прикончил их обеих.

Примерно на полпути между костром и туалетом я остановился. Слишком темно было вокруг, черт возьми. Моим глазам нужно было какое-то время, чтобы адаптироваться.

Во всяком случае, такое я придумал для себя оправдание.

На самом деле я остановился потому, что неожиданно потерял способность передвигаться. От страха. Хотелось вернуться к костру, вновь почувствовать себя в безопасности в его свете, рядом с Конни. (Пусть она без сознания, все же лучше, чем никого.)

Но вернуться назад я не мог. Не хотел выглядеть трусом.

Так что заставил себя двинуться вперед. Казалось, прошла целая вечность, прежде чем я добрался до туалета.

Скосив взгляд в сторону, я увидел чьи-то смутные очертания в темной яме между стен. Мне показалось, что там всего один человек. Определить, кто это, не представлялось возможным. Нельзя было даже сказать, женщина это или мужчина.

Я стоял и пристально всматривался.

Прятавшийся в туалете человек не издавал ни звука.

Я сказал себе: “Это должна быть Билли или Кимберли”.

Если не Уэзли.

Но из-за того, что тело совершенно не шевелилось, я подумал, что это все же одна из женщин, но мертвая.

Я почувствовал, что вот-вот пущусь наутек.

Что, разумеется, сорвет весь наш план.

– Кто там? – едва выдавил я из себя.

– Руперт? – хриплый шепот.

Но голос, похоже, принадлежал Билли.

– Да.

– Я так и думала, но...

– Где Кимберли? – прошептал я.

– Иди сюда, – позвала Билли, чуть приподнявшись в темноте.

Эту часть мы явно не репетировали. Я шагнул в темноту между ветвистыми стенками, которые были мне чуть выше пояса. Казалось, Билли стояла на дне ямы, лицо ее находилось на уровне моих колен.

– И что я тут должен делать? – недоумевал я.

– Притворись, что зашел помочиться.

“Замечательно”, – подумал я.

Но вскоре все понял. В конце концов, вся эта комедия разыгрывалась ради Уэзли, и, если уж я нанес визит в уборную, мне надо было показать, что я оказался здесь не зря.

Так что я сунул томагавк под мышку, после чего начал изображать все подобающие случаю телодвижения – словно на самом деле подошел к выгребной яме.

Разумеется, я ничего не доставал.

– Что случилось с Кимберли? – шепотом спросил я.

– Она отошла. Мы решили, что нам лучше разделиться.

Я оглянулся вокруг, но Кимберли нигде не заметил. Пляж между мной и джунглями смотрелся серо и пустынно. За первым рядом деревьев джунгли были черны. Повернув голову в другую сторону, я обвел взглядом наш лагерь. Спальный участок напоминал поле темных бугорков. Конни все еще лежала на спине у костра.

– А ты знаешь, куда она пошла? – всполошился я.

– В джунгли.

– С ума, что ли, сошла?

– Она хочет, чтобы и ты туда пошел, если Уэзли не нападет на тебя здесь.

– О!

– Если нападение произойдет здесь, она выскочит из зарослей и атакует его сзади.

– Сомневаюсь, что это произойдет здесь.

– Дадим ему еще немного времени.

– Но это... я имею в виду, помочиться, так много времени не занимает.

– Прекрати вертеться.

– Ладно, извини.

– Уэзли вряд ли будет замерять по секундомеру. Уверена, что он вовсе не следит за временем.

– Ну, не знаю. Я бы к этому времени уже справился со всеми делами.

Руки, едва различимые во тьме, поднялись, и я почувствовал, как ее ладони мягко легли на мои икры.

– Постой еще немного, – шепнула она. – Дай ему шанс.

– Ладно.

Ее руки заскользили вверх-вниз, лаская.

– Как, держишься?

– Пока что да.

– Не знаю, что бы мы без тебя делали.

– Спасибо, – поблагодарил я. – Надеюсь, у вас не будет возможности выяснить это.

Она похлопала меня по ноге.

– Какой остроумный.

– Как ты себя чувствуешь? – поинтересовался я.

– Сносно. Скажется потом. После того, как мы разберемся с Уэзли.

– Должно быть, тебе жутко нелегко.

Молчание. Даже руки перестали двигаться. Затем она промолвила:

– У меня еще есть Конни.

– Да.

– Я видела кое-что из того, что с ней там случилось.

– Видела? – Несомненно, низкий плетень уборной был не такой плотный, как я думал. Мое лицо вспыхнуло. – И что же ты видела?

– О, ее небольшое стриптиз-шоу.

– А.

– Красивая девчонка, да?

– Вся в тебя, – заметил я, что больше льстило Конни, чем ей, и совсем не соответствовало действительности.

– Готова поспорить, что этим она тебя очень удивила.

– Что верно, то верно.

– Она дерзкая.

– Ага.

– И точно знает, чем можно привлечь внимание Уэзли.

“И мое”, – подумал я.

– Впрочем, с пощечинами она явно переборщила.

Билли и это видела. Мое лицо вновь пошло пятнами.

– Дерзкая, как ты и сказала.

– Иногда она бывает такой стервой. Но она – хороший ребенок. Внутри. Вероятно, ты уже успел это обнаружить.

– Ага, – подтвердил я.

Как же, расскажешь кому другому.

– Просто надо твердо стоять на своем и не поддаваться на ее провокации, понимаешь?

– Ты видела, как я отправил ее в нокаут? – спросил я.

– Ты что?

– Получилось случайно.

– Ты хочешь сказать, что ударил ее? – голос у нее был встревоженный, но не сердитый.

– А ты разве не видела?

– Должно быть, когда это произошло, я смотрела в другую сторону. Когда же вновь посмотрела в вашу, Конни уже лежала на спине. Я подумала...

– Нет, это не притворство. То есть, так все предполагалось, но она сама наткнулась на мой кулак. Впрочем, с нею все в порядке. – Я посмотрел в сторону костра. Конни все еще лежала, распластавшись на песке. – Уверен, что она уже пришла в сознание. Просто не поднимается, чтобы не испортить нашу игру.

– Ну...

– Мне очень жаль. Это действительно был несчастный случай. Я бы никогда не ударил ее умышленно.

– Хотелось бы верить.

– Честное слово.

– Ладно.

– Я лучше пойду, – сказал я. – И так слишком задержался. Уэзли может что-то заподозрить.

– Да, – стиснув напоследок мои ляжки, она отняла руки. – Кимберли будет на обычном месте. Иди медленно и гляди в оба.

– Ладно. Увидимся.

Сделав несколько шагов в сторону от уборной, я слегка поддернул вверх плавки, затем достал из-под руки томагавк и направился в сторону джунглей.

Страх все усиливался. Правда, я твердил себе, что Уэзли может и не быть там, и это очень помогало. Он вполне мог находиться сейчас за много миль отсюда. С чего это мы решили, что он обязательно здесь? Быть может, шлюпка затонула с ним вместе. Или свалился с утеса. Или умер от аневризма или инсульта. Или его сожрал какой-нибудь человекоядный монстр, укусила ядовитая змея, поймал охотник за головами или доктор Моро...

Способов расстаться с жизнью невероятное множество.

Но мне почему-то все же казалось, что он прячется за этими деревьями в ожидании моего приближения с решительным намерением отправить меня к праотцам.

Единственная причина, по которой я еще передвигал ноги, была Кимберли.

Даже если мои страхи были беспочвенными, уж она-то точно пряталась там за деревьями, высматривая меня и решительно настроившись накинуться на ублюдка в тот момент, когда Уэзли бросится на меня.

Если Уэзли уже не завалил ее.

И хотя ноги начинали подкашиваться, я упорно шел вперед.

До края джунглей оставалось всего с дюжину шагов, когда все наши замыслы полетели к чертям собачьим.

Раздался истошный вопль Тельмы.

– НА ПОМОЩЬ! – заорала она. А затем: ЧТО ПРОИСХОДИТ?

Я резко обернулся.

Она стояла на коленях над распростертым телом Конни, ее воздетые к небу руки были широко раскинуты в стороны, словно она хотела продемонстрировать размеры своего замешательства и страха.

– РУПЕРТ!

Она заметила меня.

Я взмахнул рукой, призывая ее оставаться на месте.

Но Тельма вскочила на ноги и побежала прямо на меня.

Я в сердцах выругался.

Потому что она могла все испортить.

Я продолжал подавать ей сигналы, но она, шумно пыхтя, приближалась, выпятив грудь и запрокинув назад голову. Если бы во время этого рывка ее бюстгальтер, не дай Бог, порвался, бешено подпрыгивавшие груди наверняка прорвали бы блузку и отхлестали ее по лицу, а, возможно, и завалили назад.

Когда же она остановилась передо мной, я сам едва удержался, чтобы не дать ей в рожу.

Мне хотелось сделать это томагавком.

Но я не бью женщин.

Тем более, она ведь не знала, что все нам портила. В ее глазах происходящее выглядело совсем иначе: она просыпается, рядом никого, кроме голой и бесчувственной Конни.

Не ее вина, что она ошалела.

Не ее вина, что она сорвала весь наш план.

Не ее вина, что я неожиданно так сильно возненавидел ее.

Покачнувшись, Тельма остановилась передо мной и несколько секунд стояла с отвисшей челюстью, судорожно хватая ртом воздух.

– Что... происходит? – выпалила она.

– Мне надо сходить по-большому, – ответил я.

– Что?

Ты знаешь.

– Не знаю. Ты... по-моему, не туда идешь. Конни лежит без сознания. Что с ней?

– Я ее стукнул.

– Ты что?

– Мы подрались.

– Подрались? Из-за чего? Как получилось, что она полуголая? Это твоих рук дело?

– Нет!

– Где Кимберли? Где Билли?

– Не знаю. – Не совсем ложь. Я не был уверен, где точно они находились – и даже не мог понять, почему Билли не выскочила из уборной на перехват Тельмы.

Неожиданно мне стало страшно за нее.

– Билли! – позвал я. – С тобой все в порядке?

– Да. – Ее голос донесся со стороны туалета и звучал не очень радостно.

– Теперь можно выходить.

Через несколько секунд из-за темного, покрытого листьями плетня выползла Билли. Встав, она медленно побрела к нам, неодобрительно покачивая головой.

Тельма встретила ее словами:

– Что все это значит? Что ты там делала?

– Использовала сооружение по назначению, – пояснила Билли. – Тебя это устраивает?

У Тельмы отвисла челюсть от изумления.

– Его нельзя было использовать до завтра!

– Что?

– Туалет должен выстояться. Песок еще не успел осесть. – Она повернулась ко мне за поддержкой.

– Это так, – подтвердил я.

– Никто из нас не должен был пользоваться туалетом до завтрашнего дня, – не унималась Тельма.

– О.

– А теперь ты, наверное, испортила его.

– Мы забыли тебя предупредить, – сказал я Билли. Затем, обернувшись к Тельме, произнес: – Вот видишь? Я же не воспользовался им. Вот почему я направлялся в джунгли.

– Один? – удивилась Тельма.

– А кого же мне брать с собой?

Она было открыла рот, словно хотела дать совет, но затем схватила Билли за плечо и встряхнула ее.

– Видела, что он сделал с твоей дочерью?

Билли кивнула.

И мы все повернулись к Конни. Она все еще лежала на песке у костра, но уже не на спине. Должно быть, перекатилась, когда никто не смотрел.

– Думаю, с ней все в порядке.

– Руперт напал на нее, – высказала свою версию Тельма.

– Я не нападал.

– Чушь! – рявкнула она на меня. – Ты пытался сорвать с нее одежду.

– Успокойся, – сказала ей Билли. – Конни сама разделась.

– Нет, она не могла этого сделать. Зачем ей это? – Она гневно сверкнула на меня глазами. – А что ты сделал с Кимберли?

– Ничего.

– Тогда где она?

Мы с Билли переглянулись. Билли покачала головой, а я пожал плечами.

– Если мы не расскажем ей правду, – сдалась Билли, – придется выдумывать небылицы до второго пришествия.

– Да, знаю. Но послушай, дело в том, что мне еще нужно обделать, э, небольшое дельце. Почему бы вам двоим не вернуться к костру. Посмотрите, как там Конни, а заодно расскажешь Тельме о нашем плане. А я через несколько минут вернусь.

– Где моя сестра? – не желала отступать Тельма.

– Посмотрю, может быть, встречу ее там, – сказал я и, не желая больше испытывать судьбу, повернулся и направился в сторону джунглей. Уже у самых зарослей обернулся. Билли и Тельма медленно удалялись. Они шли рядом и, похоже, беседовали, но слов было не разобрать.

Из-за этой Тельмы я был так расстроен и зол, что позабыл о страхе.

Зайдя всего на несколько шагов в джунгли, я оглянулся, но пляжа уже практически не было видно – только небольшая светящаяся точка костра.

Насчет “по-большому”, как я сказал Тельме, это, конечно, было преувеличение. Но вот помочиться мне действительно очень хотелось. И то место, где я сейчас стоял, было ничем не хуже любого другого.

И поблизости, похоже, никого не было.

Конечно, в трех футах спокойно могли стоять Уэзли или Кимберли, а я их мог не видеть. Такая кромешная тьма.

Если я не могу видеть их, значит, они не могут видеть меня,успокаивал я себя.

И почти поверил в это.

Мои плавки без ширинки. Снимать я их не стал, а просто оттянул гульфик вверх и в сторону, благодаря чему образовалось удобное отверстие вокруг левой ноги. Придерживая плавки правой рукой, левой я держал томагавк.

Последний взгляд вокруг, и я занялся делом.

Процесс обещал быть длительным.

Что меня совершенно не воодушевляло. Хотелось поскорее закончить и сматываться назад на берег.

Еще мне очень не нравился производимый мною шум. Громкие, шелестящие всплески. Очевидно, я попадал по листьям или траве. Беззвучно помочиться в джунглях – дело немыслимое. Я было попробовал вихлять тазом, но изменилось лишь направление шума, а не его громкость.

В тот самый момент, когда напор уже начал ослабевать, я услышал, как кто-то сделал шаг. Сначала я даже не понял, что это был шаг. Уверенность появилась лишь после того, как я услышал второй.

Затем последовал третий, уже ближе.

К этому времени я, так сказать, закрыл свой ирригационный проект и демонтировал оборудование.

Переложив томагавк в правую руку, я замер и затаил дыхание.

И горько пожалел о том, что не остался на пляже, на своем месте у костра.

Шаги остановились.

Ярдах в двух?

Напрягая зрение, я попытался рассмотреть, кто там был, но вокруг были лишь пятна различных оттенков темно-серого – и много черного.

Это, вероятно, Кимберли, сказал я себе.

А если нет?

Право, это должна быть она. Услышала меня и пошла навстречу, затем остановилась, испугавшись, что спутала меня с Уэзли. Иначе и быть не могло.

Мы оба теперь стояли, пытаясь убедить себя в том, что человек рядом не был Уэзли.

Ни с того ни с сего мне в голову пришла неприятная мысль.

А что, если она решит, что я – Уэзли, и нападет?

Нет, она этого не сделает. В конце концов, мой приход сюда в качестве приманки предполагался с самого начала. Кимберли меня должна была ожидать.

Но и Уэзли тоже.

Нельзя полностью исключить возможность того, что она обознается и по ошибке убьет меня.

Как бы там ни было, но ведь нельзя же мне здесь стоять всю ночь.

– Кимберли? Это я, Руперт, – тихо произнес я.

В ответ послышалось:

– Руперт? А это я, Уэзли.


День четвертый Отвлекающий маневр | Остров | Опасность, которой едва удалось избежать