home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



ПО СЛЕДАМ ХИТРОГО ЗВЕРЯ

Как-то ночью гуси и утки подняли ужасный шум. Громко залаяли и выскочили из своих конур собаки. Прогремело ружье деда Асатура, охранявшего ферму.

Когда старик зажег свет, помещение, где птицы спали, оказалось усыпанным перьями. Здесь явно побывала лиса.

– Не будь я охотником Асатуром, если дам переварить тебе украденное! – поклялся старик и на рассвете по лисьему следу ушел в горы.

– Дед твой на охоту отправился, – сообщила Камо бабушка Наргиз.

День этот был выходным. Приготовив уроки, Камо разыскал Армена и Асмик и сказал им:

– Идем к Грикору.

– Что случилось? – обеспокоилась Асмик.

– Пойдем, потом узнаешь.

Грикор с увлечением помогал колхозному пастуху поить телят, вернувшихся с пастбища.

– Ого! – воскликнул он, увидев товарищей. – Вы зачем?

– Грикор, когда ты окончишь свою работу?

– С вашей помощью в пять минут, – пошутил Грикор.

– Ну что ж, давай ведро…

– Нет-нет, мы уже кончили. Что у вас?

– Грикор, идем на Дали-даг, – сказал Камо.

– А что там есть? Что-нибудь съестное?

– Уж если охотник Асатур со своим Чамбаром туда пошел, то, надо думать, там и съестное найдется.

– Что же вы, коли так, раздумываете? Идем скорей, не то дед Асатур весь шашлык один съест! – в притворном ужасе завопил Грикор и бросился из хлева.

– Погоди, не торопись! – сделал попытку остудить его пыл Камо. – Он за лисой пошел. Какой там шашлык!

Грикор остановился. Его черные, похожие на виноградины глаза были полны смеха.

– А чем хуже шашлык из лисы?.. Что ест лиса? Кур. Почему же мясо лисы должно быть хуже всякого другого? – спрашивал он с притворным изумлением.

– Но ведь лиса и мышей ест, – брезгливо сказала Асмик.

– Чем же мышь погана? Она ведь только зерно грызет да сахар.

– Скажи ему, пусть не говорит таких противных вещей, – обернулась Асмик к Камо.

– Не люблю я, когда эти интеллигенты морщатся, да еще от чего: от шашлыка из лисьей печенки!.. Да ну идемте же скорее!

С шутками и смехом они поднялись на склон горы, где на снегу виднелись следы недавно прошедшего человека. За ним шла собака.

– Следы деда и Чамбара! – обрадовался Камо.

По этим следам, за дедом и собакой, пошли и наши ребята.

Все вокруг было покрыто белым, белым снегом. Солнце сверкало так ярко, что глаза слепило. Казалось, мириады алмазов были рассыпаны по горным склонам.

Первый снег в горах!

Мрачная, туманная осенняя пора, когда все в природе окутано мглистым сумраком, как только выпадает первый снег, сменяется светлыми, прозрачными днями. Небо становится ясным и мирным, его лазурь – гуще и ярче. Во всем своем великолепии возникают на ее фоне вершины высоких гор. Приятно греет еще горячее солнце первых дней зимы, и снег тает, струйка за струйкой стекая в ущелья.

Ребята остановились на одном из склонов и залюбовались сверкающим под солнцем горным пейзажем. Лучи солнца, падая на снег, преломлялись в нем и, отражаясь, ласковыми волнами касались детских лиц.

– Какой чудесный день! – прошептал Армен. – И у зимы есть своя прелесть.

– Стройся! – скомандовал Камо.

Ребята спустились в балку, а из нее снова начали подниматься вверх.

Следы старика то спускались в ущелье, то проходили по краям утесов, смотря по тому, где лежал путь лисы. В одном месте на снегу были разбросаны гусиные косточки и перья.

– Ах ты, бедная птица! И как же ты это свою душеньку отдала? И какой ветер унес твои перышки?.. Ах ты, моя красавица! – притворно убивался Грикор, подражая старушечьим причитаниям.

А Асмик стояла молча над раскиданными по снегу перышками, и сердце ее сжималось от боли: ведь это были останки одного из ее птенцов!

– Не горюй, мой дед этого так не оставит! – уверенно сказал Камо.

Ребята продолжали карабкаться на гору.

На берегу Севана

Наконец за одной из ее складок они увидели охотника с ружьем за плечами и огромным кинжалом на боку.

Чамбар приветствовал ребят веселым лаем. Он подбежал к ним и, ласкаясь, прижимался к их ногам. Асмик погладила собаку и угостила конфеткой:

– Нарочно для тебя принесла, Чамбарушка.

– Мне тоже дай, – протянул руку Грикор. – Или я, по-твоему, и собаки не стою?

– Стоишь, даже больше стоишь, но разве не Чамбар спас нашего Камо?

Девочка сказала это с таким теплым чувством, что Камо покраснел до ушей.

– Дедушка, шашлык готов? – еще издали крикнул деду Грикор.

– Куда это вы идете, львята мои? – весело встретил ребят охотник. – Ну, раз пришли, хорошо сделали, познакомьтесь с лисьим нравом, – добавил он, садясь на снег и закуривая трубку. – Здорово, проклятая, измучила меня. Вы только поглядите на ее штучки. Спугнул я ее там, внизу, выгнал из-под одного камня… Только прицелился – как она бегом на голое местечко, на горе, где снег сдуло ветром. Гляжу, а в глазах рябит, ничего не вижу… А ну, кто из вас скажет: зачем это лиса, оставив снег, на голое место бросилась? – вдруг перебил свой рассказ старик.

– Дарвин говорит, – сказал Армен, – что животные своим цветом приспособляются к окружающему. Лиса на белом снегу была бы тебе хорошо видна, а в траве она незаметна: мех-то ее цвета сухой травы и земли.

Старик был изумлен: откуда мог знать о таких вещах Дарвин?

– Ну, слов нет, Дарвин, конечно, был охотником, – разрешил эту загадку старик. – Да, так вот, – продолжал он, – смотрите, что лиса потом сделала. Перебежала через холм, я – за ней. Вдруг слышу – за мной камень покатился. Оглянулся – лиса позади меня… Как успела? И зачем это?

– А это лиса, чтобы тебя обмануть, обогнула холм и пошла за тобой. Если бы не камень, ты бы ее след потерял, – объяснил Грикор.

– Молодец! Сразу видно, что сын полей… Ну вот, иду я за ней, иду. Гляжу – след оборвался. Нет его и нет. Диву даюсь: ни крыльев у лисы нет, чтобы улететь, ни ямы нет, чтобы провалиться. И куда только делась? Ведь как она ни поверни, след на снегу должен остаться?.. Вот и скажите-ка теперь: куда делась лиса?

Мальчики молчали. Это действительно было загадкой.

– Опыт нужен здесь, опыт да острый глаз. Это вам не плов, чтобы, засучив рукав, запустить в него пятерню… Ну, поглядите-ка теперь на лисьи фокусы. Всмотрелся я поближе в ее следы. Что же вижу? Коготки теперь лежат в мою сторону… Значит, лиса вернулась, наступая на прежние свои следы, чтобы меня запутать, а там и скакнула в сторону…

Тонкая хитрость лисы изумила ребят.

– А ведь понимает, хитрюга, когда по ночам бродит вокруг села, что наутро по ее следам охотник Асатур поднимется в горы, поймает ее да шкуру сдерет, – продолжал старик. – Вот она со страху и выкидывает такие штучки, чтобы спасти себя. Но меня не проведешь. Как ни вертись, а от охотника Асатура тебе не уйти!

Дед снял с головы огромную овчинную шапку-папаху, вытер ею выступивший на лбу пот и снова надел. От старика прямо пар шел.

Грикора смех разбирал, когда он глядел на круглую лысую голову деда.

– У твоего дедушки, – сказал он потихоньку Камо, – голова блестит под солнцем, как спелый арбуз. В темные ночи не бери фонаря, пусти вперед деда – будет светить, как луна.

Асмик фыркнула, Армен застенчиво улыбнулся, а Камо, нахмурив брови, сердито сказал Грикору:

– Прикуси язык, а не то…

– Эй, что там случилось? – спросил старик.

– Спрашиваю: «Почему твой дед и лето, и зиму эту громадную овцу на голове носит?» А он на меня сердится…

– Хм… Значит, наши деды дураками были, что всегда в папахах ходили? Хотите, чтобы мы такие шляпы носили, как вы?.. Нет, летом их солнце прожигает, зимой – мороз, а эта овца летом мою голову от жары спасает, а зимой – от холода.

– А почему твоя голова лысая? – спросил Грикор.

– Хм… – лукаво сказал старик. – Если ты увидишь гору, а на ней ни травы, ни кустика – значит, в глубине горы богатые руды скрыты.

– Досталось? – сделала Грикору гримасу Асмик.

Старик поднялся и снова пошел по следу лисы. Все двинулись за ним.

На одном из отвесных склонов след опять оборвался. Куда же девалась лиса? Не улетела же!.. Мальчики растерянно молчали. Дед посмеивался в усы:

– На этот раз она другую штучку выкинула. Посмотрите-ка вниз. Видите?

Было видно, что по снегу прокатилось что-то: словно камень упал и, раскидав снег, скатился вниз. Метров на десять ниже в снегу была заметна продолговатая ямка, затем еще несколько.

– Лиса прыгнула метров на десять вниз, а потом скатилась клубком, чтобы след замести, – объяснил охотник.

Продолжая преследовать лису, они дошли наконец и до ее норы.

Чамбар сейчас же бросился в нору, но ход был узок, и собака в нем застряла. Ребята с трудом ее вытащили. Однако, почуяв зверя, пес уже не мог успокоиться. Чамбар лаял, визжал, высунув громадный красный язык, и скреб землю.

– Ну, теперь попробуй достань ее без кирки и лопаты! А если мы в нору напустим дыму, она может уйти через запасный выход, – сказал охотник.

– А где у нее запасный выход? – спросил Камо.

– Вон где, – ответил дед, указывая на отверстие метров на двадцать ниже первого. – Это старая лиса, не новичок!.. Есть у вас какая-нибудь бумага?

– Есть старая газета, – сказал Камо.

Дед с двустволкой наготове пошел к «запасному выходу», а мальчикам велел вложить в нору газету и поджечь ее.

Как только они это сделали, лиса выскочила из отверстия, у которого стоял дед. Прогремел выстрел, и она покатилась на снег.

– Ну, будешь теперь воровать? – весело сказал охотник.

Радостно лаял Чамбар.

Мальчики с шумными возгласами подбежали и подняли лису. У нее была чудесная, густая шерсть и пушистый хвост.

Асмик прыгала вокруг лисы, хлопая в ладоши.

– Не будешь больше трогать моих птенцов, не будешь!.. – возбужденно восклицала она.

– Да, можно сказать, что лютый враг птицеводческой фермы уничтожен, – авторитетным тоном подтвердил Камо.

В это время Чамбар, заметив зайца, пустился за ним в погоню.

– Вряд ли догонит – снег подмерз. Будь он помягче, тогда наверное поймал бы, – сожалел дед.

– Но Чамбар такой большой, а заяц маленький. Почему же Чамбар не может нагнать такого малыша? – удивилась Асмик.

– А потому, что один бежит ради своей жизни, а другой – ради брюха, – ответил дед и свернул с тропинки в балку. – Тут есть хороший родник. Пойдем посидим, поедим, а потом – домой, – предложил он.

Ребята спустились вниз по склону горы.

В ущелье, у родника, они сели отдохнуть. Лису бросили рядом на снег.

Дед Асатур вытащил из мешка хлеб, холодную баранину, и все с аппетитом поели.

Чамбара все еще не было видно, он где-то далеко гонял зайца.

Когда все насытились, дед наклонился к роднику, выпил воды, с удовольствием крякнул и протянул руку, чтобы взять лису, но… лисы не было!

– Ой, парни, ружье! Удрала! – вскрикнул дед.

А лисы уже и след простыл. Перебралась хвостуха через холмы и, сидя в безопасном месте, смеялась, конечно, над старым охотником.

Мальчики застыли в изумлении.

– Видали, какую штуку сыграла, проклятая! – огорченно сказал старик.

Не может быть ничего тяжелее для охотника, как потеря добычи, уже бывшей в руках. Поэтому дед Асатур и был очень опечален. Но солнце, к сожалению, уже зашло, с озера дул холодный ветер, и ребята дрожали от холода. Где уж было снова приниматься за преследование беглянки!

– Идем, детки, домой, идем… Но я лучше бороду потеряю, чем ее шкуру!.. – поднялся с места дед.

По дороге Армен спросил:

– Как же это она убежала, дедушка? Ведь ты убил ее?

– То-то и оно, что не убил, а только легко ранил, – мрачно ответил старик. – Оглушил… Висела у меня сбоку, только притворялась мертвой. Всю дорогу раздумывала, как бы удрать. Дернуло же меня отдохнуть! Но что может быть в мире милее, чем журчащий ручей, когда охотник устанет… Погоди же, я еще припомню тебе колхозного гуся! – грозил дед лисе-обманщице.


ДОЛГ ПЕРЕД ПРИРОДОЙ | На берегу Севана | ОБ ОДНОМ ЗВЕРЬКЕ, ЛЮБИТЕЛЕ МЕДА