home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава двенадцатая

ПАРАДОКС

— Что же мне — теперь совсем не сочинять стихи, что ли?

— Ну уж это твое дело, смотри сам.

— Послушай, Славка, будь я проклят! Вовсе не такое плохое это стихотворение: «Нас трое, но грудью одною мы дышим…» Помоги его поправить, а?

Славка сделал скучное лицо, зевнул. В помещение форпоста вошли девочки.

— А где Игорь? — спросила Лера.

Она уже успела переодеться; на ней были красные туфли, синее платье и шерстяная кофточка. Славка даже старался не смотреть в сторону Леры, такой она показалась ему красивой.

Нинка тоже разрядилась: надела плиссированную юбку, прицепила на косу бант. Под мышкой она держала какой-то пакет. Оттянув двумя пальцами кончик юбки, Нинка так и завертелась, чтобы показать, сколько на ней складок. Но Симка не обратил на это никакого внимания: у него было совсем другое в голове.

— Послушайте, девчата, воздействуйте на него! Пусть он поправит мое стихотворенье. Что тут такого? Каждый поэт имел своего редактора. Даже А. С. Пушкина редактировал В. А. Жуковский.

— Никогда он его не редактировал. Просто они соревновались. И, между прочим, В. А. восхищался стихами А. С., а я твоими при всем желании восхищаться не могу.

— Неправда! — вступилась Нинка. — Нечего тебе задаваться, профессор. У Симы есть абсолютно хорошие стихи.

— Какие же хорошие? Может, эти, например? Славка встал в позу и продекламировал, подвывая в конце каждой строки:


Там, где набережных грани-ит

Поступь пушкинскую храни-ит,

Хорошо с тобой, Нина, гуля-ать:

И стихи его повторя-ать…


Симка шагнул к Славке, сжал кулаки, но Нинка взглядом усмирила его. Сама она нисколько не смутилась. Наоборот, ещё тряхнула бантом.

— Да, эти. А что же в них плохого?

— Действительно, почему бы тебе не помочь Симке? — спросила Лера. — Ведь ты же редактор школьной стенгазеты, Славик.

Славка сразу сдался.

— Хорошо, давайте попробуем. Только предупреждаю: это Симкино «одногрудое» стихотворение… — Он сосредоточенно погрыз ноготь большого пальца. — Ну, оно что-то вроде необратимого процесса: можно подправить, подчистить, заменить строчку, наконец, но сделать так, чтобы оно чувства добрые лирой пробуждало, — это невозможно. Это…

— Ладно, ближе к делу, — прервала Нинка. Славка пожал плечами.

— Пожалуйста. Берем первую строчку: «Нас трое, но грудью одною мы дышим». Почему трое? Нас же, много.

— Ну, значит, так и надо написать, — снова вмешалась Нинка: «Нас много, но грудью одною мы дышим». Очень хорошо получается! Давай вторую строчку: «Не легок наш путь и не прост».

— Пожалуйста. Но здесь я не знаю, что и делать. «Не прост» взято явно для рифмы, вопреки смыслу. Ведь нам никто не мешает. Наоборот, все помогают: Инна Андреевна, Петров и даже Климкина мама. Выходит, что наш путь очень ясен и прост…

— Ну, значит, так и надо написать! — с торжеством воскликнула Нинка. — И опять хорошо получается:


Нас много, но грудью одною мы дышим,

Наш путь очень ясен и прост…


— Постойте, у меня идея! — вмешалась Лера. — Ведь наступает знаменательная дата. Давайте все вместе напишем стихи к двадцать девятому сентября.

— Правильно!

— Молодец, Лера!

— Давайте бумагу, карандаш! Ребята сразу воодушевились, сблизили головы над тетрадкой.

Дверь раскрылась. Вошел Игорь и с ним Федя. Федя задержался на пороге, несмело оглядел ребят. Но Игорь легонько подтолкнул его вперед.

— Знакомься, Федя. Это — Лера Дружинина, а это — Нина Логинова. Остальных ты знаешь. Кстати, Нинка, ты выполнила задание?

— Ещё бы! Целый вечер вчера возилась. Даже запасные сделала.

Нинка развернула пакет. В нем оказались голубые повязки с нашитыми из белых тесемок буквами ПФ, что означало «пионерский форпост».

Повязки мгновенно расхватали, обернули их вокруг правой руки. Все, кроме Феди.

Наступило неловкое молчание.

— Бери и ты, Федя, — неуверенно сказала Нинка. Но Лера одернула её.

— Погоди! А понимает ли Федя, что значит стать членом пионерского форпоста?


Формула ЧЧ

Федя ответил негромко, но твердо:

— Я больше не буду. Никогда не буду… воровать.

— Пусть он кровью поклянется! Будь я…

— Отстань ты, Симка, со своей кровью, — сердито перебил Игорь. — Здесь не до глупостей. Надо говорить по-серьёзному. Кто хочет, ребята?

Лера посмотрела на Славку, но тот пробормотал насмешливо:

— Оказывается, не так уж ясен и прост наш путь, — и отвернулся к окну, задумчиво грызя ноготь.

Симка и Нина усиленно зашептались. Игорь ждал. Тогда Лера сказала:

— Я буду говорить прямо. Не обижайся, Федя. Или обижайся, как хочешь. Но твои поступки… Ну, ты сам понимаешь! В общем, ребята, нельзя. Мы пока ещё не имеем права принять его!

Федя стоял отдельно от всех и, опустив голову, теребил конец солдатского ремня.

Славка резко повернулся.

— Интересное дело, Лера… Ведь ты же сама боролась за Федю, правда? И вдруг — не принимать. Значит, пусть опять болтается в одиночку, начинает все сначала? — Славка развел руками. — Парадокс какой-то получается!

— А если он сорвется, опозорит форпост, что тогда? Ты можешь поручиться за него?

— Что такое «парадокс», Сима? — шепотом спросила Нинка.

— Это, это… это….

— Не надо ломать голову, — сказал Игорь. — Я тоже не знаю, что означает это Славкино словечко, но я — за парадокс. — Он подошел к Феде. — Я поручусь. Мы назначим тебе испытательный срок. И смотри у меня!.. Нинка, дай ему повязку.


Глава одиннадцатая МАСТЕР | Формула ЧЧ | Глава тринадцатая РАВНОВЕСИЕ СИЛ