home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 43

Было что-то жуткое в том, чтобы провести ночь в пустой церкви.

Любое пустое помещение, подумала Джейн, таит в себе зловещие тайны. Особенно из-за своей темноты и давящей тишины. Ты понимаешь, что там никого нет, но все равно в душу закрадывается страх, кажется, что за тобой кто-то подглядывает и вот-вот выскочит, чтобы тебя схватить.

Здесь, пожалуй, было страшнее всего. Наверное, потому, что церковь – Божий дом. При условии, если Бог существует. (Иногда она в этом сомневалась, в другой раз она не могла не верить в него.) Может быть, Ему не нравятся всякие проходимцы, вторгающиеся в Его обитель...

В особенности те, кто вооружен и собирается кого-то прикончить.

Независимо от того, понравится это Богу или нет, Джейн не хотелось идти туда, куда люди каждое воскресенье приходят, чтобы слушать проповеди о Добре и Зле, о вечных мучениях, ожидающих грешников в аду...

Не говоря уже о кресте.

Огромное деревянное распятие свисало на цепях с потолка прямо над купелью для крещения. В темноте его неясные очертания подсвечивались лунным светом и уличными огнями, падающими через окна с витражными стеклами.

Возможно, это и к лучшему, что здесь присутствует Иисус.

Маленькая компания.

"Будем надеяться, что эта штука не свалится на меня. К тому же вампиров мне бояться уж точно не следует, – подумала Джейн, посмотрела на часы, но в темноте не смогла различить циферблат. – Если я сейчас воспользуюсь фонариком – это может испортить все дело. Почему они до сих пор не появились? Наверное, уже одиннадцать часов.

Она прибыла в девять. Но МИР тоже мог прийти раньше. Ему ведь тоже могло понадобиться время, чтобы получше подготовиться, не так ли?

Например, положить конверт в какое-нибудь интересное место".

Джейн вдруг подумала, оставит ли он в нем сто две тысячи четыреста долларов. Но больше всего она волновалась о Брейсе. Доставит ли МИР его в церковь?

Она наизусть помнила ту часть записки: «Его оставшаяся часть будет ждать тебя нетронутой до полуночи».

Значит, он будет здесь.

Самое подходящее место, подумала она и вспомнила, что именно Брейс подсказал ей правильное место очередной встречи.

Надеюсь, ты не ошибся.

Это определенно то самое место, сказала себе Джейн.

Но даже если это так, в письме ведь не было сказано, что он будет именно здесь. Просто будет ждать, и все. Но, может быть, в каком-нибудь другом месте?

Ей нужна была другая записка, в которой было бы четко указано, где его искать.

Или еще десять записок.

"Может быть, мне не стоит убивать МИРа, – подумала Джейн. – По крайней мере до тех пор, пока я не найду Брейса.

Или до того момента, как он предоставит мне возможность его пришить. Он уже давно напрашивается.

Правда? Ну, тогда посмотрим.

Ну, давай же МИР, где ты?"

Где-то здесь наверняка.

Зайдя в церковь, Джейн тщательно обыскала помещение. На стоянке перед зданием было пусто, но кто мог поручиться, что внутри никого нет. Она сама припарковала автомобиль в квартале от этого места и пришла сюда пешком. Двери главного входа были закрыты – это хороший признак, но потом она нашла боковую дверь, которая легко открылась, заставив ее подумать о том, что МИР мог приехать раньше.

Поиски ни к чему не привели.

К тому времени как Джейн обошла все коридоры, комнаты, укромные уголки, заглянула под каждую скамью, она пришла к выводу, что, кроме нее, в соборе никого нет.

Никогда ни в чем невозможно быть абсолютно уверенным.

Особенно если это касается МИРа и его Игры.

Она пришла сюда на три часа раньше. Судя по всему, времени вполне хватало, чтобы застать его врасплох.

Теперь она сидела на кафельном полу у дальнего края купели. В томительном ожидании, внимательно поглядывая по сторонам.

Если Брейс правильно понял значение написанного в записке, это было именно то место, возле которого ей было приказано ждать. Возле купели.

Самое подходящее место.

За спиной была стена, никто не сможет подкрасться незаметно. Через окно сзади падали тусклые лучи лунного света, которые придавали ей уверенность в том, что никто не подойдет к ней незамеченным.

Стоявшая на возвышении возле алтаря купель позволяла хорошо видеть кафедру и место за нефом с рядами темных скамей.

Только хоры в дальнем конце нефа находились в более удобном месте, чем сама купель. Хотя у них тоже был свой недостаток: их балкон сильно выдавался вперед, и если ты стоишь на них сверху, то вряд ли сможешь увидеть то, что будет происходить под тобой. А это значит, что сзади ты останешься незащищенным. Кто-то может подкрасться и швырнуть тебя на поручни...

А здесь, возле купели, было намного надежнее.

От сиденья на жестком кафеле затекли ноги.

Джейн расставила их и медленно опустилась в теплую воду. В бассейне было достаточно глубоко, чтобы вода могла дойти до горла. Она облокотилась о верхний выступ и подняла ноги.

Конечно, ей хотелось, чтобы вода была погорячее, как это часто бывает, когда ты принимаешь ванны из минеральной воды.

Но это не минеральный источник. Не кощунствуй! Хотя в них было что-то общее.

Правда, бассейны с минеральной водой обычно круглые или квадратные, в то время как этот был длинным и узким, с небольшими лесенками по обе стороны. За каждой из лестниц были двери. Такие обычно ведут в коридоры и небольшие комнаты для переодевания, предположила Джейн. Там сменить одежду, прежде чем принять обряд крещения. Правда, делать это нужно, конечно, не в бикини... В крайнем случае что-нибудь набросить сверху. Например, рясу, в которой обычно служат и поют в хоре.

Джейн обеспокоенно посмотрела на двери. Они находились по разные стороны, поэтому ей приходилось время от времени поворачивать голову то в одну, то в другую сторону. Как будто готовясь перейти улицу, она проверяла, нет ли поблизости машин. Одновременно она могла видеть только одну дверь.

Если МИР появится, то он войдет в какую-то из них. Они находились всего в нескольких ярдах от нее и висели на петлях, которые просто не могут не скрипеть. Так или иначе, у меня будет секунда или две.Джейн невольно громко выдохнула, когда распахнулась дверь, находящаяся перед ней. Она открылась почти бесшумно, только глухой шелест пронесся в тишине ночи.

Девушка пристально вгляделась в пустоту.

Она не могла видеть двойные двери в самом конце центрального ряда. Они были прикрыты черной тенью свисающих хоров. Но она была уверена, что шум доносился именно оттуда.

Опустив ноги на дно бассейна, она встала.

В темноте она увидела странный предмет, который совсем не походил на человека.

Неуклюжая причудливая тень двигалась на двух ногах. Она приближалась к Джейн.

Что это еще за дьявол?

Это человек, решила она, когда он подошел ближе. Большой настоящий монстр, несущий что-то на плече.

Брейса?

Должно быть, это Брейс.

Джейн захотелось схватить фонарь и посветить на них – увидеть лицо МИРа, наконец. И убедиться в том, что тот, кого он нес, был действительно Брейсом. Но она замерла.

Я должна застать его врасплох. Это мой единственный шанс.

Она слегка согнула колени и погрузилась в теплую воду до подбородка.

«Это уже лучше. Кроме моей головы, на поверхности воды ничего не видно. А кругом темно, и вряд ли он меня заметит».

Когда он подошел ближе, у Джейн появилось непреодолимое желание нырнуть поглубже.

Просто исчезнуть.

Но нет. Необходимо продолжать следить.

Перед алтарем был протянут невысокий поручень. Человек переступил через него, сделал еще несколько шагов, остановился, снял тело с плеч и бросил его на алтарь.

За глухим звуком от удара тела об пол последовал протяжный стон.

Он жив! Брейс жив!

«Ты услышала стон и думаешь, что это должен быть обязательно Брейс? Да, черт возьми! Я бы узнала этот стон среди всех других», – подумала она, когда вдруг услышала щелчок. Неожиданно огонь зажигалки осветил церковь, и ей пришлось прищуриться. Какое-то мгновение она ничего не могла различить, но уже скоро Джейн увидела, как огонь, чем-то напоминающий пламя от свечи, золотым туманом озарил алтарь, на котором лежал Брейс. Глаз, который могла видеть Джейн – его правый глаз, был открыт. На темной, грязной стороне головы отсутствовало ухо. Рот был заклеен серебристым пластырем. Его обнаженное тело было перетянуто липкой лентой, которая крепко прижимала руки к бедрам. Волосы на лобке слабо мерцали при свете огня. Пенис безвольно свисал на левое бедро.

Человек, стоявший рядом, попытался оторвать кусок лейкопластыря, зажатого в руке, державшей зажигалку. Огонь погас. Но это продолжалось недолго. Снова щелкнув кнопкой, он зафиксировал ее, притянув пластырем к корпусу, и поставил зажигалку возле ног Брейса.

Чтобы освободить себе руки – решила Джейн.

Что может быть хуже?

Обеими руками он взялся за ремни, на которых висел рюкзак. В мужчине наверняка было шесть футов, а то и больше, может быть, все шесть футов и четыре дюйма, как описывала его Гала, подумала Джейн, продолжая наблюдать за ним. Не только высок, но и крепко сбит, в обтягивающих мускулистое тело ярко-красных штанах. На всем его одеянии, в самых необычных местах, было полно застежек-"молний". Вероятно, они были вставлены для того, чтобы в случае, если он перекачается с «железом», его мышцам можно было дать выход.

«Молнии» напоминали сверкающие шрамы и придавали его облику вид чудовищного монстра, сумасшедшего байкера или какого-нибудь садомазохистского ублюдка.

Или палача.

Палача, привыкшего носить капюшон на голове.

Но это был не капюшон, а красная кожаная маска, закрывающая почти всю голову. Его глаза, спрятанные за круглыми вырезами, зловеще отражали неровное мерцание огня. Чуть ниже, под маской, выпирал нос. Рот был затянут слегка вытянутой кверху «молнией». Он сбросил рюкзак, взялся за одну из лямок и наклонился. Теперь Джейн видела только застегнутую сзади красную маску и искусственную кожу, туго обтягивающую его спину.

Надеясь, что он ее не заметит, Джейн медленно повернулась. Вода нежно обнимала ее тело. С кафельного пола, где она совсем недавно сидела, девушка подняла фонарь и пистолет 22-го калибра.

Она знала, что он обязательно сработает.

Правда, после того как МИР выбросил ее из катафалка, он держал его в руках. Поэтому, прежде чем выйти из дома, Джейн несколько раз перепроверила магазин, патроны и даже постреляла на заднем дворе.

Держа пистолет в правой руке, а в левой фонарь, она медленно повернулась.

На алтаре, прямо над левым плечом Брейса, стояла черная свеча.

Черная.

Кто ты, МИР? Сатанист?

Он зажег еще одну черную свечу и поставил ее над правым плечом Брейса. Затем зажег еще две и поставил их возле лодыжек лежащего на полу человека. Наконец потушил зажигалку и нагнулся.

Наверное, для того, чтобы положить ее в рюкзак, подумала Джейн.

Четыре свечи ярко осветили помещение.

Джейн подумала, что ее по-прежнему не видно. Она мигом заскользила вперед и положила руки на край бассейна.

«Почему я, черт возьми, не выстрелила, когда он стоял в полный рост? – подумала она. – Мы здесь не для того, чтобы играть по правилам МИРа, и бессмысленно ждать полуночи, надо просто стрелять и...»

МИР выпрямился. В руках у него был толстый белый конверт, который он бросил на грудь Брейса.

Он был недостаточно толстый для того, чтобы в нем могли лежать сто две тысячи четыреста долларов.

Во всяком случае, не сотнями.

Может быть, МИР вложил в него тысячные купюры?

А может быть, он...

МИР быстро нагнулся и что-то поднял.

Джейн не сразу разглядела, что у него в руках.

– Нет!!! – истошно закричала она.

Как только она вскинула пистолет, чтобы навести его ствол на цель, сверкающая сталь ледоруба пробила конверт и вонзилась в левую грудную мышцу Брейса.


Глава 42 | Во тьме | Глава 44