home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 8

Брейс приехал на несколько минут раньше. Из окна гостиной Джейн видела, как он остановился у обочины, вышел из машины и зашагал к дому. Одет он был в темное, а в руке нес электрический фонарь. Походка была легкой, пружинистой, казалось, ему приходится сдерживаться, чтобы не помчаться вприпрыжку, как нетерпеливый ребенок.

Входную дверь она открыла в тот момент, когда он взбегал по ступенькам крыльца. Брейс от неожиданности резко остановился и, улыбнувшись, спросил:

– Мы уже готовы для нового великого приключения?

Кивнув, Джейн попятилась, и Брейс последовал за ней в прихожую, прикрыв за собой дверь.

– На самом деле, – сказала она, – ни да, ни нет.

– Неужели какие-то сомнения?

– Тысячу сомнений.

– Но, судя по одежде, ты приготовилась.

– Да. – Чтобы слиться с ночью, она надела черные джинсы и темно-синюю замшевую рубашку. Рубашка была явно не по погоде – плотная и теплая, но нужно было что-то темное и с длинными рукавами, и это было лучшее, что Джейн смогла отыскать.

– В такой рубашке ты запаришься, – заметил Брейс.

– Я уже запарилась, – призналась она, ведя его в гостиную. – Выпьешь чего-нибудь.

– Спасибо, но я пас. А ты выпей, если хочешь.

– Не-а. – Она села на диван и похлопала по нему рядом с собой.

Упрашивать Брейса не пришлось. Но затем он отодвинулся чуть дальше и развернулся боком, так, что одним коленом почти касался ее ноги, и положил руку на спинку дивана. Заглянув ей в глаза, он спросил: – Что случилось? Что-то не...

– У нас небольшая проблема, – ответила она.

– Проблема? – Его брови поползли вверх. – Какая проблема?

Наклонившись к журнальному столику, она взяла конверт и показала его Брейсу.

– Получено вчера ночью «курьерской почтой». Несомненно, доставлено самолично и опущено в карман моего купального халата.

Выражение лица у Брейса вмиг стало озабоченным.

– Твоего халата? А где он был?

– На двери ванной комнаты. – Она покраснела от смущения, но продолжала:

– Я повесила его туда, когда шла принимать душ вчера ночью. Сразу после твоего ухода. Наверное, он открыл дверь и опустил конверт в карман, пока я принимала душ.

– Боже мой, – пробормотал Брейс. – Он был в доме?

– Несомненно, был. Но все окна и двери были заперты. После обнаружения записки я обыскала весь дом, но никого не нашла. Уму непостижимо, как он мог войти. Все осталось закрытым и надежно запертым.

– Должно быть, испугалась до смерти?

Джейн слегка повела плечом и выдавила из себя улыбку.

– Ну, не настолько. Конечно, я испугалась, но... он не воспользовался прекрасной возможностью для нападения. Я в том смысле, что в доме-то никого больше не было, а дверь ванной комнаты была уже им открыта. Так что если бы он хотел, то легко мог бы расправиться со мной там. Мне кажется, он пришел лишь для того, чтобы доставить конверт.

– Меня очень тревожит, что он был в доме.

– Я и сама от этого не в восторге.

– Так у тебя нет ни малейшего представления, как он мог проникнуть в дом?

Она покачала головой.

– Все, что я могу предположить, это либо он открыл замок отмычкой, либо у него был ключ от дома. Я хочу сказать, как иначе можно попасть в дом без взлома?

– Не знаю, не знаю. Полиция, вероятно, смогла бы это выяснить. – Он тихо засмеялся. – Но ты ведь не звонила им, я прав?

– Чуть не позвонила. Но все дело в том, что нападения на меня не было, да и вроде бы ничего не украдено. Кроме загадочно открывшейся двери в ванную комнату и неизвестно откуда очутившегося в кармане халата конверта, нет никаких следов присутствия постороннего человека в моем доме. Не могла же я вызвать копов в подобных обстоятельствах. Да и пришлось бы показать им конверт, а значит, они прочитали бы записку и узнали об Игре.

Опустив руку со спинки, Брейс протянул ее и легонько опустил на плечо Джейн.

– И ты просто... пошла осматривать дом в одиночку?

– Не одна, а со своим ножом.

Брейс скривился.

– Тем маленьким, с выкидным лезвием?

– Ну, не такой уж он и маленький. Впрочем, со мной был другой нож. Я взяла на кухне огромный старый разделочный нож.

Гладя ее по плечу, Брейс покачивал головой и был похож на рассерженного, но вместе с тем и гордящегося своим чадом отца, который вот-вот скажет: «И что нам с тобой делать, шалун ты этакий?»

Но вместо этого он произнес:

– Я мог бы приехать, ты же знаешь. Достаточно было позвонить, и я был бы здесь через десять минут.

– Может, я бы так и сделала, если бы ты оставил мне свой номер телефона.

Рука его застыла у нее на плече.

– Кроме того, тебя нет в телефонной книге, – добавила она.

– Значит, ты все же пыталась?

– Ну, я даже пообщалась с телефонисткой.

– Проклятие, – буркнул он. – Извини. Моего номера уже так давно нет в списке, что я об этом уже почти забыл... Эх, надо было мне...

– Ничего. Конечно, моральная поддержка мне бы не помешала, но ведь все обошлось. Я имею в виду, что МИР словно испарился, а со мной все в полном порядке. Никто не пострадал.

Оставив в покое ее плечо, Брейс вытащил из заднего кармана брюк потрепанный черный бумажник, открыл его и нашел одну из своих визитных карточек.

– Вот, возьми эту. Здесь не только мой рабочий, но и домашний телефон.

Джейн взяла протянутую карточку. Вид у нее был такой, словно ее долго топтали.

– Антикварная вещица? – поинтересовалась она.

– Почти угадала. Я заказал их в порыве энтузиазма, когда только устроился на работу. А потом студенты начали трезвонить ко мне домой круглые сутки. – Он протянул руку и постучал пальцем по тыльной стороне карточки. – Больше я их никому не даю.

– Большая честь для меня.

– Мне действительно жаль, что я не догадался отдать ее тебе вчера.

– Мне тоже. – Джейн опустила визитную карточку в карман рубашки и неожиданно для себя обнаружила, что лицо расплывается в дурацкой улыбке. – А что могло бы случиться? Боюсь, мы этого уже никогда не узнаем. – После этих слов она покраснела.

– Никогда не узнаем, – отозвался эхом голос Брейса. – И я начинаю сомневаться, узнаю ли я, что в конверте. Еще деньги?

– К сожалению, нет.

– А что? Или это секрет?

– Боюсь, тебе не очень понравится. Мне так точно. – Она тяжело вздохнула. Затем подняла конверт, открыла его и достала записку.

– "Джейн,– прочла она вслух, -наша Игра рассчитана на двоих. Третий лишний. Если у тебя есть желание продолжить ее, оставь Брейса. Я вынужден настоять. МИР".

Она передала записку Брейсу.

По мере того как он читал, глаза его, казалось, становились все темнее и темнее.

– Сюжет обостряется, – пробормотал он.

– Твое мнение?

– Меня определенно оттесняют в сторону.

– Это также означает, что прошлой ночью он за нами наблюдал, – сказала Джейн.

– По крайней мере некоторое время, – согласился Брейс. – И ему известно мое имя. Как он мог его узнать? Может, это студент? Или кто-то с факультета? Тогда было бы понятно. Посмотри, куда он тебя посылает: к статуе Безумного Коня, к мосту Милл-Крик-бридж. Все это либо на территории университетского городка, либо поблизости. И все эти литературные реминисценции.

– Твое имя он мог услышать из наших разговоров вчера ночью.

– Подслушать? – Брейс насупился. – Но большую часть времени никто не мог находиться достаточно близко к нам.

– Это мы никого не видели. Но кто-то мог бы... там, на площадке, было столько разного хлама. – Внезапно затылок у нее покрылся мурашками. – Я ведь чувствовала, что мы не одни. Готова поручиться, что он там был.

– Возможно, – согласился Брейс.

– И он хотел, чтобы я пришла туда одна.

– Этот момент мне очень не нравится.

– Мне тоже, – промолвила Джейн, почувствовав, что гусиной кожей покрылся не только затылок – мурашки побежали и по лбу, рукам, грудям и бедрам.

– По-моему, существует только одна причина, – добавил Брейс, – почему он хочет убрать меня с дороги.

– Да. – Джейн начала медленно растирать бедра через штанины джинсов. – Но все равно ничего не понятно. Если бы он хотел напасть на меня, то мог бы сделать это прошлой ночью, когда я была одна в душе. Чего проще.

– Тогда почему он хочет убрать меня с дороги? – недоумевал Брейс.

– Кто знает? А почему он вообще все это делает?

Брейс покачал головой.

– Может быть, – предложила Джейн, – нам следует воспринимать все это без задних мыслей. Возможно, это действительно какая-то Игра, а он считает себя чем-то вроде большого босса или еще кого и не хочет играть ни с кем, кроме меня.

– По всем признакам, самое время выходить из нее.

– Знаю. Это так. Но с другой стороны... – скривившись, она медленно пожала плечами. – Мне вроде бы и хочется продолжить.

– Но он проник к тебе в дом.

– Да, это так.

– Я уж не говорю о том, что он мог бы сделать.

– Понимаешь... Если его предыдущие действия в какой-то мере показательны, денежные призы будут постоянно увеличиваться.

– Но почему?

– Чтобы я продолжала участвовать в его Игре.

– Он что-то замышляет, – возразил Брейс. – И это наверняка что-то недоброе.

– Нам это неизвестно. Может, он таинственный добродетель. На манер того мерзкого типа в «Больших надеждах», появившегося неожиданно на кладбище и до смерти напугавшего бедняжку Пип?

– Мэгвич.

– Да, Мэгвич. Может, это нечто подобное.

– Тебя, похоже, не разубедишь, да?

– Да.

– Что ж, решение за тобой.

– Я хочу продолжить.

– Одна?

Она утвердительно кивнула.

– Ну, по крайней мере, я могу отвезти тебя туда. Об этом же ничего не сказано? Если ты не передумаешь играть по его правилам, я припаркую машину и подожду на мосту, пока ты спустишься вниз за деньгами. Так, по меньшей мере, я буду рядом, и, если что, ты сможешь позвать меня на помощь.

– Это было бы здорово, – нехотя произнесла она, – но я другого мнения. – Она вновь повела плечами. – Я много думала об этом. Брейс, он хочет, чтобы ты никак в этом не участвовал, и, если я позволю тебе подвезти меня туда и крутиться рядом, он может просто прекратить со мной Игру. И больше никаких конвертов, никаких денежных призов. А мне бы этого не хотелось. Я хочу доиграть до конца – во всяком случае, пока смогу.

– Какие у него могут быть возражения против того, что я тебя подвезу?

– Боюсь, что самые категорические.

Поморщившись, словно от боли, Брейс покачал головой.

– Все будет хорошо, – произнесла она. – Вот увидишь.

– Извини, – сказал он. – Это, наверное, не мое дело. Я имею в виду, что ты вольна поступать по своему усмотрению. Просто мне не хотелось бы, чтобы ты попала в беду или пострадала. У меня такое чувство, будто я обязан о тебе заботиться, но... безумие, да?

– Да, безумие.

– Мы ведь едва знакомы.

– Почти незнакомы.

– А ты и сама в состоянии отлично о себе позаботиться.

– Вполне, – прошептала Джейн, к этому времени повернувшись на диване к нему лицом и положив руки ему на талию. Она легонько прикоснулась губами к его губам и прошептала: – Подожди здесь, ладно? Я съезжу к мосту, а ты посидишь здесь, и, когда я вернусь, мы будем вместе. Хорошо?

– Если ты этого хочешь.

– Это займет какое-то время. Он может дать мне еще какое-нибудь задание. Понимаешь? Возможно, придется еще что-нибудь сделать.

– Все может быть.

– Но ты подождешь?

– Конечно.

Улыбнувшись, Джейн подошла к Брейсу и села ему на колени.

– Устрой себе небольшую вечеринку, чтобы как-то скрасить ожидание, – прошептала она.

– О, это будет что-то.

– Ешь, пей, смотри телевизор, читай.

– У меня в машине книга.

– Вука?

– Вука.

– Устанешь читать, вздремни. – Прислонившись к нему, Джейн обняла его за шею. – Только один запрет.

– Какой?

– Держись подальше от моста.

Она почувствовала, как он слегка напрягся.

– Обещай. Ты должен мне пообещать.

Брейс ответил не сразу.

– Ладно.

– Это означает не ехать за мной и не вести наблюдение ни в какой форме и ни под каким видом. Ты не принимаешь совершенно никакого участия в сегодняшней операции.

Брейс молчал, и Джейн чувствовала своим телом, как вздымается и опускается его грудь.

– Обещай.

Он тяжело вздохнул.

– А что, если он выкинет какой-нибудь фокус?

– Не выкинет.

– Тогда зачем тебе нож?

Джейн не удивило, что Брейс догадался о нем. Джейн и сама его чувствовала там, на дне кармана рубашки, сбоку, как раз под грудью. Его рукоятка, должно быть, больно уперлась ему в ребра.

– Это так, на всякий случай, – возразила она. – Я бы ни за что не пошла, если бы думала... ну, понимаешь, если бы мне угрожала настоящая опасность.

– Эта штука не откроется сама по себе?

– Теперь нет. Я натянула сверху хорошую крепкую резинку.

– А ты сможешь его открыть в случае необходимости?

– Разумеется. Но он мне не понадобится. А ты уклонился от ответа. Я все еще жду твоего обещания.

– Обещаю, – произнес он.

– Обещаешь что?

– Не вмешиваться ни во что сегодня и не покидать твоего дома. Ну как?

– Превосходно.

Джейн наградила его долгим, страстным поцелуем. Отстранившись, она тыльной стороной руки вытерла свои влажные губы и посмотрела на часы.

– Мне уже пора.

Брейс посмотрел на свои.

– Если ты отправишься сейчас, то будешь там на пятнадцать минут раньше.

– Чем раньше я туда доберусь, тем раньше вернусь домой.

– Но ты ведь не хочешь нарушать правила, так ведь? Он назначил в полночь.

– Прошлой ночью мы пришли раньше, и он не возражал. Вероятно, несколько минут для него не играют особой роли.

– Может быть.

Она встала с колен Брейса и потянула его за руку:

– Пойдем, проведешь меня к машине.


Глава 7 | Во тьме | Глава 9