home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 19

Остановившись на другой стороне дороги, напротив старого дома, Джейн выключила фары. Просто не верилось, что она действительно собралась туда идти.

Серый, в лунном свете он выглядел древним и мертвым.

Еще когда она увидела это место впервые, что-то в нем показалось таким знакомым. Раньше она полагала, что он напоминал ей дом Бэйтсов в фильме «Псих». Но сейчас поняла, что воспоминания, которые он вызывал, были из одного романа, прочитанного в ранней юности. Но ни названия книги, ни ее автора она не могла вспомнить. Дом же ей запомнился навсегда.

Он был расположен в каком-то прибрежном городке к северу от Сан-Франциско. Повидавшее виды мрачное строение викторианской эпохи с башенками, фронтонами и ведьминым колпаком, точная копия этого. Однако в отличие от этой развалины там был музей восковых фигур. Экспозиция включала леденящие кровь фигуры мужчин, женщин и детей, которых якобы разорвало на части какое-то чудовище. Днем можно было без опаски пройти по его залам в сопровождении гида. Но некоторые забирались сюда и по ночам. И, как припоминала Джейн, с большинством из них случались ужасные вещи.

То была лишь книга, напомнила она себе. Здесь не будет никаких чудовищ.

И здесь не может быть хуже, чем на кладбище.

Нет, может, возразила она себе.

Переведя взгляд в сторону кладбища, она стала всматриваться между прутьями ограды.

Конечно, кладбище было жутким из-за всех этих могил, надгробий и всего прочего – понимаешь, что тебя окружают мертвецы. Но по крайней мере ты находишься на открытом пространстве, и можно вовремя увидеть опасность и убежать, если что.

Как, например, того ужасного мужика, который погнался за ней с псом и швырнул его...

Боже, надеюсь, его не окажется в этом доме.

«А если он там, – подумала она, – то пусть остерегается, а то пристрелю».

Она снова взглянула на часы.

Без пяти двенадцать.

Пора.

Хотя после того как она выехала из города, она не видела ни одного автомобиля, все же бросать машину здесь ей не хотелось. Слишком уж близко от дома. Любой проезжающий мимо наверняка заметил бы ее и догадался бы, куда она пошла.

Но поблизости не было никакого приличного укрытия.

Разве что грунтовая дорога, поросшая сорняками и низким кустарником и ведущая мимо боковой стороны дома к накренившимся развалинам гаража на заднем дворе.

Не зажигая фар, Джейн вырулила в лунном свете на эту подъездную аллею. Застонал разбрасываемый колесами гравий, захрустели и заскрипели переезжаемые тонкие ветки, другие скребли о днище и с писком терлись о крылья автомобиля.

Хоть бы не проколоть шину на этом мусоре.

Надо было как-то сообщить Брейсу, куда я поехала.

Но сейчас уже поздно.

Заехав за дом, она включила заднюю передачу и съехала задом с подъездной аллеи.

Когда дорога полностью скрылась из виду за домом, Джейн остановилась и заглушила мотор. Сначала она хотела оставить ключ в замке зажигания – на случай, если понадобится срочно уносить ноги.

Но тут же передумала – лучше потерять немного времени на возню с ключами, чем, спасаясь бегством, обнаружить, что их украли.

Или угнали машину.

Вытащив ключ, она достала новый фонарик, затолкала сумочку под водительское сиденье, выбралась из машины и попробовала всунуть связку ключей с чехлом в правый передний карман брюк. Это было обычное их место, когда под рукой не было сумочки.

Но там уже лежал пистолет.

Чтобы ничего не помешало его извлечь в случае необходимости, ключи были опущены в левый передний карман, рядом со складным ножом.

Затем Джейн тихонько прикрыла дверцу.

Поразмыслив, она решила ее не запирать.

Неизвестно, насколько придется спешить, когда подойдет время покидать этот дом.

Стоя по колено в траве возле машины, она пыталась вспомнить, не забыто ли что.

Забыла благоразумно унести отсюда свою задницу.

Ага, как же. И махнуть рукой на шестнадцать сотен баксов? Не говоря уже о шансе сорвать следующий куш – в два раза больший. Три тысячи с чем-то. А после этого уже больше шести тысяч. Если МИР не изменит своим правилам и если я выдержу.

Держа незажженный фонарик в левой руке, Джейн побрела через заросли сорняков. Они терлись о ноги, цеплялись за брюки, но уступали ее напористости.

С тыльной стороны дома было пристроено небольшое крытое крылечко, на которое вели деревянные ступеньки. Направив фонарик под крышу крылечка, она включила его, и в темноте пролегла узкая яркая тропинка.

Джейн увидела остатки сетчатой двери. Рама с петлями и ручка еще были, но от сетки не осталось и следа.

Сплошной внутренней двери либо не было, либо она была распахнута настежь, и поэтому луч фонаря беспрепятственно проник в темные внутренности дома.

Все открыто настежь.

Разумеется, подумала она. Ведь должен же был МИР как-то войти и спрятать конверт.

Но, возможно, он открыт настежь уже очень-очень давно.

Одному Богу известно, что внутри.

Во всяком случае, не восковые куклы, изображающие искалеченных жертв убийцы. И, конечно же, не монстр. Нет там и духов, гоблинов или вурдалаков.

Если и есть что, так это самый обычный ужас вроде бешеной собаки, алкоголика или наркомана, насильника или убийцы-маньяка, или какого-нибудь иного выродка.

Наткнуться на что-то в этом роде Джейн очень не хотелось.

Хотя пистолет должен был гарантировать ей достаточную безопасность.

И он был извлечен из кармана. Не прикасаясь к курку, она стала взбираться по ступенькам. Старые доски слегка проседали под ее весом – это напоминало ходьбу по тонкому льду. Они и вздыхали и скрипели, как лед, только намного громче.

– Какая-нибудь из них обязательно проломится, – всполошилась она.

Поэтому сместилась с середины на край, где было меньше вероятности провалиться. К концу подъема левое бедро уже терлось о перила.

Затем она остановилась и прислонилась задом к поручням. Впереди по другую сторону крыльца была зияющая рама сетчатой двери. Джейн посветила на нее фонариком.

Никто не выскочил навстречу.

«Но будь готова к нападению в любую минуту, – предостерегла она себя. – Только бы сердце не разорвалось от страха, когда это случится. Если... Если это случится».

Внутри было почти пусто: пол, усыпанный осколками стекла, сверкающего под лучом фонарика; куски штукатурки, листья, какая-то темная тряпка и скомканная газета; подальше и чуть вправо разбитый корпус старого холодильника; прямо впереди – другой дверной проем, а за ним такой же замусоренный пол и темные внутренности дома.

Лучше зайти и начать поиск, решила Джейн, потому что он обещает затянуться.

Но она колебалась – заходить внутрь совсем не хотелось.

Это просто старый дом, успокаивала она себя, нет в нем ничего зловещего.

Там кто-то есть.

Кто-то или что-то.

Войти – значит напрашиваться на неприятность. Зачем, по-твоему, было МИРу давать тебе пистолет? Потому что он считает, что тебе это понадобится, вот почему.

Если войдешь, дело примет дурной оборот.

Но какая альтернатива? Сдаться, выйти из Игры и вернуться домой, а значит, никогда больше не получить и доллара в качестве приза, утратить всякую надежду когда-либо узнать, кто такой МИР и почему он выбрал для своей Игры именно ее и какой во всем этом смысл?

К черту! – подумала Джейн.

– Эй вы, я иду! – внезапно выкрикнула она. Какая находчивость, подумала она. Объявить о своем присутствии.

А почему бы и нет? Быть может, это вспугнет...

А если услышу ответ?

Но дом безмолвствовал.

– Я захожу! – еще громче крикнула она.

Джейн осторожно надавила ногой на настил крыльца.

Не то чтобы особо прочный.

Хоть бы выдержал долю секунды – мне надо сделать всего один шаг.

"А что, если здесь какой-нибудь подвох? – подумала она. – Как вчерашняя собака – сюрприз МИРа. Может, предполагается, что, как только я сюда сунусь, пол обрушится и я провалюсь. А там внизу для меня припасен подарочек вроде разбитых бутылок, шипов или вил.

Но калека ему не нужна, – напомнила она себе. – Это испортило бы Игру. Он хочет испытать меня, а не сломать".

Ага, это обнадеживает. Но он же не может предусмотреть все. Например, насколько прогнил пол.

И Джейн вновь надавила на него правой ногой. Не обрушился. Глубоко вдохнув, она занесла вперед левую. Пол громко заскрипел. Поставив ногу как можно ближе к дверной коробке, она прошмыгнула в дверь.

– Спасибо, – прошептала она, – спасибо, спасибо.

Пол в самом доме был прочный и добротный, в чем она убедилась уже через несколько шагов. Остановившись, Джейн осветила комнату фонариком. Несомненно, здесь была кухня: шкафы, раковины, старая газовая печь и холодильник, который она видела снаружи.

Дверца холодильника была ржавой, мятой и с дырками от пуль. Кто-то использовал его в качестве мишени.

Замечательно, подумала Джейн.

Может быть, сначала туда кого-то засунули? Эта мысль задержала ее внимание. А почему бы не открыть и не проверить?

«Трупа внутри нет, – сказала она себе. – Иначе бы я его учуяла».

В зависимости от того, сколько он там находится.

«Нет, смотреть не буду. Ни за что».

Но что, если МИР именно туда положил конверт?

Она подошла к холодильнику поближе. Он был примитивный, с рычажной ручкой. Такие давно уже были сняты с производства. Выпуск их был запрещен законом, потому что бывали случаи, когда туда забирались дети, а потом не могли выбраться и задыхались.

Такой мрачный, покинутый дом, как этот, мог нападать на детей. Бесстрашных. Это было бы прекрасным местом для каких-нибудь жутких игр, особенно для игры в прятки.

А что, если сюда забрел ребенок и спрятался внутри холодильника, а его товарищи не смогли его отыскать?

С тех пор как она переехала в этот город, не было ни одного сообщения о пропаже детей. Но кто-нибудь мог попасть в ловушку в этом старом холодильнике год, два или пять лет назад...

Или это могло случиться вчера.

Надо снять дверь с петель.

Чтобы открыть его, Джейн освободила руку, сунув фонарик под мышку. Нацелив пистолет на дверцу, она стала медленно разворачивать корпус, пока луч фонарика не уткнулся в нее. Затем левой рукой схватила ручку.

Внутри может оказаться что-то весьма скверное. Но что бы там ни было, не паникуй. Сохраняй спокойствие.

На всякий случай она сняла пистолет с предохранителя и положила палец на курок.

Затем потянула ручку на себя. Петли заскрипели, и дверь распахнулась.

Никто на нее не выпрыгнул. Ничто не вывалилось. Ничего жуткого или опасного не нашла она и на полках и стеллажах.

Похоже, холодильник был совершенно пуст, если не считать небольшого белого конверта, свисавшего на ленте, приклеенной на край центральной полки. На нем бьию от руки написано ее имя.

И это в первом месте, куда я посмотрела!

Джейн хотелось подпрыгнуть от радости, но слишком велико было нервное возбуждение.

Не верилось, что все так просто.

Левой рукой она оторвала конверт – он был пухлый и тяжелый, и это ей очень понравилось.

Если это действительно он, можно уйти отсюда.

Но одолевали сомнения.

Джейн стала пятиться от открытого холодильника. Уткнувшись задом в мойку, она остановилась и установила пистолет на предохранитель. Затем наклонилась и зажала пистолет между колен. Фонарик остался прижатым под мышкой. Обеими руками она разорвала конверт.

И вынула сверток.

Как и прежде, блокнотный листок был обернут вокруг банкнот. Вынув купюры, она раздвинула их веером. В уголке каждой из них была изображена большая цифра 100.

Джейн пересчитала. Их оказалось шестнадцать.

Грудь распирало от ликования.

«Все так просто, – торжествовала она. – В самом деле просто. И это хорошо. На этом этапе надо было не много, чтобы я бросила играть. Не иначе МИР это почувствовал».

Сложив деньги вдвое, она сунула их в задний карман брюк. Сзади они были в обтяжку, поэтому тугая пачка купюр давила на ягодицу.

Все мои. Невероятно. И для этого понадобилось всего лишь немного мужества.

Развернув записку, она поднесла ее к свету.

"Драгоценнейшая!

Игра продолжается, так что вперед. Беги со всех ног наверх, в спальню Мастера.

Не пожалеешь.

С любовью, целую, МИР".


Глава 18 | Во тьме | Глава 20