home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 44

В тот момент, когда Джейн выстрелила, Брейс непроизвольно дернулся. Еще два выстрела. МИР круто развернулся и шумно упал на пол. Перед ней за алтарем лежал Брейс. Она выбралась из бассейна, вскочила с четверенек на ноги и бросилась к алтарю. Брейс повернул к ней голову.

Остановившись перед ним на расстоянии вытянутой руки, она наклонилась и направила пистолет на пол рядом с Брейсом.

Но там оставался только рюкзак.

Джейн включила фонарь и в середине центрального ряда увидела бегущего человека в красной коже. Быстро прицелившись, она разрядила в его спину пистолет.

Но он не упал, а вырвался через двойные двери в конце нефа и исчез.

– Черт! – вырвалось у нее, когда она почувствовала руку Брейса на влажной коже своего живота.

Джейн положила пистолет и фонарь на его живот.

– Все будет в порядке, – прошептала она.

Аккуратно прижав левой рукой конверт, она взялась за деревянную ручку оружия и с силой дернула ее вверх. Брейс изогнулся дугой и шумно выдохнул носом. Стальной клинок вышел из него, и Джейн почувствовала, как что-то теплое потекло у нее между пальцами.

Она отбросила конверт и схватила фонарь. Рана кровоточила, но не сильно.

Она смахнула ладонью кровь и нашла маленькую ранку. Всего в паре дюймов кверху от левого соска.

– М-М-М! М-М-М-М! – отчаянно стонал Брейс.

Джейн сорвала пластырь с его рта. Брейс тяжело вдохнул.

– Я вытащу тебя отсюда, – прошептала Джейн.

Он натужно дышал.

– Я ведь не подстрелила тебя?

– Не... Нет.

– Я думаю, что в МИРа я тоже промахнулась.

– Надо убираться отсюда...

– Конечно.

Она стала искать что-нибудь, что могло заменить бинт. Рана была небольшой, поэтому материала нужно было не много.

Положив фонарь на его грудь, она подняла конверт, слегка его потрясла, переместив тем самым деньги на другой его конец, слегка надорвала сверху, а затем снова отбросила. Он упал между правой рукой Брейса и животом Джейн.

Трясущимися от волнения руками она сложила вдвое кусок конверта и закрыла бумагой дыру в груди Брейса. Потом наложила обрывок лейкопластыря, который только что сняла с его рта.

– Мы отвезем тебя в боль...

– Джейн!

Страшный голос заставил ее вскочить. Голова Брейса дернулась в сторону.

– Наверху, Джейн! На хорах!

Заметив тусклую, неясную фигуру, она опустила глаза на живот Брейса, где лежал пистолет. Его магазин был пуст.

– Ты обманула меня, хитрая сука!

– Я только пыталась! – крикнула в ответ Джейн.

– Надо сказать, недостаточно хорошо. Но деньги твои.

– Я не хочу твоих сраных денег!

– Что-то ты не то говоришь.

– Да пошел ты!

– Я предлагаю тебе прочитать записку.

– А я предлагаю тебе съесть свое дерьмо и сдохнуть!

– Прочитай записку, или вы оба умрете. Считаю до трех. Один...

Она схватила фонарь и направила на него луч.

– Два.

МИР стоял в первом ряду хоров, целясь в нее из какого-то оружия.

Арбалет?

Хорошо, хорошо! – закричала она, схватила конверт и подняла его. – Вот он! Не стреляй!

– Прочитай мои инструкции вслух. Я уверен, что Брейсу это понравится.

– Хорошо, хорошо. – Она вытащила лист бумаги, оставив деньги внутри конверта, положила его на Брейса рядом с пистолетом и раскрыла записку. Одной рукой она держала ее над Брейсом, а второй светила на лист фонарем.

– "Моя дорогая, – прочитала она. Хотя она говорила негромко, ее голос отдавался в соборе гулким эхом. – Какое несчастье, что ты выбрала не самый правильный путь. Ты решила создать для меня кое-какие проблемы, да и для своего дорогого Брейса. Я наказал его за твое неповиновение. Так ведь и должно было случиться. Но еще ничего не потеряно. После того, как ты с ним разделаешься, мы продолжим Игру. С твоим умом и дерзостью, моя дорогая, ты заработаешь кучу денег..."

Она снова высветила неясную фигуру на хорах.

– Я не твоя дорогая, негодяй! Игра закончена!

– А ты продолжай, продолжай...

Она посмотрела страницу, нашла место, где остановилась, и продолжила читать.

– "...В рюкзаке ты найдешь самый подходящий инструмент для твоей работы. Используй его для шеи Брейса. После того как ты это сделаешь, положи голову на серебряный поднос. Ты его тоже найдешь в рюкзаке и..."

Скомкав записку, Джейн в ярости закричала:

– Ты грязный ублюдок! У тебя ничего не выйдет.

– Четыреста тысяч долларов, Джейн. Четыреста тысяч с какой-то мелочью. И все они твои. Уже сегодня ночью. А все, что тебе необходимо сделать взамен, – это отрубить его голову и...

– Да пошел ты...

– Откажись – и я убью вас обоих.

Она посветила на него фонариком. Казалось, стрела смотрит прямо на нее.

Ей вдруг стало трудно дышать. Сердце неистово колотилось. Струйки пота побежали по спине.

– Я вобью стрелу прямо в его висок. Ну а потом настанет твоя очередь. Но я буду убивать тебя постепенно. Сначала я тебя покалечу, а потом поработаю над тобой: буду резать твое тело на части и трахать до тех пор, пока у тебя круги перед глазами не пойдут. О-о, у нас будет масса времени, чтобы повеселиться.

Она закрыла глаза и почувствовала, как начала кружиться голова.

– Ты не можешь требовать от меня, чтобы я его убила, – сказала она.

– Ну, в любом случае он будет убит. А если ты сделаешь ему такое одолжение, ты в самом деле заработаешь кучу денег. К тому же я тебя отпущу.

Джейн открыла глаза и посмотрела на Брейса. Он неотрывно смотрел на нее. Его глаза сверкали в пламени свечи.

– Вот, – прошептала она. – Это как раз то, что было необходимо сделать, чтобы спасти тебя.

– Ты думаешь, что я сошел с ума? – в ответ прошептал Брейс.

Джейн попыталась рассмеяться, но спазм сжал горло, а слезы подступили к глазам. Пытаясь смахнуть их, она часто заморгала и подняла голову.

– Хорошо, – сказала она. – Я сделаю это.

– Большое спасибо, – прошептал Брейс.

Джейн сделала глубокий вдох, обошла алтарь, а затем нагнулась и посветила фонарем в рюкзак. Он был наполовину пуст. Но мясной тесак лежал сверху, прикрытый мотком веревки. Рядом был серебряный поднос. Сначала она вытащила поднос и положила у ног, затем взяла тесак.

Его огромное сверкающее лезвие казалось достаточно тяжелым, чтобы отрубить голову одним ударом.

Она выключила фонарь и положила его на пол возле подноса.

Держа в правой руке тесак, она поднялась.

Ее спина была прекрасной мишенью. Большая цель, обнаженная до поясницы, кроме пары едва заметных ленточек от купального костюма.

Не поворачиваясь, Джейн сказала:

– Ты обещал, что отпустишь меня?

– Если будешь следовать моим приказам.

– Я не хочу умирать!

– Ты не будешь убита. Это определенно испортило бы всю Игру.

– Хорошо, – сказала она. – А ты сдержишь свое слово?

– Я сдержу свое слово. Можешь на это рассчитывать.

– Я люблю тебя. Не двигайся, – прошептала она Брейсу.

Затем подняла высоко руку и резким движением по дуге ударила тесаком в сторону шеи. В самый последний момент она изменила направление удара, снеся одним махом кончики свечей, стоявших у плеч Брейса. Одновременно, услышав звук спускового механизма арбалета, Джейн с грохотом упала на алтарь.

Он целил в висок.

В тот момент, когда лезвие вошло в дерево, стрела ударила рядом с таким шумом, как будто молотком ударили по кастрюле. Всю мощь толчка она почувствовала через деревянную ручку тесака.

Бросив ее и обхватив Брейса за плечи, крепко прижавшись к нему всем телом, она скатилась с алтаря, на ходу сбив две свечи.

Когда они упали на пол, а ей показалось, что прошла целая вечность, Брейс оказался под ней и тяжело застонал.

– Извини, – прошептала Джейн и встала на колени.

– Перережь пленку.

– Оставайся здесь и не шуми.

– Джейн!

– Шшшш! – Она отползла от него и, пригнувшись, быстро переместилась к центру алтаря и стала лихорадочно ощупывать пол, пока не нашла фонарь.

– Теперь ты и я, МИР! – закричала она.

Но ей никто не ответил.

Встав на ноги, Джейн направилась к алтарю, перелезла через поручни, оказалась с другой стороны и посветила фонариком на хоры.

Он исчез.

– Я здесь, МИР, – крикнула она. – Я здесь и хочу играть. Выходи!

В ответ только молчание.

– Ты ведь не боишься меня, правда? Чего бояться? Ты только посмотри – что на мне надето. – Сверху вниз она посветила на свое тело. – У меня даже нет пистолета. – Джейн повернулась и осветила спину. – Видишь?

Затем снова повернулась к хорам.

– У меня совсем нет оружия, кроме моей привлекательной внешности.

Вдруг откуда-то с другого места, прямо перед ней, она услышала сдавленный смех. С хоров? Из-за скамеек возле нефа? Трудно сказать.

Джейн сделала несколько шагов по центральному ряду. Пройдя первый ряд скамеек, она остановилась.

– Так чего же ты боишься? – крикнула она.

– Давай посмотрим, как ты будешь все это снимать, дорогая.

– Давай посмотрим, как ТЫ это будешь снимать, дорогой. Если у тебя хватит мужества.

Она осветила фонарем первый ряд хоров. Его там не было.

Но в следующий момент, когда распахнулись двойные двери, Джейн непроизвольно вздрогнула. Она перевела луч света на них и увидела ЕГО. Он шел прямо на нее. В своем красном блестящем костюме и маске с отливающими золотом «молниями». МИР где-то оставил свой арбалет. В одной руке у него был огромный охотничий нож, а в другой длинный черный кнут.

– Кнуты и ножи? – пробормотала она.

– В любви и Игре, дорогая, все чисто.

Она сделала быстрый шаг в сторону, потянулась к щели между двумя псалтырями сзади скамейки и вытащила «Магнум» 357-го калибра, длинноствольный револьвер, который она купила у вечно зубоскалящего парня по имени Гетсби. Ей в этом помог Малыш.

Она взвела боек, направила дуло в сторону МИРа и закричала:

– Все честно!

В тот момент, когда она спустила курок, он нырнул в сторону.

Выстрел ошеломил Джейн. Отдача вырвала пистолет из ее руки, и в тот момент, когда она попыталась его поймать, Джейн услышала шум падающего на скамейки МИРа.

Револьвер ударился о пол. Она нагнулась, высветила его фонариком, подняла и бросилась к тому месту, где в последний раз видела МИРа.

Джейн думала, что он исчез, но она ошибалась.

Он выглядел так, как будто растянулся на спине, чтобы немного вздремнуть, но скамейка была слишком узкой для него. Одной ногой он упирался в пол, чтобы не упасть.

Джейн направила на него фонарь и револьвер. Но МИР не двигался.

Она вдруг подумала, что ей наконец улыбнулась удача и удалось застрелить его.

Но где же кровь? Где рана?

Лежи смирно! – сказала она, заметив, что он дышит. МИР не двигался.

Его рук не было видно – одна застряла между его боком и деревянной спинкой скамьи, другая свисала под сиденье.

– Покажи руки, – крикнула Джейн. – Будет лучше, если в них ничего не окажется.

«Скверная идея, – подумала она. – Следовало бы сразу его пристрелить. Все это так глупо!»

Но в доме на Мэйр-Хэйтс она уже хладнокровно пристрелила троих, в то время как они смотрели фильм с участием Барбры Стрейзанд, пили содовую и ели воздушную кукурузу.

И хотя они этого заслужили, Джейн больше не хотелось испытывать судьбу. Даже несмотря на то, что перед ней был МИР. Мастер Игровых Развлечений. Человек, который должен был за все ответить.

Его рук она по-прежнему не видела.

Джейн взвела курок.

– Покажи мне свои руки! Или я вышибу твои сраные мозги!

Неожиданно послышался всплеск. Тяжелый и грузный. Что-то упало в купель?

Брейс! Связанный по рукам и ногам этой чертовой лентой.

Джейн дернула головой.

– Брейс! – закричала она.

Черт подери, надо было развязать его. Почему я не сделала этого раньше?..

Краем глаза она увидела, что МИР поднимается.

Она резко обернулась. Охотничий нож устремился в ее грудь. Взвизгнув от удивления, Джейн отмахнулась револьвером от тяжелого лезвия.

От удара пистолет Джейн самопроизвольно выстрелил, и пуля, попавшая в нож, выбила его из рук МИРа.

Но, как и в прошлый раз, отдача вырвала револьвер из руки девушки. Однако на этот раз он упал ей на бедро, и она успела его подхватить, прежде чем он скатился на пол.

Уже в следующий момент все ее тело передернул страшный болевой спазм. Когда кнут безумным огнем обжег ей руку и спину, она вскрикнула и выпустила из руки револьвер.

В свете луча фонаря она заметила, как он отскочил от края сиденья и упал между скамейками. Джейн нагнулась, чтобы достать его, но снова услышала свист кнута.

Закрыв лицо руками, она попыталась увернуться. Но кнут поймал ее подобно чудовищному щупальцу, обвившись вокруг спины и живота. Она бросилась бежать по центральному ряду, к алтарю, к бассейну.

– Брейс!! – истошно закричала она.

Но он молчал.

Джейн слышала только свое тяжелое дыхание и шлепанье голых ступней о пол, тяжелую поступь где-то совсем рядом, за спиной и разрывающий душу пронзительный звук.

Она посмотрела через плечо.

Он приближался. Одной рукой МИР раскручивал кнут высоко над головой.

Джейн бросилась к поручням перед алтарем, по-прежнему сжимая в руке фонарь. В его танцующем луче она увидела святое место. Неожиданно снова ужасная боль пронзила ее от плеча до бедер. Застонав, она упала на колени и потянулась к алтарю.

Рюкзака на месте не было.

– Вставай! – услышала она.

У нее в руках по-прежнему был фонарь. Встать было невыносимо тяжело.

– Тебе так понравился вкус кнута? Хочешь еще?

Эта сволочь ведет себя, как пират из дешевых боевиков.

Нет, – пробормотала она. – Дай мне только пару секунд...

Дрожа и морщась от боли, Джейн встала на ноги и согнулась над алтарем, взявшись за него руками, чтобы не упасть. В левой руке она сжимала фонарь.

Его луч падал на то самое место, где она воткнула тесак в дерево. Но его там не было.

Хорошие новости, подумала она. Это могут быть очень хорошие новости. Может быть, Брейсу удалось...

– Повернись.

Она повернулась и облокотилась спиной об алтарь. Его край больно уткнулся в ягодицы. Пытаясь совладать с дыханием, она почувствовала, как пот застилает глаза и мокрыми струйками сбегает по телу.

Кровь, пот и слезы.

Брейс может появиться в любую секунду, если он не мертв и не лежит на дне бассейна.

– Ты сделаешь в точности то, что я тебе скажу.

– И не рассчитывай, – сказала Джейн и подняла фонарь, чтобы разглядеть МИРа.

В руке у него свисал кнут.

– Ну, тогда смотри, – сказал он.

– А я и смотрю.

Пара «молний» в районе паха на его кожаном костюме формировала большую букву V. Сначала он расстегнул одну «молнию», затем другую. Кожаный клин вздыбила сильная эрекция.

– Я просто потрясена, – сказала Джейн.

– Ты будешь визжать от восторга. А теперь раздевайся.

– Ты сначала сними маску, а потом... потом я может быть, и разденусь для тебя.

– Здесь я отдаю приказы.

– А я больше им не подчиняюсь.

– Поглядим.

Он резко щелкнул кнутом.

Джейн вскрикнула и схватилась за живот. Стараясь не разрыдаться, она выдохнула:

– Я хочу посмотреть, как ты выглядишь. Ты понимаешь? Вот и все. Я хочу сказать... О Боже... После того, что мы... Покажи мне свое лицо... Ну, давай.

Немного помолчав, он наконец изрек:

– Ну конечно. Почему же нет?

Одной рукой он потянулся к затылку, и Джейн услышала тихий скрежет «молнии». Передняя сторона маски смялась, и он стащил ее.

Джейн посветила на его лицо.

У него были очень короткие светлые волосы, голубые глаза и правильные черты лица. Многие женщины сочли бы его очень привлекательным. Раньше она его никогда не видела.

– Кто ты? – спросила она.

Он улыбнулся. У него были ровные белые зубы.

– Скажи мне, – попросила она.

Где же Брейс?

Кто я? Бредфорд Ленгфорд Кроуфорд. Друзья зовут меня Форд. Что еще ты хотела бы узнать, прежде чем мы продолжим веселиться?

– Почему именно я? – спросила она.

– А почему бы и нет?

– К чему все это? Эта Игра?

– Просто Игра.

– И все?

– Игра до победы.

– Э-эх! – выкрикнула она и швырнула фонариком в его лицо. Джейн не стала ждать, попадет в него или нет, только услышала, как он шумно выдохнул. Потом бросилась к алтарю, упала с другой стороны, где совсем недавно лежала с Брейсом (Где же он?), и ринулась к бассейну.

– Ну, теперь-то я тебя действительно достану, ты, сука похотливая!!!

И вдруг стало темно.

Это произошло в тот самый момент, когда она услышала, как угодила в него фонарем.

Теперь Джейн могла видеть только смутные черные тени.

Она не заметила небольшую ступеньку и упала в темноту.

Прямо в воду.

В воду, откуда она начинала свою «игру» и где, как она предполагала, все и закончится. МИР ведь инструктировал ее, чтобы она приняла освежающее купание в купели Иоанна Крестителя.

Она нырнула на дно и схватила двенадцатифунтовую гантель, которую специально положила туда. Груз слегка приподнялся.

Где же Брейс?

Джейн вытянула свободную руку, пошарила вокруг, но не нашла его.

Где он, черт возьми?

Может быть, в другом конце? Вряд ли, подумала Джейн, бассейн для этого слишком мал.

«Все это теперь не имеет никакого значения. Я просто обязана покончить с МИРом», – решила она.

Удерживая гантель, она подсунула под нее руку и сняла нож, который совсем недавно к ней прикрепила.

На этот раз это был не ее маленький складной нож, а охотничье оружие с тяжелым двенадцатифунтовым лезвием.

Она купила его в магазине спортивных товаров. Уже дома Джейн вставила его в ножны и повесила на застегнутый ремень. Теперь, как можно быстрее, девушка надела его через голову, а затем с другого конца гантели отлепила полиэтиленовый пакет. Лента отошла легко. Она не стала вытаскивать 357-й, а только крепко обхватила его и опустила гантель на дно.

Револьвер и нож оказались достаточно тяжелыми, чтобы она не всплыла. Джейн развернулась. Сидя на корточках, она стала смотреть сквозь воду.

Но ничего не было видно.

Ну же, МИР. Теперь в самый раз!

Девушка ждала.

Почему ты так тянешь?

Легкие начали гореть. Ей очень повезло, что он не прыгнул ей на спину, когда она возилась с ножом и револьвером. Теперь с маленькими сюрпризами Джейн была готова ко всему.

Ну же, МИР. Прыгай. Вода такая чудесная.

Она не сможет находиться под ней так долго.

Нельзя же выпрыгивать и палить куда попало. А если его там нет...

Надо было взять подводный фонарик...

Как будто ее мысли превратились в молитву, которая была услышана свыше, вокруг нее неожиданно зажглись яркие огни.

Подводные прожектора.

Какого черта?!

Она с ужасом посмотрела наверх. Поверхность воды казалась очень спокойной. Джейн увидела переднюю стену с закрепленной на ней панелью с прожекторами, наполовину погруженной в воду.

МИРа нигде не было.

Только темнота вокруг.

Девушка посмотрела по сторонам.

Никого.

Только я одна.

Джейн взглянула на себя. Яркий свет и вода придавали ее коже жуткий бледный оттенок. Как будто она уже мертва. Утонула. Ее синяки, царапины и кровоподтеки, оставшиеся после последней встречи с МИРом, были хорошо видны, а следы от кнута горели огнем – длинные широкие полосы рваной плоти.

Слишком много для хорошо сохранившегося трупа.

«Я еще не мертва», – напомнила она себе.

Лучше гляди-ка в оба.

Джейн вдруг подумала – смотрит ли сейчас на нее МИР. Если это так, то он наверняка видит все, что происходит в бассейне: как она присела на полу бассейна, держа в правой руке огромный револьвер в полиэтиленовом пакете, а нож, подобно огромной подвеске, болтается на ремне вокруг ее шеи.

«Если он смотрит вниз, – подумала Джейн, – то шансов застать его врасплох у меня попросту нет».

Может быть, Брейсу же до него добрался?

А вдруг это он включил свет.

Было бы так здорово, но...

Джейн больше не могла сдерживать дыхание. Держа обеими руками револьвер, который по-прежнему находился в полиэтиленовом пакете, она оттолкнулась ото дна и, шумно пыхтя, вынырнула на поверхность. Яростно моргая, пытаясь стряхнуть воду с глаз, девушка подняла руки.

МИР – Форд стоял за краем бассейна, раскручивая над головой кнут.

Джейн очень быстро три раза нажала на курок.

Барабан глухо щелкнул.

Не было ни привычной отдачи, ни шума выстрела.

– Я-А-А-А!!! – закричала она, продолжая нажимать на курок, с ужасом думая, что этого просто не может быть. Джейн купила револьвер у Гетсби, и патроны должны были быть в порядке, потому что другой 357-й заряжался из той же коробки, и она ведь уже стреляла из него. Револьвер был определенно заряжен. Джейн дважды перепроверила барабан, прежде чем запаковывать пистолет в полиэтиленовый пакет. Потом она закрепила его на гантель и опустила на дно бассейна.

Этого просто не может быть.

Могла ли вода просочиться в пакет и испортить патроны?

Ни в коем случае.

Обычно в жизни такого не бывает. Только пустоголовые писаки пишут в своих бестолковых романах о таких вещах. Они просто не знают оружия.

Почему он не стреляет?

Джейн не верила своим глазам. Жуткая паника охватила ее. Сквозь шум щелкающего барабана и свистящего кнута она услышала смех.

На лице Форда играла хитрая улыбка.

Он выглядел очень счастливым, размахивая над головой своим кнутом.

Счастливым и возбужденным. Его член по-прежнему торчал из кожаных штанов.

Он наверняка заметил, что она смотрит на его страшную плоть.

– Эх и повеселимся же мы с тобой, детка, – сказал он и подался вперед.

Джейн опустила руки в воду и бросила револьвер.

– Раздевайся, – сказал он. – Снимай с себя все, или я сорву твои тряпки кнутом. А ты знаешь, что я могу это сделать. Но можно повредить твои титьки, а мы бы этого не хотели, не так ли?

– Не делай этого, – сказала она. – Я... Дай мне выйти из воды, хорошо?

– Выходи. Я так рад буду видеть тебя, моя дорогая.

Джейн двинулась к поручню и наконец вылезла из бассейна.

– А теперь брось нож.

Обеими руками она стала снимать с себя застегнутый ремень.

– Да уж, ты приготовилась. Должно быть, старый бойскаут, правда?

– Герлскаут.

– Ну правильно. Ты ведь девушка. Точно. А нож ты все-таки брось. Хорошо?

Но она не бросила его. Джейн схватилась за его ручку и потянула вверх. Длинное широкое лезвие стало выходить из ножен.

– Ты, должно быть, шутишь.

Она отшвырнула в сторону пояс и ножны.

– Даже не думай об этом.

– Кто сказал, что нужно о чем-то думать? – спросила она и двинулась на него. Джейн шла очень медленно, прикрывая рукой лицо. Кнут щелкнул по руке и обжег своим языком ее спину. Боль свела мышцы, но Джейн продолжала идти, заставляя его отступать, одновременно снова и снова нанося ей удары.

Она слышала, как вскрикивает от боли.

«Неужели это я? Неужели все это делаю я?» – подумала она.

О да! О Боже!

Продолжая наступать на него, Джейн твердо решила не сдаваться.

Тот, кто сдается, – никогда не выигрывает.

Но почему иногда все заходит так далеко?

Иногда трюки не срабатывают.

– Остановись!!! – истошно закричал он так громко, что она отчетливо сумела услышать его голос сквозь свист, щелканье кнута и ее стоны. – Ты что – сошла с ума? Черт бы тебя побрал!!! Я прикончу тебя, если ты не остановишься!! Говорю в последний раз! Ну, сама напросилась! Ну ладно, сука!! – выкрикнул он и неожиданно остановился.

Джейн подумала, что он наткнулся на что-то спиной. Форд поднял руку и ударил ее ручкой кнута.

В этот момент она ударила его ножом, но он перехватил ее кисть.

– А теперь, – прошептал Форд, – ты получишь все сполна. – И потянул кисть вверх.

Джейн вскрикнула. Нож выпал из онемевших пальцев.

– Брейс!! – закричала она.

Он поднимал ее все выше и выше до тех пор, пока ноги не оторвались от пола. В тот момент, когда девушка безвольно повисла перед ним, он отшвырнул кнут, чтобы освободить правую ногу. Затем резким движением сорвал с нее верхнюю часть купального костюма и принялся мять ее груди своей огромной рукой.

– О! Да! Прекрасно! – Он придавил сначала один сосок, потом другой. – Очень...

Левым кулаком она ударила его в нос, который глухо хрустнул.

Форд зарычал, как взбесившаяся собака. Продолжая удерживать правой рукой Джейн, он перестал играть с ее грудью и ударил кулаком в живот с такой силой, что ее тело начало раскачиваться. Он ударил еще два раза, сунул руку между ее ног, обхватил за промежность, другой рукой схватил за горло, поднял Джейн над головой и стал кружиться. А затем швырнул ее в темноту за алтарем.

Она на что-то упала – на кафедру?

На нее посыпались какие-то предметы.

Книга упала на лицо, больно ударив по носу. Потом разные бумаги...

«Да, это определенно кафедра. А книга, ударившая меня, наверняка Библия», – подумала она.

Все тело заныло от боли.

Джейн казалось, что больше двигаться она не сможет. Даже дышать было тяжело.

Но сознание не покидало ее.

«Когда дела становятся паршивыми, трудности вдруг начинают преследовать тебя на каждом шагу, – вдруг подумала Джейн. – Нужно прикончить того, кто сказал это! – решила она. – Господи! Где же Брейс, где остальные? Мне так необходима их помощь. И как можно скорее, потому что я... в таком дерьме».

Но, кроме Форда, к ней никто не приближался.

Освещенный сзади огнями бассейна, он был похож на исполинское чудовище, исторгнутое из глубин ада.

– Жесткая посадка? – поинтересовался он.

Джейн пыталась восстановить дыхание.

Он встал перед ней на колени. Ему не нужно было раздвигать ей ноги. Они уже были достаточно широко разбросаны в стороны, и Джейн просто не могла найти в себе силы, чтобы соединить их.

Грубо рванув за трусики, он приподнял ее. Ткань лопнула, и она сильно ударилась ягодицами о пол. Копчиком Джейн наткнулась на что-то твердое и холодное.

«Господи! Смогу я пошевелить хотя бы рукой?» – подумала она.

Может быть.

Ну что? Время для рок-н-ролла, дорогая?

Он наклонился и схватил ее за плечи.

Да.

Он вошел в нее грубо и глубоко.

– Нет!!! – закричала она.

– О да! О да, да!!! -стонал он с каждым новым толчком.

Тем временем Джейн потянулась к автоматическому «кольту» 45-го калибра, который лежал у нее под поясницей (да! да!), тот самый 45-й, который она купила у Гетсби тем вечером (да!), вместе с четырьмя 357-ми «магнумами», еще тремя «кольтами» 45-го калибра и четырьмя револьверами 38-калибра. Всеми этими «пушками», которые она предусмотрительно спрятала в самых разных местах собора. Тот самый 45-й, который она положила на нижнюю полку внутрь небольшой деревянной стойки кафедры, и который, к счастью, выпал оттуда при ударе. Господь помогает тем, кто помогает себе (Аминь!). Прикусив губы от боли, ужаса его толчков и рычания, Джейн подняла пистолет, приставила его к уху Форда и спустила курок.

Грохот пистолетного выстрела оглушил ее.

(Да! Да! Да!!!)


Глава 43 | Во тьме | Глава 45