home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



21

Следующие несколько дней я ходила в школу, гуляла с Беки и Мэттом, избегала Тревора, возвращалась домой и возилась с Кошмаркой, а после заката старалась побольше времени проводить с Александром. Мы смотрели фильмы, обнимались и слушали музыку в темноте.

К субботе я устала, проспала весь день и встретилась с Александром в сумерках у его особняка. Это был вечер весеннего карнавала. Раньше мы с Беки всегда ходили на этот карнавал вместе, на сей раз собирались прийти раздельно, каждая под руку со своим кавалером.

Мы с Александром появились вскоре после заката. Между двумя арками, сделанными из разноцветных воздушных шаров, находилась белая будка. Александр подошел к старому Джиму, который продавал билеты. Люк, датский дог, сидел у его ног.

— Два, пожалуйста, — попросил Александр и заплатил за нас.

— Знаю, ты спишь в одном из пустых гробов, — проворчал Джим.

— Я не спала на кладбище уже много месяцев, — возразила я.

Он недоверчиво глянул на меня.

— Ну смотри, если поймаю, то все расскажу родителям. Ты меня знаешь.

Александр взял меня за руку и увел от старого Джима через арку, украшенную воздушными шарами.

Карнавал устроили на нашем школьном футбольном поле. Там были киоски с домашними пирогами, сосисками, обжаренными в кукурузном тесте, сахарной ватой и мороженым и всякого рода аттракционы вроде чертова колеса, скремблера, комнаты смеха, серсо, игры в крестики-нолики и призового кольца для бросания мяча. Пахло сахарной ватой и жареными кукурузными початками.

Мы с Александром прошли через толпу как принц и принцесса тьмы, но он не замечал, какое впечатление производит на других, потому что сам походил на ребенка, впервые попавшего в парк развлечений и не знающего, с какого аттракциона начать.

— Неужели ты никогда не бывал на карнавале? — спросила я.

— Нет. А ты?

— Конечно бывала.

— Эй, привет, — услышала я знакомый голос.

Я обернулась и увидела, что мои родители сидят за переносным столиком, уминая сосиски в тесте.

Александр пожал руку моему отцу и вежливо поздоровался с мамой.

— Может, хотите посидеть с нами? — предложила она.

— Ну да, была им охота проводить весь вечер в стариковской компании, — вмешался папа. — Развлекайтесь, ребята.

Он полез в бумажник и предложил мне двадцатку.

— Я угощаю сам, мистер Мэдисон, — сказал Александр.

— Мне нравится твой стиль, — ответил мой отец и положил деньги обратно в бумажник.

— Спасибо, папа, — сказала я. — Еще увидимся.

Когда мы с Александром шли мимо киосков, персонал и клиенты таращились на нас, словно мы были участниками какого-то представления.

— Привет, Рэйвен, — окликнула меня Беки, продававшая домашние пироги в киоске своего отца. — Папе пришлось гнать домой. Представляешь, мы распродали все яблоки в карамели, и у нас осталось всего два пирога.

— Поздравляю, — сказала я. — А мне так хотелось полакомиться.

— Я приберегу парочку для тебя, когда вернется отец Беки, — сказал Мэтт, только что вручивший покупателю кусок яблочного пирога.

— По-моему, ты нашел свое призвание, — пошутила я.

Мы попрощались с Беки и Мэттом, старавшимся, чтобы предложение не отставало от спроса. По пути к аттракционам я углядела Руби, которая стояла между двумя киосками.

— Привет, Руби. Ты здесь с Дженис? — спросила я.

— Ой, привет, Рэйвен, — сказала она и по-дружески обняла меня. — Нет, я здесь с другом, — добавила Руби и подмигнула.

Тут появился Джеймсон с палочкой сахарной ваты. Он был не в обычной униформе дворецкого, а в темном костюме и черном галстуке.

— Привет, мисс Рэйвен, — сказал он и деликатно вручил вату Руби. — Я рад, что Александр оказался в хороших руках, поскольку сегодня у меня выходной.

Мой гот улыбнулся.

— Я рада, что вы с Джеймсоном вернулись в город, — сказала ему Руби.

— Я тоже, — ответил он и незаметно сжал мою руку. — Джеймсон хорошо себя ведет? А то, я знаю, он может такое отчудить!.. — пошутил мой кавалер.

— Он джентльмен с головы до пят, — ответила она и шепотом добавила: — Остается надеяться, что останется таким и по окончании праздника.

Мы с Александром рассмеялись.

— Что ж, мы оставляем вас с вашими сластями. Я обещал Рэйвен покатать ее на чертовом колесе.

Мы двинулись в сторону от продуктовых палаток, мимо аттракционов.

— Рэйвен! — окликнул меня сзади Билли.

Мы обернулись, и мой брат налетел на нас, держа в руках полиэтиленовый пакет с живой рыбкой. Позади него шел Генри, тоже с призом.

— Смотрите, что мы только что выиграли! — воскликнул Билли.

— Прикольно, — заметил Александр.

— Ага, славная рыбешка, — сказала я, постучав по пакету. — Только постарайся держать ее подальше от Кошмарки. Киска пока маленькая, но она обязательно вырастет.

— Не переживай. Я сделаю надежные крышки для аквариумов, — гордо заявил Генри.

— Кто бы сомневался! Уж ты-то точно сделаешь, — сказала я приятелю моего братца.

— У нас закончились все билетики, — заныл Билли. — Ты видела где-нибудь папу?

— Возьми, — сказал Александр, полез в задний карман и, прежде чем я успела ответить, вручил Билли пригоршню мелочи.

У братишки глаза на лоб полезли, как будто он только что выиграл в лотерею.

— Спасибо, Александр! — воскликнул он.

— Ага, спасибо, старик, — подхватил Генри, и они припустили обратно к палатке с золотыми рыбками.

— Это было любезно с твоей стороны, но вовсе не обязательно, — сказала я Александру.

— Не бери в голову. Пойдем покатаемся на чертовом колесе, — предложил он.

Обычно я терпеть не могла стоять в очереди на аттракционы и всегда норовила пролезть вперед, да еще и тащила за собой упиравшуюся Беки. Но теперь очередь меня не раздражала, ведь я стояла в ней с Александром. Время ожидания пролетело незаметно, и скоро мы уже поднимались в ночное небо, медленно вознеслись до верхней точки, и тут колесо остановилось, чтобы высадить тех, кто находился внизу.

— Как ты думаешь, нам будет очень трудно оттого, что между нами такие различия? — спросила я, глядя вниз.

— Между нами больше сходства, чем у многих других.

— Тебя не беспокоит то, что мы не одинаковые? — спросила я, глядя на Александра.

— Мы одинаковые здесь, — сказал он, указав на сердце.

— Будь я на месте Луны, ты провел бы церемонию?

Александр растерялся.

— Что ты имеешь в виду?

— Ты хочешь, чтобы я стала… — начала я.

Неожиданно движение возобновилось, оборвав наш разговор. Мы прижались друг к другу, когда наша кабинка наконец опустилась на землю. Александр помог мне сойти с чертова колеса. Мы стояли, озираясь по сторонам и не зная, на чем остановить свой выбор при таком разнообразии угощений и развлечений.

— Пойдем кольца бросать, — предложил наконец Александр.

Когда от аттракциона с разочарованным видом и без призов отошла какая-то парочка, мы направились туда. Я посмотрела на призовые мягкие игрушки, потом на служителя в сине-белой униформе и черном цилиндре, собиравшего с пола кольца, и покачала головой.

— Они все неправильные. Мне ни за что не выиграть. Обычно я трачу здесь все свои карманные деньги и еще ни разу ничего не получила.

Александр положил деньги на стойку. Служитель встал и вручил ему три кольца.

— Это труднее, чем кажется, — предупредила я.

Александр посмотрел на деревянный шест, как волк на оленя. Он бросал кольца быстро, одно за другим, как крупье, раздающий карты в казино. Мы со служителем просто обалдели, оглянуться не успели, как три кольца оказались наброшены на шест.

Я запрыгала.

— Ты сделал это!

Александр просиял, когда служитель вручил мне гигантского пурпурного мишку. Я светилась от восторга, одной рукой обнимая Александра, а другой прижимая к себе медведя, который был чуть ли не больше меня.

— Мороженое за мной, — заявила я, когда мы стали пробираться обратно через толпу, конечно же, сбилась с шага и на кого-то налетела. — Простите, — сказала я, прилаживая мишку сбоку так, чтобы можно было видеть.

— Эй, чудовище, смотри, куда идешь! — заорал Тревор, держащий в руке два билета.

— Я тоже рада тебя видеть, — саркастически хмыкнула я, схватила Александра за руку, и мы направились за фруктовым льдом.

— Эй, Луна! — крикнул сзади Тревор.

Мы с Александром замерли как вкопанные. Нет, конечно, этого не могло быть. Нам просто показалось.

— Луна! — снова позвал Тревор.

Мы с Александром недоверчиво переглянулись. Нет, ошибки в имени не было. Но не может же быть, чтобы он звал ту самую Луну, сестру-близнеца Джаггера. Откуда бы ей взяться здесь, в Занудвилле?

Мы обернулись и увидели, что Тревор смотрит в сторону огромного многоцветного прямоугольного павильона смеха. Сверху на левой стороне сооружения красовалась гигантская голова клоуна, его рот служил входом. Выход осуществлялся через огромный коричневый башмак с красными шнурками.

— Это она! — сказал Александр, дрожащей рукой указывая на стройную девушку, стоявшую перед пандусом, который вел к входу.

У нее были длинные струящиеся белые волосы, бледная фарфоровая кожа, а ее пастельно-розовое платье дополняли черные ботинки.

— Это все равно что увидеть призрака. В последний раз я видел ее в Румынии.

— Что она здесь делает? — спросила я. — Не похоже на то, что наш городок стал туристическим центром.

— Я и сам бы хотел это знать!

Я передала медведя Александру, и мы торопливым шагом двинулись вслед за Луной, которая приближалась к Тревору.

— Ты знаешь эту девушку? — спросила я его с бьющимся сердцем.

— Друг Александра познакомил нас и попросил привести ее сюда. Она вообще-то хорошенькая, — заявил он мне в лицо. — А ты что, ревнуешь?

— Это был Джаггер? Он все еще здесь? — растерянно спросила я.

— Если ты и на самом деле с ним дружишь, то должна это знать.

— Он мне не друг. Он всем врагам враг. Ему нельзя доверять, — предупредила я.

— Да, он малость с приветом, вроде вас, ребята. Джаггер сказал, что у него вышел разлад с Александром. Я думаю, что это его отчасти оправдывает.

— Ты разговаривал с ним не только в тот вечер у особняка?

— Эй, вы что, шпионите за мной? Ну да, он приходил на вечернюю игру, сказал, что скоро приезжает его сестра, и предложил мне с ней познакомиться, лез прямо на поле, но тренер его не пустил. Прикольный чувак, весь в железяках.

— Джаггер не замена Мэтту, — попыталась я втолковать Тревору. — Он совсем не такой, как Мэтт, и хочет просто использовать тебя.

— Похоже, что кто-то ревнует.

— Он не тот, кем ты его считаешь, — настойчиво предупредил Александр.

— Послушай, приятно было с тобой поболтать, но у меня свидание. Кроме того, тебе пора назад, в свою клетку. По-моему, зоопарк уже сообщил о твоей пропаже.

Он нырнул в толпу. Мы устремились за ним, но прямо на нашем пути оказался какой-то здоровенный детина с годовалым ребенком. Между тем Тревор с Луной уже подбегали к входу в павильон смеха.

— Эй, конец очереди там! — проворчал здоровяк, указывая назад.

— У нас срочное дело! — выпалила я.

Тревор вручил смотрителю билеты, после чего они с девушкой шагнули в рот клоуна и исчезли. Я схватила Александра за руку. Пока здоровяк вытирал своему чаду рот, перепачканный мороженым, мы обежали его, торопливо взлетели по пандусу и, не обращая внимания на возмущенные возгласы ребят из очереди, бросились к входу.

— Билеты, пожалуйста! — потребовал служитель.

— У меня нет. — Я полезла в карман, выгребла мелочь и положила ему на ладонь.

— Этого хватит только на один.

Александр вытащил комок долларов, сунул его в руку служителя и поставил медведя у его ног.

— Я вернусь за ним, — сказал он и схватил меня за руку.

Мы нырнули в клоунский рот, оказались в помещении, пол которого по колено был усыпан разноцветными пластиковыми шарами, и постарались пройти через него как можно быстрее.

— С такими темпами мы ни за что ее не найдем, — сказала я.

Когда мы наконец добрались до конца комнаты, то увидели, что справа от нас находится красная дверь, а слева — черно-белый туннель.

— Это же настоящий лабиринт! — простонала я. — Может, бросим монетку?

— У нас нет времени, — ответил Александр.

Я последовала за ним по огромному, причудливо петлявшему черно-белому туннелю. Скоро у меня так закружилась голова, что я стала спотыкаться, хватаясь то за перила, то за Александра. Потом нам пришлось переходить через стеклянный мост, и я увидела внизу Тревора, постучала по стеклу, но он не поднял головы.

Мост заканчивался красным скользким желобом. Я съехала по нему первой, Александр последовал за мной. Когда мы поднялись на ноги, светлая макушка Тревора маячила в десяти футах впереди меня.

— Митчелл! — позвала я.

Но он завернул за угол, направляясь в следующее помещение. Я протиснулась мимо семьи из трех человек и открыла расписную, в горошек, дверь.

Мы с Александром оказались одни.

— Тревор! — снова позвала я.

Свет погас. Я застыла на месте. В тусклом сумраке послышался злорадный клоунский смех, и тут перед нами появилась Луна. Она была прекрасна. Голубые, как океан, глаза, пухлые розовые губки, блестящие черные ресницы, прямо как у куклы. На ней было ниспадающее светлое платье из жатого хлопка с кружевной отделкой цвета фуксии, черные сапоги по колено подчеркивали алебастровую белизну ног. На молнии болтался черный мишка, руку украшала татуировка в виде черной розы.

Мы и слова вымолвить не успели, как наступил полный мрак. Александр схватил меня за руку, и тут свет стал медленно возвращаться, пока не залил все помещение с зеркальными стенами. Но в них отражались не все присутствующие.

У меня перехватило дыхание.

— Зачем ты явилась? — требовательно спросил Александр.

— Луна! — позвал Тревор из соседнего помещения. — Где ты?

Луна злобно усмехнулась, сверкнув клыками. Я ахнула.

— Если твое желание стать вампиром исполнилось, то зачем ты сюда явилась? — спросил Александр.

— Джаггер послал за мной. Я хочу жить так, как не могла прежде. Джаггер предоставил мне возможность выбраться из Румынии.

— А как же вампир, который укусил тебя? Разве ты не должна быть с ним? — удивился Александр.

— Этот укус произошел не на освященной земле, так что меня с ним ничто не связывает. После того как ты меня бросил, я сообразила, что обратить меня может и другой, любой вампир, а свою настоящую любовь я найду и потом.

— Ты могла бы найти ее и в Румынии, — заявил Александр.

— Ты же не нашел, — прошипела она и злобно взглянула на нас. — Кроме того, Джаггер сказал, что встретил парня, который может идеально мне подойти.

— Это Тревор? — спросила я. — Ты, наверное, шутишь?

— Но ты не можешь доверять Джаггеру, — возразил Александр. — Он никогда не стремился блюсти твои интересы, только свои. Им движет лишь месть.

— Теперь, когда я нахожусь в твоем мире, я все воспринимаю по-другому. Я вижу его в твоих глазах, Александр. Мы все хотим одного и того же, и неважно, кто мы, люди или вампиры. Мне нужна такая любовь, чтобы я впилась в нее зубами.

Свет погас. Я вцепилась в руку Александра и вслепую, наугад, потянула его к выходу. Необходимо было найти Тревора и опередить Луну.

— Тревор! — крикнула я. — Не…

Снова вспыхнул свет.

Луна исчезла.


предыдущая глава | Темный рыцарь | Примечания