home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 45

Какое-то время Джейн казалось, что она не сумеет выбраться из-под его тела.

– Скотина! – выдохнула она и, собрав все свои силы, завертелась, пытаясь сбросить его. Наконец ей это удалось.

Затем девушка подняла «кольт» и посмотрела на Форда. Он был мертв.

В темноте она стала неловко ощупывать его труп, пока не нашла лицо. Рот был открыт. Джейн до упора засунула в него дуло и дважды спустила курок.

– Постреляли, и никаких полицейских.

Пока никаких.

Джейн еще долго не могла подняться.

Возле разбитой кафедры она нашла распростертого на полу Брейса. Он по-прежнему был стянут липкой лентой.

Когда Джейн приложила ухо к его груди, она услышала, как бьется сердце. Он дышал.

– Брейс?

Но тот не отвечал.

Оставив его, она направилась к алтарю, возле которого на полу нашла охотничий нож и рюкзак Форда. Слегка покачиваясь, она села возле Брейса.

Затем заглянула в рюкзак и нашла зажигалку и несколько свечей, одну из которых она зажгла, капнула несколько капель парафина на пол и поставила ее на расплавленную горячую массу. Наконец зажгла еще две свечи.

При достаточно ярком свете девушка разрезала стягивающую Брейса ленту. Как раз в этот момент он и пришел в себя.

– Ой! – воскликнул он и покосился на Джейн. Его глаза были прищурены. Очевидно, уже то, что он их открыл, причиняло ему сильную боль.

– Джейн, – глухо произнес он.

– Ты в порядке?

– Боже... что с тобой?

– Все хорошо.

– На тебе живого места нет.

– Ты тоже выглядишь не блестяще.

– Что случилось?

– Он мертв, – сказала Джейн. – Я пристрелила его. Все кончилось.

– Слава Боту, – сказал Брейс, поднял руку с пола и положил ее на бедро Джейн. Его пальцы слегка сжались.

Джейн потрепала его волосы. Они были мокрыми. Но при свете свечей было видно, что это не кровь. Наверное, пот или вода.

– Ты падал в бассейн? – спросила она.

– В бассейн?

– Под крестом.

– Да нет.

– Я ведь слышала всплеск. Подумала, что это ты упал.

– Вроде нет.

– Что с тобой случилось? Ты ведь сейчас оказался совсем не там, где я тебя оставила.

– Не знаю. Я... Я помню, как ты стащила меня с алтаря. Потом... мы упали. Потом... ты сама, в одиночку, пыталась с ним справиться. Почему ты не позволила мне?

– У меня не было времени. Но ведь ты, должно быть, вставал. Ты искал тесак?

– Не помню.

– Он пропал. Я думала, ты его взял, чтобы неожиданно напасть на него и выбить ему все мозги.

– Не знаю, может быть.

– Вот тогда-то, наверное, ты и упал.

– Мне очень жаль, но я ничего не помню.

– Как ты думаешь, ты встать сможешь?

– Будем надеяться.

– Или вызвать «Скорую»?

– Никаких «Скорых». Если мы сможем отсюда выбраться...

– Давай попытаемся.

– Или у нас будут большие неприятности.

– Это уж точно, – подтвердила Джейн.

– Да... Ладно, давай сматываться.

Нагнувшись к Брейсу, она помогла встать ему на ноги, обняла, и бок о бок, тесно прижавшись друг к другу, они стали спускаться по ступенькам алтаря.

– Ну, как ты? – спросила она.

– Не думаю, что... упаду. Вот только мое плечо и ухо... И у меня такое чувство, что голова вот-вот отвалится... Ну а ты как?

Она вдруг подумала, рассказать ли ему о том, что Форд ее изнасиловал.

Да, пожалуй. Только не сейчас... Может быть, никогда.

«Нет, я должна все рассказать. Должна, еще до того, как мы снова займемся любовью. Должна предупредить его».

– Джейн?

– Да?

– Что он с тобой сделал?

– Хорошенько мне наподдал.

– Он... бил тебя кнутом?

– Да. У него был один из этих огромных старых кнутов.

– О Господи.

– Зато у меня был пистолет. В общем, он теперь мертвее всех мертвых. Мертвее не бывает.

Брейс посмотрел через плечо и неожиданно споткнулся. Джейн крепко в него вцепилась и не дала упасть. Тяжело дыша, они схватились друг за друга.

– Прости, – сказал он.

– Все в порядке.

– Я сделал тебе больно?

Ее истерзанная плоть горела в тех местах, где он прижимался, но она сказала:

– Все хорошо.

– Мне следовало бы быть повнимательней.

– Нет проблем.

– Я хотел бы взглянуть на этого негодяя.

– Отсюда мы его не увидим. Он лежит с той стороны, где темно.

– Мы не должны... оставлять свечи зажженными.

– Хорошо, хорошо. Мне все равно придется вернуться. А пока давай сначала выберемся отсюда.

Джейн немного отодвинулась от него, встала рядом, снова обхватила Брейса за талию, одновременно почувствовав, как его рука обняла ее бедро, потом медленно поднялась выше, поглаживая грудь.

– Пожалуй, тебе уже лучше, – заметила она.

– Ужасно рад, что мы оба живы.

– Да. Я тоже.

– Поедем к тебе домой?

– Сначала в больницу.

– Сначала нужно привести все в порядок. И потом... надо придумать подходящую историю, чтобы все прошло как надо.

– Точно. А ты очень смышленый. Для мужчины, я имею в виду.

Брейс застонал, а затем спросил:

– А где твоя машина?

– У моста. Ты помнишь, где подобрал меня после Безумного Коня?

– Так далеко?

– Да.

– У тебя есть какая-нибудь одежда? Потому что у меня ничего нет.

– Я уже заметила. Не переживай. Я машину подкачу прямо сюда.

– А как же ты?

– У меня кое-что есть.

Пройдя неф, они открыли двойные двери и оказались в нартексе.

– Ты подождешь здесь или на улице? – спросила Джейн.

– Наверное, в таком виде появляться на улице не стоит.

– Ты можешь заявить, что ты Адам.

– Это будет уж слишком.

– Тогда жди здесь. Мне еще нужно кое-что подчистить, и сделать это побыстрее. Ты сядешь или прислонишься к стене?

– Прислонюсь. По крайней мере мне не придется снова подниматься.

– Хорошо. – Она провела его через темный нартекс к месту между двумя входными дверями. – Здесь будет нормально?

– Отлично.

Он вздохнул и облокотился на стену.

– Я скоро, – сказала Джейн, наклонилась к Брейсу и нежно поцеловала его в губы.

Через два ряда от конца нефа, под скамьей, она нашла свою сумку, вытащила ее, поставила на сиденье и стала копаться в содержимом, пока не нашла еще один фонарь и не включила его.

Внутри, где еще совсем недавно было полно всевозможного оружия, лежали только дамская сумочка и одежда.

Джейн надела хлопчатобумажную юбку и просторную футболку, которая тем не менее обожгла огнем еще свежие раны. Вся дрожа, она медленно стащила ее.

Надену, когда буду выходить.

Почувствовав себя немного лучше, она села, обулась в кроссовки, затем подняла сумку и принялась искать пистолеты, которые припрятала в разных местах церкви. Джейн очень быстро собрала их и только уголок за алтарем оставила напоследок.

На полу, возле одетого в красное человека, который избил и изнасиловал ее, Джейн нашла свой 45-й. Возле ног убитого валялись остатки ее купальника. Все это она уложила в дорожную сумку.

Наконец, дошла очередь и до маленького 22-го, который ничем ей не помог сегодня, хотя был так эффективен в доме Эзверга.

На полу, возле алтаря, Джейн нашла конверт, который был вбит ледорубом в грудь Брейса. Он был весь в крови. Она заглянула внутрь, чтобы убедиться, что деньги на месте. Рядом лежала записка.

С указанием отрубить голову Брейсу.

Джейн швырнула конверт и записку в сумку, а ледоруб оставила на полу, рядом с серебряным подносом. Чтобы не оставлять следов, она быстро протерла футболкой обе его стороны. Сделала она это не потому, что ее «пальчики» могли быть на учете в полиции. Просто поднос, сверкая яркой и чистой поверхностью, лежал прямо у ног, безмолвно напоминая о недавней бойне, поэтому Джейн решила не искушать судьбу и все привести в порядок.

Бросив футболку в сумку, она вспомнила о гантели, лежащей на дне купели.

Поставив сумку на край бассейна и не снимая юбки и кроссовок, девушка прыгнула в воду. Она медленно подобралась к темной тени и нырнула. Прохладная вода приятно успокаивала жар ее свежих ран. Несколько секунд она находилась под водой, наслаждаясь всем телом, а затем подняла гантель. Когда Джейн выбралась из бассейна, намокшая юбка тяжело повисла на ней, то и дело хлюпая в такт чавкающим кроссовкам. Она тащила за собой сумку и светила по сторонам фонариком.

"Я ничего не забыла? – подумала она. – Если я отсюда уйду, то уже не вернусь никогда. И полицейские вполне могут обнаружить то, что я случайно здесь позабуду.

Так что, дорогая, давай-ка еще раз все проверь".

Луч фонаря упал на револьвер, лежащий в полиэтиленовом пакете.

Ее 357-й.

Пистолет, на который она так рассчитывала и который ее так подвел. «Пистолет, из-за которого меня изнасиловали и чуть не убили», – подумала она, затем поставила сумку на пол, потянулась к револьверу и, зажав фонарь под мышкой, разорвала хрупкую полиэтиленовую оболочку.

Даже если бы вода попала внутрь пакета, он не должен был... -подумала она и откинула барабан.

Пусто.

Он пуст?

Этого просто не может быть.

Джейн хорошо помнила, как вставляла большие патроны во все отверстия барабана. Она проделала это всего за несколько минут у себя на кухне, прежде чем отправиться в церковь, а потом уложила в пакет и склеила пластырем.

Уже позже, в купели, закрепив его на одном конце гантели вместе с охотничьим ножом, Джейн опустила его на дно.

Он просто не может быть не заряжен.

Но пистолет действительно был пуст.

Джейн вернула барабан в исходное положение, опустила револьвер в сумку, где уже лежало другое оружие, и вдруг вспомнила тяжелый шум всплеска в тот момент, когда она «выясняла взаимоотношения» с МИРом между бесконечными рядами сидений.

Джейн тогда еще с ужасом подумала о том, что это мог быть Брейс. Но тот все отрицал. Не мог же он прыгнуть в бассейн и разрядить «магнум». Какого, спрашивается, черта?

А ты спроси...

Девушка встала и подняла сумку.

А вдруг он с самого начала участвует в этой Игре? – подумала она.

Нет. Это просто бред. МИР отрезал ему ухо, пробил грудь ледорубом...


Глава 44 | Во тьме | * * *