home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 7

Джейн прикрыла дверь, заперла ее на замок и застыла на месте. После его ухода в доме стало как-то неестественно тихо. Тихо и пусто.

Хотя она и привыкла к одиночеству и хотя сейчас ей просто необходимо было побыть одной – надо было принять душ и ложиться спать, – неожиданно она ощутила себя как никогда одинокой и беззащитной. И дом перестал казаться ей таким безопасным, как прежде.

– Не накручивай себя, – уговаривала она себя. – Нет никаких оснований для паранойи.

Вынося банки, из которых они только что пили, на кухню, Джейн по дороге пригубила свою. Пока она дошла до раковины, банка была уже пуста. Ополоснув обе банки, она швырнула их в мусорное ведро возле духовки.

Перед тем как покинуть кухню, она решила еще раз проверить дверь черного входа. Эта дверь практически никогда не отпиралась, и Джейн была убеждена, что ни она, ни Брейс не прикасались к ней сегодня, все же ей хотелось быть абсолютно уверенной в том, что она надежно заперта.

Замок был закрыт. И все же Джейн попробовала повернуть ручку. Та скрипнула, но не поворачивалась. Тогда она толкнула. Дверь не поддалась.

Выходя из кухни, Джейн погасила свет. Пройдя в гостиную, она было собралась выключить свет и там, но передумала.

Не сегодня.

Сегодня ей не хотелось, чтобы в гостиной было темно, пока она будет принимать душ.

«Глупо, – подумала она. – Ну так что, если глупо? Не хочу, чтобы здесь было темно, вот и оставлю лампы включенными. Я так хочу, и кому какое дело».

Повернувшись спиной к свету, она прошла по коридору мимо ванной комнаты. Возле своей спальни она остановилась, протянула руку в дверной проем и нащупала выключатель.

– Мы уже осмотрели весь дом, – напомнила она себе. – Зачем так нервничать?

И все же что-то ее беспокоило.

Когда лампы вспыхнули, она шагнула вперед и стала осматриваться. Сначала она проверила в шкафу, затем опустилась на колени и заглянула под кровать. После чего подошла к окну и задернула шторы.

– Здесь только мы, цыплятки, – пробормотала она, – ко-ко-ко, ко-ко-ко.

Сняв блузку, она подняла ее за плечики и стала рассматривать.

Ни заметных дыр, ни разрывов. Зато какие пятна!

Замочить в «Хлороксе»?

Черт с ней, – решила она. – Не отстирается – куплю новую, а эта будет для работы в саду и подобных случаев.

Блузка полетела в корзину для грязного белья. За ней последовали носки, юбка и трусики. Сверху на крышку она поставила кроссовки.

«Протру завтра влажной тряпкой», – подумала она.

Купальный халат висел на крючке с внутренней стороны дверцы шкафа. Джейн сняла его, но надевать не стала.

– Потом, после душа, – сказала она себе, – на чистое тело.

Оставив свет и в спальне, Джейн прошла по коридору до ванной комнаты. Нащупав в темноте ручку реостата, она повернула ее до упора, и светильник засиял в полную мощность. Войдя в ванную комнату, Джейн закрыла за собой дверь и повесила халат на вешалку. Повернувшись, она увидела себя в зеркале, и хотя быстро отвернулась, но все же успела заметить всклокоченные волосы, грязное лицо и отвисший живот.

Боже, какой кошмар!

«Хорошо, что Брейс видел меня до этого превращения».

Она знала, что обычно выглядит довольно хорошо. Опрятно и ухоженно, а подходящая одежда скрывала полноту.

Просто не надо никогда раздеваться.

«Не следовало расслабляться», – подумала она, наклоняясь и открывая воду.

А ну к черту! Если Брейсу не нравится, как я выгляжу, пусть катится куда подальше. На кого я стараюсь произвести впечатление? Да ни на кого.

Во всяком случае, не такая я уж и толстая. Приятная полнота, не более.

Чем богаты, тем и рады.

Джейн улыбнулась. Вне всякого сомнения, она Брейсу понравилась. Или, по крайней мере, ничто в ней, похоже, он не нашел отталкивающим.

Улыбка исчезла так же быстро, как и появилась.

Не распаляйся и не витай в облаках. Он – мужчина. И когда дело доходит до главного – вероятно, такой же негодяй, как и остальные.

Попробовав рукой воду, льющуюся из крана, она чуть-чуть открутила кран холодной воды, чтобы не ошпариться. Затем переключила на душ и шагнула в кабинку, быстро задвинув за собой стеклянную дверку.

Встав под горячий ливень, она закрыла глаза и подставила лицо. Вода, казалось, поглотила ее в свою пучину. Она стучала по прикрытым векам, заполнила рот, водопадом срывалась с подбородка. С ней пришло облегчение.

Затем она наклонила голову. Струи трепали и спутывали волосы, согревая кожу. Но и больно забарабанили по шишке, вскочившей в месте удара о бронзовые волосы вождя.

Все, хватит.

И она повернулась. Теперь вода лилась на затылок и шею, с брызгами отскакивала от плеч, ниспадала бурным потоком по спине, в то время как многочисленные тонкие струйки, извиваясь, стекали по груди и животу. Теперь, когда она не молотила больше по ушибленному месту, стало очень приятно.

Некоторое время Джейн стояла неподвижно, наслаждаясь этим приятным чувством, и лишь потом взялась за мыло.

«Интересно, – неожиданно мелькнуло у нее в голове, – увижу ли я здесь когда-нибудь Брейса?»

Принимать душ вместе с мужчиной было одной из ее любимейших сексуальных фантазий.

Джейн никогда еще не делала этого.

Не то чтобы ее не просили.

Но ведь не станешь прыгать под душ с первым встречным. Особенно, если ты немного полновата. Не хочется, чтобы кто попало видел твой жир.

Скользя мылом по телу, Джейн думала о том, впустила ли бы она Брейса.

"Положим, – представляла себе она, – он прямо сейчас возвращается. Входит в ванную комнату, совершенно голый и с огромным, гордо торчащим членом. Что я буду делать? Заверещу и прикроюсь? Или открою дверцу и скажу: «Входи, милый, вода такая чудесная»?

Забудь об этом, – прервала она свои фантазии. – Этого не случится".

Ну а если бы все-таки случилось? Что ж, помоги немного своему воображению. Скажем, ты сбросила пятнадцать фунтов или хотя бы десять. И тебе так одиноко, и ты такая разгоряченная и взволнованная. И тут сквозь дверцу душевой кабинки видишь его – он идет к тебе в чем мать родила, и у него такой огромный и напряженный.

Джейн повернулась к двери. Стекло запотело и было белым, и только в нескольких местах просвечивали небольшие прозрачные полоски, прочерченные стекавшими капельками воды.

Но хотя в затуманенное стекло почти ничего не было видно, она все же легко определила, что никто не приближался к ней и никого за дверью не было.

Но, быть может, Брейс сейчас в коридоре, раздевается и собирается к ней войти.

Двумя руками Джейн ухватилась за верхнюю алюминиевую направляющую и наклонилась вперед. Ее груди коснулись стекла. Оно было скользким и неожиданно холодным. Она слегка потерлась о него, наблюдая, как кончики сосков оставляют прозрачные полоски на запотевшем стекле.

"Интересно, как это выглядит с другой стороны двери? – подумала она. – И что бы подумал Брейс, если бы это увидел? Что бы он сделал, если бы появился прямо сейчас и застал бы меня за подобным занятием?

Подошел бы, наверное, и лизнул стекло.

Затем отодвинул бы в сторону дверь, а я повисла бы на перекладине, почувствовав грудями вначале скользнувшую дверь, а затем его рот".

Легкий стон вырвался у нее из груди.

Эй, не уносись в облака. Его здесь нет и, вероятно, не будет в ближайшем будущем, а то и никогда. А если бы он и вошел в дверь совершенно голый, ты бы, вероятно, завопила как резаная и швырнула в него куском мыла.

Скорее всего так оно и было бы, – пробормотала она.

Прислонив голову, она прижалась к стеклу лбом и кончиком носа.

– Хватит фантазировать, – решила она.

Джейн стала медленно водить головой из стороны в сторону, наслаждаясь упругой прохладой холодного стекла.

– Конечно, – утешала она себя, – они могли бы и сбыться, если бы я захотела. Всего один звонок по телефону.

«А почему бы и нет? Почему я не могу это сделать?»

«Потому что это все испортит», – подсказывал внутренний голос. Подобная инициатива с ее стороны наверняка, так или иначе, подорвет их отношения.

«Потому что еще слишком рано. Чересчур рано. Может, я возненавижу его, когда узнаю поближе».

В этот момент Джейн поскользнулась и чуть не выбила дверцу. От падения спасло лишь то, что она держалась за верхнюю алюминиевую направляющую.

Когда она выпрямилась, лицо оказалось на уровне прозрачного овала, оставленного лбом.

Дверь в коридор была открыта.

Ладно.

Джейн была уверена, что закрывала ее. Даже слышала щелчок задвижки.

Ладно.

Так что сквозняк здесь ни при чем. Только сильное землетрясение могло бы открыть ту дверь.

Только человеческая рука.

Кто-то в доме.

Ладно.

Просто отлично.

Стараясь не смотреть на дверь, она пристальным взглядом окинула ванную комнату.

Никого. Пока никого.

И она вновь уставилась на дверь.

Кто-то может находиться прямо за дверью.

Она попыталась убедить себя в том, что это мог быть Брейс. Мог быть. Совсем как в ее фантазиях. Но в это почему-то никак не верилось. Брейс не стал бы вламываться в дом и тайком подкрадываться к ней, чтобы привести ее в восторг своим неожиданным появлением. В этом она была уверена.

Настолько уверена, что уже не чувствовала к нему влечения.

А чувствовала только страх. Дыхание участилось, сердце пустилось вскачь. Внутри все оборвалось и зашевелилось, а по коже побежали мурашки.

Это не Брейс.

Может, МИР, этот зазнавшийся Мастер Игровых Развлечений, появился, чтобы заняться своим любимым делом.

Или еще кто-нибудь.

Вор, увлекшийся онанист или, еще лучше, насильник или убийца-маньяк.

А может, ни то, ни другое и ни третье, – попыталась она успокоить себя. – Может, что-то... совершенно безобидное, что-то такое, над чем я завтра буду посмеиваться.

А может, завтра меня уже не будет в живых и я не смогу ни над чем уже посмеяться.

Только если буду сидеть сложа руки, – пробормотала она.

Она медленно отодвинула дверь кабинки. Хотя та слегка загрохотала, вряд ли непрошеный гость, даже если он таился в коридоре, мог всполошиться от этого звука, потому что шум утонул в плеске воды.

Опираясь рукой о стену, Джейн шагнула из кабинки. Вся мокрая, часто и тяжело дыша, она стояла на коврике и дрожала. Лиловый халат все еще свисал с крючка на приоткрытой двери, за которой виднелась небольшая часть коридора.

Там никого не было.

Что он делает?

Может, ушел?

Как же, размечталась.

Через пару секунд, наверное, ворвется и завалит меня.

Голова шла кругом. Может, ей первой кинуться к двери и броситься напролом? Или резко дернуть дверь на себя, запереться на засов и попытаться ускользнуть через окно? Или ждать? Или что?

«Попытаешься бежать, – осаждал ее внутренний голос, – он может накинуться сзади».

И она уже почувствовала вонзающееся в спину лезвие ножа.

А затем представила себя нагишом на улице после блестящего побега из собственного дома, когда, очухавшись и сгорая от стыда, она обнаруживает, что в доме вообще никого не было.

Рассматривая возможные варианты поведения, Джейн начала боком двигаться по направлению к раковине. Через пару шагов она сошла с коврика и ступила на прохладные и скользкие плитки. С мокрого тела на пол капала вода. Все это время Джейн не спускала глаз с двери.

Через несколько секунд она натолкнулась задом на стол умывальника и, подвинувшись еще немного в сторону, остановилась. Протянув назад руку, Джейн нащупала передний край раковины.

И резко повернулась.

В зеркале шкафчика домашней аптечки мелькнула напуганная, растрепанная и мокрая тень. Туманный образ метнулся в сторону, когда заскрипели петли дверцы.

Большая часть того, что она увидела на узких полочках, вообще ни на что не годилась: бесчисленные тюбики, картонные коробочки, флакончики и баночки из пластмассы.

Только сироп от кашля был в стеклянной бутылочке.

И она схватила его.

Затем выдернула с полки аэрозоль «Брысь!» – средство, отпугивающее насекомых, – и стукнула его верхушку о край раковины. Большой пластмассовый колпачок отскочил в сторону. Через секунду она уже знала, в какую сторону было направлено отверстие распылителя. Затем она направила его прямо перед собой и положила палец на кнопку.

Вооружившись таким образом, Джейн кинулась к двери. Хотя мокрые ноги скользнули по полу и разъехались в стороны, она удержалась и не упала. Пригнувшись, Джейн плечом протаранила дверь.

Та широко распахнулась и ударилась о стену.

Вылетев в коридор, Джейн затормозила на ковре и развернулась, готовая швырнуть в своего противника бутылочку или брызнуть ему в лицо репеллентом.

Но в коридоре никого не оказалось.

Джейн замерла на месте и, затаив дыхание, стала прислушиваться. Ничего, кроме глухих ударов сердца и шипения душа.

«Может, дверь открылась сама по себе, – подумала она. – Если защелка не сработала... Можно допустить, что мне только послышалось, что она защелкнулась».

Или, может, он в другой части дома.

Она перевела дух.

И стала думать, что предпринять. Выбираться из дому? Отправиться на поиск незваного гостя? Звонить в полицию? Позвонить Брейсу и попросить его приехать?

Здесь может никого и не быть.

Твою мать! – выругалась Джейн.

Она вернулась в ванную комнату. Халат валялся на полу, поэтому Джейн, нагнувшись и сложив на пол свое импровизированное оружие, подняла его и снова повесила на крючок. Затем закрыла дверь.

«Если там все же кто-то есть, – подумала она, – то, может, уйдет до того, как я выйду».

Джейн была почти уверена, что за это время ванную комнату затопит. Однако, несмотря на открытую дверь, вода, лившаяся из душа, не попадала за пределы поддона. Джейн вновь вошла в кабинку и начала намыливать шампунем голову.

– Вероятно, просто ложная тревога, – успокаивала она себя. – Держу пари, кроме меня, в доме никого нет. Дверь открылась сама по себе. Такое случается, если не защелкнуть как следует.

Но все равно она понимала, что после душа придется внимательно осмотреть весь дом.

«Зайди сначала на кухню, – подсказывал внутренний голос, – и возьми хороший большой нож».

Разумеется, ей не особенно по душе пришлась мысль обыскивать дом одной. Но лучший вариант никак не подыскивался.

Ополоснувшись, Джейн закрутила воду, отодвинула стеклянную дверь и вышла из кабинки. Вытиралась она очень долго.

Не к спеху.

Повесив полотенце, Джейн протерла пол ковриком и закинула его на край поддона. Затем справила нужду и почистила зубы.

И когда уже нечего было больше придумать, чтобы оттянуть время, направилась к двери.

Там она сняла с крючка халат, накинула на себя и просунула руки в рукава. Затем запахнула полы и, придерживая их левой рукой, правой потянулась за концом матерчатого пояса, свисавшим из петли и болтавшимся у бедра.

Джейн не следила за своей правой рукой.

Но быстро взглянула на нее, как только один из пальцев слегка задел острый уголок, который, похоже, был бумажным.

Из кармана халата торчал белый конверт, выглядывавший на какую-то долю дюйма.


* * * | Во тьме | Глава 8