home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Зои

— Мне казалось, ты знаешь, что я здесь. По крайней мере, я и не думал прятаться.

Эрик стоял в нескольких шагах от меня, прислонившись к двери с латунным номером тринадцать. Лениво выпрямившись и одарив меня фирменной улыбкой кинозвезды, он неторопливо направился в мою сторону. — Ах, Зет, я ждал тебя здесь целую вечность! — Не успела я и рта раскрыть, как Эрик наклонился и смачно поцеловал меня в губы.

Внезапно разозлившись, я уперлась в его грудь руками и вырвалась из уже почти сомкнувшихся объятий.

— Эрик, я не в настроении целоваться.

Он вопросительно приподнял густую бровь.

— Вот как? Любопытно, Хиту ты тоже так заявила?

— Ради всего святого, не начинай! Только не сейчас!

— Когда же? В очередной раз, когда ты будешь пить кровь у своего человеческого парня?

— Знаешь что, Эрик? Ты прав. Давай поговорим сейчас, и начистоту!

Да, я разозлилась и с каждой секундой злилась все больше и больше. И дело было не в том, что я едва стояла на ногах от усталости, а Эрик как будто вовсе этого не замечал. Нет, все дело было в его эгоизме.

Я была по горло сыта его тупой ревностью и попытками получить эксклюзивные права на меня и мою жизнь.

— Мы с Хитом Запечатлены. Ты отлично об этом знаешь. Или ты готов мириться с этим — или нет. Мы решаем этот вопрос сейчас и больше никогда к нему не возвращаемся.

Я не сводила глаз с лица Эрика, поэтому заметила, как его просто перекосило от злости, но он быстро взял себя в руки. Он весь как-то сгорбился и тяжело вздохнул, однако вздох этот закончился неприятным натужным смешком.

— Ты заговорила, как Верховная жрица!

— К сожалению, я совсем не чувствую себя таковой.

— Прости меня, — Эрик протянул руку и убрал с моего лица прядку волос. — Кажется, Никс наградила тебя новыми татуировками?

— Да, — ответила я, но при этом совершенно безотчетно схватилась руками за ворот свитера и прижалась к стене, отстраняясь от Эрика. — Это случилось сразу же после того, как исчез Калона.

— Можно мне взглянуть? — проворковал Эрик. Голос его вдруг стал тихим и вкрадчивым — ни дать ни взять, настоящий обольститель. Но прежде чем он успел сделать шаг и потянуться к моему свитеру, я вытянула вперед руки, останавливая его.

— Не сейчас, Эрик. Я ужасно устала и очень хочу спать.

Он замер и недобро прищурил глаза.

— И как чувствует себя Старк?

— Плохо. Рана серьезная. Но Дарий говорит, что он поправится.

Да, признаю, что ответила натянуто и сухо. Но своим поведением Эрик сам вынуждал меня тщательно взвешивать каждое слово!

— И ты сейчас прямо из его кровати, да?

— Да.

На Эрика жалко было смотреть. Совершенно убитый, он стиснул зубы и нервно провел рукой по своим густым волосам.

— С меня довольно.

— Что?

Эрик театральным жестом раскинул руки в стороны.

— С меня довольно твоих парней ! Я был готов смириться с Хитом, поскольку он твой Супруг, и так полагается, но не успел я к этому привыкнуть, как появился Старк! — Эрик произнес это имя с таким отвращением, будто выплюнул.

— Эрик, я…

Эрик сделал вид, что не услышал, и загремел, перекрикивая любые возражения:

— Да, он принес тебе Клятву Воина. Я знаю, что это значит! Теперь он всегда будет с тобой!

— Эрик… — снова попыталась вставить я, но он уже закусил удила и кричал, не останавливаясь:

— Значит, мне придется мириться и с ним тоже. Но и этого тебе мало! Теперь у тебя завязались какие-то отношения с Калоной. Все видят, как он на тебя смотрит! А уж в последний раз он тебе такого наговорил — просто слов нет! — Эрик брезгливо поморщился. — Тебе не кажется, что это слишком напоминает историю с Блейком?

— Все.

Клянусь, я произнесла это совсем негромко. Но давно закипавший во мне гнев, прорвавшийся после его скабрезных намеков на мои отношения с Калоной, и оставшаяся сила недавно вызванного мною духа наполнили это короткое слово такой силой, что Эрик изумленно вытаращил глаза и отступил на шаг.

— Давай поставим точку, Эрик. Тебе больше не придется мириться с моими парнями, потому что между нами все кончено.

— Постой, я вовсе…

— Нет! Я тебя выслушала, теперь моя очередь. Давай прекратим ходить вокруг да около. Ты слишком себялюбив, Эрик. И дело не только в том, что я устала, как собака, и совершенно измучена страхами и переживаниями — чего ты, кстати, даже не заметил. Дело в том, что я больше не могу мириться с подобным отношением к себе. Я не твоя собственность, Эрик. И я сыта по горло твоими претензиями.

— Думаешь, после всего того, что мы вместе пережили, ты можешь вот так просто повернуться ко мне спиной и уйти?

— Нет. — Почувствовав, как дух закружился вокруг меня, я вложила его в свои слова и сделала шаг к Эрику. — Я ничего не думаю. Я знаю , что будет так, как я сказала. Мы расстаемся. Точка. А теперь уходи, пока я не сделала что-нибудь такое, о чем буду горько сожалеть следующие сто лет!

Я собрала льнущую ко мне стихию и мысленно толкнула ее, так что Эрик невольно пошатнулся.

Лицо его побелело.

— Что с тобой случилось, Зои? Ты же всегда была такой доброй и милой? Но теперь стала просто чудовищем! Настоящая стерва! Да, я устал от того, что ты вешаешься на каждого, у кого есть дружок в штанах! Ну и скатертью дорога! Оставайся со Старком, Хитом и Калоной. Большего ты не заслужила!

Эрик в бешенстве бросился прочь, выскочил на лестницу и с грохотом захлопнул за собой дверь.

Взбешенная ничуть не меньше, я решительно подошла к двери под номером тринадцать и рывком распахнула ее.

Афродита едва не свалилась мне на руки.

— Ой-ой, — протянула она, нервно проводя рукой по своей роскошной прическе. — Честно говоря, я тут…

— Подслушивала последнюю сцену нашей любовной драмы с Эриком? — подсказала я.

— Типа того. Кстати, тебя мне не в чем упрекнуть. Ты вела себя безупречно. А Эрик просто урод. И лжец к тому же. Зачем он сказал, что ты вешаешься на каждого, у кого есть дружок в штанах? Скажем, с Дарием вы просто друзья. А взять, например, Дэмьена и Джека… Хотя нет, это неудачный пример. Они сами любители дружков… И тем не менее, это было очень грубым преувеличением. Полностью разделяю твое негодование!

— Как ты умеешь понять настроение, — буркнула, плюхаясь на ту из кроватей, которая выглядела несмятой и свежезастеленной.

— Ну, извини, подруга. Вообще-то я не очень умею это делать.

— Выходит, ты все слышала?

— Угу.

— И про Калону тоже?

— Ну да. Урод, что с него возьмешь?

— Кто урод?

Афродита с жалостью посмотрела на меня и покачала головой.

— Эрик урод, кто же еще? Ты точно тормознутая, Зои. Так вот, я хотела сказать, что он совершенно напрасно повесил на тебя Калону. Никто не спорит, у Эрика были поводы для ревности к Хиту и Старку, но зачем ему было приплетать до кучи этого крылатого чудика?

— Я его не люблю.

— Ясное дело! Ты переросла Эрика, вот и все. А теперь тебе лучше лечь спать. Честное слово, мне вовсе не хочется тебя огорчать, но выглядишь ты просто дерьмово.

— Спасибо, Афродита. Очень бодрит и поддерживает, когда тебе в глаза говорят, что ты выглядишь так же мерзко, как и себя чувствуешь! — обиженно пробурчала я, решив не уточнять, что вообще-то я имела в виду не Эрика, а Калону.

— Всегда к твоим услугам, дорогая. Обожаю подставлять плечо и протягивать руку помощи!

Я нахмурилась, придумывая какой-нибудь язвительный ответ, но неожиданно для себя расхохоталась.

Афродита, непререкаемая икона стиля и королева красоты Дома Ночи, была одета в длинную, до пят, мешковатую ночную рубашку из грубого холста! Ни дать ни взять, сектантка перед молитвой!

— Какая очаровательная рубашечка! Кто дизайнер? — захихикала я.

— Не беси меня, Зои! Что поделать, если пингвиницы так представляют себе одежду для сна? Нет, я их не осуждаю. Они ведь дают обет целомудрия, а это одеяние как нельзя лучше помогает держать слово. «Чем ближе к постели, тем уродливее» — вот их девиз. Честное слово, этот мешок даже меня делает чуть менее привлекательной!

— Чуть? — уточнила я.

— Да, язва, — чуть. И, кстати, не спеши веселиться. Вот эта дерюга, что лежит в ногах твоей кровати, вовсе не дополнительная простыня, как ты могла бы подумать. Это твоя личная ночнушка. Надеюсь, ты оценишь лаконичный монастырский дизайн.

— По-моему, выглядит очень удобно.

— Запомни одну простую вещь, Зои. Только безнадежные уродки и лохушки предпочитают удобство стилю и красоте.

Скорчив брезгливую гримаску, Афродита забралась в свою кровать и принялась устраиваться поудобнее, а я прошла к небольшой раковине в углу комнаты, чтобы умыться и почистить зубы новенькой гостевой щеткой. Потом откашлялась и как можно небрежнее спросила:

— Можно задать тебе один вопрос?

— Задавай, — отозвалась Афродита, продолжая взбивать подушки.

— Очень серьезный.

— Слушаю.

— И мне нужен серьезный ответ!

— Спрашивай, — рассеянно повторила Афродита.

— Ты предупреждала, что Эрик будет вести себя со мной все более ревниво и эгоистично.

— Это не вопрос, — заметила Афродита.

Я посмотрела на нее в зеркало и выразительно приподняла брови. Ясновидящая Красотка снисходительно вздохнула и кивнула:

— Ну да, я так говорила. Этот Эрик — просто мегалипучка.

— Кто?

— Липучка. В превосходной степени. Раз вопьется, так потом будет вечно сосать соки и устраивать сцены. Полный отстой.

— Афродита, я просто поражаюсь твоему словарю! На каком языке ты говоришь?

— Молодежный американский. Редакция для сливок общества. Ты тоже сможешь его освоить, если приложишь капельку воображения и разбавишь свой лексикон парочкой крепких ругательств.

— Упаси Богиня, — прошептала я своему отражению в зеркале, а вслух сказала: — Ладно, проехали. Значит, Эрик и с тобой так себя вел?

— Именно это я и сказала.

— И ты бесилась?

— Еще бы! Собственно говоря, из-за этого мы и расстались.

Я хлюпнула зубной пастой и вырвала щетку изо рта.

— То есть тебя это злило. Вы с Эриком расстались, но ты все равно… ну, то есть… в общем… — я пожевала губу, но видя, что Афродита не собирается приходить мне на помощь, смущенно выдавила: — Я ведь видела тебя с ним, и ты тогда… Ну, ты понимаешь…

— Черт тебя возьми, Зои! Когда ты отделаешься от плебейской привычки мямлить? Ты видела, как я собиралась сделать ему минет!

— Ну, в общем, да, — робко пробормотала я.

— И в чем вопрос?

— Ладно! Вот тебе вопрос: ты порвала с Эриком из-за того, что он ревнивый прилипала, но при этом все равно хотела удержать его… Настолько сильно, что даже пошла на такое . Я не понимаю, почему! — скороговоркой выдохнула я и снова сунула в рот щетку.

Я не сводила глаз с отражения Афродиты в зеркале, поэтому заметила, как щеки ее слегка порозовели. Помолчав, она задумчиво перекинула волосы через плечо и откашлялась. Потом подняла голову и поймала мой взгляд в зеркале.

— Ты неправильно сформулировала проблему. Я хотела не Эрика. Я добивалась власти.

— А? — пробурчала я с полным ртом пасты.

— Видишь ли, я начала меняться еще до того, как ты появилась в нашей школе.

Выплюнув пену, я прополоскала рот водой.

— В смысле?

— К тому времени я уже поняла, что Неферет не та, за кого себя выдает. Это было очень странно, и я жутко встревожилась.

Вытерев лицо, я подошла к кровати, разделась и, натянув на себя мягкую теплую ночнушку, забралась в кровать.

Все это время я лихорадочно соображала, как бы получше сформулировать крутившиеся у меня в голове отрывочные мысли.

— Ты ведь знаешь, что одно время я скрывала свои видения от Неферет?

— Знаю, — кивнула я. — И из-за этого гибли люди.

— Вот именно, — спокойно ответила Афродита. — Гибли. Но Неферет это было по фигу. Я это чувствовала. И благодаря этому и начала подозревать, что с ней что-то не так. Тогда-то и начались все эти странности. Мне казалось, что прежняя жизнь рассыпается у меня на глазах. Я этого не хотела. Я хотела и дальше оставаться главной стервой школы, стать Верховной жрицей и рулить всем миром. Тогда я смогла бы послать свою маман к чертовой матери… А может, стала бы такой могущественной, что смогла бы припугнуть ее так, как она того заслуживает. — Афродита покачала головой и тяжело вздохнула. — Но все это заманчивое будущее пошло прахом.

— Потому что ты решила слушать голос Никс, — негромко подсказала я.

— Это произошло не сразу и не просто. Я не хотела сдаваться так легко. И во что бы то ни стало пыталась остаться королевой своего стервозного королевства. А к этой роли, хочешь не хочешь, прилагался спутник в виде самого классного мальчика школы. Даже если этот мальчик — ревнивый придурок и эгоист, каких свет не видел.

— Кажется, я тебя понимаю, — пробормотала я.

Афродита помолчала, а потом негромко вздохнула.

— Сейчас мне противно об этом даже вспоминать.

— О сексе с Эриком? — ляпнула я.

Розовые губы Афродиты изогнулись в едва заметной ухмылке, и она медленно покачала головой.

— Великая Богиня, вы только посмотрите на нашу скромницу! Нет, подруга, это как раз было совсем неплохо. Мне противно вспоминать о том, как я скрывала свои видения и плевала на волю Никс!

— Ну, это ведь уже в прошлом! — горячо заверила я. — Ты уже давным-давно убрала за собой всю грязь и зашагала по чистой дороге Никс. И кстати, я вовсе не скромница.

Афродита презрительно фыркнула.

— Знаешь, ты становишься ужасно некрасивой, когда так делаешь, — заметила я.

— Я никогда не становлюсь некрасивой, тем более, ужасно, — отрезала Афродита. — Ну что, я ответила на твой вопрос?

— Думаю, да.

— Отлично. Теперь моя очередь спрашивать. Ты поговорила со Стиви Рей? С глазу на глаз?

— Вообще-то… Еще нет.

— Но собираешься?

— Ну да…

— Когда?

— Афродита, ты что-то узнала?

— Она что-то от тебя скрывает.

— Красных недолеток? Ты мне уже говорила об этом, — вздохнула я, но Афродита промолчала, и у меня упало сердце. — Что? — пролепетала я. — В чем дело?

— Я чувствую, что Стиви Рей скрывает от тебя не только красных недолеток.

Мне не хотелось ей верить, но моя интуиция и здравый смысл безжалостно подтверждали, что Афродита говорит правду. Она была Запечатлена со Стиви Рей, а значит, гораздо лучше всех нас чувствовала, что происходит в душе моей лучшей подруги. Значит, к ее словам нужно было отнесись со всей серьезностью. Кроме того, я не могла не видеть, что со Стиви Рей творится что-то странное. Мне не хотелось признавать этого, но я не могла вечно прятать голову в песок.

— А поконкретнее? — спросила я.

— Ничего не могу сказать, — вздохнула Афродита. — Она заткнулась.

— Заткнулась? В смысле?

— В прямом смысле. Тебе ли не знать, как обычно себя ведет твоя деревенская простушка! Ни дать ни взять, вампирский посол доброй воли: «Эй, ребята и девчонки! Смотрите, какая я милая, добрая и простодушная! Вся на ладошке, как пшеничная лепешка! Ля-ля-ля!»

Афродита так похоже передразнила оклахомский говорок моей лучшей подруги, что я возмущенно насупилась и буркнула:

— Если ты хотела сказать, что Стиви Рей открытая и искренняя, то я с тобой полностью согласна.

— Ну так вот, она больше не открытая и не искренняя. Надеюсь, Богиня знает, как я мечтаю поскорее избавиться от этого чертового Запечатления, но поскольку оно до сих пор не исчезло, могу тебе точно сказать — совсем недавно у Стиви Рей появилась новая тайна, куда более важная и опасная, чем кучка необузданных красных недолеток!

— Фигово, — прошептала я.

— Не то слово, — подтвердила Афродита. — Но поскольку сейчас ты все равно ничего не можешь с этим сделать, давай спать. Завтра нам снова придется спасать этот погрязший в дерьме мир.

— Спасибо, что напомнила.

— Всегда пожалуйста. Кстати, как твой парень?

— Который? — хмуро уточнила я.

— Мистер Стрела в Заднице!

— Кажется, ему лучше.

— Надеюсь, ты не дала ему напиться твоей кровушки?

— Нет, — вздохнула я.

— Умница. Знаешь, Дарий совершенно прав. Как бы нас ни раздражал необъяснимый выбор Богини, и какой бы дурехой ты ни была, но ты теперь Верховная жрица, и с этим придется считаться.

— Мне от этого не легче.

— А кому сейчас легко? Короче, ты нужна нам всем бодрой и здоровой, а не выжатой, как лимон, и не высохшей, как сухой мартини, который подают к бранчу в мамочкином загородном клубе.

— Твоя мама пьет сухой мартини на бранчах?

— Разумеется, — ответила Афродита и, скривившись, покачала головой. — Не пытайся выглядеть глупее, чем ты есть, Зои. Я отлично помню, о чем мы говорили, и не дам тебе сменить тему. Короче, мой тебе совет — постарайся сохранить голову на плечах и не наделать глупостей из-за Очередной Великой Любви всей твоей жизни.

— Давай закроем эту тему, а? Я не собираюсь делать никаких глупостей! — раздраженно ответила я и, наклонившись, задула свечу, стоявшую на столике между нашими кроватями.

Комната погрузилась в уютную темноту, и я уже начала засыпать, когда голос Афродиты безжалостно вырвал меня из сладкой дремы:

— Завтра мы вернемся в Дом Ночи?

— Думаю, да, — сонно ответила я. — Как бы там ни было, это наш дом, и там наш народ. Мы должны вернуться.

— Тогда тебе лучше хорошенько выспаться. Что-то мне подсказывает, что завтра тебя ожидает колоссальная катастрофа на всех фронтах, — жизнерадостно закончила Афродита.

К моему великому раздражению и еще более жуткому сожалению, она, как всегда, оказалась права.


предыдущая глава | Соблазненная | cледующая глава