home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



СЕМЬ

Когда было сделано первое предупреждение о приближении комендантского часа, морои собрали свои вещи. Адриан удалился сразу же, но Лисса и Кристиан воспользовались возможностью вместе дойти до спального корпуса. Они держались за руки, сблизив головы, и шептались о чем-то, что я могла «подслушать», только проникнув в голову Лиссы. Они все еще негодовали по поводу новостей о Викторе.

Давая им возможность побыть наедине, я держалась на расстоянии, наблюдая за местностью; Эдди шел рядом с ними. Поскольку в кампусе дампиров намного меньше, морои занимают два стоящих вплотную друг к другу спальных корпуса. Дойдя до того места, где дорожка раздваивалась, они остановились, поцеловались на прощанье, и я из кожи вон лезла, стараясь вести себя как принято у стражей: «смотреть, но не видеть». Лисса попрощалась со мной и вместе с Эдди пошла к своему корпусу, а я последовала за Кристианом.

Если бы я охраняла Адриана или кого-то вроде него, то, скорее всего, ближайшие шесть недель была бы вынуждена мириться с игривыми шуточками на тему спанья в одной комнате. Однако Кристиан вел себя со мной в небрежной, грубоватой манере — почти как с сестрой. Добрый брат Кристиан расчистил для меня место на полу, а к тому времени, когда он вернулся из ванной, я соорудила себе из одеял уютную постель. Он выключил свет и улегся.

Спустя несколько мгновений я окликнула его:

— Кристиан!

— Вообще-то сейчас время сна, Роза.

Я зевнула.

— Поверь, я и сама хочу спать. Но у меня есть вопрос.

— О Викторе? Знаешь, мне нужно выспаться, а это снова взбудоражит меня.

— Нет, кое о чем еще.

— Ладно, давай.

— Почему ты не высмеял меня из-за этой истории со Стэном? Все остальные пытались вычислить, действительно ли я не справилась или допустила промашку намеренно. Лисса и та допрашивала меня. И Адриан тоже, немного. А стражи… ну, не стоит о них. Однако ты не сказал ничего, а между тем от тебя первого я ждала колких замечаний.

Последовала пауза. Я надеялась, что он обдумывает ответ, а не просто заснул.

— Не было смысла дергать тебя, — пояснил он, наконец. — Я знаю, ты сделала это ненамеренно.

— Почему? Я имею в виду, почему ты так уверен, что я сделала это ненамеренно?

— Из-за нашего разговора в классе кулинарного мастерства. И потому что ты не такая. Я видел тебя в Спокане. Тот, кто сделал ради нашего спасения то, что сделала ты… Ну, ты неспособна на столь ребячьи выходки.

— Здорово! Спасибо. Я… ну, в смысле, это много для меня значит. — Кристиан поверил мне, когда все остальные сомневались. — Ты первый человек, который действительно верит, что я просто оплошала, а не имела никаких скрытых мотивов.

— Ну, в это я тоже не верю.

— Не веришь во что? Что я оплошала? Почему?

— Ты слушаешь, что тебе говорят? Я видел тебя в Спокане. Человек вроде тебя не может просто так замереть, будто столб.

Я начала вешать ему ту же лапшу на уши, что и стражам, — дескать, убийство стригоев еще не делает меня неодолимой, но Кристиан прервал меня.

— Я видел в тот момент твое лицо.

— Ох… Во дворе?

— Да. — Последовала новая пауза. — Не знаю, что произошло, но ты выглядела не как человек, которым владеет жажда мести. И не как человек, не заметивший нападения Стэна. Это было что-то совсем другое… Не знаю. Но ты была полностью поглощена чем-то и… честно? Знаешь, какое у тебя было выражение лица? Испуганное.

— Тем не менее… ты не стал ко мне цепляться.

— Это не мое дело. Так завладеть тобой могло только что-то очень серьезное. Но если уж дойдет до настоящего дела, я чувствую себя в безопасности с тобой, Роза. Знаю, будь там настоящий стригой, ты защитила бы меня. — Он зевнул. — Ладно. Теперь, когда я излил тебе свою душу, давай, наконец, поспим? Может, ты не нуждаешься во сне, но не всем так везет.

Он уснул. Вскоре я и сама закрыла глаза. У меня был долгий день, а перед ним почти бессонная ночь. Едва я крепко уснула, как увидела сон. И сразу же почувствовала признаки того, что это один из неестественных снов Адриана.

— Ох, нет… — простонала я.

Я стояла в саду, в самом разгаре лета. Воздух тяжелый, влажный. Меня заливают золотистые волны солнечного света. Повсюду вокруг цветы самой разной окраски, воздух густо насыщен запахами сирени и роз. С цветка на цветок перелетают пчелы и бабочки. На мне джинсы и льняная безрукавка. Мой назар, маленький стеклянный глаз, якобы защищающий от зла, свисает с шеи. На запястье четки — браслет из бусин с крестом. Это фамильная ценность Драгомиров, подаренная мне Лиссой. В обычной жизни я редко ношу драгоценности, но всегда появляюсь в них в этих снах.

— Где ты? — позвала я. — Я знаю, ты здесь.

Адриан вышел из-за яблони, густо усыпанной розовыми и белыми цветами. Он был в джинсах хорошего качества и, можно не сомневаться, от какого-нибудь модного дизайнера. Еще на нем была темно-зеленая хлопчатобумажная тенниска, тоже совсем простая. В солнечном свете каштановые волосы отсвечивали золотом.

— Я говорила, чтобы ты держался подальше от моих снов, — процедила я, уперев руки в боки.

Он лениво улыбнулся мне.

— А как еще с тобой можно поговорить? Ты была не очень-то дружелюбно настроена.

— Может, если бы ты не использовал принуждение на людях, у тебя бы появилось больше друзей.

— Я спас тебя от самой себя. Твоя аура напоминала грозовое облако.

— Ладно, предлагаю, в виде исключения, не разговаривать об аурах и грозящей мне судьбе.

Судя по выражению его глаз, именно это он и хотел обсудить, но решил пойти мне навстречу.

— Хорошо. Можем поговорить о других вещах.

— Но я вообще не хочу разговаривать! Я хочу спать.

— Ты и спишь. — Адриан улыбнулся и подошел к столбу, обвитому вьющимся растением, внимательно разглядывая его цветы, оранжевые, желтые, по форме напоминающие рупор. Он нежно провел пальцами по краю одного такого цветка. — Это сад моей бабушки.

— Замечательно. — Я удобно прислонилась к яблоне; похоже, визит сюда затянется. — Теперь, я так понимаю, мне предстоит услышать историю твоей семьи.

— Эй, она была крутая леди.

— Не сомневаюсь. Я могу идти?

Он по-прежнему не отрывал взгляда от цветов.

— Не советую пренебрежительно относиться к родословной мороев. Тебе ничего не известно о твоем отце. Может, мы родственники.

— Означает ли это, что ты готов оставить меня в покое?

Он подошел ко мне и продолжил так, будто не слышал моего вопроса:

— Ха, не стоит волноваться. Думаю, у нас разные предки. Кстати, твой папа вроде бы из Турции?

— Да, так говорит моя… Эй, что это ты уставился на мою грудь?

Он пристально разглядывал меня, но на этот раз сосредоточился не на лице. Я скрестила на груди руки и вперила в него сердитый взгляд.

— Я смотрю на твою блузку. Цвет неподходящий.

Он протянул руку и прикоснулся к бретельке. Материя цвета слоновой кости приобрела тот же сочный оттенок цвета индиго, что и цветы вьющегося растения, — словно чернила, расплывающиеся по бумаге. Он прищурился точно искусный художник, изучающий свое творение.

— Как ты это делаешь? — воскликнула я.

— Это же мой сон. Ммм… Синий — не твой цвет. Давай попробуем вот это. — Синий мгновенно сменился ярко-алым. — Да, вот оно. Твой цвет красный. Красный, как роза, как свежая, свежая роза.

— О господи, — простонала я. — Не знала, что даже в своих снах ты помешан на моде.

Он никогда не бывал таким мрачным и угнетенным, как Лисса в прошлом году, но дух определенно временами оказывал на него странное воздействие. Он отступил и широко раскинул руки.

— Я всегда помешан на всем, что связано с тобой, Роза. Сейчас ты услышишь посвященные тебе импровизированные стихи.

Он откинул голову назад и прокричал в небо:

— Роза — красный цвет. Нет, не синий, нет. Как колючка остра. И в сражении быстра.

Адриан уронил руки и устремил на меня вопросительный взгляд.

— Как может колючка участвовать в сражении? — спросила я.

Он покачал головой.

— Искусство не обязательно должно иметь смысл, маленькая дампирка. Кроме того, предполагается, что я безумен, верно?

— Я видела тебя и в более безумном состоянии.

— Ну, я буду работать над этим.

Он отошел, чтобы рассмотреть гортензию. Я хотела снова спросить, когда смогу вернуться в свой сон, но наш разговор навел меня на одну мысль.

— Адриан… как узнать, безумен ты или нет?

Он отвернулся от цветов с улыбкой, явно собираясь пошутить, но потом разглядел выражение моего лица. Улыбка погасла, он стал необычно серьезен.

— Думаешь, ты безумна? — спросил он.

— Не знаю, — ответила я, опустив взгляд. Я была босиком, и острые травинки щекотали ноги. — Я видела… кое-что.

— Безумные редко задаются вопросом, безумны они или нет, — глубокомысленно ответил он.

Я вздохнула и подняла на него взгляд.

— От этого мне не легче.

Он вернулся и положил руку на мое плечо.

— Не думаю, что ты безумна, Роза. Но полагаю, тебе пришлось через многое пройти.

Я нахмурилась.

— Что это значит?

— Это значит, что я не считаю тебя безумной.

— Спасибо. Ну, теперь все прояснилось. Знаешь, эти твои сны действительно начинают доставать меня.

— А вот Лисса против них ничего не имеет.

— Ты что, проникаешь и в ее сны? У тебя всерьез отсутствует всякое представление о границах?

— Нет, в ее сны я хожу только с целью инструктажа. Она хочет научиться этому искусству.

— Замечательно. Значит, просто я такая везучая, что мне приходится терпеть твои сексуальные домогательства.

У него сделался по-настоящему обиженный вид.

— Хотелось бы, чтобы ты не относилась ко мне так, будто я — воплощение зла.

— Извини. Просто у меня нет оснований считать, что от тебя может быть какой-то толк.

— Ага, не то что от твоего наставника, совратителя малолетних. Честно говоря, не вижу, чтобы ты достигла с его помощью хоть какого-то прогресса.

Я отступила на шаг и сощурилась.

— Вот только Дмитрия не трогай.

— Не буду — если ты перестанешь считать, будто он само совершенство. Поправь меня, если я ошибаюсь, но он скрывал от тебя факт судебного разбирательства над Дашковым, верно?

Я отвела взгляд.

— В данный момент это не имеет значения. Кроме того, у него были свои причины.

— Ну да, которые, надо полагать, оправдывают молчание, а теперь он отказывается бороться за то, чтобы вы присутствовали там. В то время как я… Я могу сделать так, что вы примете участие в этом разбирательстве.

— Ты? — Я хрипло рассмеялась. — И как ты этого добьешься? Обкуришь судью до полного упадка сил? Используешь принуждение на королеве и половине двора?

— Не следует вот так, походя, говорить гадости людям, реально способным тебе помочь. Просто подожди. — Он легко поцеловал меня в лоб, хотя я и пыталась увернуться. — Ну а теперь иди отдохни.

Сад начал выцветать, и я провалилась во тьму обычного сна.


ШЕСТЬ | Поцелуй тьмы | ВОСЕМЬ