home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Зои

Обратная дорога в Дом Ночи оказалась долгой, странной и неприятной.

Долгой она получилась потому, что хотя мы с Шони изо всех сил направляли силу Огня на конские подковы, дробно стучавшие вниз по Двадцать первой к утопавшей во тьме улице Утика, асфальт все равно оставался скользким и очень коварным.

Странной дорога была из-за темноты. Теперь я точно могу сказать, что бывает, когда гаснут городские огни: на улицах становится жутко. Наверное, это звучит довольно комично, особенно в устах будущей вампирши и Дочери Ночи, но это чистая правда. Когда гаснет свет, мир становится совершенно иным.

А неприятным путешествие было из-за того, что Близняшки украдкой косились на меня, как на бомбу с часовым механизмом. Джонни Би и Крамиша вообще со мной не разговаривали, а Старк, сидевший за моей спиной, едва держался за мою талию.

Спрашиваете, что чувствовала я? Ничего хорошего. Честно говоря, я просто хотела поскорее добраться до дома.

Дарий вел «хаммер» следом за нами, вернее, не вел, а тащил, хотя наши лошадки старались изо всех сил, прокладывая дорогу машине. Красные недолетки во главе со Стиви Рей и Эриком, замыкали процессию.

Если не считать света фар «хаммера», рычания мотора и цокота лошадиных копыт, кругом царила тьма и тишина, лишь изредка нарушаемая скрипом прогнувшейся под тяжестью льда ветки или жутким хрустом падающего дерева.

Мы повернули на улицу Утика, когда я впервые нарушила молчание.

— Значит, не хочешь со мной разговаривать? — хмуро спросила я Старка.

— Я хочу с тобой разговаривать, — отозвался он.

— Тогда почему мне почудилось жирное «но» в конце твоего ответа?

Старк долго молчал, и я почти кожей чувствовала, как он тщательно подбирает нужные слова. Наконец, он вздохнул и заговорил:

— Я пока не решил, что мне делать — злиться на тебя или просто извиниться за то, что произошло в столовой.

— Вообще-то ты не виноват в том, что там произошло, — нехотя признала я и поспешно добавила: — По большей части.

— Это я и без тебя знаю. Но еще я знаю, что тебя очень расстроила вся эта история с Эриком.

На этот раз уже я не сразу нашлась с ответом. Некоторое время мы ехали молча, а потом Старк откашлялся и заявил:

— Сегодня ты была со всеми очень груба.

— Нужно было прекратить перепалку, и я нашла кратчайший способ сделать это! — огрызнулась я.

— Возможно, в следующий раз тебе следует поискать другой способ. Например, просто сказать: «Ребята, немедленно прекратите перепалку!» Не знаю, может, я не прав, но, по-моему, это гораздо лучше, чем обижать своих же друзей. Даже если они ведут себя глупо, это еще не повод быть стервой.

В первый момент мне захотелось попросить его не лезть с советами, когда его не спрашивают. Во второй момент я захотела сказать, что посмотрела бы, как бы он сам справился с подобной ситуацией. Но в конце концов ничего из этого я не сказала, потому что слова Старка заставили меня задуматься.

Возможно, он прав. Не случайно я сама чувствовала себя погано из-за того, что сорвалась на всех — тем более что эти «все» были моими друзьями.

— В следующий раз постараюсь поступить лучше, — сказала я, наконец.

Старк не стал торжествовать. И даже не напустил на себя высокомерный покровительственный вид, который так любят по любому поводу принимать парни. Он просто положил мне руки на плечи, крепко сжал и шепнул:

— Умение прислушиваться к другим относится к тем качествам, которые мне нравятся в тебе больше всего.

У меня просто щеки вспыхнули от этого неожиданного комплимента.

— Спасибо, — еле слышно прошептала я и, чтобы скрыть смущение, склонилась над шеей Персефоны и зарылась пальцами в ее холодную, мокрую гриву. — Ты моя самая хорошая девочка, — ласково проворковала я, а моя кобылка в ответ повела ушами.

— Как ты, надеюсь, уже успела заметить, я не девочка, — насмешливо произнес Старк за моей спиной.

— Я заметила, — расхохоталась я, и напряжение между нами окончательно исчезло.

Близняшки, Джонни Би и Крамиша обернулись в нашу сторону и робко заулыбались.

— Значит, мир? — спросила я Старка.

— Между нами всегда будет мир. Я твой воин, твой защитник. Что бы между нами ни было, я всегда буду на твоей стороне.

Когда ком, застрявший у меня в горле, кое-как рассосался, я сипло ответила:

— Иногда быть моим воином нелегко.

Старк расхохотался — громко, искренне, как мальчишка. Потом обнял меня за талию и сказал:

— Я уже понял, что иногда быть твоим воином полный отстой.

Я хотела огрызнуться и сказать, что это его бабушка полный отстой, но его руки были такими теплыми, а их прикосновение было таким крепким и нежным, что слова застряли у меня в горле. Поэтому я просто пробурчала себе под нос, что он несносный паршивец, и расслабилась.

— Знаешь, что я тебе скажу, — заговорил Старк через какое-то время. — Если забыть обо всех разрушениях, вызванных бурей, а также о Калоне с Неферет, то этот ледяной мир выглядит потрясающе круто. Как будто мы перешагнули порог реальности и попали в заколдованную зимнюю страну. Думаю, Белой Колдунье здесь понравилось бы.

— Точно! Ты говоришь про колдунью из фильма «Лев, колдунья и платяной шкаф»? Чумовое кино, правда?

Старк крякнул у меня за спиной и смущенно признался.

— Я его не смотрел.

— Врешь! — ахнула я и даже обернулась. — Ну, ты хоть слышал об этой книжке?

— О книжках, — поправил меня Старк. — Строго говоря, «Хроники Нарнии» состоят из нескольких книжек.

— Ты читал? — усмехнулась я.

— Читал.

— Ясно, — буркнула я, полностью стушевавшись, как сказала бы моя бабушка.

— А что плохого в чтении? — ощетинился Старк.

— Да кого ты агитируешь? Здорово, что ты любишь читать. Даже нет, это просто круто! — И я нисколько не врала. Мне нравится, когда у симпатичных парней есть голова на плечах.

— Правда? Тогда учти, что я даже «Убить пересмешника» читал.

Рассмеявшись, я пихнула его локтем.

— Это все читали!

— А я пять раз читал!

— Да ну?

— Ага. Могу цитировать кусками.

— Не свисти!

И тут Старк, мой большой и грозный воитель, пропищал тоненьким голоском маленькой девочки, с сильным южным акцентом:

— «Дядя Джек? Что такое потаскуха?»

— Мне кажется, это не самая важная цитата из книги! — прыснула я.

— Ладно, как скажешь. А как насчет вот этого: «Нашлась училка сопливая, видали мы таких!» [6]. Кстати, это моя самая любимая цитата.

— Ты просто извращенец, Джеймс Старк, — расхохоталась я.

Когда мы свернули на дорогу, ведущую к Дому Ночи, я чувствовала себя совершенно спокойной, веселой и даже почти счастливой.

При виде нашей ярко освещенной и казавшейся такой гостеприимной школы сердце у меня в груди радостно забилось, но потом я вдруг заметила, что для территории, освещаемой автономным генератором и тусклыми масляными светильниками, там как-то подозрительно светло.

В следующий миг я поняла, что свет исходит вовсе не от школьных зданий. Мерцающие яркие отсветы света виднелись где-то между храмом Никс и главным зданием школы.

Я почувствовала, как напрягся Старк за моей спиной.

— В чем дело? — прошептала я.

— Останови лошадей, — приказал он.

— Тпр-р-ру, — я остановила Персефону и крикнула Шони и Джонни Би, чтобы они сделали то же самое. — Что происходит?

— Пока не знаю, но приготовься к самому худшему. Будь готова в любой момент повернуть обратно в аббатство и мчаться, как ветер, поняла? Если я скажу бежать — беги и не оглядывайся. И не жди меня!

Вот и все, что сказал мне Старк, перед тем как спрыгнуть с лошади и броситься к «хаммеру».

Обернувшись, я увидела, что Дарий уже выбрался из машины, а Хит пересел за руль. Парни быстро посовещались о чем-то, а затем Дарий подозвал к себе Эрика, кого-то из красных недолеток и Стиви Рей. Я хотела направить Персефону к ним, но Старк сам подбежал ко мне.

— В чем дело? — спросила я.

— На территории школы что-то горит.

— Ты не чувствуешь, что там такое? — повернулась я к Шони.

— Нет, — покачала головой она, напряженно морща лоб. — Но это что-то плохое. Страшное.

Страшное? Великая Никс, что же там случилось?

Старк потянул Персефону за поводья, чтобы привлечь мое внимание.

— Посмотри под деревья.

Повернувшись, я уставилась на ровный ряд городских груш, высаженных вдоль подъездной дороги, ведущей к Дому Ночи. На земле валялись какие-то темные скрюченные предметы. Подступившая к горлу тошнота подсказала мне, что это такое.

— Пересмешники, — еле слышно выдохнула я.

— Дохлые, — вставила Крамиша.

— Нужно проверить! Нужно убедиться! — воскликнула Стиви Рей, бросаясь к телам в сопровождении Эрика и еще одного парня из числа красных недолеток.

— Что ж, мы сейчас убедимся, — мрачно сказал Дарий и, вытащив из кармана кожаной куртки два ножа, приказал Старку: — Ты оставайся при Зои.

Кивнув Стиви Рей и Эрику, он направился к деревьям.

К счастью, это не заняло много времени.

— Все здесь мертвы, — крикнул Дарий, тщательно осмотрев каждое тело.

Когда разведчики вернулись, мне бросилась в глаза смертельная бледность Стиви Рей.

— Ты в порядке? — спросила я.

Она посмотрела на меня, и я увидела в ее глазах ужас.

— Да, — быстро ответила Стиви Рей. — Все хорошо. Просто… — голос ее сорвался, и она снова посмотрела в сторону деревьев.

— Это все от их запаха, — сказала Крамиша. Мы все вопросительно посмотрели на нее, а она кивнула: — Точно, от запаха. У пересмешников дурная кровь, они плохо воняют.

— Это правда! — горячо воскликнула Стиви Рей и тут же, словно спохватившись, торопливо добавила: — Я это точно знаю, потому что сама убирала кровь пересмешников, которых Дарий подстрелил возле аббатства.

— Так вот чем от тебя так мерзко пахло! — не задумываясь, воскликнула я, вспомнив отвратительный запах, так озадачивший меня сегодня в аббатстве.

— Будьте настороже и готовьтесь к любому исходу, — предупредил Дарий. — Нам неизвестно пока, что здесь было и что происходит. — Он указал рукой на территорию школы, озаренную трепещущими всполохами огня.

— Но что это может быть? Неужели школа горит? — воскликнула Стиви Рей, высказав вслух наши самые страшные опасения.

— Я скажу вам, что это такое, — громкий голос, неожиданно прозвучавший в ночной тишине, испугал всех нас — кроме лошадей.

Будь я чуть-чуть сообразительнее, поведение лошадок мгновенно подсказало бы мне, кто стоит перед нами в тени ограждающей пастбище изгороди.

— Это погребальный костер, — глухо продолжила Ленобия.

Выйдя из тьмы, она приблизилась к лошадкам, ласково поздоровалась с каждой и принялась тщательно их осматривать, не обращая на нас никакого внимания.

Только убедившись, что с ее любимицами все в порядке, Ленобия подняла на меня глаза и, продолжая поглаживать морду Персефоны, сказала:

— Счастливо встретиться, Зои.

— Счастливо встретиться, — машинально произнесла я.

— Ты убила его?

— Мы его прогнали, — покачала я головой. — Все произошло в точности так, как было предсказано в стихотворении Крамиши. Объединившись, мы впятером смогли изгнать его при помощи любви. Но чей…

— Неферет мертва или сбежала вместе с ним? — жестко перебила меня Ленобия.

— Сбежала. Чей это погребальный костер? — нетерпеливо спросила я.

Ленобия подняла голову и посмотрела мне в лицо своими прекрасными стальными глазами.

— Анастасия Ланкфорд погибла. Рефаим, любимый сын Калоны, лично перерезал ей горло, прежде чем созвать своих братьев и броситься за вами в погоню.


предыдущая глава | Соблазненная | cледующая глава