home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Зои

— Я всецело поддерживаю идею вернуться домой, но твоей бабушке лучше остаться здесь, — неожиданно сказала Афродита. — Никто не знает, что ждет нас в Доме Ночи.

— У тебя было видение об этом? — спросила я, заметив, что Афродита смотрит не на меня, а на Стиви Рей.

— Нет, — покачала головой Афродита. — Я рассказала тебе все, что видела. Просто у меня нехорошее предчувствие.

Стиви Рей нервно расхохоталась.

— Брось, Афродита, хватит себя накручивать! У нас у всех нервишки пошаливают, и неудивительно. Понятно, что нас преследуют опасные враги, но, честно, незачем пугать Зои понапрасну!

— Я никого не пугаю, деревенщина, — парировала Афродита. — Я предлагаю соблюдать осторожность и не подвергать возможной опасности больную пожилую женщину!

— Остерегаться опасностей мудрость велит, — задумчиво проговорил Дарий.

Я была полностью с ним согласна и уже открыла рот, чтобы сказать об этом вслух, но тут Стиви Рей вдруг повернулась к Дарию, недобро сощурила глаза и отчеканила ледяным высокомерным тоном:

— Думаешь, если ты принес своей Афродите Клятву Воина, то должен теперь соглашаться с каждым ее словом?

— Что? — ахнул Старк. — Ты принес Афродите Клятву?

— Правда? — спросил Дэмьен.

— Вот здорово! — просиял Джек. — Какой ты молодец!

Сидевший к нам спиной Эрик громко фыркнул и, не оборачиваясь, отчетливо произнес:

— Неужели Зои позволила тебе сделать это? Вот уж не думал, что она способна на такое великодушие! Я полагал, она рассчитывала зачислить и тебя в свою свиту.

На этот раз он все-таки вывел меня из себя, и я заорала, как бешеная:

— Катись к черту, Эрик! Не твое дело!

— Зои! — воскликнула сестра Мэри Анжела.

— Простите, сестра. Мне стыдно.

— Нечего стыдиться, — ответила Афродита, не сводя свирепого взгляда со Стиви Рей. — Некоторые люди заслуживают именно такой компании.

— Что ты хочешь этим сказать? — невинно захлопала ресницами Стиви Рей. — Разве это тайна? Неужели ты не хочешь, чтобы все твои друзья поздравили вас с Дарием?

— Тебя на твоей ферме не учили правилам хорошего тона? — взвилась Афродита. — Ты никогда не слышала, что неприлично совать нос в чужие дела?

— Вот именно, — горячо поддержала ее Крамиша. — Об этом я только что говорила. Личное — это личное, и с боку припеку не касается. — Она повернулась к Стиви Рей и с укоризной заметила: — Ты у нас, конечно, жрица, и большая шишка, но я тебе все равно скажу правду. Я думала, мать тебя получше воспитала, вот так-то!

Стиви Рей внезапно сникла и изобразила на лице полное раскаяние.

— Ты права, Крамиша. Мне не нужно было сплетничать о чужих делах. Просто я подумала, что это не такая уж большая тайна. Все равно все бы скоро об этом узнали. — Она улыбнулась мне и неуверенно пожала плечами. — Клятву Воина не так-то просто скрыть. — Стиви Рей посмотрела на Афродиту и скороговоркой выпалила: — Извини, я не хотела тебя обидеть.

— Во-первых, именно этого ты и хотела. А во-вторых, мне не нужны твои извинения. Я не Зои, поэтому не спешу верить каждому твоему слову. Тем более сейчас.

— Прекратите! — воскликнула я.

Гнев и раздражение наполнили мой голос такой силой, что некоторые ребята, сидевшие за столом, невольно втянули головы в плечи.

— Заткнитесь все и выслушайте меня. Мы не сумеем справиться со страшным, угрожающим всему миру, злом, если будем непрестанно цапаться друг с другом. Стиви Рей! Афродита! Смиритесь, наконец, со своим Запечатлением, и прекратите использовать его, чтобы ставить друг друга в неудобное положение. А ты, Стиви Рей, больше никогда ничего не скрывай от меня, даже если тебе кажется, что у тебя есть на это веские причины.

Затем я посмотрела в спину Эрика и повысила голос:

— Хочу напомнить тебе, Эрик, что у нас есть дела посерьезнее твоего раненого самолюбия! Да, я тебя бросила, и тебе придется с этим жить!

Услышав за спиной веселое хихиканье Старка, я гневно обернулась к нему.

— Думаешь, ты на особом положении?

Старк со смехом поднял руки, показывая, что сдается.

— Извини, смешинка в рот попала. Просто мне понравилось, как ты поставила на место Эрика Великолепного.

— И повел себя совершенно отвратительно! Неужели ты не видишь, как меня изводит весь этот бред с тобой, Хитом и Эриком?

Насмешливая ухмылка мгновенно сбежала с лица Старка.

— Дарий, город превратился в огромный каток, и, похоже, за эту ночь стало еще хуже. Как ты думаешь, ты сумеешь довести «хаммер» до Дома Ночи? — спросила я.

— Да, я сумею, — ответил воин.

— Кто у нас хорошо ездит верхом? — крикнула я.

Сразу несколько рук взметнулись над столом, словно я была злобной училкой, и все до смерти боялись меня прогневить.

— Шони и Эрин, вы поедете на той кобылке, на которой добрались сюда.

Я посмотрела на остальных добровольцев.

— Джонни Би, готов ехать на одной лошади с Крамишей?

— Ага, — ответил Красный рукодельник.

Крамиша энергично закивала, и они опустили руки.

— Старк, ты поедешь со мной на Персефоне, — бросила я, не глядя на своего воина. — Дэмьен, Джек, Афродита, Шэннонкомптон, Венера и… — я посмотрела на хорошенькую брюнетку из числа красных недолеток, имя которой совершенно вылетело у меня из головы.

— Софи, — робко подсказала Стиви Рей, словно опасаясь, что я сейчас откушу ей голову.

— И Софи. Вы поедете в «хаммере» с Дарием. — Я в упор посмотрела на Стиви Рей. — Ты позаботишься о том, чтобы остальные красные недолетки и Эрик благополучно добрались до Дома Ночи?

— Если ты этого хочешь, я это сделаю, — ответила Красная вампирша.

— Хорошо. Заканчивайте завтрак и отправляемся домой! — Я встала и обвела глазами притихших монахинь. — Просто не знаю, как благодарить вас за помощь. Клянусь, что пока я живу, Верховная жрица вампиров будет лучшим другом сестер-бенедиктинок!

Я прижала к сердцу сжатый кулак, поклонилась и направилась к выходу. Когда я проходила мимо Старка, он сделал попытку встать, но я резко мотнула головой.

— Я иду попрощаться с бабушкой и хочу сделать это одна!

Да, я видела, что Старка задела моя резкость, но он лишь почтительно мне поклонился и ответил:

— Как пожелаешь, моя госпожа.

Не обращая внимания на воцарившееся за моей спиной молчание, я прошествовала к дверям и вышла из столовой.

— Значит, у-ве-тси-а-ге-я, ты всех разобидела? — вздохнула бабушка, когда я, нервно расхаживая по палате, рассказала ей обо всем.

— Ну, не то, чтобы всех… Просто они вывели меня из себя!

Бабушка долго не сводила с меня глаз. Когда она заговорила, то нашла самые простые и точные слова:

— Это не похоже на тебя, Птичка. Думаю, у тебя была серьезная причина так повести себя.

— Не знаю… Я просто напугана и растеряна. Еще вчера я чувствовала себя настоящей Верховной жрицей. А сегодня снова превратилась в сопливую девчонку. Еще у меня опять проблемы с парнями и с лучшей подругой, которая со мной скрытничает!

— Это означает лишь то, что и у тебя, и у Стиви Рей есть недостатки, — спокойно ответила бабушка.

— Ах, если бы! Я бы дорого отдала за то, чтобы все дело было только в этом! А что, если я стала потаскухой, а Стиви Рей перешла на сторону зла?

— Только время покажет, достойна ли Стиви Рей твоего доверия. И еще мне кажется, что ты слишком жестоко судишь себя за то, что тебе нравится не один мальчик, а сразу несколько! Я ведь вижу, как ты учишься разбираться в людях и принимать правильные решения. Судя по тому, что ты мне рассказала, Эрик в самом деле относился к тебе излишне властно и покровительственно. Многие девушки на твоем месте закрыли бы на это глаза, ведь он же — как это у вас говорится? Та-а-а-кой кла-а-а-сный! — бабушка очень смешно передразнила типичную девчоночью интонацию. — Со временем ты поймешь, как строить отношения с Хитом и Старком, ведь через это прошли многие верховные жрицы. А возможно, ты обнаружишь, что можешь любить только одного мужчину, и что в этом заключено твое счастье. Но, детка моя, тебе не нужно принимать это решение прямо сейчас! У тебя впереди много-много лет на раздумья.

— Наверное, ты права, — пробормотала я.

— Конечно, права. Я стара, Птичка. И поэтому вижу, что какая-то другая беда беспокоит тебя намного больше, чем мальчики и Стиви Рей. Что стряслось, Зои?

— Меня посещают воспоминания А-и, бабушка.

Единственный судорожный вздох, сорвавшийся с бабушкиных губ, сказал мне, насколько сильно потрясли ее мои слова.

— Это воспоминания о Калоне?

— Да.

— Приятные или неприятные?

— И то, и другое одновременно! Сначала мне было только страшно, но с тех пор, как во мне стала пробуждаться А-я, все изменилось. Она любила его, понимаешь? И теперь я чувствую эту ее любовь!

Бабушка кивнула и медленно произнесла:

— Да, у-ве-тси-а-ге-я, я тебя понимаю. А-я была создана, чтобы любить Калону. У нее не было иных чувств.

— Это пугает меня, я чувствую, что теряю контроль над собой! — со слезами выкрикнула я.

— Шшшш, детка моя, — успокоила меня бабушка. — Прошлое накладывает отпечаток на каждого из нас, но в наших силах сделать так, чтобы груз пережитых чувств и опыта не имел над нами полной власти.

— Даже над душой?

— Особенно над душой. Спроси себя, откуда у тебя твои редкие способности?

— От Никс! — не задумываясь, ответила я.

— А что именно одарила Богиня — твое тело или твою душу?

— Конечно же, душу! Тело — это всего лишь оболочка души! — выпалила я, невольно удивляясь собственной уверенности. — Кажется, я понимаю, что ты хочешь сказать! Мне нужно помнить, что моя душа принадлежит мне, и относиться к А-е также, как к другим своим воспоминаниям о прошлом?

— Ты всегда была умницей, Птичка, — улыбнулась бабушка. — Я знаю, что ты найдешь опору в своей душе. А когда ты будешь совершать ошибки — в этой жизни или в другой — постарайся на них учиться, и тогда они помогут тебе в будущем.

«Ну да, как же! — скептически вздохнула я. — Моя ошибка может позволить Калоне спалить весь мир, и вряд ли после этого у меня будет возможность чему-то научиться!»

Я уже хотела сказать это вслух, но тут бабушка устало закрыла глаза. Она выглядела такой слабой, усталой и измученной, что у меня вновь похолодело в груди.

— Прости, я совсем тебя замучила, бабуль, — виновато пролепетала я.

С усилием открыв глаза, бабушка потрепала меня по руке.

— Никогда не сожалей о том, что поговорила со мной по душам, у-ве-тси-а-ге-я.

Я бережно поцеловала бабушку в лоб, старясь не прикасаться к ее синякам и ссадинам.

— Я люблю тебя, бабуль.

— Я тоже тебя люблю, детка. Да хранит тебя Богиня, да пребудет с тобой благословение наших предков.

Подойдя к двери, я уже взялась за ручку, когда услышал за спиной сильный, уверенный и мудрый голос бабушки:

— Держись правды, у-ве-тси-а-ге-я. Никогда не забывай мудрую пословицу наших предков: «Великая сила таится в правдивых словах».

— Я постараюсь, бабуль.

— Большего я и не прошу, Птичка моя.


предыдущая глава | Соблазненная | cледующая глава