home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



У ГОРНОГО ОЗЕРА

– Ребята! – воскликнул Камо, входя в роль командира. – Мы, то есть юные натуралисты села Личк, с участием старого натуралиста деда Асатура и под руководством научных сотрудников Академии наук Армянской ССР, выступили в поход, для того чтобы обследовать это озеро и установить, нет ли связи между ним и озером Гилли. Наши геологи сообщили мне, как вашему руководителю, о результатах геологического исследования этого озера. По их предположению, вода озера просачивается сквозь его дно. Не так ли, Ашот Степанович?

– Безусловно. Дно озера сложено из вулканической лавы, да и вообще вся эта гора вулканического происхождения. Поэтому она пориста, и вода легко может проникать в ее недра. Дальше!

– Затем, – продолжал Камо, – мы знаем, что на дне Гилли есть родники, многоводные, как реки. Мы знаем, что на склонах этой горы был Великий Источник. Помните, о нем сказано в записи, сделанной в кувшине? Мы также слышали, что дубинка кума Мукела упала в озеро, а выплыла в Гилли. Можно, значит, думать, что вода стекает отсюда вниз, проходя под склонами гор, под нашими полями… Поэтому мы должны немедленно приступить к делу…

Он замолчал и задумался. Хорошо сказать – «приступить к делу»!

Но как приступить, с чего начать?.. Камо этого еще не знал.

– Надо изучить дно озера, – шепотом подсказал ему геолог.

– Да… да! – обрадовался Камо. – Раздевайтесь. Приступаем к изучению дна озера.

– Брось! Кто полезет в такое холодное озеро! – возразил Грикор. – Где это озеро, где Гилли!.. Выдумал!

– Ничего не выдумал, – вмешался Армен. – Вы только поглядите, сколько воды поступает в это озеро. Раз, два, три, четыре… Вода из четырех ручьев, не считая дождевой. Ведь весь снег на этих гребнях тает и тоже стекает в озеро.

– А ведь и в самом деле! – сказал Камо. – Сколько воды, а незаметно, чтобы уровень озера повышался. Да оно бы и не вместило ее.

– Может быть, испаряется? – предположила Асмик.

– Нет, здесь холодно, большого испарения быть не может, – отрицательно покачал головой Ашот Степанович. – Здесь, несомненно, есть где-то утечка, иначе кратер наполнился бы водой по самые края и она стала бы через них переливаться. Ведь из всех озер Армении вытекают реки и речки: и из нашего Севана, и из озера на вершине Алагёза, и из озера Айгер-лич, и из озера Арпа, и из озера Ганлы-гёл на вершине Ахмахана, и из озера горы Капуджух. Эти озера мы видели сами. Все они – проточные. В природе есть определенная закономерность. Если это озеро непроточное, значит закономерность почему-либо нарушена. Вот и надо выяснить: почему.

Дед Асатур не принимал участия в этом разговоре. Не спуская глаз, наблюдал он за гребнем горы, где недавно стояли горные бараны. Старый охотник знал, что один из них останется и будет осторожно следить за всеми движениями пришельцев.

– Ну, вы подумайте, как узнать, что делается на дне озера, а мы продолжим наши исследования, – обратился к ребятам Ашот Степанович.

И геологи направились к нагромождению камней, видневшемуся у противоположной вершины.

– Я хочу, чтобы мы здесь играли только роль консультантов, – сказал Ашот Степанович своему товарищу. – Помнишь, о чем мы говорили в день своего приезда с Арамом Михайловичем? Ты видишь, я все время стараюсь держаться в стороне. Пусть инициатива остается в руках у ребят. Мы будем вмешиваться только в крайнем случае, если они будут делать какие-нибудь ошибки.

– Ты прав. Они на верном пути и теперь сделают всё сами… А вот и камни, выброшенные вулканом. Ударь-ка молотком, поглядим…

А на берегу озера Камо торопил ребят:

– Покажи-ка, Сэто, что ты сын рыбака!

Сэто первым бросился в озеро. Он и на самом деле плавал и нырял, как рыба. За Сэто последовали остальные мальчики.

Нежные форели в испуге взметнулись и торопливо попрятались.

Вода в озере была такой холодной, что ребята, синие, дрожащие, почти тут же выскочили на берег.

Согревшись, они снова влезли в воду, и Сэто попробовал доплыть до середины озера.

Вернувшись, он взволнованно сообщил;

– Ребята, там посередке вода кругами идет!

Мальчики всмотрелись. Действительно, в центре озера вода кружилась и бурлила, взбивая пену.

– Позовем ученых… Ашот Степанович! – крикнул Камо. – Посмотрите на середину озера!

Геологи подошли, поглядели на озеро. Потом Ашот Степанович что-то сказал товарищу, и тот утвердительно кивнул головой.

– В дне озера, – сказал Ашот Степанович мальчикам, – есть дыра. Вода уходит через нее в недра горы… Браво, ребята, вы сделали важное открытие!

Армен самодовольно улыбнулся.

– Но отчего же эти круги? – спросил Грикор.

– Налей-ка воду в дырявую посуду и погляди, пойдет она кругами или нет, когда начнет вытекать, – ответил Сэто, легонько стукнув Грикора по голове.

Камо задумался.

– Как же нам узнать, действительно ли вода уходит в отверстие?.. Вся надежда на тебя, Сэто, – сказал он.

Сэто воодушевился. Раз вся надежда на него, он готов даже в адово пекло полезть. Да еще на глазах у Асмик!

– Я тоже поплыву туда, – сказал Ашот Степанович и начал раздеваться. – Как не поглядеть вблизи на такую важную находку! Не правда ли, Сэто? Только, смотри, нам надо быть осторожнее. Не попасть бы в течение – оно может унести нас. Ну, поплыли!

И оба прыгнули в ледяную воду.

Доплыв до места, где озеро шло кругами, Сэто нырнул. Он старался держаться подальше от несшегося вниз потока воды. Но водоворот был таким стремительным, таким бурным, что захлестнул его, сжал и понес вниз, к узкой щели в дне озера.

Ребята увидели, что водяные круги стали шире. Начали вздуваться и лопаться большие пузыри.

– Сэто тонет! – взволновался Камо и, прыгнув в воду, поплыл на помощь товарищу.

Но Ашот Степанович обогнал его. Он был отличным пловцом.

Нырнув, геолог увидел Сэто прямо перед собой. Мальчик стоял внутри водяного потока, столбом уходившего внутрь горы. Геолог понял, что на плечи Сэто навалилась огромная тяжесть и что вынести его вверх нельзя будет никакими силами… Разве только вытолкнуть из водяного столба, но вбок – в «мертвое пространство»?.. Ашот Степанович схватил Сэто за руку и силой потянул его к себе. Громадная тяжесть была сброшена с плеч мальчика. Тут подоспел Камо, и они вместе с Ашотом Степановичем вытащили Сэто на берег. На берегу его закутали в архалук деда Асатура, согрели, и он, отдышавшись, начал рассказывать о том, что увидел под водой.

– Там внизу река, настоящая подводная река… – с трудом переводя дух, рассказывал Сэто. – Будь дыра пошире, вода унесла бы меня внутрь горы.

– Ты просто должен был дать унести себя… Интересно, где бы ты выплыл? В Севане или еще где-нибудь? – серьезно сказал Грикор. – Чего ты сердишься?.. Разве не это цель нашей экспедиции? Ты принес бы жертву ради науки, зато мы бы узнали, куда течет вода.

– Для этого есть лучшее средство, – засмеялся Ашот Степанович и подмигнул глазом Армену.

Армен покраснел.

– Да, но куда же все-таки уходит вода? – недоумевал Камо.

– Поди узнай!.. То ли в сторону Казаха, то ли в Даралагёз… – развел руками Грикор.

– Это узнать трудно.

– А для чего мы керосин принесли? Вы хотя бы раз об этом подумали? – спокойно улыбаясь, спросил Армен.

– Ох, на самом деле!.. Поняла теперь, поняла! – воскликнула Асмик. – Страшно интересно! Значит, вы нальете керосин в эту подводную речку?

Все с уважением смотрели на Ашота Степановича и Армена: умный они придумали способ!

– Нальем-то мы здесь, а вот где выйдет этот керосин – это вопрос важный, – сказал Армен. – На Гилли будет наблюдать за водой пионерское звено Аракс – Ачик Арутюнян, Зорик Овсепян, Соня Вартазарян, и другие, наверно, ребята придут. Они будут следить за озером и, если на нем появятся пятна керосина, сообщат нам. С ними будет и наш учитель Арам Михайлович. Он покажет, кому, где стоять и как следить за озером. Все это по его плану и делается, – таинственно улыбаясь, добавил Армен. – По плану Арама Михайловича, – шепнул он на ухо Камо, – действуют и геологи.

– А мне кажется, что они не вмешиваются в наши дела.

– Так только кажется…

– Сэто, как бы это разбить бутыли в той подводной щели, которую ты нашел? – спросил Камо.

– Пять бутылей?.. Значит, пять раз нырнуть и пять раз вынырнуть? Да еще разбивать бутыли?.. Нет, это невозможно. Ты видел, Камо, меня с трудом вытащили и в первый раз.

– Интересно, какой они найдут выход?.. Помолчим… Удивительно пытливый ум у этих ребят! – тихо сказал товарищу Ашот Степанович и любовно поглядел на серьезные лица мальчиков.

– Это верно… – задумчиво ответил Армен Сэто. – К тому же, если разбивать бутыли по одной, керосин расплывется. Нам нужно весь керосин сразу слить в подводную щель, только тогда и будет толк. Вот если бы одна большая посудина была, хотя бы кувшин для воды или баллон на пятнадцать литров…

– Кувшин для воды? – поднял голову дед Асатур. – Кувшин достать легко. Его можно попросить в кочевье у азербайджанцев. Это на той стороне горы, в направлении к Казаху, совсем недалеко от нас.

Пойти за кувшином собрался Камо, но Сэто не дал ему одеться.

– Я же сказал, что должен свой грех перед Асмик загладить! – запротестовал он и как был, полуодетый, помчался к шатрам азербайджанцев.

– Сэто, – крикнул ему вдогонку Камо, – можешь пообещать в обмен за кувшин все наши стеклянные бутыли! Да проси от имени деда Асатура, его кочевники хорошо знают.

Когда Сэто исчез из виду, Камо, обернувшись к товарищам, сказал:

– Какой Сэто стал!

– Это твоя заслуга, Камо, – улыбнулся Армен. – Ты правильную повел с ним политику.

– По твоему способу, – засмеялся Камо.

– А я так прямо поразилась, как Камо, ну прямо в один момент, обезоружил этого злюку. Неужели ты такой сильный, Камо? – спросила Асмик, лукаво на него поглядывая.

Неожиданный комплимент смутил Камо.

– Н-не знаю… – пробормотал он.

– Ну, ты заслужил подарок. Сейчас будет готов. – И Асмик, вскочив, начала собирать цветы.

Геологи шли в это время к обрыву, находившемуся напротив озера. Он начинался на одной из вершинок и спускался к ее подножию.

– Мне кажется, – сказал Ашот Степанович, – что по строению этой горы мы можем решить, куда должна течь вода: то ли по ту ее сторону – к Казаху, то ли по эту – к Севану.

– Конечно, можем… И, правду говоря, не выяснив этого, мы не должны понапрасну мучить ребят.

– Ясно: если вода течет в сторону Казаха, то даже керосин вливать в поток бесцельно, тем более что для этого надо нырять на дно озера.

Позади них послышался веселый голос Асмик.

– Погляди, Армен, – говорила она, срывая цветок за цветком, – какие они красивые, какие ароматные!..

Собрав цветы, Асмик сплела из них венок и с шутливой торжественностью возложила его на голову Камо.

– За исправление Сэто… за спасение нашей фермы… – перечисляла она заслуги Камо. – Но я вижу, – обернулась она к Армену, – что у поэта на куски сердце разрывается. Погоди, сейчас и для тебя сплету.

Асмик сплела еще один венок и надела его на голову Армену.

– Ах, как ты похорошел, Армен! Хотя… ты всегда был хорошеньким, – шутила девочка.

В этот день удивительно болтливой была Асмик.

– А Грикор?.. Бедный мой пастух! Погоди, тебе я нарву нарциссов… На, вот тебе мой подарок! Но, если ты не будешь лечить ногу, как обещал, я тебя перестану любить… А ты, мой добрый дед, что заскучал? На этот букет тебе. Видишь, какие у тебя хорошие внучата!

Дед поцеловал Асмик в голову и вздохнул. Места, где он бродил в молодые годы, пробудили, по-видимому, у старика волнующие воспоминания, и, глядя на озеро, он запел. Это была какая-то восточная, полная грусти песня. И старик спел ее так хорошо, что ребята расчувствовались.

– Эх, Дали-даг!.. Сколько, сколько таких, как мы, приходили к тебе, дышали запахом твоих чудесных цветов и уходили… Никто не знает, откуда приходят люди, куда уходят, человеку непонятны тайны природы…

Старик встал. Он был глубоко взволнован:

– Ну, пойду, ребята, на охоту. Дали-дага я больше не увижу, это в последний раз… Пойду погляжу, зорок ли еще мой глаз!

Дед встал и, слегка покряхтывая, поднялся на ближайший гребень скалы.

Он долго стоял здесь, внимательно вглядываясь вдаль.

По ту сторону гребня, в лощинке, мирно паслось несколько диких баранов.

Дед вскинул ружье. Вожак увидел его, тревожно фыркнул, и бараны, делая огромные прыжки, стремительно понеслись вниз по кремнистой горе.

Раздался гулкий выстрел. Прожужжала пуля, и красавец муфлон упал на голову, перевернулся и покатился по склону, оставляя на снегу пятна крови.

Вскоре старый охотник с ружьем в руках вновь появился на гребне. Он прикрыл ладонью глаза и долго смотрел на Севан, на чудесные горы, а потом запел снова. Это была песнь его юности – «Песня пастуха». Пел он грустно, всем своим взволнованным сердцем говорил «прости» любимым горам…


«КАВКАЗ ПОДО МНОЮ…» | На берегу Севана | НЕСКОЛЬКО НАУЧНЫХ ПОДСЧЕТОВ