home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



ДВАДЦАТЬ СЕМЬ

Похоже, никто не заметил нашего отсутствия. Как и было обещано, прибыли новые стражи, и теперь нас было почти пятьдесят. Настоящая армия, и, хотя нам предстояла схватка со стригоями, такая численность была беспрецедентной, если не принимать в расчет старые европейские легенды о грандиозных эпических битвах между нашими расами. И еще какое-то количество стражей оставалось в кампусе, чтобы защищать школу. Многие мои одноклассники тоже были прикомандированы к ним, но около десяти (включая меня) отправлялись в пещеры.

За час до выхода мы встретились снова, чтобы еще раз обговорить план. В дальней части пещеры имелась большая полость, где стригоям было удобнее всего расположиться в ожидании ночи, а затем с ее наступлением сразу же отправиться в путь. Мы собирались напасть с обоих концов, по пятнадцать стражей плюс три мороя в каждой группе. По десять стражей должны были остаться у каждого входа — на случай возможного бегства стригоев. Меня распределили наблюдать за входом на дальней стороне. Дмитрий и моя мать входили в группу, которой предстояло проникнуть внутрь. Мне отчаянно хотелось быть с ними, но я понимала, что мне вообще повезло оказаться в деле. Кроме того, когда речь идет о миссии такого рода, все назначения важны.

Наша маленькая армия отправилась в путь быстрым шагом, поскольку предстояло покрыть расстояние в пять миль. По нашим предположениям, это должно было занять чуть больше часа, и у нас оставалось еще достаточно дневного света на сражение и обратный путь. Ни один стригой не мог стоять на карауле снаружи, так что мы рассчитывали добраться до пещеры незамеченными. Однако не вызывало сомнений — как только наши люди проникнут внутрь, обостренный слух стригоев немедленно предупредит их о нападении.

По дороге мы почти не разговаривали. Всем было не до пустой болтовни, и если о чем и заходил разговор, то о деталях наступления. Я шла с новичками, однако время от времени мы встречались с Дмитрием взглядами. Возникло ощущение, будто между нами образовалась невидимая связь, такая прочная и напряженная, что поразительно, как никто не замечал ее. Лицо его сохраняло серьезное выражение, но в глазах я видела улыбку.

У ближнего входа в пещеру мы разделились. Дмитрий и моя мать вошли внутрь, и, когда я бросила на них последний взгляд, мои чувства утратили всякую романтическую окраску. Я испытывала беспокойство, только беспокойство — что могу никогда больше не увидеть их. Пришлось напомнить себе, какие они стойкие — два самых лучших стража. Если кто и выйдет живым из этой схватки, то прежде всего они. Мне, вот кому следовало проявлять осторожность, и, пока мы шли полмили вокруг основания горы до дальнего выхода, я затолкала свои эмоции в дальний уголок сознания. Там они и останутся, пока все не закончится. Я настроилась на бой и не могла позволить чувствам отвлекать себя.

Когда мы уже почти добрались до своего входа, я уголком глаза заметила серебристое мерцание. Время от времени в поле моего зрения и раньше попадали призрачные фигуры, обитающие за пределами защитных колец, но это был тот, кого я хотела видеть. Мейсон. Он стоял, не говоря ничего, все с тем же печальным выражением лица. И казался необычно бледным. Когда наша группа проходила мимо, он вскинул руку, в знак прощания или благословения — я не поняла.

У входа в пещеру наша группа снова разделилась. Ту часть, которой предстояло войти внутрь с этой стороны, возглавляли Альберта и Стэн. Они замерли у входа, дожидаясь точного момента, согласованного с другой группой. С ними была госпожа Кармак, моя учительница магии. Она явно нервничала, но была полна решимости.

И вот момент настал, стражи исчезли. Мы остались, образовав кольцо вокруг входа в пещеру. Небо затянули серые облака. Солнце пошло на снижение, но время у нас еще было.

— Все пройдет легко, — пробормотала Меридит, одна из трех девушек-старшеклассниц. Не слишком уверенно — она скорее убеждала себя, по-моему. — Плевое дело. Стригои даже не успеют ничего понять, как их прикончат. А нам вообще ничего делать не придется.

Я от всей души надеялась, что она права. Я была готова сражаться, но если обойдется без этого, значит, все прошло в точности, как задумано.

Мы ждали — больше делать было нечего. Каждая минута тянулась целую вечность. Потом послышались звуки сражения. Приглушенные крики и бормотание. Новые крики. Все мы напряглись, словно взведенные пружины. Старшим у нас был Эмиль, он стоял у самого входа с колом в руке и вглядывался во тьму, готовый броситься на любого стригоя. На лбу у него выступили крупные капли пота.

Через несколько минут мы услышали приближающийся звук быстрых шагов. Это оказалась Эбби Бадика, поцарапанная, грязная, но живая. На залитом слезами лице безумное выражение. Увидев нас, она сначала закричала, но потом поняла, кто мы такие, и рухнула на руки того, кто стоял ближе всех. Это оказалась Меридит.

Меридит обняла ее и постаралась успокоить.

— Все в порядке, — говорила она. — Все хорошо. Только тебе нельзя оставаться на солнце.

Она мягко разомкнула руки Эбби и повела ее к ближайшему дереву. Эбби села под ним, спрятав лицо в ладонях. Меридит вернулась на свое место. Мне хотелось успокоить Эбби. Думаю, такое желание возникло у всех, однако мы должны были оставаться на своих местах и ждать.

Спустя минуту вышел еще один морой. Мистер Эллсуорт, учитель, который преподавал у нас в пятом классе. Он выглядел измученным, на шее характерные отметины. Стригои использовали его, чтобы «подкрепиться», но не уморили до смерти. Несмотря на весь пережитый ужас, мистер Эллсуорт выглядел собранным, взгляд живой и настороженный. Увидев нас, он сразу оценил ситуацию.

— Что там происходит? — спросил Эмиль, не сводя взгляда с зева пещеры.

На некоторых стражах были наушники, но, как мне казалось, в гуще сражения трудно одновременно комментировать ситуацию.

— Полная неразбериха, — ответил мистер Эллсуорт. — Однако мы выбираемся… в обоих направлениях. Трудно сказать, кто побеждает, но стригоев что-то отвлекает. Или кто-то. — Он нахмурился. — Я собственными глазами видел, как кто-то поджег одного стригоя.

Ответа не последовало — прямо так, с ходу объяснить было сложно. Он, похоже, понял это и сел рядом с Эбби, которая все еще заливалась слезами. Вскоре к ним присоединились еще два мороя и неизвестный мне дампир. Каждый раз, когда кто-нибудь появлялся, я молилась, чтобы это был Эдди. К нам уже вышли пятеро; возможно, остальные сбежали через другой выход.

Прошло еще несколько минут, никто больше не появлялся. Рубашка у меня взмокла от пота. Я так крепко стискивала кол, что сводило пальцы, и каждые несколько минут я была вынуждена перехватывать его. Внезапно я увидела, что Эмиль вздрогнул; надо полагать, получил сообщение через наушники. Он вслушивался очень внимательно, а потом пробормотал что-то в ответ. Посмотрел на нас и указал на трех новичков.

— Вы… отведите их в школу. — Он указал в сторону спасшихся и перевел взгляд на взрослых стражей. — Пошли в пещеру. Большинство пленников уже выбрались наружу, но наши люди оказались в ловушке. Возникла патовая ситуация.

Стражи мгновенно устремились внутрь, новички повели своих подопечных.

Нас осталось четверо — двое взрослых, Эмиль и Стивен, двое новичков, я и Шейн. Напряжение было настолько велико, что даже дышалось с трудом. Никто больше не выходил, никаких сообщений не поступало. Эмиль посмотрел вверх, его лицо приняло обеспокоенное выражение. Я проследила за его взглядом. Прошло больше времени, чем мне казалось. Солнце уже заметно опустилось. Внезапно Эмиль снова вздрогнул — поступило новое сообщение.

Он с обеспокоенным видом оглядел нас.

— Кому-то нужно идти туда, чтобы прикрыть отступление с другого конца. Похоже, у нас много потерь и оставшиеся пока не могут вырваться.

«Много», — сказал он. Не «есть потери». Меня пробрал озноб.

— Стивен, ты идешь, — продолжал Эмиль и… заколебался.

Я понимала, какая дилемма стоит перед ним. Он сам хотел идти, но как руководитель группы на этой стороне должен был оставаться здесь до последнего. И все же он был на грани того, чтобы нарушить приказ. Обдумывал вариант пойти со Стивеном, а меня с Шейном оставить тут. Одновременно он не мог заставить себя бросить двух новичков одних — а вдруг случится что-то из ряда вон? Эмиль снова посмотрел на нас.

— Роза, ты идешь с ним, — закончил он.

Не тратя ни мгновения, я в сопровождении Стивена устремилась в пещеру — и тут же испытала хорошо знакомое тошнотворное ощущение. Снаружи было холодно, но еще холоднее внутри, и чем дальше, тем больше. И темнее. Наши глаза отчасти способны видеть во мраке, но вскоре он слишком сгустился. Стивен включил маленький фонарик, прицепленный к куртке.

— Хотелось бы мне подсказать тебе, как действовать, но я не знаю, с чем мы столкнемся, — бросил он. — Будь готова ко всему.

Тьма перед нами начала редеть. Звуки становились громче. Мы ускорили шаг, беспрерывно оглядываясь по сторонам, и внезапно оказались в той самой большой полости, помеченной на карте. Горящий в одном углу костер — не магический, разожженный стригоями — давал свет. Оглянувшись, я сразу поняла, что произошло.

Часть стены обрушилась внутрь, образовав груду камней. Никого не раздавило, но она почти полностью перекрывала проход к другому концу пещеры. Осталось лишь совсем узкое отверстие. Не знаю, было ли это сделано с помощью магии, или просто так получилось в процессе сражения. Может, и то и другое. Как бы то ни было, в данный момент семь стражей — включая Дмитрия и Альберту — оказались загнаны в ловушку десятью стригоями. По эту сторону завала не было видно ни одного мороя, умеющего управлять огнем, однако вспышки, проникающие сквозь отверстие, свидетельствовали о том, что с другой стороны они продолжают сражаться. На полу лежали тела — два стригоя, остальных я не разглядела.

Проблема была очевидна. Протиснуться сквозь отверстие можно было только ползком, что ставило человека в чрезвычайно уязвимую позицию. Это означало, что стригоев надо убрать, дав стражам возможность сбежать. Мы со Стивеном готовы были помочь, несмотря на явное неравенство сил. Мы приближались к стригоям сзади, но трое из них каким-то образом почувствовали нас и резко развернулись. Двое бросились на Стивена, третий на меня.

Миг — и я превратилась в боевую машину. Ярость вскипела во мне. Пещера не давала особого простора для сражения и все же позволяла мне увертываться от стригоя. Фактически ограниченность пространства работала на меня, поскольку более рослому противнику приходилось наклоняться, ему было труднее маневрировать. В основном я держалась вне пределов его досягаемости, хотя в какой-то момент ему удалось схватить меня и швырнуть о стену. Я даже не почувствовала этого, просто продолжала двигаться, готовясь перейти к нападению. Избежала его следующей атаки, сама нанесла несколько ударов и, используя свой малый рост, поднырнула снизу и заколола его. Одним молниеносным движением вытащила кол и бросилась на помощь Стивену. Он уже прикончил одного своего противника, и вдвоем мы разделались со вторым.

Теперь оставалось семь стригоев. Нет, шесть. Оказавшиеся в ловушке стражи, несмотря на ограниченную возможность действовать, убили еще одного. Мы со Стивеном напали на ближайшего к нам. Он был силен — очень древний, очень мощный, — и даже вдвоем нам было трудно с ним справиться. И все же мы его одолели. С уменьшением числа стригоев стражам стало легче прорываться на свободу. Один за другим они выбирались из-за завала, и уже одно их количество работало на нас.

Когда стригоев осталось всего два, Альберта выкрикнула приказ начать отступление. Расстановка сил принципиальным образом изменилась. Теперь мы со всех сторон окружали двух последних стригоев. Это позволило трем стражам сбежать тем путем, каким пришла я, а Стивен тем временем полез сквозь отверстие к другому выходу. Дмитрий заколол одного из двух стригоев. Остался один. Стивен просунул голову обратно и прокричал Альберте что-то, чего я не разобрала. Не глядя на него, она крикнула что-то в ответ. Она, Дмитрий и двое других стражей приближались к последнему стригою.

— Роза! — поманил меня Стивен.

Следовать приказу — это для нас закон. Я протиснулась через отверстие легче, чем он, благодаря своим небольшим размерам. За мной тут же последовал еще один страж. На той стороне завала не оказалось никого. Сражение либо закончилось, либо переместилось куда-то в другое место. Судя по количеству тел, однако, схватка была жаркая. Снова стригои, но не только. Я увидела знакомое лицо: Юрий. И поспешно перевела взгляд на Стивена, помогавшего пролезть сквозь дыру еще одному стражу. Следом за ним показалась Альберта.

— Все эти мертвы, — сказала она. — Судя по звукам, их осталось несколько, препятствующих отступлению. Давайте разделаемся с ними до того, как сядет солнце.

Дмитрий последним пролез сквозь отверстие. Мы обменялись быстрыми взглядами, в которых сквозило облегчение, и двинулись дальше. Это был долгий путь по туннелю, и мы торопились, стремясь как можно быстрее вывести оставшихся людей. Поначалу нам ничто не препятствовало, но потом, судя по вспышкам света, стало ясно, что впереди идет бой. Госпожа Кармак и моя мать сражались с тремя стригоями. Наша группа вступила в бой, и в считанные секунды со стригоями было покончено.

Я обрадовалась, увидев мать живой.

— С этими все, — тяжело дыша, сказала она. — Но, думаю, их тут больше, чем нам казалось. Наверно, нападая на школу, они оставили кого-то в резерве. Остальные наши — те, что уцелели, — уже вышли.

— В пещере есть другие ответвления, — заметила Альберта. — Стригои могут укрываться там.

— Могут, — согласилась моя мать. — Некоторые быстро сообразили, что мы превосходим их численно, и решили просто переждать там, чтобы сбежать позже. Другие, возможно, рассчитывают напасть на нас.

— Что будем делать? — спросил Стивен. — Прикончим их? Или отступим?

Все посмотрели на Альберту. Она быстро приняла решение.

— Отступаем. Мы прикончили столько, сколько смогли, и солнце садится. Нужно возвращаться под защиту магических колец.

Мы тронулись в путь. Победа была близка, но нас подгонял гаснущий свет. Дмитрий шел рядом со мной.

— Эдди выбрался?

Мне не попалось его тело, но я ведь не вглядывалась в каждое.

— Да. — Дмитрий дышал тяжело; бог знает, со сколькими стригоями он сражался сегодня. — Нам практически пришлось вытолкать его наружу. Он хотел сражаться.

Очень похоже на Эдди.

— Я помню этот поворот, — заметила моя мать, когда мы сворачивали за угол. — Теперь уже недолго. Скорее станет светлее.

До сих пор мы освещали себе дорогу фонариками.

Я почувствовала тошноту за мгновение до нападения. На развилке семь стригоев набросились на нас. Тех спасенных, кто прошел перед нами, они пропустили и залегли в ожидании нас, трое с одной стороны, четверо с другой. Один из стражей, Алан, не заметил их приближения. Стригой схватил его и почти без особых усилий сломал ему шею. Так оно, скорее всего, и было. Это напоминало случившееся с Мейсоном, я чуть не замерла как вкопанная, но потом приняла боевую стойку, готовясь ввязаться в схватку.

Однако мы находились в узкой части туннеля, и не все смогли добраться до стригоев. Я оказалась позади, госпожа Кармак рядом со мной, но достаточный обзор позволил ей поджечь двоих стригоев, благодаря чему стражи без особых усилий закололи их.

Альберта заметила меня и еще нескольких стражей.

— Начинайте отступление! — закричала она.

Никто из нас не хотел уходить, но что мы могли поделать? Я видела, как один страж упал, и сердце дало перебой. Он был мне незнаком, но это не имело значения. Спустя считанные секунды моя мать заколола напавшего на него стригоя.

Я и еще трое стражей свернули за угол, и поле боя исчезло из вида. Дальше по коридору пробивался слабый багряный свет. Выход. И в нем лица других стражей. Мы помчались на свет и вырвались на воздух. Но что с остальными? Моя группа столпилась у зева пещеры, с тревогой стараясь разглядеть, что там происходит. Солнце, к моему смятению, уже почти скрылось. Тошнота не проходила, и это означало, что стригои еще живы.

Спустя несколько мгновений в коридор прорвался отряд матери. Судя по их количеству, погиб кто-то еще. Но они были совсем рядом. Все вокруг замерли в напряженном ожидании. Так близко. Совсем, совсем близко.

Но недостаточно близко. В одной из ниш залегли в ожидании еще три стригоя. Нам они позволили пройти. Все произошло почти мгновенно, никто не успел среагировать вовремя. Один стригой схватил Селесту и потянулся клыками к ее щеке. Я услышала придушенный крик и брызнувшую во все стороны кровь. Второй стригой погнался за госпожой Кармак, но моя мать с силой оттолкнула ее вперед, к выходу.

Третий стригой схватил Дмитрия. За все время, что я знала Дмитрия, ни разу не было такого, чтобы он замешкался, всегда оказывался быстрее и сильнее любого другого. Но не сейчас. Стригой застал его врасплох, и этого незначительного преимущества оказалось достаточно.

Я смотрела, не в силах оторвать взгляда. Это был тот самый светловолосый стригой, который разговаривал со мной во время боя. Он схватил Дмитрия и потянул его к земле. Они сцепились, сила против силы, и потом клыки вонзились в шею Дмитрия. Взгляд красных глаз на мгновение встретился с моим.

Я услышала крик — на этот раз свой собственный.

Моя мать рванулась на помощь, но потом появились еще пять стригоев. Начался хаос. Я больше не видела Дмитрия, не знала, что происходит с ним. Мать заколебалась, решая, что делать — бежать или сражаться. И потом, с выражением сожаления на лице, помчалась дальше к выходу. Я же, напротив, попыталась вбежать внутрь, но кто-то схватил меня. Это оказался Стэн.

— Куда ты, Роза? Их там слишком много.

Он не понимал? Там был Дмитрий. Я должна добраться до Дмитрия.

Наружу вырвались моя мать и Альберта, они буквально тащили госпожу Кармак. Преследовавшая их группа стригоев вынуждена была остановиться на границе гаснущего света. Я все еще пыталась вырваться из рук Стэна. У него и самого хватало сил, чтобы удерживать меня, но мать бросилась ему на помощь и потащила меня прочь.

— Роза, нужно убираться отсюда!

— Он там! — закричала я, изо всех сил пытаясь освободиться. Как это получалось — что я, способная убить стригоя, не могла вырваться из рук этих двух? — Дмитрий там! Нужно вернуться за ним! Мы не можем бросить его!

Впав в истерику, я кричала сбивчиво, многословно. Мать с силой встряхнула меня и притянула к себе.

— Он мертв, Роза! Мы не можем возвращаться туда. Солнце сядет через пятнадцать минут, они только того и ждут. Мы, может, даже не успеем добраться под защиту магических колец до наступления темноты. Сейчас важна каждая секунда…

Я видела собравшихся у выхода стригоев, их красные глаза мерцали в предвкушении. Они заполняли все отверстие выхода — десять, а может, и больше. Мать была права. Учитывая их скорость, даже нашего пятнадцатиминутного преимущества может оказаться недостаточно. И все равно я не могла сделать ни шагу, не могла оторвать взгляд от пещеры, где остался Дмитрий, а с ним и половина моей души. Это немыслимо — чтобы он был мертв. Но если это так, то, конечно, и я умру тоже.

Мать дала мне пощечину, и боль вывела меня из ступора.

— Беги! — закричала она мне. — Он мертв! Что, хочешь разделить его участь?

Я увидела выражение паники на ее лице — паники из-за того, что я, ее дочь, могу погибнуть. Я вспомнила слова Дмитрия о том, что он скорее умер бы сам, чем допустил бы мою смерть. Если я буду и дальше тупо стоять здесь и позволю стригоям добраться до меня, то обману ожидания их обоих.

— Беги! — снова закричала она.

И я побежала, почти ничего не видя из-за слез.


ДВАДЦАТЬ ШЕСТЬ | Поцелуй тьмы | ДВАДЦАТЬ ВОСЕМЬ